PDA

Просмотр полной версии : Владимир Рамм: Эти козлы, в самом деле, любят демократию?..


VladRamm
31.05.2012, 04:53
5530Эти козлы, в самом деле, так любят демократию или прикидываются?
Жизнь, на мой ничтожный взгляд, устроена
проще, обидней и не для интеллигентов......
М. Зощенко. "Письма к писателю"
Очень яркая, наполненная гневом и презрением, статья (http://newtimes.ru/articles/detail/52543/) Зои Световой на Гранях.ру. Она есть и у нас (http://demset.org/f/showthread.php?t=3348) на форуме... Наверное, по двум причинам... Во-первых, потому что я живу в Америке, и могу размышлять не только о том, как устроено взаимоотношение власти и избирателей в «стране навеки победившего социализма»; но и в Америке, представляющей этот «непутёвый» Запад достаточно репрезентативно. А во-вторых, потому, что Amnesty International признал меня политзэком... Давно!.. Почти четверть века назад! И хотя меня не только не посадили в тюрьму (что придаёт высокому званию «политзэка» привкус незаслуженности) – я свои исправительные работы отбывал на посту председателя комиссии по экономике и предпринимательству районного Совета народных депутатов... Несмотря на это, проблемы, связанные с политзаключёнными, полнейшим произволом отвязанной власти и сочувственно, но молча, улыбающимися, западными дамами и джентльменами, мне не вполне чужды. Я много размышлял об этом. Не только после суда (сначала над моей дочерью, а потом надо мною) – меня попытались выдвинуть в Верховный Совет СССР, но и до него, ибо в связи с моими выступлениями, текстами и «общественной» активностью такая идея выдвижения и возникла...

Вот из-за всего этого, после долгого предисловия, я осмелюсь сказать, что проницательный и весьма достойный журналист Зоя Светова, на мой взгляд, немножко недопонимает суть проблемы. И её заблуждение свойственно очень и очень многим, из тех, кто прошёл советскую школу... Вне зависимости от нынешнего места прописки... Я не зря написал о «стране навеки победившего социализма»; не оговорился. Представление о стране, как о монолите, скреплённом тесными узами морально-политического единства, эти очень многие относят не только к прекратившему существование Советскому Союзу, не только, как птица Феникс, возродившейся из него России, но и ко всем странам, вообще! Вот те, кому доверили, пусть даже без нарушения Конституции и законов страны... Они, легитимные, определяют политику (пусть пока только внешнюю) страны и делают политические заявления, а все остальные... Им остаётся узнавать об этой политике на политинформациях и лекциях общества «Знание», из телевизора или продажных... А то и не обязательно продажных, может быть, и вполне противоправительственных газет. Короче из тех, что стараются не рассказывать вам, что происходит, пытаясь на своей объективности, беспристрастности и оперативности взвинтить капитализацию издания, а вместо этого кричат: «Путин – наше всё!» или «Путин – наше ничто!». Народ... Нет, давайте, без пафоса! Избиратели в этой пьесе не участвуют – они только зрители... Если они и влияют на что-либо, то раз в несколько лет – на выборах верховного правителя... Да и там-то... Царистская система правления, как говорят про то, что построено великим Пу в России.

В условиях, когда действует демократия (чертовски плохая, непредсказуемая система – правильно её Черчилль ругал!), построение системы «сдержек и противовесов» в политике, поиск компромиссов, мониторинг ситуации и постоянное разрешение вновь и вновь возникающих конфликтов интересов – это столь же безостановочная деятельность, как для бизнесмена размышления о рисках и попытки их уменьшения. Когда политик работает в условиях демократии (гласность, свобода слова, свобода собраний – и, в частности, собраний ради отстранения избранного «начальника» от власти), он непрерывно старается нравиться избирателям. Ибо у них в руках очень сильные инструменты, могущие изменить карьеру, да и судьбу этого политика. Заметьте, я ничего не говорю про мораль и следование высоким принципам, провозглашённым Конституцией или Моисеем. Про честность, про выполнение обещаний и пр. Просто при демократии, гораздо чаще, чем без неё, оказывается, что, действительно, честность – лучшая политика. Ибо сказано: «Единожды солгавший, кто тебе поверит?!». Сказано по-русски (Козьмой Прутковым), но в России, может, из-за климата, малоприменимо... Но честность порой... Слишком часто она зовёт в сторону противоположную выгоде. Как Маркс, помните, любил эту мысль английского журналиста: «... дайте ему 300 %, и нет такого преступления...» Слово «коррупция» тут весьма уместно, но не будем отвлекаться – я не о том, и только замечу, что зов выгоды сравним с песенным зовом сирен, от которых славный Одиссей (помните?) спасся, лишь приказав привязать себя к мачте...

В Америке на русских, на Россию глядят не то чтобы «как в афишу коза», но множество народу не только не интересуется происходящим там, но и неотчётливо представляет себе, где эта экзотическая страна находится!.. Но зато многие близко к сердцу принимают демократические ценности и этими ценностями дорожат. Не только в теории, но и на практике. Пока эти люди, эти избиратели, не слышат про действия, высказывания своих политиков, касающиеся России, в их души не стучится ни сопереживание, ни возмущение... Почему именно о России надо им думать? Вот огромный Американский континент, а вот Общий рынок со своей головной болью... Не до России, знаете ли!

