PDA

Просмотр полной версии : Владимир Рамм: Выбор имени для клуба


VladRamm
15.09.2012, 23:42
21237Как я уже предупреждал ранее, появление моей фотографии в бейсболке означает, что Вы, читатель, имеете дело не с новой, а старой (возможно, уже читанной) статьёй. Я было подверстал несколько статей, касающихся массачусетского клуба учёных и глубокомысленной тамошней публики, одну за другой - вроде они связаны общей темой... Я был неправ. Тема, под названием "Съедобны ли пироги?", инициированная безграмотной статьёй достопочтенного профессора Басина, выходит далеко за предполагаемые пределы. Речь идёт и о мусульманском мире и об истории второй мировой войны и о стратегической политике Израиля и о военной доктрине России. Несмотря на наивность басинских рассуждений и даже на преступность (по моему убеждению) его призывов, не стоит сводить разговор об этих важнейших и актуальнейших (снова - на мой взгляд) проблемах только к высмеиванию профессора и разъяснению нелепости его предубеждений и беспомощности предпосылок. Проблемы, о которых я упомянул, стоят самостоятельного разговора. Я уберу статьи, написанные после "Съедобны ли пироги?" "из продолжения", приделаю к ним самостоятельный вход; и создам тем самым возможность дополнять написанное материалами по теме. Подразумевая под темой не басинские благоглупости, а "синие" проблемы, выделенные выше. Итак - здесь то, что появилось после того, как я "отважился" критиковать прозорливого профессора...

Выбор имени для клуба
По письмам читателей

Часть 1

«Вам, что? Больше всех надо?» – спрашивают меня одни. «Вы что? Хотите уничтожить наш замечательный клуб!?» - восклицают другие (иногда с восклицательным знаком, а иногда – с глубокой грустью). «Послушайте! А Вам не приходило в голову, что, может быть, Вы неправы?» - пожимают плечами третьи.

А я... Я просто не понимаю их вопросов.

Я, знаете ли, математик. Не в том математик, что, мол, окончил математический факультет. Ленинградский государственный университет им. А.А.Жданова (он в моё время так назывался) принял серьёзные меры, чтобы меня с моей неправильной национальностью к математическому факультету не допустить, - была такая серьёзная установка, призванная обеспечить не то чтобы Judenfrei ("free of Jews"). Этот лозунг, поясняет Wikipedia (http://en.wikipedia.org/wiki/Judenfrei) «was a Nazi term to designate an area free of Jewish presence during The Holocaust». Нет! Отнюдь! Просто из патриотических соображений. Чтобы русская наука... и т.д. А я тут путаюсь под ногами и мешаю... Кстати, возможно, по заданию законспирированных врагов... хорошим людям в осуществлении этой, в чём-то даже священной задачи!.. Я писал об этом в самом начале очерка о том, как я руководил дипломницами, выполнявшими мои математические задания: «Мои счастливые дипломницы (http://demset.org/f/showthread.php?t=141&page=6)» (пост # 54).

И даже не в том смысле математик, что защитил диссертацию на степень кандидата (хотя бы кандидата!) физ.-мат.наук (и получил эту искомую степень). Отнюдь! В аспирантуру университета к профессорам, с которыми я не только познакомился, но и перед которыми хорошо зарекомендовал себя на их семинарах, и думать было нечего, не только что говорить! Я окончил «секретную» аспирантуру при п/я (можно, не буду объяснять, что это?), где можно было представлять к защите только «секретную» или «совершенно секретную» диссертацию (я специально отыскал ещё не рассекреченное барахло и вставил полторы страницы про него в свой текст, немедленно тем самым превратив его в «секретный»), где моя диссертация в процессе работы над ней хранилась, разумеется, в «секретном» отделе, откуда выдавалась не кому попало, а строго по списку, состоящему из особо доверенных людей. Списку, из которого я в один прекрасный день оказался исключён, как не оправдавший высокого доверия – я попытался воспрепятствовать тому, что талантливый инженер Артемьев (с правильной национальностью!) переписывал, готовясь к защите, мою работу в свою; и этого важного дела, так нужного для обороны (или хотя бы повышения обороноспособности страны!), ещё не закончил. И выходило, что я злостный подрывник (подрыватель) этой самой обороноспособности, действующий, возможно, по заданию законспирированных врагов. Защищался я, в конце концов, в другом месте, выбросив все «секреты» к чёртовой бабушке (и об этом тоже – в «счастливых дипломницах»).

Но самое смешное не в этом. Самое смешное в том, что профессор, что был руководителем моей диссертации (который согласился, чтоб в документах для аспирантуры я рекомендовал его в качестве своего руководителя) во время своего выступления на моей предзащите в этом п/я (куда он заявился, имея из документов только записную книжку) очень обстоятельно объяснял, почему моя диссертация, хотя и посвящённая предполётному контролю ракетной аппаратуры, но названная всё же «Целочисленные задачи контроля», должна защищаться на соискание именно математической, а не технической степени. Ибо там, мол, вклад в целочисленное программирование и т.д. Но потом выяснилось... Скоро, друзья, только сказка сказывается, да кошки родятся... Выяснилось, что во главе математического отделения АН СССР стал человек (большой математик, как скажем, Шафаревич или Понтрягин, патриоты русской математики, свободной от всяких перельманов), взявшийся очистить советскую математику от чуждых советскому строю элементов и не оставлять даже малейшей надежды когда-нибудь в дальнейшем использовать достижения отечественной математики для потенциальных ненавистников первого в мире социалистического государства – в первую очередь «гнезда сионистских коршунов», работающих под крылом и в тесном контакте с американскими ястребами, только и мечтающими о... Дальше, читатель, сама-сама-сама-сама... Короче, задача была поставлена сложная и величественная, как космический запуск: сделать советскую математику Judenfrei ("free of Jews").

Кстати замечу: перевести Judenfrei на русский нетрудно. Однако, когда я, захотев уточнить немецкий spelling, спросил у Google, тот вывел меня на огромный список, где первой шла ссылка: Wikipedia. А там (без предложения перевести на русский) небольшая статеечка. Маленький списочек оттуда приведу (просто, чтоб дать Вам, читатель, передохнуть, дабы не Вы не уподобились доброму вице-президенту клуба учёных, заметившему мне: «вы чересчур многословны, этот ваш словесный водопад здорово утомляет, суть проблемы тонет в потоке словесной пены». Итак, повеселить, чтоб Вы не утомились):

Establishments, villages, cities, and regions were declared Judenfrei after they were ethnically cleansed of Jews.

Gelnhausen, Germany – reported Judenfrei on November 1, 1938 by propaganda newspaper. Kinzigwacht after its synagogue was closed and remaining local Jews forced to leave the town.

Erlangen, Germany was declared "judenfrei" in 1944.

German-occupied Bydgoszcz (Poland) – reported Judenfrei in December 1939

German-occupied Luxembourg – reported Judenfrei by the press on October 17, 1941.

German-occupied Estonia – December 1941. Reported as Judenfrei at the Wannsee Conference on January 20, 1942.

German-occupied Serbia/Belgrade – August 1942

Vienna – reported Judenfrei by Alois Brunner on October 9, 1942

Berlin, Germany – May 19, 1943

В русском варианте, в Википедии «Свободно от евреев» нету, но есть множество интересных статей для такого ключа. Вот, скажем свежачок (два месяца тому):

Представитель ООП в США: "Наше государство будет свободно от евреев" (http://www.newsru.co.il/mideast/27dec2011/judenrein_a203.html)

Это, видать, ответ на

«On July 9th 2009 Benjamin Netanyahu, discussing with the German foreign minister Frank-Walter Steinmeier, is reported to have said "Judea and Samaria cannot be Judenrein"»,

упомянутое в Wikipedia... Однако... Вы передохнули? Перевели дух? Так продолжим! Задача сделать советскую математику Judenfrei была прекрасна и величественна, хотя и очень трудна. Но «нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять!» ©. А тут я со своей дурацкой диссертацией по математике и с явным желанием сорвать выполнение этой грандиозной задачи. Подозрительный тип, действующий, возможно, по заданию и на деньги законспирированных врагов. Короче, через короткое время мой профессор оказался в составе небольшой комиссии, принимавшей у меня дополнительный кандидатский экзамен – уже по технической кибернетике. Теоретическую-то я сдал ещё в предыдущей серии... Дабы я смог получить степень кандидата технических наук.

Итак, «нивирситетав ни канчали», степени по математике нет, «математиком» не работал (во всяком случае, в трудкнижке следов нету)... Я математик, потому что так у меня устроена голова и, наверное, другие части тела, органы и системы во мне. Я математик, ибо именно математиком меня задумал Господь... А я что? Моё дело – исполнять задуманное. Говорят, что математика – наука точная... Я не до конца поддерживаю эту идею, но для её адептов поясню. Во мне она реализуется в том, что я придаю точный смысл словам... Стараюсь. Иногда это называется «доверчивость». Но я стараюсь! Однако «непонятки» порой случаются.

Теперь, не отвлекаясь... Клуб учёных... Учёный, учёные – это...

Хотя знаете, читатель?.. Я начал писать и увидел, что тема уводит меня всё дальше и дальше... Текст превращается в «словесный водопад», как красиво назвал мои тексты вице-президент клуба учёных, которого мне, в свою очередь, хочется назвать по-пушкински: «румяный критик мой, насмешник толстопузый!» ©. И Вы, боюсь, как и мой критик, чей насмешливо-презрительный взгляд теперь, видать, неотступно будет преследовать меня, пока я сижу за клавиатурой... Боюсь, что и Вы запутаетесь в моих попытках говорить обо всём одновременно. И в тексте, непонятном про что... Признайтесь, ведь Вам пока непонятно, зачем я в статье названной «Выбор имени для клуба», начал говорить о том, что я математик и про Judenfrei. Отвечу Вам пушкинской строкой. «Со временем отчет я вам подробно обо всем отдам. Но не теперь...». Я решил, как говорят в Америке, first things first! Я разорвал повествование, выделил 1-ю часть, перенеся часть уже написанного на будущее, и оставив то, что не терпит отлагательств.

Вам покажется, что я начинаю разговор «вдруг». Зря кажется. Не берите в голову. Это продолжение разговора о профессорах Басине и Давидковиче. Об «ответном ударе» и бесполезности хвалить друг друга хоть до хрипоты... А немного позже появится часть 2-я (а, возможно и 3-я), надеюсь, без персоналий... Но... пока не знаю... Как пойдёт... Мне тоже хочется писать о вечном... А приходится исходить из того, что вечное подождёт...

Итак. Вот председатель клуба рассказывает в своём отчётном докладе «Итоги 2010-2011 гг. и задачи на 2011-2012 гг.»:

Для разработки вебсайта Клуба Учѐных и обеспечения его работы была создана комиссия по интернет-изданию трудов Клуба. Председателем Комиссии был назначен А.Давидкович. Состав комиссии в течение последующего времени менялся, но в итоге сложился работоспособный квалифицированный коллектив в составе: Я. Басин, А.Шехтман, Е. Левин, И. Гарт и Т. Маклеллан, в котором определена сфера деятельности каждого члена комиссии. Комиссия по интернет-изданию трудов Клуба осуществляет отбор лучших работ для представления их внешним пользователям через интернет. Отбор статей производится по ряду критериев, основными из которых являются. Окончательный перечень статей для представления на вебсайте Клуба согласовывается с Учёным Советом.

Тут уже много интересных «бикфордовых шнуров» заложено. Смотрите: «Комиссия по интернет-изданию трудов Клуба осуществляет отбор лучших работ для представления их внешним пользователям через интернет». Славно. И как отбирают? – «Отбор статей производится по ряду критериев, основными из которых являются актуальность, а также интересное и доступное изложение». Во-первых, «по ряду критериев». Как просят в таких случаях: «огласите весь список!»©. Во-вторых, «актуальность, а также интересное и доступное изложение». Редакции (редколлегии) сборника недостаточно обсуждения при живом сообщении в реальном времени, чтобы решить: интересно ли, доступно ли и актуально ли. Надо всем этим есть ещё инстанция (наверное, вроде Горлита – это название советского цензурного комитета), которая решит, пусть без внятного обоснования, зато окончательно. Ан, нет! «Окончательный перечень статей для представления на вебсайте Клуба согласовывается с Учёным Советом». Замечательно! Теперь-то всякая ерунда не пройдёт! Вот учёный совет (я перепостил этот список из интернета; с тех пор, как он попал туда, секретность закончилась):

1. Цалюк Марк Яковлевич – председатель.
2. Филиппов Адольф Хрисанович - заместитель председателя.
3. Басин Яков Наумович.
4. Вайсман Иосиф Борисович.
5. Гарт Иосиф Константинович.
6. Давидкович Аркадий Самуилович.
7. Клебанова Валерия Адольфовна.
8. Литвин Валентин Михайлович.
9. Пржиялговская Нина Михайловна.
10. Рабкин Иосиф Ефимович.
11. Симхович Евгения Иосифовна.
12. Смирнова София Николаевна.
13. Тодер Ирина Эммануиловна.
14. Шмутер Лия Моисеевна.
15. Ястребнер София Львовна.

А вот в клубном журнале «Второе дыхание» (главное, мол, не научная состоятельность для "учёных", а сочетание преклонного возраста, с ещё не иссякнувшей потенцией... Какой половой?!.. Господь с Вами, читатель!.. Научной потенцией!.. А то думаете, Бог знает что!) статья одного из членов этого совета Якова Наумовича Басина, направленная на разжигание войны (я подробно разбирал этот воинственный бред в статье «Съедобны ли пироги?») и большая дискуссия по ней. Не буду обсуждать реакцию на эту статью тех, кто не украшен высоким званием «члена учёного совета», хотя последний абзац из реплики Анны Китайгородской: «Наш Клуб даже говорить на эти темы должен весьма осторожно. Мысли высказывать можно, но печатать не всегда нужно. Что написано пером, того не вырубишь топором» не просто очень созвучен моим представлениям, но и важен для дальнейшего разговора.

Но не будем о реакции ни Анны Китайгородской, ни Любови Столбо, ни Ефима Шмуклера, ни Владимира Рамма – рецензии были заказаны, написаны и даже опубликованы. И все негативные... Послушайте вместо этого членов того самого Учёного Совета, с коим согласовывается «выпуск» статей в интернет, во всемирную паутину, для человечества, т.с. Они тоже опубликованы в сборнике «Второе дыхание»:

1. Цалюк Марк Яковлевич – председатель.
«Не могу согласиться»: «Не могу согласиться с некоторыми идеями, которые отстаивает господин Басин.<…> идея высказанная господином Басиным, объективно направлена на развязывание третьей мировой войны <…> Ну, а если, скажем, Украина, Белоруссия, Узбекистан, Грузия и другие республики не хотят этого воссоединения? Тогда, понятно, проблема может быть решена только путём агрессии против этих самостоятельных государств. С такой перспективой, на мой взгляд, невозможно согласиться...»

8. Литвин Валентин Михайлович.
«Третьей мировой войны не будет»: «Яков Басин выносит в заголовок своей статьи вопрос «Будет ли третья мировая война» , и, нанизывая на этот стержень односторонне подобранные факты, отвечает уверенно «Будет!» <…> Третья мировая война миру не грозит. Мир идёт в другом направлении <…> Глобальная интеграция – вот основа стабильности мира. <…> Группа влиятельных американских политологов в аналитическом обзоре «Опасность ядерного Ирана» пишет: «Когда речь идёт об опасности ядерной программы Ирана, приемлемого решения просто не видно. Дипломатические и экономические санкции до сих пор могли бы её замедлить, но помешать Ирану иметь атомное оружие нет возможности». <…> По данным американских спецслужб в случае атомной войны Израиля с Ираном, Израиль потеряет от 200 до 800 тысяч человек, Иран – до20 миллионов, т.е. страна перестанет существовать. Ближний Восток – небольшой по территории регион, где сгрудились 16 государств. По всему Ближнему Востоку наступит мёртвая радиоактивная зона. Это понимают и в Тегеране и в Иерусалиме»

13. Тодер Ирина Эммануиловна.
«Мы живём в свободной стране»: «...это провокация, такая статья опасна. Почему же Клуб публикует эту статью? Мы живём в свободной стране, где каждый гражданин может излагать и публиковать свою точку зрения. “Я не разделяю ваших убеждений, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы могли выразить свою позицию”. Вы помните: это сказал Вольтер»

В этом месте я, считающий неверным это суждение, опирающееся на несколько примитивную интерпретацию вольтеровских слов, хочу вспомнить слова Айн Рэнд (урождённая Алиса Зиновьевна Розенбаум; 1905, Санкт-Петербург — 1982, Нью-Йорк) — известная американская писательница и философ, создатель философского направления объективизма... По опросу 5000 членов книжного клуба Book of the Month Club, проведённого Information Analysis System Corporation в 1991 году для Библиотеки Конгресса и для книжного клуба «Book of the Month Club», её главная книга (наконец-то выпущенная и по-русски) «Атлант расправил плечи» — была признана второй после Библии книгой, которая наиболее сильно повлияла на жизнь опрашиваемых 5000 респондентов):

"Принцип свободы слова требует … чтобы мы не принимали законы, запрещающие [там имелось в виду коммунистам, но речь идёт о любых людях, отстаивающие неприемлемые для общества мысли и соображения - В.Р.] говорить. Однако принцип свободы слова… не означает, что мы обязаны давать им работу и поддерживать наше собственное уничтожение за наш же счёт"

И уж подавно никакой обязанности печатать человеконенавистнические тексты (хоть Я.Басина, хоть А.Дугина, хоть А.Гитлера) быть не может! Свобода слова не распахивает дверей перед подобной пропагандой!.. Извините, что отвлёкся...

14. Шмутер Лия Моисеевна.
«К дискуссии по статье Якова Басина...»: «По моему мнению, утверждение автора, что без объединения в единое государство (с бывшими республиками из состава СССР – В.Р.) Россия не сможет построить эффективную экономику, в корне неверно <…> Я считаю неверным утверждение, что страны Запада, включая США противостоят России из-за её желания объединить все бывшие республики. Основная причина – нарушение демократии и прав человека в этой стране. Автор утверждает, что Россия преуспевает в борьбе с радикальным исламом <…> Тем более диким представляется союз России с Ираном против стран Западной цивилизации. Мне кажется, что здесь автор противоречит сам себе»

Четверо из Учёного Совета (включая председателя) написали и опубликовали отрицательные рецензии, а потом они собрались вместе, впятнадцатером, включая Якова Наумовича Басина – автора пресловутой статьи и Аркадия Самуиловича Давидковича. – главу не менее пресловутой интернет-комиссии, и решили: да фиг с ним, что опасна, провокационна, наивна, внутренне противоречива, ошибочна и пр. (по мне так такая публикация безграмотна и преступна). Зато... как там?.. «актуальность, а также интересное и доступное изложение». Согласовываем»! Вывешивайте, Аркадий Самуилович. Пусть висит в интернете, как позиция клуба! Если так, то это «раздвоение личности», это «когнитивный диссонанс», или ещё проще: «Да! Это моё мнение, но я с ним несогласен!». Такое надо срочно лечить.

Или это таки злоупотребление доверием того самого Учёного совета, который Вы, разлюбезный Аркадий Самуилович, держите за лохов. Снова напомню: мошенничество – ст. 159 УК РФ. Хотя член Учёного совета Иосиф Борисович Вайсман, курирующий деятельность Аркадия Самуиловича и быстро «утомляющийся от моей словесной пены», полагает такие напоминания о соответствии тех или иных поступков статьям уголовного кодекса неприличным в добром коллективе... Злоупотребляете Вы не только моим доверием, но я говорю за себя. Им там в их совете может нравится, что их разводят. А мне не только не нравится – я не согласен терпеть, сколько милых людей ни уверяло бы меня, что всё обойдётся, главное: не раскачивать лодку, не мутить воду, не сеять ни склоку, ни смуту...

Я закончил свою статью «Профессор Басин «наносит ответный удар»» (посвящённую в основном не столько Я.Н.Басину, сколько его другу А.С. Давидковичу) такими словами:

И ещё об одном. Это в юридически-уголовных терминах злоупотребление доверием называется «мошенничеством». В терминах морально-нравственных оно называется подлостью. А здесь вспомню последние пушкинские слова из эпиграммы на князя Воронцова: «...старайтесь сохранить и в подлости осанку благородства».

Для того, чтобы не оставалось недомолвок, на первом же собрании клуба после вывешивания этой статьи для публичного обозрения, подошёл к этому басинскому другу с таким вопросом: «Как, по-Вашему, называется человек, совершающий подлости?» - «Подлец», - ответил мне председатель комиссии по интернет-изданию трудов клуба. «Думаю, Вы преувеличиваете, - возразил я. – подлость, проделанная Вами по отношению ко мне вызвана не тем, что Вы - подлец, а совершена Вами исключительно от большого ума»

Однако я считаю предположение о коллективной шизофрении Учёного совета, члены коего сперва один за другим признали статью Я.Басина «объективно направленной на развязывание третьей мировой войны» (М.Цалюк), малоквалифицированной («ниже его уровня») и подстрекающей к превращению всего «Ближнего Востока в мёртвую радиоактивную зону» (В.Литвин), «провокационной и опасной» (И.Тодер), «внутренне противоречивой» (Л.Шмутер), а потом, не менее дружно, забывши о своих уже опубликованных негативных мнениях, «отобравших её, как лучшую работу для представления их внешним пользователям через интернет» ©, и уже без каких-либо комментариев... Я полагаю это предположение о коллективной шизофрении малоправдоподобным.

Более правдоподобным мне представляется такой «расклад»: «работоспособный квалифицированный коллектив в составе: Я. Басин, А.Шехтман, Е. Левин, И. Гарт и Т. Маклеллан» ©, работающий под руководством члена Международной Академии информатизации, профессора и горного инженера, доктора технических наук А.Давидковича, действительно существует. Но или вообще не собирается и не принимает совместных решений (таких, за которые каждый участник готов отвечать; в том числе и перед законом) или собирается формально, чтоб "проштамповать" решения, уже ранее принятые своим председателем. Вместо этого, что выносить в интернет, а что не выносить, решают два друга-профессора Я.Басин и А.Давидкович. Порядок «согласовывания с Учёным Советом статей для представления на вебсайте Клуба» © установлен, но не выполняется. Вместо этого председатель Учёного Совета, а следом за ним и весь Совет, доверяет двум своим членам, докторам-профессорам Я.Басину и А.Давидковичу выбрать и утвердить что надо от имени Совета. А потом - и от имени клуба. Такого сорта аферы, такая «деятельность», осуществление в собственных целях (или ради тщеславия своего друга и подельника), опираясь на доверие... нет, именно злоупотребляя доверием и делегированными председателем совета полномочиями (неправомочно делегированные, но это не смягчающее, а скорее отягчающее обстоятельство)... Делегированными, в связи не только с запредельной бюрократизацией и нелепой организацией работы клуба, но и в связи с возрастом председателя и его болезнями...

Провернуть такую аферу, по моему убеждению, это то же самое, что ограбить слепого. И не играет роли, уважаю я этого слепого или нет, считаю его достойным человеком или не считаю. Того, кто ограбил слепого, я называю подлецом. Пока речь шла о злоупотреблении лишь моим доверием, можно было бы усомниться (а сомнение всегда, среди приличных людей трактуется в пользу...). Но здесь – нет. Я был неправ, утверждая, что «подлости, творимые А.Давидковичем вызваны не тем, что он - подлец, а происходят исключительно от большого ума». Кстати, знаете, почему такое безграничное доверие и такое беззастенчивое злоупотребление этим доверием стали возможны? Я полагаю, что из-за атмосферы безудержной (и по моему мнению, отвратительной) лести по отношению к основателю, президенту и председателю клуба. Это «удобная» атмосфера. Атмосфера «дружного коллектива».

Два соображения «на закуску» этой 1-й части. Первое (литературное). Начну немножко раньше пушкинскую цитату, приведённую выше, ту, которой закончил статью про «ответный удар», вот последние две строчки: «Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить и в подлости осанку благородства».

И второе. Главное. Я обращаюсь персонально к Вам, действительный член Международной Академии информатизации (говорят, раньше она называлась "Мосгорсправка"; врут, наверное... но это так, к слову), профессор и горный инженер, доктор технических наук Аркадий Самуилович Давидкович. Вы меня слышите?!..

Вы – подлец, сударь

Вам нужно какое-либо удовлетворение? Be my guest!

VladRamm
15.09.2012, 23:49
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 2

Слушайте! Слушайте!.. Самое интересное! Я уж не чаял, что сподоблюсь в этой жизни, да ещё и в Америке, такое увидеть. Вчера (29 февраля 2012 года; незабываемый день!) состоялся в клубе русскоязычных учёных разбор моего персонального дела!.. Это была такая прелесть!.. Это – такой великолепный материал для наблюдения и исследования!.. Прямо, как «Путешествие на корабле “Бигль”»!.. Чарльза Дарвина, если кто не помнит... Столько страстей! Сколько интереснейших подробностей! Какими неожиданными гранями поворачиваются люди!.. Роман можно писать... Ну, если не роман, то ещё несколько частей про выбор имени для клуба мне понадобится!.. Только действующих лиц многовато!.. Я убедился в том, что моя нелюбовь к «коллективам» научно обоснованна. Что я правильно разглядел закономерности, присущие таким структурам, объединяющим людей для какой-либо цели. Там на этом трёхчасовом разборе: раздавались справедливые крики: «Он сам поставил себя вне коллектива!». Это правда. Я всё время, да и в самых разных местах говорю о том, что не хочу быть, да и не буду членом какого бы то ни было коллектива... И несправедливые: «Он оскорбил нашего председателя, потому что метит в его кресло!» Вот счастье-то!.. О том, почему мне форма объединения людей, называемая «коллективом» представляется крайне несимпатичной, писал в начатом было, но пока не оконченном разговоре (http://demset.org/f/showthread.php?t=1634) «Размышляю над книгой двух социологов». Там и про коллектив, и про справедливость, и про правильнопоступание... И про многое ещё!..