А теперь представьте, что в американском Конгрессе дали слово Каспарову и он рассказал о политзаключённых, об убитых и покалеченных путинским режимом и, вообще, о том, какое исключительное гoвно эта ваша заливная ры... Ээ-э... Этот ваш великий Пу... И что дальше? Дальше тем самым вышеупомянутым российским "очень многим", представляется, что Каспаров, мол, обратился за помощью к иностранному правительству, дабы это правительство (то ли с помощью силы, то ли ещё как) обуздало, наконец, этого отвратительного Пу, чтобы российский народ, наконец... и т.д. И при этом Каспаров будет выглядеть в глазах одних – предателем-изменником, побежавшим к злейшему врагу за помощью, а в глазах других – болтуном и слабаком. Так вот объектом является не американское правительство или американский президент. Объектом каспаровского обращения является американский избиратель. Общество.

А какое дело американскому избирателю до 13-го чемпиона мира по шахматам? Или до избиваемых в какой-то Москве (правильно, у вас там ведь Москва – столица? Или таки Петербург?) мужчин и женщин?.. Вон в сирийском Хомсе их там десятками... Не избивают – убивают... Кстати, у нас передавали, из вашего российского оружия!.. Ракеты, говорят, прямо из России... привозят... Может, о них раньше поволнуемся? Зачем Вы им ракеты поставляете, господин, ээ-э... Как Вас там... Каспаров?.. Да нету им до России никакого дела! Не стоит ни говорить, ни думать о высоких идеалах ни американских правителей, ни американских избирателей! А вот нравственность тех, кого они избирают, им вынь да положь! Речь Каспарова они услышат, не потому, что он говорит о России, и даже не потому, что общение с ним (столь долго носившим шахматную корону) так заинтересовало американского президента. Они услышат его речь потому, что она произнесена в Конгрессе. В Конгрессе, который у них самое главное место для дискуссий! Каковые дискуссии будут транслироваться для миллионов, и миллионы их будут обсуждать. Ибо дискуссии эти касаются американцев самым непосредственным образом. И они, эти американцы, таки влияют на принимаемые там решения с помощью различных механизмов прямой демократии... Можно, не буду рассказывать, что это?..

И вот послушает такой «рядовой американец», что происходит в его Конгрессе, а потом вдруг газету развернёт... Свою местную, на американском языке... И прочтёт там, что, мол, правительство его штата заключило очень успешное соглашение с правительством России (да пусть хотя с правительством, скажем, Москвы), которое позволит... Ему может трижды наплевать, что именно позволит это соглашение, но он снимет трубку и позвонит своему сенатору (в штате), нет... Не позвонит! Сядет за компьютер и отстучит e-mail... Тут это так запросто, что я до сих пор привыкнуть не могу.

Отвлекусь чуть в сторону. Понадобился мне как-то мэр города, где я тогда жил. Пришёл я в Government Center, поднялся на 6-й этаж, где, мэрия и спрашиваю у прохожего мужичка, не знает ли он, как здешнего мэра зовут? «Знаю, - отвечает. - Robert Howard». «Спасибо, - говорю. – А где его найти, не скажете?» - «А чего его искать?! – отвечает он мне по-английски. - Это я и есть». «Во, даёт, - подумал я. – Обязательно за такого проголосую». Мне нравится, когда запросто... А то письмо написал Хиллари, когда она ещё за президентское кресло боролась. Ответ из её канцелярии получил совершенно дурацкий, но – через день!.. Насколько эти манеры отличаются от советских манер!.. Могу сказать «социалистических», «коммунистических», «путинских»... Без разницы!.. А может, от «российских»?..

* * *

Снова обращусь к книге Бенедикта Сарнова, которая с каждым днём нравится мне всё более и более... «Сталин и Зощенко (http://lib.rus.ec/b/217871/read#t11)»:

Одному зощенковскому персонажу как-то пришло в голову позвонить по телефону в Кремль. Вот как это получилось:

У них разговор перекинулся на международную политику.

Ну, наверное, один из гостей, попивший чай, что-нибудь сказал остро международное. Другой, наверное, с ним не согласился. Третий сказал: Англия. Хозяин тоже, наверное, что-нибудь дурацкое добавил. В общем, у них начался адский спор, крики, волнения и так далее…

И в разгар спора вдруг один из гостей, женщина, товарищ Анна Сидоровна, служащая с двадцать третьего года, говорит:
— Товарищи, чем нам самим об этих отдаленных материях рассуждать — давайте позвоним, например, какому-нибудь авторитетному товарищу и спросим, как он про этот международный вопрос думает. Только и всего.

Один из гостей говорит, вроде как шуткой:
— Может, еще прикажете запросить об этом председателя народных комиссаров?

Женщина Анна Сидоровна немного побледнела и говорит:
— Отчего же? Вызовем, например, Кремль. И попросим какого-нибудь авторитетного товарища. И поговорим.

Тут среди гостей наступила некоторая тишина. Все в одно мгновенье посмотрели на телефон.

Вот Анна Сидоровна побледнела еще больше и говорит:
— Вызовем к аппарату товарища Рыкова и спросим. Только и делов.

Вопрос пока еще обсуждается чисто теоретически. Отчасти даже как шутка. Однако женщина Анна Сидоровна, внесшая это предложение, уже слегка побледнела. А потом, как отмечает рассказчик, — «побледнела еще больше». И в этом ее побледнении уже сказалось недюжинное знание жизни.

Дело так бы, наверное, и кончилось этими пустяковыми разговорами. Но на беду в компании болтунов оказался «один энергичный товарищ Митрохин»:

…Энергичный товарищ Митрохин подходит к аппарату твердой походкой и говорит:
— Я сейчас вызову.