Когда меня в конце 80-х привлекли к суду по обвинению в уголовном преступлении («клевета в печати»: ст.129 ч.2) и я узнал, что в качестве прокурора на моём процессе будет выступать сам районный прокурор, я немедленно заявил ему отвод. Почему? Да, по двум причинам. Во-первых, потому, что текст, вменяемый мне в качестве клеветнического, был опубликован в газете в сопровождении огромного прокурорского комментария, большего по объёму, чем мой текст. Там ещё был комментарий партчиновника, объявленного потерпевшим, но оставим его... Если прокурор знакомится с текстом, готовящимся к печати (а как бы он написал свой комментарий, не познакомившись?), профессионально (по-прокурорски) квалифицирует его, как клеветнический (а он написал об этом в комментарии), то скажите мне, ради всего святого, зачем он позволяет его печатать? Зачем санкционирует?.. Ведь в этом случае этот прокурор оказывается соучастником вменяемого мне преступления. Причём, если про меня ещё можно усомниться: мол, не знал, не понял, добросовестно заблуждался... Т.е. «дурочку валять»... То с прокурором такие номера не проходят – он знал, что способствует распространению клеветы и не просто способствовал, но и печатно (до выхода газеты!) утверждал, что мой текст клеветнический!.. А во-вторых, он заявил в своём комментарии, что лично был свидетелем событий, описываемых в моём тексте. А суд, как раз кстати, отказался заслушивать хотя бы одного из представленных мною 38 свидетелей. Я и просил высокий суд отстранить районного прокурора от прокурорских обязанностей на моём процессе. Дабы его можно было допросить именно в качестве свидетеля!.. Мне в отстранении прокурора отказали, но дело не в этом, а в том, зачем я про это рассказываю?

Очень просто. Первый вице-президент клуба учёных (позвольте, я не буду перечислять его регалии, звания, награды и труды?) получил от меня письмо по электронной почте. Прочитал это письмо и нашёл его оскорбительным по отношению к президент-председателю клуба. Ну?.. Я не просил рассылать это письмо среди всех участников клуба – я и сам мог бы это сделать, если б захотел. Я попросил донести до людей суть вопроса, ибо устно меня никто не слушает и лишь уговаривает не нервничать. Итак, первый вице-президент находит письмо оскорбительным и хамским (я его таковым не нахожу; но тут спор бессмысленен – он-то находит!) и принимает решение разослать это хамское письмо всем окружающим для ознакомления. И... Зачем? Проблема, о которой я говорю, его не интересует. По его убеждению, проблемой являюсь я сам. И он пересылает письмо человеку, которому я, по мнению этого первого вице-президента, нанёс страшное оскорбление... Чтобы что?!.. А чтобы придумать, что делать со мною. И на учёном совете обсудить, и на правлении! Что обсудить-то? А что со мной делать!.. Господин первый вице-президент, Вы по-прежнему считаете, что это я затеял склоку и нарушил спокойствие в клубе?.. Привет Вам от районного прокурора на моём процессе!..

Ах! Я ему угрожал!.. Сообщил, что если ничего не будет происходить (причём просил дать мне знать, если от моего обращения будут какие-то результаты, но они останутся незаметными для меня; а если заметны, то чего сообщать-то?), если ничего не будет происходить, то я стану разговаривать по электронной почте уже со всеми членами клуба, у которых есть электронная почта. Это - для Вас угроза, осторожный господин первый вице-президент?.. А для некоторых иных – «угроза неслыханная по наглости»?.. А почему я сразу не разослал письма всем... не посчитавшись, как Сова, приятельница Вини-Пуха, «с расходом графита»?.. Особенно в предположении, что я хотел «устроить смуту и склоку»... Ну... Чуточку воображения, please!.. Да просто потому, что я как раз не хотел лишних непоняток и полагал, что Вы, как... Ну, пусть не мудрый, но достаточно умный человек, захотите попытаться сначала подумать, а не будоражить всех окружающих. Я ошибся. Простите меня... Я, вообще, часто думаю о людях лучше, чем они того заслуживают... Да! На всякий случай. Чтоб не возникло соблазна истолковать мои слова «простите меня», как просьбу о прощении за то, по-Вашему мнению, «безобразное поведение», которое я позволил себе, послав Вам «хамское и оскорбительное» письмо по электронной почте. Ничего подобного! Я прошу простить меня за то, что легкомысленно посчитал Вас более зрелым человеком, чем оказалось.

Одна из членов учёного совета (назову её ***на) написала мне два письма с помощью обычной почты На первое я ответил ей на компьютер, ибо её электронный адрес хранится в пересланном мне списке. Второе письмо, как и первое, было наполнено болью и переживаниями. Переживаниями из-за происходящего в клубе... Вернее сказать, происходящего из-за моего «хамского и оскорбительного безобразного письма». Ещё раз: я употребляю такую терминологию, читатель, не потому, что считаю своё письмо «хамским и оскорбительным» - вовсе не считаю. Большинство из участников собрания, посвящённого разбору персонального моего дела... Только не надо обманывать себя, - скажу я Вам, любезный читатель, если Вы были на этом собрании, да и если не были. Считается, что повесткой дня было обсуждение сборников «Второе дыхание» №№ 24 и 25, выпускаемых клубом. А вовсе не «персональное дело». Как у Галича, помните?.. «У нас первый был вопрос «Свободу Африке!», а потом уж про меня – в части “Разное”».. С одной стороны, разбору моего «возмутительного поведения» (снова: говорю так не потому, что я так считаю, - потому что они так считают!) было посвящено более трёх часов – это новая форма работы, новый жанр для клуба не практиковавшийся с момента его создания, т.е в течение последних 15 лет... Ну, что же? Клуб окреп, повзрослел, заматерел! Пора бы уж ему переходить к «новым формам работы», к «новым жанрам»! А с другой стороны, - при обсуждении уже первого пункта повестки, 24-го и 25-го сборников в воздухе отчётливо чувствовалась гроза: меня старались не касаться. Как зачумлённого: там был огромный материал, посвящённый дискуссии о дуализме; так какую-нибудь белиберду в несколько строчек (из того, что называлось «содокладами») им было интересно обсуждать, а мои 8 страниц (я писал об этих своих «размышлизмах» в статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=1401), так и названной: «Размышления о дуализме в социуме», это было никому не интересно. «Интересно!», - подумал я; ведь в этом обсуждаемом сборнике было полно моих текстов... «Неспроста это! Ох, не спроста!..» – продолжил я свою думу. Не хотят создавать диссонанса! А вдруг при их продуманной и тщательной подготовке (всё же за два дня до собрания они провели-таки совместное заседание правления и учёного совета... милые вы мои «вожди»!.. по подготовке к этому, без преувеличения, важнейшему за всю историю клуба собранию – с моим «персональным делом». И уверен, совещались там не 15 минут! Ещё и меня туда на их совместность пытались высвистать, чтобы попробовать меня «на вкус», поупражняться перед тем, как подать это «блюдо» к общему столу; а я было ответил: сами, мол, как нибудь управляйтесь! «Что там у вас? Исключение из СП? Высылка из страны?.. Друг перед другом упражняйтесь в красноречии! Без меня-с») Так вот. Вдруг кто-нибудь при обсуждении 1-й части (сборника этого дурацкого) ненароком скажет обо мне что-нибудь хорошее?!.. Что тогда?!..

Вернусь к переписке с ***ной. Последнее письмо (уже после моего «осуждения») от неё я получил уже не в конверте, а через комп. Вот такое письмо-с.

Уважаемый Владимир Григорьевич! Слово "дорогой" убрала; так как сегодня поняла; что мы с вами не являемся единомышленниками в отношении к коллективу. Я попыталась улучшить к вам отношение членов Клуба; но вы повели себя вызывающе. Я огорчена; что вы не извинились перед М.Я.Цалюком и членами Клуба; хотя такая возможность витала в воздухе. Я думаю; что наш Клуб продолжит свою работу. Вы пойдёте один "в ногу"; искренне желаю вам удачи.

Сначала, крошечное пояснение. О слове «дорогой». До её последнего письма я ответ ей по е-мэйлу на её 1-е письмо начал словами:

Уважаемая ***на!.. Если я вслед за Вами обращусь к Вам «дорогая», это Вас не очень обидит?.. Пока, не получив ответа на этот вопрос, продолжу называть Вас «уважаемая ***на».

Слова «дорогой» и «уважаемый» используются при общении по-русски в нескольких смыслах, почти противоположных. Я так слово «дорогой» использую порой в издевательском смысле (даже, возможно чаще, чем в прямом), а слово «уважаемый» - практически нет; неуважаемого человека назвать «уважаемым» я не способен. Для ***ны, как я понял, ситуация иная – слово «дорогой» не несёт для неё негативной коннотации, а слово «уважаемый» прежде всего – формальное обращение, к реальному уважению отношения не имеющее... Это не занудство, читатель! Я стараюсь выражаться точно – чтобы слова выражали то, что я думаю, а не что попало... Вы начинаете улавливать, зачем я в начале предупреждал, что я математик?..

Вернусь к письму; на коем наша переписка прекратилась (я уточнил по телефону и убедился, что понял ***ну правильно: прекращение переписки и каких бы то ни было отношений соответствует её намерениям). Перечитав это письмо и поразмышляв над ним, я понял, что ***на пыталась, в действительности, не поболтать... ээ-э... не поговорить со мною о жизни, о душе, о вечном или что-нибудь вроде... Нет, она сочла должным... Мм-м... уподобиться не то, чтобы Савельичу: «Батюшка Петр Андреич! — шептал Савельич, стоя за мною и толкая меня. — Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцелуй у злод... (тьфу!) поцелуй у него ручку»©... Нет!.. Скорее Медведеву... Помните Димона? Он ещё за презика был между двумя пришествиями великого Пу... «Пусть этот Ходорковский признает, покается и попросит, тогда я, может быть, его и помилую...». Она обращалась ко мне, как добрая матушка к неразумному дитяти... Ну, что же? Она доктор наук и профессор, да ещё на девять лет меня старше! По её представлению, она имеет право на подобные увещевания – она же хочет только хорошего!.. Дело, на её взгляд, выглядит так: Я извинюсь перед М.Я.Цалюком и членами Клуба и меня, возможно, простят! Ведь такая возможность витала в воздухе, когда ***на пыталась улучшить отношение ко мне членов Клуба, а я повел себя вызывающе. И упрямо полагаю, что, мол, я один шагаю «вногу», а остальные «невногу».

Ува... Нет! Доро... Тоже нет! Милейшая ***на! «Вногу»... (кстати, слитно). Я не хочу ходить вногу. Я не люблю коллективов! Во мне начисто отсутствует, как прозорливо определил мой командир в армии, «чувство воинской подчинённости»!..

Милейшая ***на! Вы правильно поняли, «что мы с вами не являемся единомышленниками в отношении к коллективу». Я коллективов не люблю! Почему? Не отсылая снова к тексту, где я «размышляю над книгой двух социологов», отвечу коротко. Именно потому, что эта самая форма работы – разбор «персональных дел», это самое установление единообразия и единомыслия, в точности по-Пруткову, опубликовавшему трактат «о введении единомыслия в России», ныне принимаемый на полном серьёзе (ещё только поправок, вносимых через думские слушания, не хватает!). Эта именно замечательная форма деятельности является не просто одним из «естественных» отправлений коллектив. Она является ингредиентом, необходимым для сплочения.

Помните «Бесов», написанных Фёдором Михайловичем (и изъятых в своё, в советское время, из собрания его сочинений)? Там Петру Степановичу Верховенскому нужно коллективное убийство Шатова, чтобы кровью скрепить образованную революционную группу-«пятерку»... А хотите Нечаева и нечаевщину вспомните... А про сталинские публичные процессы, можно, не буду Вам напоминать?.. Хотя такое было интересное зрелище для всех! Вся страна жила, прильнувши к радиоприёмникам!.. И «весь советский народ, как один человек!..». Все просто обожали Сталина и неспособны были даже представить себе, что он когда-нибудь умрёт! Буквально все... Оставшиеся на воле.

Я не люблю коллективов, ибо «если все шагают вногу, мост обрушивается» ©. И ещё раз: «мы с вами не являемся единомышленниками в отношении к коллективу». Это Вы верно заметили.

И ещё одна мелочь, милейшая ***на! Меня, извините, чуть не стошнило, когда я, наконец, разобрался, к чему-таки Вы меня подстрекаете: пасть в ноги и просить прощения... Настоящий мужчина... возможно, Вы, по-молодости, ещё этого не знаете и только с годами... Так вот, настоящий мужчина... Мужик, если Вам угодно, «никогда не вылижет то, что выблевал» ©. Сначала у меня формируются убеждения, потом я их придерживаюсь, не меняя от того, что они не нравятся каким-либо членам или самому вождю. Если Вам до сих пор встречались лишь мужчины, придерживающиеся точки зрения, наподобие одного из щедринских героев: «Убеждения, любезный друг? – сказал он мне: - ты говоришь об убеждениях? Так я отвечу тебе на это, что убеждения могут иметь только люди беспокойные и недовольные. Мы люди спокойные и довольные, мы не страдаем так называемыми убеждениями, а видим и признаём только долг... ты понимаешь – долг! Мы стремимся и достигаем!..». Ежели так, то я Вам искренне сочувствую!..

Ну, и напоследок, чтобы отвлечь Вас, читатель от грустных мыслей, снова развлеку, предложив ещё порцию про Judenfrei от Google:

(http://holocaust.su/news/id17) фильм «Свободно от евреев» - о трагических событиях Холокоста в Ростове в августе 1942 года.

6220В Ростове-на-Дону убрали с монумента слово "евреев" (http://russian-bazaar.com/ru/mnews/70494.htm) 21 Декабрь 2011 08:18

Мэрия Ростова-на-Дону, не дожидаясь согласия общественной комиссии, убрала с мемориала жертвам Холокоста слово "евреев", заменив его на "мирных жителей".

Летом 1942 года гитлеровцы на грузовиках вывезли из Ростова-на-Дону евреев, а также не оставивших своих родственников членов смешанных семей - представителей других национальностей. Их расстреляли и закопали в двух траншеях в районе Змиевской балки. После чего на ростовских улицах уставили таблички "Юденфрайт" ("Свободно от евреев"). Казнь в Змиевской балке встречается в документах Нюрнбергского процесса.

В 2004 году по решению ростовской мэрии и на деньги ростовской еврейской общины на мемориале в Змиевской балке была установлена памятная доска с надписью: "11-12 августа 1942 года здесь было уничтожено нацистами более 27 тысяч евреев".

"У нас нигде он не числится как памятник Холокосту, - объясняет сейчас начальник ростовского городского управления культуры Людмила Лисицына. - Он числится как памятник "Змиевская балка", где расстреляны мирные жители. По всем документам не указано, что погибшие 27 тысяч человек - евреи".

На этом основании мэрия решила изменить надпись на памятной доске, но перед этим учредила согласительную комиссию. Она не пришла к единому мнению, и заседание ее отложили. Однако мэрия, не дожидаясь консенсуса, установила на мемориале памятную доску с другим текстом.

Российский еврейский конгресс, центр и фонд "Холокост", Московское бюро по правам человека осудили возврат к идеологическим штампам советского времени и потребовали восстановить надпись.
Смешно, правда?..

VladRamm
16.09.2012, 01:09
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 3

Я намерен перейти к наиболее деликатной... для тех, кто ходит в клуб учёных... части своего рассказа. Она наиболее деликатная, но вовсе не последняя. Просто, чтобы говорить о другом, я вынужден касаться этой деликатной части. А изъясняться с помощью экивоков не хочу.

Деликатная часть начинается с направленных мне попрёков, что я, мол, оскорбляю вождя. С вопросов о том, зачем я оскорбляю вождя? И возмущённо-недоумённых восклицаний о том, как я дошёл до такой наглости, что решился оскорблять вождя, а в его лице... И т.д. И в чём же, чем я его оскорбил-то?.. «Ну ладно, - отвечают мне. – Вы написали, что он не видит и не слышит. И это правда. Возраст, болезни... Хотя вслух этого говорить и не стоило бы! Всё-таки немолодой уже человек! Вы знаете, сколько ему лет? А знаете, сколько он работает?! Он буквально живёт этим клубом! И доктор говорит, чтобы он не прекращал, ибо уход от работы в клубе его буквально убьёт... А Вы (это я, речь обо мне) говорите, что он ничего не понимает! Да как Вы можете?!.. Вы таки знаете, сколько он работает?!..»

Извольте, господа. Кстати, эффективной называется работа с минимальной, а не с максимальной затратой сил для достижения заданного результата. Но об этом мы поговорим в следующей части... Мм-м... в одной из следующих частей... Я отвечаю за свои слова. Когда я говорю «ничего не понимает», то это означает, что я могу объяснить, из чего делаю такой вывод. Вернее скажу иначе: могу объяснить, почему делаю такой вывод из его слов. Заранее приношу извинения, если моя интерпретация слов вождя, его рассказа о себе покажется кому-либо несимпатичной. Готовы? Поехали...

Из вывешенных спец-интернет-комиссией в интернет материалов клуба.

Корр. Дорогой Марк Яковлевич! Расскажите, пожалуйста, как сложилась Ваша жизнь после войны.
Ирина Тодер

М.Ц. Расскажу, как это было.

Возвращение
Марк Цалюк

Прошло 65 лет после окончания страшной войны. Мне повезло – я остался жив.

Хорошо помню 9 мая 1945 года. День Победы. Наша часть находилась тогда в Орше (Белоруссия). Ещё на рассвете началось ликование. От радости непрерывно гремели выстрелы. Все друг друга поздравляли с Великой Победой.

Вскоре наша часть была расформирована, и офицеров (я был старшим лейтенантом) направили в город Вильнюс, в офицерский резерв. Там мы маялись до ноября 1945 года.

Затем прошла демобилизация, и я поехал домой, в родной Киев.
Передо мной Киев предстал в ужасном виде. Масса разрушений. Любимый Крещатик – в руинах. Население запугивала какая-то банда под названием «Чёрная кошка».

С продуктами было туго. Но настроение у всех было замечательное: Победа! Народ не унывал.

Мне, прежде всего, пришлось заниматься квартирными вопросами. Дело в том, что квартиру родителей захватили фашистские прихвостни. Мать осталась одна, а отец погиб в самом начале войны. Наша квартира (моя и жены) также была захвачена. Начались походы к прокурору. В конце концов, нам квартиры вернули.

Как член партии я обратился в райком по поводу работы. Ко мне, фронтовику, отнеслись с большим доверием. Предложили должность заведующего столовой. Но моя супруга Муся, зная, какой я «коммерсант», выступила категорически «против» и заявила: «Я тебе передачи в тюрьму носить не буду».

Устроился на работу в «Укрзаготскот», где прежде служил мой отец, на должность начальника спецчасти с пайком по литеру «Б». Вскоре бывшим фронтовикам стали выдавать один раз в месяц небольшой продуктовый паёк. Одним словом, жизнь постепенно налаживалась.

На словах «Мне, прежде всего, пришлось заниматься квартирными вопросами. Дело в том, что квартиру родителей захватили фашистские прихвостни. Мать осталась одна, а отец погиб в самом начале войны. Наша квартира (моя и жены) также была захвачена. Начались походы к прокурору. В конце концов, нам квартиры вернули» я споткнулся. Мой отец тоже вернулся с войны в капитанской форме, а не старлеем, но это дела не меняет... Из Берлина. Я в войне не участвовал, ибо к её окончанию мне было 8 лет. Я отслужил в 1960-63 годах. Но возвращение отца и 45-46 год я помню. Квартира, где мы жили до войны, конечно, же оказалась занята... Но за квартирой – к прокурору? Если квартира захвачена незаконно, то при чём тут определение тех, кто там живёт, как фашистских прихвостней. Вот из Ю.Латыниной, из 2005 года:

Если врагов нет, их придумывают. И даже тот факт, что имущество, отобранное у врагов, достается тем, кто спас от них государство, вторичен по сравнению с другим: с созданием вокруг президента атмосферы всеобщего заговора, заговора со стороны Невзлина, Березовского, ЦРУ, МОССАД. Заговора, предотвратить который могут только верные друзья президента.

«...имущество, отобранное у врагов, достается тем, кто спас от них государство» - вот резон для обращения не в суд, не жилищный отдел, а к прокурору. И... Какова судьба квартиры я понял; а какова судьба этих «фашистских прихвостней», обнаружившихся в 1945-м году в вернувшемся к мирной жизни Киеве?..

На словах «Как член партии я обратился в райком по поводу работы. Ко мне, фронтовику, отнеслись с большим доверием. Предложили должность заведующего столовой» я споткнулся во второй раз. Мой отец, вернувшись с войны, не обращался в райком, хотя и был коммунистом. У него была профессия. Его и на фронт-то послали в инженерные войска в начале 44-го – внедрять радиосистему, разработкой которой он руководил. А до этого, когда он ушёл добровольцем, его почти сразу – через пару месяцев отозвали обратно в КБ – делом заниматься. Однако, я подозреваю, что в Киев в конце 45-го вернулось достаточно много фронтовиков; и даже доля коммунистов среди возвратившихся была достаточно велика. Ваш герой рассказывает: «с продуктами было туго». И хотя я не знаю, как было со жратвой в Киеве, я помню, как было в Новосибирске, где мои родители работали на п/я (военный завод + СКБ). Должность заведующего столовой не предложат не то что каждому фронтовику- коммунисту. Её не предложат каждому второму. Даже, думаю, каждому двадцатому. Или сотому?.. Кем же служил на фронте рассказчик?..

Споткнувшись в третий раз на его словах: «Устроился на работу в «Укрзаготскот», где прежде служил мой отец, на должность начальника спецчасти с пайком по литеру «Б»», я, кажется, получил ответ. Это богатая фраза. Слово, сказанное про отца: «служил»... А «Укрзаготскот» - это всё же, видать, не воинская часть и не театр, где таки «служат»... Это «где прежде служил мой отец» уже заставило меня вздрогнуть...

Вы, кстати, может, не знаете толком, читатель, что такое «начальник спецчасти»? Вам кажется, что для «Укрзаготскота» речь идёт о секретных породах крупного (или мелкого) рогатого скота или об особо засекреченных способах забоя коров? Увы... Спецчасть – это нечто иное. Мне довелось сталкиваться со спецчастью трижды:

......1. Закрытие мне допуска к моей диссертации, хранимой в 1-м отделе.

......2. Истребование объяснений, как я допустил, чтобы мой отец родился в 1906-м году на территории Западной Германии.

......3. Истребование объяснений о моей переписке с заграницей – после получения мною письма от германского математического журнала с просьбой прислать Kurz abstrakt, касающийся моих работ (по играм с континуумом игроков), опубликованных в академических журналах.

Может, у меня неудачный опыт... Но вот у меня на полке книга В.М.Мокиенко и Т.Г.Никитина «Толковый словарь языка Совдепии». СПб Университет. СПб. 1998.

Статья «СПЕЦОТДЕЛ»: Представительство Экономического управления НКВД-КГБ на местах, на каждом советском предприятии. Деятельность спецотдела секретная. Спецотдел находится на бюджете предприятия или учреждения. Спецотдел следит за «политико-моральным» состоянием кадров и заводит на них дела. Ссылка на Росси Ж. «Справочник по ГУЛАГу» в 2-х т. М.: Просвет.1991. т.2, стр. 380

А вот и статья «СПЕЦЧАСТЬ»: Подразделение спецотдела на предприятия или в учреждении. Росси Ж. т.2, стр.383.

Вот Вам для лучшего представления о том. что такое «начальник спецчасти» два больших файла, на которые меня выплеснул Google (они большие, но Вас никто же и не заставляет читать всё; даже и что-либо читать никто не заставляет). Файлы эти, правда, хотя и попали в интернет сейчас, происходят из 38-го года и из Томска. Но Вы считаете, что в 45-46 годах в Киеве ситуация была сильно другой?):

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ начальника спецчасти Томской швейной фабрики в горотдел НКВД о Ю. И. Могилевском и др. (http://vkranoyaske.livejournal.com/4430.html)

29 января 1938 г. По делу обвинения Глушкова И. П.1 сообщаем следующее: Для руководства отделами, цехами и строительством Томской швейной фабрики Глушковым штат подбирался из числа классово-враждебных элементов и неквалифицированной силы, приведшей фабрику к полнейшему развалу. Кто же руководил фабрикой:

1. Глав, бухгалтер Могилевский - исключительно антисоветский элемент, колчаковец, рекомендованный на работу врагом народа Бурумовым. Судимый за нарушение кредитной реформы. Состоял в партии ВКП(б), из коей вышел как не согласившийся с линией партии.

2. Нач. планового отдела - Петров, сын кулака, отец коего обман¬ным путем пробрался в партию ВКП(б), из партии изгнан и ныне изъят НКВД. Родственники так же арестованы. Брат его, офицер.

3. Нач. закройного цеха - Степанов, унтер-офицер, кулак-лишенец. Обманным путем пробрался в партию ВКП(б), откуда и изгнан, ныне изъят НКВД2.

4. Коммер. директор - Воронцов, в прошлом дважды судимый за контрреволюционные дела, высланный из Москвы в 1930 г. Глушковым вызван из Барнаула на работу. В настоящее время скрывается.

5. Гл. инженер по строительству, он же главный механик - Эрмес, иностранный подданный, не имеющий специального образования, также как и Воронцов приглашен на работу из Барнаула, найдя приют в...