Он снимает трубку и говорит:
— Будьте любезны… Кремль.

Гости, затаив дыхание, встали полукругом у аппарата. Товарищ Анна Сидоровна сделалась совсем белая, как бумага, и пошла на кухню освежаться.

Обратите внимание: энергичному товарищу Митрохину еще далее ничего и не ответили, а женщина Анна Сидоровна уже сделалась белая, как бумага. А когда ему ответили, так даже и он, этот энергичный товарищ, тоже мгновенно переменился в лице:

И вдруг гости видят, что товарищ Митрохин переменился в лице, обвел блуждающим взором всех собравшихся, зажал телефонную трубку между колен, чтоб не слыхать было, и говорит шепотом:
— Чего сказать?.. Спрашивают — по какому делу? Откуда говорят?.. Секретарь, должно быть... Да говорите же, черт возьми…

(Я выпущу отрывок из «Самоубийцы» Н.Эрдмана и обсуждение этого отрывка... – В.Р.)

Герой Зощенко (этот самый энергичный товарищ Митрохин) никаких таких безумств совершать не собирается. Он и сам-то еще толком не знает, что скажет, если оттуда, из Кремля, ему ответят. Во всяком случае, если и скажет что-нибудь, так, безусловно, нечто вполне лояльное.

Однако ведет себя зощенковский товарищ Митрохин в этой ситуации так, как будто он тоже готовится совершить нечто в полном смысле слова самоубийственное. Пожалуй, он даже больше похож в этот миг на самоубийцу, чем самоубийца Эрдмана. И все окружающие тоже куда больше взволнованы его безумным поступком, чем те, кто окружал эрдмановского Подсекальникова:

Квартирная хозяйка Дарья Васильевна Пилатова, на чье благородное имя записана была квартира, покачнулась на своем месте и сказала:
— Ой, тошнехонько! Зарезали меня, подлецы. Вешайте трубку. Вешайте в моей квартире трубку. Я не позволю в моей квартире с вождями разговаривать…
Товарищ Митрохин обвел своим блуждающим взглядом общество и повесил трубку.
В комнате наступила тишина…
Гости стали выходить в прихожую. И, стараясь не глядеть друг на друга, молча выходили на улицу…

А «Ревизор» гоголевский?.. Таки, похоже, о российских манерах надо говорить...

...Зощенко не нужны были те ситуационные и психологические мотивировки, которыми осложнена эта коллизия у Эрдмана. Ему не нужно было, чтобы герой его собирался покончить жизнь самоубийством, чтобы он хотел обругать «кого-нибудь там, в Кремле, по-матерински», чтобы он демонстративно заявлял, что прочел Маркса, и Маркс ему не понравился.

То-то и дело, что самый что ни на есть наилояльнейший, ничем не мотивированный телефонный звонок в Кремль — уже есть акт самоубийственный. Невинное желание поговорить о чем-нибудь «с вождями» уже само по себе более чем достаточное основание для того, чтобы всеми присутствующими овладел ужас.

И энергичный товарищ Митрохин, и Анна Сидоровна, и хозяйка квартиры Дарья Васильевна Пилатова, — все они вовсе не какие-нибудь там особенные, патологические трусы. И гости, которые стали поспешно покидать эту зачумленную квартиру, тоже не какие-нибудь исключительные мерзавцы и христопродавцы. Они самые обыкновенные, нормальные обыватели. А чувствуют и поступают они так, потому что твердо знают: хоть ничего плохого они и не имели в виду, и вообще еще решительно ничего не успели ни совершить, ни даже вымолвить, а «теперь… неизвестно, как обернется».

Обернуться может очень даже худо. А если вдруг пронесет — это будет великое счастье. Это будет просто чудо!

Практически любое соприкосновение зощенковского героя с «вождями», закончившееся более или менее благополучно (то есть не имевшее для него никаких отрицательных последствий), неизменно вызывает у него (у зощенковского героя) именно эту реакцию: оно воспринимается им как чудо.

* * *

Говорят, что даже апокрифы известным образом отражают реальность.

В одном из канонических произведений советской поэтической Ленинианы рассказывается замечательная история про старика-печника, который однажды, увидав случайного прохожего, шагающего по заливному лугу без дороги, прямиком, слегка наорал на него:

— Эй ты, кто там ходит лугом!
Кто велел топтать покос?!..
(А. Твардовский. Ленин и печник)

Эта история общеизвестна; я пропущу приведённый в книге текст...

Этот печник влип в куда более неприятную историю, чем те герои зощенковского рассказа, которые сдуру позвонили по телефону в Кремль.

У него, у печника, действительно есть основания опасаться, что все это дело «еще неизвестно, как обернется»...

Оказалось, что у Ленина в кабинете слегка дымит печка. И не греет. Так вот, нельзя ли помочь такой беде?

Крякнул мастер осторожно,
Краской густо залился.
— То есть как же так нельзя?
То есть вот как даже можно!

Удивительна эта последняя реплика! То ли автора, как выразился по сходному поводу М. Булгаков, «подвела изобразительная сила его таланта», то ли особая близость его душевного склада душевному складу выбранного им героя. Как бы то ни было, но в этом — «То есть вот как даже можно!» — с такой натуральностью и художественной силой выразился «внутренний жест» героя, что мы прямо-таки физически ощущаем, как в этот миг отлегло у него от сердца.