А вот это другой файл. Там в списке у Google 155 000 записей. Но я не интересовался недавними (из XXI века) сообщениями о воровстве, и злоупотреблениях совершаемых начальниками спецчастей. А точно 1945-го или 1946-го года не искал. Я же просто хочу дать Вам, читатель, представление о том, что это за работа. Итак, второй файл:

Тема: Обитель зла: фабрика карандашной дощечки Вс Июл 11, 2010 7:32 am

В продолжение тем о репрессиях

"1936-1937 гг. Конвейер НКВД. Их хроники "большого террора" на томской земле. Сборник документов и материалов" Москва-Томск, Водолей и Publishers, 2004г., 432 стр., 500 экз.

№104 ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки в горотдел НКВД о Г. А. Старченко
16 июля 1937 г.
НАЧАЛЬНИКУ ЭКО НКВД тов. Иванову, г. Томск.
Спецчасть Томской фабрики карандашной дощечки сообщает, что на фабрике в ящичном цехе работает некто Старченко Георгий Александрович, с высшим образованием, плановик-экономист, работает у нас в качестве чернорабочего. Последний прибыл в Томск из ДВК в марте месяце 1937 г., на фабрике же работает с 11/VII-1937 г. Названный Старченко Г. А. является особо подозрительным, ходит в грязной рваной одежде, с обросшей бородой.
К производству относится внимательно.
Нач-к спецчасти Подпись (Савченко)

ГАТО. Ф. Р-948. Оп.Я.Д.7. Л. 18. Отпуск. Машинопись
-----------------------------------------------------
№105 ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки в горотдел НКВД о Порапонтове 21июля1937г. Сов[ершенно] секретно.
НАЧАЛЬНИКУ ЭКО НКВД тов. Иванову, г. Томск.
Из прилагаемого при сем заявления усматривается, что некто Порапонтов Михаил, проживающий по 2-му Белозерскому пер. №21, кв. 1, был ранее церковным старостой бывшего Нового собора (Троицкий кафедральный собор в г. Томске, Разрушен в 1932 г.), кроме этого являлся организатором черной сотни в г. Томске в период 1905 года, что и сообщается на Ваше распоряжение.
Нач-к спецчасти ф-ки Подпись (Савченко)
Отпеч. 2 экз.
№ 1 адресату
№ 2 в делах фабрики
перепечатала Е. Г.

ГАТО. Ф. Р-948. Оп.9.Д.7. Л.19. Отпуск. Машинопись.
------------------------------------------------------
№106 ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки начальнику горотделу НКВД о П. Д. Веселове
21 июля 1937г. Секретно.
Начальнику ЭКО НКВД тов.Иванову, г. Томск.
Томская фабрика карандашной дощечки сообщает на Ваше распоряжение, что 15 июля 1937 г. шофер фабрики карандашной дощечки Веселое Павел Дмитриевич сказал, что "меня советская власть разорила, а теперь я буду разорять власть". Об этом услыхал рабочий фабрики Печерин [и], придя на квартиру пом. директора т. Ильина, изложил все обстоятельства разговоров Веселова В. П. Названный Веселое В. П. проживает по Коммунистическому пр. № 68-2

Нач-к спецчасти ф-ки Подпись (Савченко)

ГАТО. Ф. Р-948. On.9. Д. 7. Л.20. Отпуск. Машинопись.
-------------------------------------------------------
№ 117 ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки в горотдел НКВД о деятельности в Томске троцкистской организации
2 августа 1937 г. Сов. секретно.
НАЧАЛЬНИКУ ТОМ. ГОРОТДЕЛА НКВД
капитану госбезопасности тов. Овчинникову.
г. Томск.
Спецчасть Томской фабрики карандашной дощечки при этом препровождает заявление гр. Беляева Александра Александровича, проживающего по Большой Подгорной ул. № 35, в данное время работает на фабрике карандашной дощечки в должности повара столовой. Из прилагаемого при этом заявления усматривается, что на Томской фабрике карандашной дощечки работает в должности пом. бухгалтера член троцкистской группировки Трофимовский Алексей Иванович, проживающий по ул. Войкова № 75. Второй член троцкистской группировки работает в данное время в Томском индустриальном институте в должности счетовода, Мигай Константин Александрович (Арестован в 1937 г. Расстрелян), проживающий по Тверской ул. № 84. Кроме этого организатором этой группировки является женщина, фамилия которой неизвестна, имя ее Маруся, в прошлом является ссыльной. Член троцкистской группировки Мигай К. А. пытался похитить документы, принадлежащие некой Индаевой Марии, которая проживает по проспекту Фрунзе № 27. Индаева М. ранее являлась женой Трофимовского А. И. и после жила с Мигаем К. А. В момент налаженных хороших отношений между этими указанными троцкистами, все они проводили свои троцкистские собрания на квартире Мигая К. А. - квартира Мигай К. А. являлась конспиративной.
Все вышеизложенное сообщается на Ваше распоряжение о принятии мер Вашей властью.
Приложение: По тексту.
Начальник спецчасти
фабрики карандашной дощечки Подпись (Савченко)

ГАТО. Ф. Р-948. Оп.9.Д.7. Л.8. Отпуск. Машинопись.
-----------------------------------------------
№ 123 ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки директору фабрики о Кречетове и Гурулеве 5 августа 1937 г.
Директору фабрики тов. Якимову.
Настоящим доношу до Вашего сведения, что нач. пожарной охраны Кречетов и его помощник Гурулев имеют связь с женами троцкистов Бутарева ( Арестован в 1937 г. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах) и Головина, которые систематически посещают квартиру, [приходят] к ним на территорию фабрики; не передают ли они шпионские сведения о состоянии нашей фабрики, о чем мной сообщено Томскому горотделу НКВД.
Нач. спецчасти Подпись Савченко
Помета: Доложено лично тов. Якимову. Подпись. [Савченко].

ГАТО. Ф. Р-948. On.9. Д.8. Л.З. Подлинник. Машинопись.
-------------------------------------------------------------
№124 СПИСОК лиц, работающих на Томской фабрике карандашной дощечки, на которых имеются компрометирующие данные по спецчасти (Адресат документа не указан)
8 августа 1937 г. Сов. секретно.

№ п/п Фамилия, имя, отчество Год рождения Занимаемая должность Компрометирующие данные Домашний адрес
1 Агеев Григорий Дмитриевич 1898 Рабочий лесоцеха Колчаковский писарь К.Маркса№37-1
2 Ченцов Иван Артемьевич 1902 Плотник АХО Бывший кулак Войкова№75
3 Земцова Наталья Маревна 1904 Рабочая дели-тельного цеха Бывшая кулачка Войкова№75
4 Ваневатов Спиридон Романович 1903 Бракер лесоцеха Бывший кулак Войкова№75
5 Синяев Прокофий Степанович (Арестован в 1937 г. Расстрелян) 1900 Грузчик гаража Бывший кулак Войкова№75
6 Сваровский Гавриил Алексеевич (Арестован в 1937 г. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах) 1909 Рабочий лесокорпуса Бывший кулак Войкова№75
7 Чесноков Петр Яковлевич 1911 Рабочий дели-тельного цеха Брат Чеснокова П. Я. (Чесноков И. Я. осужден по ст. 58-10 УК в 1937 г., будучи учителем) Иркутская№4
8 Ружинский Николай Михайлович 1916 Рабочий ящичного] цеха Был осужден по ст. 162 УК за кражу М. Горького № 44
9 Романовский Василий Федорович 1917 Слесарь дели-тельного цеха Сын попа. Сам Романовский Ф.Ф. (Арестован в 1937 г. Расстрелян) в момент ареста органами НКВД был попом и осужден по ст. 58-10 УК, в данное время работает в Томском домтресте начальником строительства Ленинский проспект №12, кв. 3
10 Голик Вера Федоровна 1911 Счетовод делительного цеха Племянница попа Романовского Ф.Ф., в прошлом осужденного по ст. 58-10 УК Октябрьская № 6,кв.2
11 Шелементьев Иван Федорович 1886 Пилостав лесоцеха 3 данное время является баптистом Войкова№75
12 Евдокимов Александр Георгиевич (Арестован в 1937 г. Расстрелян) 1890 Рабочий биржи круглого леса Быв. поп, служил в г. Тобольске, окончил духовную семинарию Ванцетти №6-2
13 Кулик Владимир Герасимович (Арестован в 1937 г. Расстрелян) 1915 Пилостав биржи круглого леса Сын ксендза, перебежчик со стороны Польши Войкова №75
14 Степин Константин Иванович 1872 Сторож гаража Бывший кулак Иркутская № 38
15 Цыбин Александр Александрович 1897 Пом. бухгалтера главной бухгалтерии Сын попа, отец же работает на фабрике Волков Войкова№75
16 Кругликов Василий Андреевич (Арестован в 1937 г. Расстрелян) 1897 Рабочий биржи круглого леса Быв. член ВКП(б), быв. второй секретарь Восточно-Сибирского крайисполкома, осужден за шпионаж, ст. 58-6 УК Войкова№75
17 Халецкий Алексей Иванович 1911 Плотник строительства Сын кулака Набережная реки Ушайки№6-15
18 Коваленко Иосиф Иванович 1901 Плотник строительства В 1929 г. быв. административно-высланный [из] ДВК за агитацию против сов. власти на 3 г. ст. 58-10 УК Войкова№75
19 Короткое Иван Иванович 1909 Плотник строит-ва Сын кулака Конная площадь№8
20 Заев Алексей Семенович 1904 Рабочий лесо-корпуса Ранее был осужден военным трибуналом 18 стрелкового корпуса по ст. 74 УК Черемошники
21 Ларионов Семен Иванович 1908 Рядовой ПВХО Был арестован органами милиции 11/V-35 г. по подозрению в краже Ванцетти№17-2
22 Аристов Яков Захарович (Арестован в 1937 г. Расстрелян) 1889 |Прораб Окончил школу прапорщиков в старой армии, служил в чине прапорщика Войкова№75
23 Соболев Филипп Васильевич 1892 Сменный мастер д/ц В старой армии служил в чине старшего унтер-офицера Октябрьская №11
24 Татмянин Лев Степанович 1897 Мастер карандашной дощечки В старой армии служил в чине старшего унтер-офицера Ванцетти №6

Подпись (В. Савченко)

ГАТО. Ф. Р-948. Оп.9.Д.7. Л.27-28. Отпуск. Машинопись.

Представили? А теперь: «паёк литеры "Б"». Огромное и очень интересное исследование. Я взял самое начало. Интересно? – Читайте сами (ссылку я дал)!

(http://www.kudrinbi.ru/public/484/index.htm )

Материалы ХV конференции по философии техники и технетике и семинара по ценологии (Москва, 19 ноября 2010 г.). Вып. 47. «Ценологические исследования». – М.: Технетика, 2011. – 400 с.

ИЗ БУДУЩЕЙ КНИГИ "НОМЕНКЛАТУРА ПРОТИВ РОССИИ: ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ТУПИК"

С. Д. Хайтун

1.3.1.3. В СССР номенклатура присваивала бóльшую часть доходов граждан, в постсоветской России она присваивает существенную их часть. Распространённая точка зрения состоит в том, что и сами по себе привилегии номенклатуры малы, и численность номенклатуры невелика, так что, если эти привилегии, отняв у неё, размазать по всему населению, то каждому достанется с гулькин нос. Что касается численности номенклатуры, то, казалось бы, так оно и есть:

........."Ко времени отмены карточной системы (сентябрь 1935 г. – С.Х.) число руководящих работников центральных учреждений, получавших лучший в стране паёк литеры "А", составляло всего лишь 4,5 тыс. человек; группа ответственных работников, получавших паёк литеры "Б", включая областной, районный и городской активы Москвы и Ленинграда, – 41,5 тыс.; высшая группа учёных – 1,9 тыс. человек (все данные приводятся без учёта членов семей). Если прибавить сюда персональных пенсионеров союзного и республиканского значения, политкаторжан, то число пользовавшихся спецснабжением возрастёт до 55,5 тыс. семей, из которых 45 тыс. жили в Москве".

........."Аппарат КПСС строился на принципах пирамидальной иерархии. Иерархическую структуру партийного аппарата («командного состава партии») чётко отразил Сталин в речи на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г.: "В составе нашей партии, если иметь в виду её руководящие слои, имеется около 3–4 тысяч высших руководителей. Это, я бы сказал, генералитет нашей партии. Далее идут 30–40 тысяч средних руководителей. Это – наше партийное офицерство. Дальше идут около 100–150 тысяч низшего партийного командного состава. Это, так сказать, наше партийное унтер-офицерство". (Численность партии в это время составляла около 2 млн. человек)".

.........«Численность номенклатуры ЦК КПСС не была неизменной, она постоянно подвергалась дополнениям, уточнениям, сокращениям, вызванным потребностями дня. Как известно, Управлением кадров ЦК ВКП(б) было подготовлено в сентябре 1946 г. и утверждено на Оргбюро решение "О номенклатуре должностей ЦК ВКП(б)". Её численность составляла (включая основную и учётно-контрольную номенклатуру) в 1946 г.– около 42 тыс. чел., в 1954 г. – 23 576 чел., в 1956 г. – 26 210 чел., в 1957 г. –12 645 чел., в 1958 г. – 14 342 чел., в 1991 г. – 19 500 чел., в августе 1991 г. – 3800 чел. (по показаниям В. А. Купцова на заседании Конституционного Суда РФ). По другим данным, номенклатура ЦК КПСС в августе 1991 г. составляла 7735 работников».

.........Эти цифры, однако, говорят о численности только самой макушки номенклатурного айсберга. Помимо ЦК КПСС свои списки получающих привилегии имели все региональные комитеты партии от ЦК союзных республик до комитетов партии районов и крупных (да и некрупных то ж) предприятий:

.........«Партаппарат представляет собой крутую вертикальную лестницу с чётко разделёнными ступенями и с такой же чётко разделённой шкалой зарплат, доплат, продовольственных пайков, завтраков, обедов, дач, больниц. Всё это облегчало процесс ассимиляции "малого колеса" партийной машины (140–170 тыс. аппаратчиков) "большим колесом", которое состояло из 6–7 миллионов чиновников и в котором вращались почти все бюджетные и внебюджетные средства страны (выделено мной. – С.Х.)».

.........Свои системы привилегий были также у советских органов, профсоюзов и т.д. К примеру, все сотрудники НКВД (не говоря уже о высшем его руководстве, входившем в чекистскую номенклатуру) имели немалые (в сравнении с рядовым населением) привилегии, включая свои магазины, где цены были ниже обычных. А ведь помимо самих чиновников около них крутилась масса помощников и обслуги, и все они имели свой кусок номенклатурного пирога. Большие льготы, например, имели многие доверенные сотрудники официальных ВИП-персон, какие-нибудь секретари наркомов и пр., которые, не входя официально в номенклатуру, могли иметь госдачи и прочие спецблага...

И вот здесь я вновь вернусь к «романтическим» послевоенным воспоминаниям нашего героя. К должности заведующего столовой, на которую было направлял его райком, но от которой он благоразумно уклонился, «не корысти ради, а токмо...» осторожностью любящей его жены. Должность заведующего столовой в полуголодном послевоенном Киеве... Столице... пусть не всего СССР и не «всего лишь» Российской Федерации, но Украины (а она с самого начала была самостоятельным членом ООН) – это гораздо более серьёзное дело, чем может показаться на первый взгляд. Если пройти по ссылке (http://www.kudrinbi.ru/public/484/index.htm), адресующей к полному тексту отрывка из книги «НОМЕНКЛАТУРА ПРОТИВ РОССИИ: ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ТУПИК", а я привёл меньше трети этого отрывка, то можно увидеть, что райком партии направлял рассказчика на самый передний фронт борьбы... Борьбы за обеспечение номенклатуры (прежде всего, именно партноменклатуры) привилегиями (прежде всего, привилегиями именно в доступе к жратве). Работа эта была в самом деле чрезвычайно опасна и Муся (жена героя) отговорила его очень во-время. Воры не очень любят оставлять свидетелей... Можно вспомнить партруководителей ленинградского обкома, возглавляемого Ждановым и получавшего спецавиарейсом в блокадный Ленинград свежие персики и иные изыски (можно, не буду разыскивать ссылок?.. их уже немало в интернете) или уже в хрущёвское время, директора московского Елисеевского магазина, каковой директор, по специально сочинённому для него и на огромной скорости принятому Верховным Советом СССР, закону, по которому он в 24 часа после этого принятия был осуждён, приговорён и расстрелян. Почему? Да потому, что он, как человек осторожный, хотя и поставлял московской партноменклатуре деликатесы (по фактически бросовым ценам), но скрупулёзно документировал эту свою деятельность, а для себя, для своих родных и знакомых не очень злоупотреблял... Он надеялся, что в случае судебного разбирательства, эти записи защитят его, ибо сделают партноменклатуру соучастниками его преступлений (он отдавал себе отчёт, что обеспечение ("окормление") партноменклатуры жратвой от пуза, когда миллионы, чтобы утолить чувство голода, читают на ночь «Продовольственную программу» - это преступление), и чтобы он не стал говорить на публику «лишнего», его не тронут. Ан, нет!.. Если его и предали суду, то мимоходом, а то и, вообще, задним числом. Прежде всего его расстреляли. Так, что Муся не зря беспокоилась за своего мужа...

Обращаю Ваше внимание, читатель, что речь идёт не о каких-то секретных, тайных сведениях о вожде клуба учёных. Речь идёт всего лишь о том, о чём он с воодушевлением и гордостью рассказывает, корреспондент (ныне редактор) сборника «Второе дыхание» с воодушевлением и пиететом записывает, а клуб (его интернет-комиссия) с не меньшим воодушевлением вывешивает в интернет. Я не говорю, что вождь клуба учёных плохой человек. Просто он своими словами создаёт у меня именно такое представление о себе. Может быть, он вовсе не служил в СМЕРШе. (Дополнение от 12 мая 2018 года: Очень интересная обширная статья про СМЕРШ, посвящённая беседе с автором книги "Тайное оружие Сталина" опубликована сегодня на сайте Радио Свобода (https://www.svoboda.org/a/29219412.html). Конец дополнения от 12 мая 2018 года) Или, скажем, в «заградотрядах», каковые Сталин учредил по примеру Германии (успешно их применявшей) на 4-й день войны тайно; а через год громогласно о них объявивший приказом №227, известным под названием «Ни шагу назад!» с введением штрафных рот и батальонов. Такая практика была только в двух воюющих странах... Но я ничего не говорю про вождя. Может, он подрывал танки, захватывал плацдармы... Просто он создаёт такое представление о себе. Получение пайка литеры "Б" – это, наверное, прекрасно. И спецчасть, наверное, тоже... Но я пытаюсь представить себе хороших людей, получающих такой паёк... И у меня не получается!.. Учёные какие-нибудь... засекреченные?.. Нет, тут, вроде, иной случай... Я пытаюсь состряпать какую-нибудь благовидную историю со словами «послевоенный Киев 45-46-го годов» (именно здесь уместно напомнить, что третий украинский Голодомор приходится как раз на 1946-47 годы, а значит завстоловой в этот период - это очень серьёзная номенклатура!), «фашистские прихвостни», «прокуратура» и «занимаемая этими прихвостнями квартира» - и у меня не складывается ничего разумного, куда не входило бы «гордое слово» донос... Я не говорю, что мои впечатления от рассказа вождя отражают реальность, его подлинную биографию. Я говорю о том, что такие впечатления возникают by default…

VladRamm
16.09.2012, 01:13
(Окончание третьей части)

Если человек, с гордостью рассказывает такое о себе и вывешивает такие рассказы о себе для всемирной паутины... Если он этого не понимает... Если он не понимает, что коль скоро это и есть твоя жизнь и твои «достижения», то надо сидеть тихо, не высовываясь никуда, и молчать «в тряпочку». Если он не понимает этого, то этот человек не понимает ничего! А я про что говорю? Про то, что он ничего не понимает. И, по-вашему, я его этим смертельно оскорбил? И все сидят и ждут моих перед ним извинений?.. Ещё раз: это не я про него разузнал у каких-нибудь злонамеренных клеветников – это он всё о себе рассказывает через микрофон всему миру!.. Вы не слышите этого, не видите этого в его словах, а я вижу... Почему? – Да потому, что я математик: я слышу смысл слов. Возраст, вы говорите, надо уважать? Рассказывать вам про Ивана Николаевича Демьяню́ка (род. 3 апреля 1920 в селе Дубовые Махаринцы под Казатином, ныне — Винницкая область Украины; бывшего гражданина США советского происхождения, обвиняемого и признанного виновным в совершении военных преступлений, которые он совершил, будучи охранником в нескольких нацистских концлагерях во время Второй мировой войны - через недельку после того как я вспомнил о Демьяню́ке, он умер...)? Не надо? А то адресок (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D1%8E%D0%BA,_ %D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE% D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87) могу подкинуть. И снова: я ни на что не намекаю. Не надо о себе рассказывать, как о последнем подонке, тогда ни у кого не будет возникать о тебе впечатления, как о подонке. И... Не надо про возраст, ладно?..

Вице-президент клуба, Иосиф Борисович Вайсман, тот самый, что вместо ответа на мой прямо поставленный вопрос направил мне хамское обличительное письмо, раскрывающее (или разоблачающее?) моё «мерзостное нутро»... Я правильно излагаю, а, вице-президент? Об этом замечательном письме в очерке (http://demset.org/f/showthread.php?t=3816) "Профессор Басин «наносит ответный удар»". Дабы при обсуждении моего персонального дела, дать всем возможность разглядеть моё истинное «отвратительное лицо» (или всё-таки нутро?) и защитить своего вождя от моих «гнусных нападок», раскрыл перед потрясёнными слушателями, что я был членом КПСС и даже выступал в качестве лектора Ленинградского обкома. Ну, что же? Что же-с? Это обвинение не новое (тем более, что я этого и не думаю скрывать). Накануне Нового Года с этим самым обвинением выступил российский КГБ (ФСБ – по-современному). Только они высказались более незатейливо: «Ху ли ты людям мозги ебешь? В КПСС ты состоял. Стучал на товарищей. Пошел ты на *********!» (Он-то выразился прямым текстом, это система, охраняющая форум от непристойностей, наставила тут звёздочек, понимаешь!) и привели «разоблачающий» меня материал: опубликованное в «Огоньке» (до отмены 6-й статьи Конституции) письмо «НАВСТРЕЧУ XIX ПАРТКОНФЕРЕНЦИИ», которого я оказался не только одним из подписантов, но и главным сочинителем. В маленьком очерке «Железному феликсу не ндра-а-а-а-а-а-авится...» я рассказывал (http://demset.org/f/showthread.php?t=2814) и об этой ГБ-атаке, не менее смешной и интересной, чем персональное дело, открытое (возбуждённое?) здесь в Америке против меня «большими начальниками» из клуба массачусетских русскоязычных учёных. «Я не думаю, что перед каждым говнюком должен оправдываться. – писал я в этом очерке; и сейчас придерживаюсь этой же позиции. – О том, что я более 28 лет был членом КПСС, всю жизнь занимался, и сейчас занимаюсь идеологической работой (коей почитаю свою деятельность на портале «Демократического сетевого сообщества»), и даже долгое время был лектором обкома КПСС, я писал в своих статьях. И даже о том, что ОК, сфабриковав против меня уголовное дело и добившись осуждения, забыл исключить меня из КПСС, писал. Соплёй перешибить меня этому новому подон... Ээ-э... говнюку не удастся». Кстати, это не Вас я назвал «говнюком», милейший Иосиф Борисович. Не принимайте на свой счёт! А впрочем, как Вам самому понравится... Защищая от меня любимого вождя-президента и попрекая, «порочащими меня связями» с КПСС, вице-президент просто забыл (думаю, в его возрасте это вполне простительно), что любимый вождь ещё в 1945-м приходил в райком за должностью именно, как член партии (то, что она тогда ещё не называлась КПСС, а носила имя ВКП(б), дела не меняет. Или Вы изволите думать иначе, милейший Иосиф Борисович?); что «в послевоенные годы — Вы учёный-историк, профессор и заведующий кафедрой Киевского инженерно-строительного института» с почтением говорят ему преданные поклонники в клубе, поздравляя с юбилеем, а что кафедра называется «Кафедрой марксизма-ленинизма», а рубрика ВАКа, под которой защищены кандидатская и докторская диссертации называется: ИСТОРИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА – это, как им кажется, не стоящая внимания деталь. Google не так много знает про Марка Яковлевича Цалюка, но про его диссертации он знает!

Цалюк, М. Я. Совхозы Украины и их роль в повороте крестьянских масс на путь коллективизации (1921-1929 годы): автореферат дис. на соискание учен. степени кандидата ист. Наук. К.: [б. и.], 1951. http://tartu.ester.ee/record=b2368408~S1*est и

Цалюк, М. Я. Разработка В. И. Лениным концепции о переходе советской деревни к социализму : спец. 07.00.01 - история Коммунистической партии Советского Союза : автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра ист. наук / М. Я. Цалюк, Киев. гос. ун-т им. Т. Г. Шевченко ; офиц. оппоненты: Г. В. Шарапов, В. М. Самофалов, Д. З. Коровяковский. - Киев, 1973. - 48 с. ; 60х84/16. - Библиогр. : с. 48.

Я не читал этих замечательных работ. Возможно, это кладезь мудрости. Однако сперва замечу, что защищать своего вождя, что уже в 1945-м был членом партии и активно пользовался этим для устройства собственных дел, человека, проведшего всю свою «научную» жизнь в рамках специальности (по квалификации ВАКа) 07.00.01 - история Коммунистической партии Советского Союза, «учёного», заведовавшего кафедрой марксизма-ленинизма, - от чьих бы то ни было нападок, не просто переходя на личности, но выставляя в качестве главной претензии то, что «нападающий» и относящийся к «несчастному и беззащитному» вождю без должного пиетета, «сам признался, что был членом КПСС», это... Снова с удовольствием процитирую Наталью Резник: «Вы идиот?.. Нет, нет! Не отвечайте!».