А дальше (такая уж, как сказал поэт, пресволочнейшая штуковина эта самая поэзия, что ничего в ней не утаишь!) — дальше мы все явственней начинаем различать, что тот же благоговейный восторг, какой испытывает герой, в той же (а может, даже и в еще большей) мере испытывает и сам автор:

Печь исправлена.
Под вечер
В ней защелкали дрова.
Тут и вышел Ленин к печи
И сказал свои слова.
Он сказал, — тех слов дороже
Не слыхал еще печник: —
Хорошо работать можешь,
Очень хорошо, старик.
И у мастера от пыли
Зачесалися глаза
Ну а руки в глине были —
Значит, вытереть нельзя.

Кое-кому такая удивительная реакция на такие простые слова, наверное, покажется чрезмерной. На самом деле, однако, никакая она не чрезмерная. Вы только вдумайтесь в то, что произошло! Человек себя уже, можно сказать, похоронил. Он уже и не чаял вернуться домой живым. И вдруг, вместо того чтобы наказать, посадить, расстрелять, его еще и похвалили!

И у автора на душе отлегло. Потому что автор тоже не лыком шит, знает: еще неизвестно, как могло все это обернуться. Небось, по собственному опыту знает. Как не знать? Не в Женеве он родился, и не в кантоне Ури прошли его детские годы.

Ничего не поделаешь! Такая уж эта страна — Россия. От тюрьмы и от сумы здесь не зарекаются. Здесь человека забрать всегда могут. И никто не спросит за что? Взяли, значит, так надо. А уж тем более, если твоя тропинка ненароком пересеклась с царской тропой.

Царь ходит весь в золоте, ест золотыми ложками с золотых тарелок и, главное, «все может». Может прийти к нам в комнату, взять, что захочет, и никто ему ничего не скажет. И этого мало: он может любого человека сделать генералом и любому человеку отрубить саблей голову или приказать, чтоб отрубили, и сейчас отрубят... Потому что царь «имеет право».
(В.Г. Короленко. История моего современника)

Автор этого отрывка рассказывает о своем детском, почти младенческом восприятии этого загадочного явления, имя которому — «царь». Однако именно вот из этого младенческого, детского (но в существе своем совершенно правильного) представления о сущности деспотизма и проистекают те непосредственные реакции героя Зощенко (и Твардовского тоже), которые мы сейчас наблюдали.

Самый обыкновенный человек, «лысый, ростом невелик». Не «весь в золоте», а в затрапезном пиджачишке и кепочке. Уже чудо! Говорит «спасибо» — еще большее чудо! Не приказывает отрубить голову — уж такое чудо, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Для сознания, которому естественным и нормальным представляется только деспотический порядок вещей, попытка вести себя исходя из принципов более или менее просвещенного абсолютизма уже представляется чем-то диковинным, неслыханным, неправдоподобным.

Причем эти представления лежат не где-нибудь там, на поверхности сознания зощенковского героя, а в самой его глубине.

Вы знаете, подумал я – таки, наверное, не о советской, коммунистической или сталинско-путинской ментальности, замешанной на страхе, надо речь вести, а именно – о российской... Примеров про великого Пу не буду приводить; их тысячи - выбирайте по вкусу!.. Статья Н.Г.Чернышевского называется "Апология сумасшедшего". Это ссылка на посмертные, писанные по-французски, бумаги П.Я.Чаадаева (официально признанного сумасшедшим после «Первого философского письма к даме»), оставленные им своему племяннику. Я позволю себе привести из неё кусок, что мне очень нравится, не являющийся цитатой из Чаадаева, но явно им навеянный... Вроде как полемика Н.Г. с ним.

"...предполагается (Чаадаевым), что мы народ совершенно свежий, характер которого ещё не сложился, а только теперь в первый раз слагается, силы которого ни на что не были расходованы.
Мы уже говорили, что это неправда. Мы также имели свою историю, долгую, сформировавшую наш характер, наполнившую нас преданиями, от которых нам так же трудно отказаться, как западным европейцам от своих понятий; нам также должно не воспитываться, а перевоспитываться. Основное наше понятие, упорнейшее наше предание - то, что мы во всё вносим идею произвола. Юридические формы и личные усилия для нас кажутся бессильны и даже смешны, мы ждём всего, мы хотим всё сделать силою прихоти, бесконтрольного решения; на самопроизвольную готовность и и способность других мы не надеемся, мы не хотим вести дела этими способами: первое условие успеха, даже в справедливых и добрых намерениях, для каждого из нас то, чтоб другие беспрекословно и слепо повиновались ему..."

Российская ментальность, что говорить!..

Но вернёмся к нашему американскому избирателю. Отправляет он e-mail своему сенатору или прямо губернатору штата, и спрашивает: вы там, мол, пишут, выгодное соглашение заключили с Россией и этот ихний Путин лично одобрил, «перезагрузка», мол... А тут недавно какой-то чувак из этой России приезжал и рассказывал в Конгрессе, что этот их Путин – ну, совсем больной на голову: и бандит, и вор, и жулик... Чего они его не выгонят, не понимаю... Я этих русских никогда не понимал... Может, им нравится? Они, вообще, говорят, странные люди... Эти русские, даже, слышал, специальную партию создали «жуликов и воров», и Путин, вроде, там предводитель... Меня-то не колышет, что там у них в этой России – они, там все, наверное, на балалайках играют, сидя в сугробах. Но Вы-то, сенатор?.. Вы-то с чего это с всякими жуликами и ворами, связываетесь?!.. Может, Вы в доле?.. Как у Вас, дорогой, с моральным обликом? Я прошлый раз за Вас голосовал и за вашу партию... А сейчас уж и не знаю...

И что Вы, читатель, думаете? Что сенатор его пошлёт куда-либо? Или ответит: «А письма Вашего, сэр, мы не получили»?.. Или захочет, как некий президент однажды «доктора прислать»?.. Ничего подобного!

Этот сенатор почешет репу, а потом позвонит в представительство члена палаты представителей от своего штата... Конгрессмену. Может, даже федеральному сенатору... не знаю, с кем они там, как это по-английски?.. friends of the cooperative «The Lake» и говорит: «Пол, надо бы встретиться, перетереть один вопросик». И встретится! Может даже в Вашингтон специально сгоняет!.. А там, за рюмкой чая скажет: «Что-то меня эти избиратели зае... заездили совсем! Достали уже!.. Приглашали тут одного из России... Чемпион какой-то... Не помню, то ли по-домино, то ли по-бриджу!.. Да и неважно... И этот чемпион наболтал им там, в Конгрессе про нашего общего друга Владимира: он, мол, и то... Он, мол, и сё... И, вообще, клейма негде ставить! Оно, конечно, Владимир ещё тот сукин сын!.. Но это наш сукин сын! {1}. Какие там откаааааты!! Ты и представить не можешь, Пол, какие откаты! Кстати, фирму твоего племянника я включаю в проект моего сына, мы уже встречались и обговаривали... Но, Пол, у нас же выборы в этом году!.. Если много таких козлов, как этот идиот-избиратель, что мне вчера письмо прислал... А это уже девяностое!.. Мы же пролетим! Не только я этой осенью, но и у тебя в будущем году может не срастись... Think about it! И что-нибудь придумай! Ты же умный мужик! Мы ж не зря за тебя голосовали!» И всё на чистом английском!..

И что этот из Вашингтона?.. А он позвонит в протокольный отдел, договорится о встрече, встретится в непринуждённой обстановке... Скажем, во время пробежки вдоль озера или реки какой-нибудь и скажет: «Барак! Надо срочно что-то делать! Джон из Chase Manhattan Bank {2} мне звонил недавно – всё-таки эти ребята из России – они же в группе крупнейших вкладчиков! Конечно, они ведут себя, как последние скоты, исключительно по-хамски... Но это такие полезные люди, особенно этот Путин! Вообще, эти русские – отличные ребята, до последнего времени они ведут себя прекрасно {3}!.. Откаты!.. Они там гении откатов!.. Вы ещё молоды, Барак, не помните, а мы с ним когда-то (он тогда молодой совсем был) такое дельце провернули с редкоземельными элементами {4}... Пальчики оближешь!.. Но мы должны что-то заявить в Конгрессе – а то вон, Митт постромки рвёт – разносит нас за дружбу, мол, с Россией – и набирает сочувствующих!.. Он сам, конечно, тоже всё понимает. Но права человека это теперь его конёк!.. А ведь был-то наш! Надо что-то срочно предпринимать, чтоб все увидели, кто тут, в действительности, за права человека, а кто только языком болтает!.. Ведь выборы-то уже через полгода!..» И начинаются громкие и грозные разговоры про «Список Магнитского», на-фиг не нужные руководителям правительств (да, и главам государств) в рассуждении выгоды краткосрочной, но позарез необходимые им в рассуждении легитимности и сохранения доверия избирателей, а значит, скорее всего, выгоды долговременного плана...

А вы говорите «предатели»! Какие предатели!? Предают – друзья! Вы верите, что Европа и Америка были Вашими друзьями?.. Сэр Уинстон сказал про свою страну: «У Британии нет друзей и врагов; у неё есть только интересы». И, кстати, великий Пу сказал нечто подобное как-то про украинскую политику и украинских же политических деятелей (если для кого-то он – больший авторитет).

Не правительства, а люди (избиратели) в России традиционно бессловесно-бесправные (а тех, кто «пасть разевает», сначала изметелить, а потом и в тюрьму), но во многих иных странах - отнюдь! Именно они являются реальным объектом обращения правозащитников. Дама из МИДа может им помешать – ни у неё, ни у начальников её нет реальных интересов, помогать населению России, оккупированной господами, имеющими с их страной «интересные» финансовые отношения. Но «слезу пролить над ранней урной...» © Почему бы не пролить?.. Вы так хороши в этом чёрном туалете, мадам!

Когда-то был популярен лозунг, предлагающий объединяться пролетариям всех стран... Я не предлагаю объединяться всем избирателям... Но обращу Ваше просвещённое внимание, читатель, что рождение, развитие, сохранение демократии (не перечисляя по-отдельности: свобода слова, независимый суд, гласность и т.д.) нужны не правителям. Эти обойдутся! Это нужно избирателям. Людям, если по-простому. Народу, если говорить возвышенно.


__________________________________________________

{1} Это — сукин сын, но это наш сукин сын. Отзыв о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе (старшем), который принадлежит, как указывают некоторые американские авторы-мемуаристы, 32-му президенту США (1933—1945) Франклину Делано Рузвельту (1882—1945).