Почему я поставил кавычки вокруг слова «учёного»? Потому, что убеждён: человек, профессионально занимающийся марксизмом-ленинизмом, учёным не является. Даже если он долгие годы возглавлял кафедру этого самого марксизма-ленинизма. Не является, ибо наукой не является сам марксизм-ленинизм. Я глубоко убеждён, что он является лженаукой, обладая всеми признаками для такой квалификации. И уж не буду долго толковать о том, что "Краткий курс" оной истории, построчно редактировавшийся лично Сталиным И.В., является трудно вообразимым по масштабам воплощённым в жизнь проектом фальсификации истории... Подробно объяснять ни этого, ни чего-нибудь рядом не буду. – Интересно? – Вот моя статья (http://demset.org/f/showthread.php?p=1197&posted=1#post1197) «Миф об идеологии», написанная два с лишним года назад. Есть вопросы? – Я готов к обсуждению.

А второе – серьёзнее. Гораздо серьёзнее. Тема кандидатской диссертации, написанной вождём в 1951-м году: «Совхозы Украины и их роль в повороте крестьянских масс на путь коллективизации (1921-1929 годы)». Она вошла и в Каталог кандидатських та докторських дисертацій з історії України, захищених за період від 1945 по 2004 рік . Загальна історія України . Українські землі в складі СРСР та Польщі. Україна у міжвоєнний період. Ещё раз: «Совхозы Украины и их роль в повороте крестьянских масс на путь коллективизации (1921-1929 годы)»...

Первый раз в бостонский клуб учёных много лет назад затащила меня, кстати, надолго отбив желание ходить туда снова, светлой памяти Клара Соломоновна Рукшина. Она, историк и меня воспринимала, как историка. Когда она вскоре после нашего знакомства стала мне рассказывать о своём интересе к возникновению американской конституции, и я переспросил: «Значит, Томас Пейн Вас интересует?», она сразу прониклась ко мне доверием: «Вы первый, говорящий по-русски человек, с которым я встретилась здесь в Америке и который знает это имя!». Помню, как она была счастлива, когда я узнав, что она защитившая диссертацию, посвящённую Т.Пейну, так и не смогла заиметь его книгу (приобрести её, украсть, зачитать или что-нибудь ещё придумать), снял с полки своего Пейна и подарил ей. Её восторг трудно было передать словами. И я, видя её счастливое лицо, нахально попросил её сделать для меня ксерокс основного труда Пейна из этой книги, и она была страшно довольна, что может хоть как-то отблагодарить меня за бесценный (по её мнению) подарок. Мы довольно много говорили об истории. И о том времени, когда Пейн стал «самим Пейном», и о периоде формирования фашизма и нацизма (очень для меня интересном периоде) , и о Радищеве, про которого Клара Соломоновна писала статью для журнала. Говорили, и она попросила меня посмотреть её заготовки. Посмотрев их и поразмышляв, я понял одну вещь, одно соображение, касающееся деятельности историка (вообще), высказал его Кларе Соломоновне, и она согласившись со мною, даже внесла какие-то исправления в свою работу. Сейчас я поведаю Вам, читатель, об этом соображении. А то, смотрю, Вы недоумеваете: причём тут К.С.Рукшина, если речь идёт о творческом насле... Нет, не наследии! О творческих достижениях великого вождя.

Соображение это я высказывал и в сравнительно недавней статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=2460) «Куда ленинизм ведёт Михаила Веллера?»:

Как Вы считаете, чем историк отличается от летописца? Или наоборот: летописец от историка?.. Нет, не профессионализмом...

Летописец, по моему убеждению, остаётся в своём, в описываемом времени... Он может в чём-то ошибаться, неадекватно что-то интерпретировать, не указывать степень достоверности-недостоверности каких-либо суждений и оценок... Просто, может быть, и не зная её: «говорят» - вот и вся оценка... Главное – не это. Главное: он не выходит из своего времени, не знает, что было после. Исходит из того, что не знает!.. Даже если пишет свою «летопись» через много лет после описываемых в ней событий.

Историк же, в моём представлении, не таков. У историка более трепетное отношение к фактам. Он их проверяет и перепроверяет. Он тоже может сказать «говорят», но для него фактом, событием является не столько объект «говорения» - это может быть и сплетня, и просто чушь. Фактом является атмосфера, в которой появляются подобные слухи и подобная чушь... Атмосфера помогает понять процессы, происходящие в социуме. Но самое важное даже не это. Самое важное – историк таки знает, что было после! Для него время – целым куском! Вплоть до сегодняшнего момента. И он изучает историю, чтобы понять... лучше понять происходящее сегодня. Лучше понять, чтобы лучше предвидеть будущее. Чтобы увидеть не только события, но и процессы. И понять, как действовать... если не оптимально, то хотя бы разумно...

Совсем коротко, хотя и не совсем точно: летописец – рассказчик, историк – учёный. Летописец может быть гораздо интересней. Зато историк... А если историк ещё и хороший рассказчик, как, скажем, Евгений Викторович Тарле... Это же оторваться невозможно!..

А почему я начал их сравнивать? Да из-за вопроса (http://www.rvb.ru/saltykov-shchedrin/01text/vol_03/01text/0080.htm), заданного как-то писателем Михаилом Салтыковым-Щедриным в очерке «Литераторы-обыватели» писателю Михаилу Веллеру: «Зачем вы взираете на себя как на историка и философа, тогда как вы просто-напросто летописец, а быть может, отчасти и водевилист?»

Вот это самое соображение: историк таки знает, что было после, и заставляет меня трезвым взглядом посмотреть на название (с меня достаточно названия!) автореферата защищённой диссертации. Если автор – историк, пишущий в 1951-м году (Сталин ещё не знает, что умрёт в 1953-м, и пока собирается жить вечно) о совхозах и коллективизации на Украине в период 1921-1929 годов, то знал ли он об украинском Голодоморе 1921—1923 годов (в самом начале этого периода)? Оставлю пока в стороне украинские Голодоморы 1932—1933 и 1946—1947 годов, происходившие между изучаемым автором периодом украинской коллективизации и моментом защиты им диссертации об этой самой коллективизации. Я, заметьте, читатель, спрашиваю без экзальтации, без всяких там «в глаза, падла, смотреть!» Спокойно. Если не знает, то он не учёный, а невежда, берущийся «авторитетно» (это всё-таки, не мнение, высказанное за кружкой пива, а диссертация по истории своей страны!) судить о вещах, о которых он не имеет представления. А если знает, то это прохвост, воспевающий диктатуру, ради... Ну, что объяснять Вам, читатель, для чего разные прохвосты и подонки воспевают диктатуру? Про невежд или просто, как Веллер (герой моей статьи про ленинизм), не до конца осведомлённых людей я не говорю. Я только о подонках. Или хотите назовём их ласково и приветливо? Как Пушкин когда-то Н.Карамзина... Девятнадцатилетний Пушкин очень тепло отозвался о поистине бессмертной работе Николая Михайловича Карамзина «История государства Российского». И все, кто говорит по-русски, надолго запомнили этот пушкинский необыкновенно благожелательный отзыв:

В его «Истории» изящность, простота
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута.

Так что, господа? Вы призывали меня немедленно признать свою ошибку?.. И вы, может быть, меня простите... Ну, оступился, мол... С кем не бывает?.. Я назвал (в частном письме, которое его получатель захотел сделать всеобщим достоянием) вашего вождя слабо-слышащим, плохо-видящим и ничего не понимающим человеком. Но я знал о нём мало и судил только на основании непосредственных впечатлений. На самом деле, слепота, глухота и слабая ориентация в окружающей реальности не существенны. Был бы человек... Я был неправ. Всё это неважно. Важно то, что человек этот, по моему убеждению, является искренним негодяем. Карьеристом самого дурного пошиба, ибо своей деятельностью он, насколько я понимаю, или сам ломал человеческие судьбы... со смертельным результатом для тех, кто оказывался жертвами его доносов (я говорю не о выцарапывании с помощью прокуратуры квартиры, занятой «фашистскими прихвостнями», а о послевоенной работе начальником спецчасти в «Укрзаготскоте». И, кстати, вместо грубого «доносов», может, Вам приятнее мягкое «информационных сообщений»? Be my guest!). Или «научно» обосновывал сталинские мероприятия по проведению такой ломки, где счёт умерщвлённых шёл уже на миллионы!.. В том, что касается гитлеровской (фашистско-нацистской) системы «хозяйствования», то

...стоит подчеркнуть, что многие ученые, отказавшиеся опираться на расизм, вытеснялись из престижных ассоциаций, теряли места в редколлегиях, но сохраняли свои должности и звания. Большинство сотрудничало с нацистами вполне сознательно и инициативно. Именно это соучастие и огромная помощь интеллектуалов в проведении в жизнь политики расизма дали основания Виктору Клемпереру, чудом выжившему немецкому филологу еврейского происхождения, написать:

«Если бы судьба побежденных была в моих руках, я отпустил бы с миром обычных людей и даже некоторых из вождей... но я бы вздернул всех интеллектуалов, а профессоров повесил бы на три фута выше, чем всех остальных».

Но в послевоенной Германии, как известно, именно эта категория нацистских преступников отделалась легче всего.

Я глубоко убеждён, что сталинская и гитлеровская система – это близнецы-братья... Ээ-э... сёстры. Конечно, когда я был моложе, я не просто многого не знал, я во многом не разбирался; да и от истории был далёк. Однако, как я понимаю, в отличие от меня, ваш обожаемый доктор исторических наук «сотрудничал с системой вполне сознательно и инициативно». Но СССР, скажете Вы, – это не нацистское государство!.. Ну, во-первых, мне довелось довольно долго прожить там в качестве еврея, и я не стал бы настаивать на этом тезисе, а во-вторых, я же не предлагаю вашего любимого «профессора повесить на три фута выше, чем всех остальных».

Простите, Вы, читатель, тоже мало знаете про «какой-то» голодомор?.. Не беда! Вот Википедия. Статья (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D 1%80_%D0%BD%D0%B0_%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D 0%BD%D0%B5) о Голодоморе 1932—1933 годов:

6221Данное историческое событие является важной составляющей народной памяти украинцев, сравнимым по масштабности катастрофы для украинского этноса с Шоа (Холокостом) евреев и геноцидом армян 1915 года. В политической среде Украины долгое время длилась дискуссия, в рамках которой высказывания одной части участников дискуссии поддерживали версию чрезмерности мероприятий, связанных с Голодоморами, тогда как высказывания второй части участников упрекали власть Украины в имитации большей части действий, направленных на изучение причин Голодомора 1932—1933 годов, установления его организаторов и необходимости осмысления нынешним поколением украинцев значимости Голодомора для самоидентификации подрастающего поколения. Следует отметить, что основная масса оппонентов политики увековечивания памяти жертв Голодомора не имела такого огромного процента пострадавших и умерших в 1932—1933 годах среди родных и близких как те, кто такую политику поддерживал а также очень часто (практически всегда) не идентифицировал себя как украинца (представителя украинской нации).

6222 Второй причиной отрицания Голодомора была и есть традиционная ориентация на политику руководства Российской Федерации, которое занимало и занимает в этом вопросе недружественную позицию непризнания Голодомора геноцидом. После решения Апелляционного суда города Киева, определившего конкретных организаторов Голодомора дискуссии и споры переместились в сферу приведения состояния информированности общества о Голодоморах 1921—1923 годов; 1946—1947 годов в состояние, аналогичное Голодомору 1932—1933 годов, а также в плоскость противодействия других государств признанию Голодомора 1932—1933 годов геноцидом украинцев. Внутри Украины споры по вопросу практически прекратились, за исключением позиции коммунистической партии Украины, отрицающей не только трактовку вопроса, но и любой мало-мальский компромисс по нему.