{2} Я предложил Вам Chase, читатель, авторитетнейший, огромнейший банк, надежду, опору и пр., потому что... Да, отрывок Вам приведу из своей статьи (http://demset.org/f/showthread.php?t=198), и Вы поймёте:

…В мае 1944 г. ситуация на восточном фронте уже понятна всем: вариантов нет, хотя и предстоит ещё погибнуть сотням тысяч солдат и бессчётному количеству гражданских лиц. На западном – англо-американские войска, высадившиеся в 1943г. на средиземноморском побережье, ведут тяжёлые и безуспешные бои с немецкими на береговых плацдармах Италии. В это самое время в Базеле, где находился Банк Международных Расчётов – в нейтральной Швейцарии БМР полностью контролировался нацистами, – происходит четвёртое за время войны заседание руководства БМР. В правление входило несколько немецких высокопоставленных банкиров и финансистов; и двое из них были направлены туда лично Гитлером. В правлении были представлены также центральные банки Англии, Франции, Бельгии, Италии. Входили туда и США: тремя крупнейшими банками; рокфеллеровский же «Чейз нэшнл» играл в БМР едва ли не главную роль. От Японии, как и от США, членами правления были лишь представители частных банков. Коллеги из Германии, Японии, США, Италии и Англии решали среди прочего важный вопрос о приоритетных направлениях использования $378 млн. золотом, что было частично изъято (правильнее, наверное: награблено или, может, получено?) из банков Австрии, Голландии, Чехословакии, а также и Бельгии, имевшей-таки представителя в БМР. А частично – переплавлено из золотых коронок, очковых оправ, портсигаров, зажигалок и обручальных колец сожжённых (или надо сказать «утилизированных»?) в газовых камерах евреев – существовал даже документальный фильм, где было запечатлено 77 таких отправок на переплавку...

{3} И ещё цитата из той же самой статьи:

…После Октябрьской революции Ленин подписал с Берлином кабальный Брест-Литовский мирный договор. Страны Антанты поддерживали антикоммунистическую "контрреволюцию", но империя Вильгельма II продолжала помогать большевикам. "Большевики – отличные ребята, до последнего времени они ведут себя прекрасно", – писал Курт Рицлер, курировавший политику в отношении России в МИДе Германии. И просил для них еще денег…

{4} Не буду про них рассказывать. Хотите узнать? – Ключевое слово: Салье.

VladRamm
02.06.2012, 21:30
Мне представляется, что статья Светланы Косовой "Путин, на ужин ты нам не нужен", или Как встречали президента РФ в Берлине и Париже (http://demset.org/f/showthread.php?t=3361) не только подтверждает, но и убедительно иллюстрирует мои соображения по поводу того, к кому именно обращаются (или должны обращаться) правозащитники. Это не главы государств и правительств. Это люди. Народ. На их поддержку вменяемые россияне могут рассчитывать. И это до них имеет смысл доводить правду о происходящем в России. Они понимают, что деятельность великого Пу угрожает не только будущему россиян, но и их будущему. И это их мнение о действиях и выходках великого Пу, их неприятие доброжелательности своих правительств к этому негодяю (не только ничтожеству, но и негодяю, что важнее) приведёт , в конечном счёте, к его политической изоляции. Можно купить отдельного Шредера, но вряд ли получится купить весь немецкий народ. Да и французский тоже.

Вот две картинки, иллюстрирующие простую мысль: не надо отождествлять народ Германии и Франции с их лидерами.

55525553

Это во время тех самых последних встреч, где великого Пу освистывали (в Берлине и в Париже)

Чечако
03.06.2012, 12:40
Высказанное рассуждение мне напомнило анекдот от 198-Х лет.
"Что такое пролетарская солидарность?
- Это, когда в Нижнем Новгороде повышают цены, а венецианские рабочие бастуют"
Почему нельзя сделать Власти России Гражданам России, для разнообразия Симметричный Ответ, когда в Россию приедет лидер той страны, граждане которой устроили обструкцию Нашему Президенту?
Я лично не вижу причин, почему бы этого нельзя было сделать?
Словом, всё по поговорке, "Как аукнется, так и откликнется".

__________________________________________________ ____________________

Ой, дорогой Чечако! Я не вижу (подобно Вам), чего Вы не поняли в моём тексте. Протесты и обструкция, как Вы его трогательно величаете: "Вашему президенту" и в Берлине, и в Париже была организована вовсе не властями Германии и Франции, соответственно. Канцлер и Президент вовсе не хотели никаких обструкций - они хотят дружить с "Вашим президентом" и даже, возможно, готовы с ним "заниматься любовью"! Именно против этого протестуют берлинцы и парижане. Плакаты на французском означают не то, что они не знают русского и надеются, что великий Пу поймёт их на их родном языке. Эти плакаты выражают их требования к своему Президенту: перестать обниматься и "ручкаться" со всякой мразью, не заключать взаимовыгодных соглашений (о скупке краденного) с ворами и бандитами!..

И что именно Вы хотите посоветовать организовать путинским "пропагандонам", как они себя называют? И с чего Вы взяли, что совет Ваш, высказанный на нашем форуме, до них дойдёт? - Из них же никто сюда не ходит, и вряд ли они доберутся до Вашего "конструктива". Попробуйте на какой-либо пропутинский сайт своё предложение (вопрос-недоумение) поместить... Может быть, там заметят, воньмут (очень люблю это слово, которому меня А.Н.Радищев научил), организуют что-нибудь из "наших"... А то, глядишь, и Вас пригласят в постоянные советники!.. Чем чёрт ни шутит!..

С восхищением Вашей креативностью

В.Р.

PS. А вот и ещё добавлю из "Эха" для особо непонятливых:

Мария Плион, журналист: О том, как Путин был освистан в Берлине (фото+видео (http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Q_7Vp1jpbYY))
03 июня 2012, 11:34

Тут видео-нарезка из официальных новостей. Но даже тут на видео свист слышен даже во время музыки, ну, и когда музыка остановилась, то его слышно больше. Смотрите - в оригинале!

На флаге написано: «Путин — вор». (Я не смог различить надписи, но склонен верить автору - В.Р.)

Вот такой пикет в Берлине встречал Путина.

Оригинал (http://publicpost.ru/blog/id/11391/)

http://www.echo.msk.ru/blog/publicpost/895217-echo/

VladRamm
10.12.2012, 20:08
Очень хорошо о мотивах поведения американцев (президента, обеих палат конгресса, рядовых и не очень рядовых избирателей) сегодня, после принятия сенатом "Закона Магнитского" написал на ""Эхе Москвы"Михаил Берг. Статья так и называется: "Идеалы и интересы по-американски (http://demset.org/f/showthread.php?p=13131#post13131)". Очень рекомендую!

VladRamm
16.04.2013, 06:30
7959Странная, на первый взгляд, сложилась ситуация: советник президента США по нацбезопасности Томас Донилон прибыл в Россию со спецпосланием Обамы Путину, в котором якобы содержится призыв «продолжить перезагрузку» Вашингтона с Москвой, – и это на фоне «войны черных списков». Получается, что одной рукой Обама формирует «список Магнитского», а другую руку протягивает Путину – чтобы тот не обижался. В понимании среднестатистического россиянина логичнее быть более последовательным – «воевать так воевать», а «перезагружаться так перезагружаться». Вот в России, например: Путин сказал (или намекнул), и тут же вся президентская рать в составе сплоченной Госдумы и госучреждений идет единым редутом в бой -- против Америки, понятное дело.

В действительности эта ситуация – сколь бы ни выглядела странной -- принципиальна и весьма показательна для политической системы демократических государств, да и для современной мировой политики в целом. Она отчетливо высвечивает тот факт, что даже несомненно законно избранный (других в демократических странах быть не может!) глава государства оказывается далеко не всесильным, а весьма даже ограниченным в своих полномочиях. Ограниченным, опять же понятно, конституцией. И как бы Обама ни стремился сохранить добрые отношения с «другом Владимиром» (это термин из эпохи Буша-младшего), а вот Конгресс (читай – Нацсобрание во Франции, бундестаг в Германии и т.д.) настаивает, понимаешь, на своем. А, собственно, на чем? Да, попросту говоря, принуждает лидера страны к верности базовым демократическим – либеральным – ценностям. Вот она суть: в современном демократическом государстве часто наблюдается конфликт (скажем мягче – напряженность, трения) между глобальными (геополитическими) видением и установками главы государства, с одной стороны, и отчетливо проявляемой приверженности парламентов тем самым базовым ценностям. И чаще всего в перетягивании каната («геополитика versus ценности») верх берут парламентарии, которые творят законы и тем самым принуждают лидера-геополитика не отклоняться от ценностного подхода в международных делах. Нередко европейские лидеры, оказавшись зажатыми в такие «ножницы», откровенно дают понять, например, Путину или лидерам Китая (а до недавнего времени и всевластным авторитарным правителям в Египте, Тунисе, Ливии и т.д.), что, мол, они сами-то и готовы порой прикрыть глаза на всякие там «нарушения прав человека», «подавления протеста» и т.д., но вот парламент, мол, жизни не даст. Ну, вы, мол, понимаете. И не сердитесь, коллеги по мировой политике, особо.

В России такую гибкость европейских политиков в нулевые годы (безумные цены на нефть) многие в истеблишменте и в обслуживающей его кагорте политологов восприняли как данность, как явный и долговременный тренд ОТХОДА ЗАПАДА ОТ СТАВКИ НА ЦЕННОСТИ В ПОЛИТИКЕ. Мол, вот она, знаменитая «царица-геополитика», Realpolitik, берущая верх над факторами гуманитарными и правозащитными. Особенно активно эту идею неизменно проводил в своих докладах прикремленный Совет по внешней и оборонной политике (СВОП). Геополитика, мол, фактор постоянный и главный, а гуманитарные (правозащитные) дела якобы постепенно уходят из мировой политики. Иными словами, нефть и ядерный потенциал – вот главные аргументы мировой политики сегодня, а права человека и свободы – это для идеалистов.

Такой «вывод» некоторых политологов у нас несомненно нравился истеблишменту, подкреплял «теоретически» его видение мира. И вот эта конструкция рушится на глазах: оказывается, что, несмотря ни на какие углубляющиеся кризисы в экономике и прочие социальные потрясения, политический класс в демократических странах не готов «поступаться принципами и ценностями». Это мы наблюдали и в ходе недавнего визита Путина в Германию с Голландией. Отчетливо наблюдаем и в происходящей сегодня «войне черных списков» России с США.

Президентская рать во всех ипостасях в Москве называет это «вмешательством во внутренние дела России». И дает отпор по-своему. В действительности же таковы механизм и принципы функционирования государства и политической системы в демократических странах. Как выясняется, они не претерпели значимых изменений даже за годы «энергетического триумфа России». Запад не готов делать выбор между «геполитикой» и «ценностями». Они слиты и перемешаны в «одном флаконе». Такова объективная данность – нравится она кому-то у нас или нет. Но понимать сее весьма полезно.

Оригинал (http://www.me-journal.ru/393/59123)

http://echo.msk.ru/blog/shumilin/1054072-echo/

VladRamm
15.03.2014, 03:52
10855В продолжение записи о санкциях. Насколько я понимаю, перспективы экономические санкций всерьёз не анализировались заранее. Во всяком случае, ни у одного из ведущих российских экономистов не то, что аналитической записки не попросили, но даже и «в целом» не консультировались.

Мне бы хотелось обратить, в связи с этим, внимание на следующий момент, который часто у нас недооценивается – и при принятии решений, и в общественной дискуссии. А именно – насколько большое значение в политике Америки и Европы играет общественное мнение. По сравнению с нашей страной, где в краткосрочной перспективе все решения принимаются узкой «элитой», в США, Англии, Германии и т.п., политики гораздо более чувствительны к мнению граждан.

Основная причина почему мы этого не понимаем – потому что судим, часто подсознательно «по себе». Даже самые «продвинутые» российские аналитики, как правило, недооценивают, насколько конкурентна политика в этих странах. Это доходит до смешного: у наших прожженных «инсайдеров» наступает видимый слом парадигмы каждый раз, когда очередной лидер, к которому привыкли, проигрывает выборы. То же самое относится к знаменитым американским сенаторам – вот только что был главным по внешней политике или даже третьим лицом в стране и вот, проиграл выборы в своём маленьком штате…

Почему важно учитывать общественное мнение, когда речь идёт о санкциях? Потому что санкции – это большие издержки для той стороны, которая к ним прибегает. Например, ограничения на покупку российского газа вызовут значительный рост цен на газ в Европе – граждане будут вынуждены платить больше за отопление и бензин, а у бизнеса снизятся прибыли из-за возросших издержек. Поэтому для, скажем, германского правительства основной вопрос – насколько готовы граждане, включая предпринимателей, терпеть издержки? (Кстати, конкретно в случае Германии против России, в пользу суровых санкций играет то, что там сейчас правительство – коалиционное и, значит, нет оппозиции, которая могла бы воспользоваться экономическими издержками от введения санкций для критики кабинета.)

А вот чтобы узнать ответ на это вопрос – насколько граждане готовы терпеть издержки ради достижения внешнеполитических целей? – надо смотреть на общественное мнение. Как правило, в обычной ситуации, граждане США, Англии, Франции, Германии издержек не хотят. Можно заметить, насколько скупы правительства этих стран когда речь идёт о каких-то тратах или издержках за рубежом. (ЕС – экономика в семь раз больше российской и, тем не менее, даже сейчас помощь, которую готовы выделить Украине – меньше того, что предлагал Януковичу Путин. Или США, выделяющие 1 млрд. долларов помощи – тысячную долю своего бюджета.)

К сожалению, ситуация в этот раз совершенно необычная. Общественное мнение, судя по всему, настроено гораздо сильнее против нашей страны, чем лидеры этих стран. Достаточно взглянуть на редакционные статьи в газетах – та же Financial Times издаётся ради прибыли и традиционно сдержана, но не сейчас. New York Times, самая влиятельная газета в мире, по большинству внешнеполитических вопросов занимает проистеблишментски-критическую позицию по отношению к позиции правительства. В этот раз – значительно радикальнее, чем официальная позиция администрации. Даже те СМИ, в которых главное – мнения, и которые мало соглашаются, мягко говоря по остальным поводам (Fox News и MSNBC в Америке – два полюса среди массовых каналов, не сильно различаются по вопросу Крыма. Репортажи, то есть то, на что редакционная политика не влияет, во всех средствах массовой информации крайне негативны… (Возможно, они просто не хотят вникать в наши тонкости – что войска без знаков отличия это не войска, что цензура – это не цензура, если есть какая-то бумажка, официально объясняющая необходимость закрыть сайт и т.п.) И дело не только в том, что СМИ влияют на общественное мнение – совокупный эффект по большинству вопросов, по котором они занимают разную позицию, должен быть примерно нулевым – а в том, что им нужно, чтобы их смотрели/слушали/читали и, значит, они всё время подстраиваются под общественное мнение. То есть то, что там пишется – показатель, а не причина.

Причины у столь негативной – на моей памяти, беспрецедентно негативной реакции – могут быть довольно глубокими. Например, большинство европейских стран пострадало от гитлеровской Германии – большая часть Европы находилась под жестокой оккупацией (и во Франции, и в Дании казнили заложников за одного убитого немца, не только в России). Сама мысль, что в Крыму повторяется история Австрии и Судет – я не говорю, что это хорошая аналогия - так и общественное мнение складывается не из мнений интеллектуалов, которые хорошо видят различие, сама мысль создаёт крайне негативный фон. То же самое в Америке – сотни тысяч американцев, погибших в боях за Европу могут казаться нам мелочью по сравнению с нашими потерями, но они-то погибли за освобождение других стран и поэтому отношение американцев к территориальной агрессии отрицательно. (Впрочем, историческое отношение к любой территориальной империи может играть роль. А вот, интересно, обертонов «холодной войны» почти не слышно.) Про Польшу, Чехию, Венгрию (относительно бедные страны, которые могут сильно пострадать из-за газовых санкций) и говорить нечего.

Коротко говоря, ещё недавно казалось, что полное или частичное газовое эмбарго невозможно из-за слишком высоких издержек для европейских стран, в том числе Восточной Европы. Однако сейчас, мне кажется, и такую возможность нужно серьёзно рассматривать.

Оригинал (http://ksonin.livejournal.com/533958.html)

http://echo.msk.ru/blog/ksonin/1279004-echo/