Верховная рада Украины приняла законодательный акт, определяющий Голодомор как геноцид украинского народа. C 2003 года представительские органы ряда стран (количество колеблется от 10 до 19, а география от Австралии до Канады) приняли документы различного правового характера в ряде которых историческое событие упоминается в связке с термином геноцид (Famine-Genocide, Famine/Genocide) и указывается как «умышленно организованное Сталинским режимом» «в результате которого погибло более 7 миллионов этнических украинцев»

Письмо Сталина Кагановичу от 11 августа 1932 года:

Самое главное сейчас Украина. Дела на Украине из рук вон плохи. Плохо по партийной линии. Говорят, что в двух областях Украины (кажется, в Киевской и Днепропетровской) около 5-ти райкомов высказались против плана хлебозаготовок, признав его нереальным. В других райкомах обстоит дело, как утверждают, не лучше. На что это похоже? Это не партия, а парламент, карикатура на парламент. Вместо того, чтобы руководить районами, Косиор все время лавировал между директивами ЦК ВКП и требованиями райкомов и вот — долавировался до ручки. Правильно говорил Ленин, что человек, не имеющий мужество пойти в нужный момент против течения, — не может быть настоящим большевистским руководителем. Плохо по линии советской. Чубарь — не руководитель. Плохо по линии ГПУ. Реденсу не по плечу руководить борьбой с контрреволюцией в такой большой и своеобразной республике, как Украина.
Если не возьмемся теперь же за выправление положения на Украине, Украину можем потерять. Имейте в виду, что Пилсудский не дремлет, и его агентура на Украине во много раз сильнее, чем думает Реденс или Косиор. Имейте также ввиду, что в Украинской компартии (500 тысяч членов, хе-хе) обретается не мало (да, не мало!) гнилых элементов, сознательных и бессознательных петлюровцев, наконец — прямых агентов Пилсудского. Как только дела станут хуже, эти элементы не замедлят открыть фронт внутри (и вне) партии, против партии. Самое плохое это то, что украинская верхушка не видит этих опасностей.
Так дальше продолжаться не может.
Нужно:
а) взять из Украины Косиора и заменить его Вами с оставлением Вас секретарем ЦК ВКП(б);
б) вслед за этим перевести на Украину Балицкого на пост преда украинского ГПУ (или ПП Украины, так как должности преда ГПУ Украины, кажется, не существует) с оставлением его замом председателя ОГПУ, а Реденса сделать замом Балицкого по Украине;
в) через несколько месяцев после этого заменить Чубаря другим товарищем, скажем Гринько или кем-либо другим, а Чубаря сделать замом Молотова в Москве (Косиора можно сделать одним из секретарей ЦК ВКП);
г) Поставить себе целью превратить Украину в кратчайший срок в на стоящую крепость СССР, в действительно образцовую республику. Денег на это не жалеть.
Без этих и подобных им мероприятий (хозяйственное и политическое укрепление Украины, в первую очередь — ее приграничных районов и т. п.), повторяю — мы можем потерять Украйну.

Оборву здесь. Разве, что ещё маленькую цитатку из "НОМЕНКЛАТУРЫ ПРОТИВ РОССИИ: ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ТУПИК" С. Д. Хайтуна, на которую я ссылался (http://www.kudrinbi.ru/public/484/index.htm), говоря о «пайке литеры "Б"»:

Троцкий писал о ситуации в 1930-х годах в СССР, в котором, как нас учили в школах и институтах, социальное неравенство было невелико, о чём, например, пишет Е. А. Осокина:

"Советское общество, хотя и имело внутреннюю стратификацию, своих богатых и бедных, оставалось более однородным, чем западный мир".

Позвольте не согласиться. Справедливость советского общества – не более чем коммунистический миф, социальное неравенство в СССР, если учесть скрывавшуюся стоимость привилегий номенклатуры, было чудовищным, особенно во времена "аскета" Сталина. Достаточно напомнить об обжираловке, которую устраивала себе партийная номенклатура во время голодомора 1932–1933 гг.

Есть ещё множество статей... Не надо только ля-ля по поводу того, что, мол, письмо Сталина Кагановичу датировано 11 августа 1932 года, а диссертант изучал период 1921-1929 годов. Диссертацию-то он защищал в 1951-м! И не надейтесь, что он там «разоблачал» разрушительную роль совхозов в повороте крестьян куда следует! Это при живом-то Сталине!.. И он не только гордился полученной степенью, но и получал от неё «заслуженные» бенефиты-с.

Дополнение от 4 октября 2018 года: Статья (http://www.kasparov.ru/material.php?id=5BB643F814B88): Сенат США принял резолюцию о признании Голодомора геноцидом украинского народа

https://b.radikal.ru/b15/1810/b4/2955d75cb795.jpg (https://radikal.ru)

Конец дополнения от 4 октября 2018 года.

Да!.. Чуть не забыл!.. Последний аккорд из воспоминаний вождя: «Вскоре бывшим фронтовикам стали выдавать один раз в месяц небольшой продуктовый паёк. Одним словом, жизнь постепенно налаживалась». Это 1946-й, как я понимаю, год... Как раз перед украинским Голодомором 1946-47-го годов. Ну, и что?.. Да ничего, собственно... Он знал про этот Голодомор, когда в 2010-м давал своё интервью «Возвращение» сборнику «Второе дыхание»? Да или нет?.. Вам-то, читатель, какой ответ больше бы понравился?..

Не будем обсуждать такие серьёзные исторические работы, как

Цалюк М.Я. Розвиток ленінської теорії соціалістичної революції в Програмі КПРС. / М.Я. Цалюк, І.Х. Сас. – К. 1965. – 71с. 880294 или Молостов А. В.; Панибудьласка В. Ф. ; Цалюк М. Я. Использование технических средств обучения при изучении материалов XXVI съезда КПСС.

Есть докторская (1973 год): «Разработка В. И. Лениным концепции о переходе советской деревни к социализму». Может, кто-нибудь из окружающих не знает, в чём состояли ленинские концепции, касающиеся перехода деревни к социализму, чёрт бы его побрал?!.. И зачем возглавляемой Лениным партии понадобилось красть эсеровский лозунг «Земля крестьянам!»?.. Может, кто-нибудь не знает, что такое социализм в советской деревне, когда приусадебные хозяйства (частные), обладающие 4% вовсе не лучшей земли, дают 25% с/х продукции, но зато их хозяева являются презираемыми, а часто, и преследуемыми отщепенцами. Традиция неприятия таких частников оказалась настолько крепкой, что ещё долгие годы после отмены социализма, хозяйства фермеров (производивших жратву!) уничтожались с помощью поджогов – ради установления социалистических идеалов равенства. И господа целюки много сделали для достижения этого славного результата: «Российский импорт продовольствия составляет 15% от всего объема импорта». Когда я говорю о сознательном и инициативном сотрудничестве со сталинской системой, то это не "мои эмоции", как может показаться... Даты, годы и тема диссертации "Совхозы Украины и их роль в повороте крестьянских масс..." в 1951... говорят сами за себя! Вот отрывочек (http://demset.org/f/showthread.php?t=2573) из книги Ханны Арендт:

...Ликвидация среднего и крестьянского классов совершилась в начале 30-х гг. Те, кто не попал в миллионы мертвых или миллионы сосланных работников-рабов, поняли, "кто здесь хозяин", поняли, что их жизнь и жизнь их родных зависит не от их сограждан, но исключительно от прихотей правительства, которые они встречали в полном одиночестве, без всякой помощи откуда-либо, от любой группы, к какой им выпало принадлежать. Точный момент, когда коллективизация создала новое крестьянство, скрепленное общими интересами, которое благодаря своей численности и ключевому положению в хозяйстве страны опять стало представлять потенциальную опасность тоталитарному правлению, не поддается определению ни по статистике, ни по документальным источникам. Но для тех, кто умеет читать тоталитарные "источники и материалы", этот момент наступит за два года до смерти Сталина, когда он предложил распустить колхозы и преобразовать их в более крупные производственные единицы. Он не дожил до осуществления этого плана. На этот раз жертвы были бы еще большими и хаотические последствия для всего хозяйства еще более катастрофическими, чем при первой ликвидации крестьянского класса, но нет оснований сомневаться, что он смог бы преуспеть опять. Не найдется класса, который нельзя было бы стереть с лица земли, если убить достаточное число, некую критическую массу его членов...

Я готов дискутировать не с В. И. Лениным о социализме и переходе к нему советской деревни – Ленин умер. И не с М.Я.Целюком – он, на мой взгляд, к содержательным дискуссиям не способен. Только к провозглашению непреложных истин. И возраст его тут не причём. Такое уж у него, как я понимаю, внутреннее устройство. Нет! С любой группой «специалистов». И берусь утверждать, что «научные труды» такого сорта – это не что иное, как демагогия. Причём не опасная, а откровенно вредная. Конечно, не для тех, кто хочет получать «алмазы общественного признания» (по-Щедрину) за свои «высоко-научные» работы, а просто для нормальных людей, которые хотят жить, есть, растить детей, оставаться на воле. Дискутировать можно на форуме... А то хотите – соберите команду, и я готов разговаривать с нею (водиночку) на свободном пространстве (без рукоприкладства а-ля Жириновский). А если и с дракой, то скажите заранее – я готов и к такому варианту. А то снова соберитесь и осудите меня. Только уж теперь без меня. С меня одного раза вполне достаточно. Да и вам я в больших дозах, пожалуй, противопоказан.

Всё, что я говорю о вашем вожде, дорогие «массачусетские учёные», я говорю, опираясь на его собственные слова и размещённые в интернете скупые сведения о его «научных трудах». Если кому-нибудь из вас придёт в голову идея, что я его оклеветал, то сразу говорю: не канает. Я не выдумал ничего.

VladRamm
16.09.2012, 01:19
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 4

Вам именно такой «крупный историк» нужен в качестве вождя?.. Как красиво интернет цитирует сборник, выпускаемый клубом (разумеется, без издёвки ): «Главный редактор Рафаил Лашевский (это было до моего появления в клубе; я уже застал другого редактора): «по моему мнению, Марк Яковлевич Цалюк заслуживает, чтобы ему поставили памятник при жизни – в благодарность от русскоговорящих жителей...». Сейчас о памятнике не говорят; говорят о том, чтобы присвоить замечательному массачусетскому клубу русскоязычных учёных имя своего предводителя... Или всё-таки вождя? Я-так полагаю, что столь любимый и дорогой вам Марк Яковлевич Цалюк уже является памятником. Памятником сталинской эпохе. Не советской, а именно сталинской. И это про него рассказывал Александр Галич в свой песне «Ночной дозор», написанной ещё в 1963-м, ещё до того, как ваш кумир защитил свою докторскую, и наверное, до того, как соответствующей кафедрой стал заведовать: «Им бы, гипсовым, человечины - Они вновь обретут величие!». Та фантасмагория, что он и его «соратники» устроили, затеяв разбор моего «персонального дела», и означает, что им захотелось человечинки. И именно для обретения величия!..

Памятник, говорите?.. Ну-ну... Конный, я думаю... Ну, и хватит пока про него.

Уважаемый читатель! Я скинул с плеч самую тяжёлую часть моего рассказа: разговор о вожде массачусетского клуба русскоязычных учёных. Не думаю, что не буду более его упоминать, – как сложится... Но главным героем, центральной фигурой моего рассказа делать его более не намерен. Я хочу поскорее перейти к заявленой теме, к проблеме выбора имени для клуба, однако время идёт – новые события... не то, чтобы сваливаются мне на голову... просто происходят... Вот получил сегодня по электронной почте письмо (циркулярно-информационное) от заместителя председателя – вице-президента по науке Лии Моисеевны Шмутер, курирующей редколлегию сборника «Второе дыхание», редколлегию информационного бюллетеня «Интеллект» и комиссию по составлению и выполнению научно-тематического плана докладов, кандидата медицинских наук (в области микробиологии), старшего научного сотрудника… Я ничего не забыл, Лия Моисеевна?.. Чтоб потом разговору не было, что отношусь к Вам недостаточно почтительно… Итак, письмо которое начинается словами: «Уважаемые члены клуба!..» Я не скажу, что дальше не читал, письмо коротенькое – суть я уловил сразу, да и заместитель председателя – вице-президент по науке Лия Моисеевна Шмутер, курирующая редколлегию сборника «Второе дыхание», редколлегию информационного бюллетеня «Интеллект» и комиссию по составлению и выполнению научно-тематического плана докладов, кандидат медицинских наук, старший научный... Ничего не забыл?.. Она всё время занимается рассылкой циркулярных писем – одного взгляда было достаточно, чтоб уловить содержание её очередного послания... Итак, я не скажу, что дальше не читал. Я просто понял, что письмо это адресовано не мне (можно сказать: попало ко мне по ошибке), а читать чужие письма я не любитель. С чего я взял, что не для меня?.. Да просто перед этим у нас с Лией Моисеевной Шмутер, курирующей редколле... и т.д. уже состоялась небольшая переписка. Я уже получил от неё душераздирающее письмо с названием «аbout your memorandum»‏:

«Уважаемый Владимир. 27-го февраля в понедельник в 10.00 состоится заседание правления клуба и Ученого совета, на котором первым вопросом будет обсуждение Вашего меморандума. Очень важно, чтобы Вы присутствовали на этом обсуждении.

С уважением Лиля Шмутер»

Не только получил, но и сразу ответил:

«Sorry about that. Однако разные члены клуба рассказывают мне об ужасных слухах: мол, я написал какое-то оскорбительное письмо. И речь идёт о разборе моего персонального дела. На правлении!.. Господи!.. Этим вы позанимайтесь как-нибудь без меня. К дискуссии я готов. Но публичного разбирательства для себя не требовал. Хм... Да и не позволю. Вам хочется вести речь обо мне и моём ужасном поведении? Be my guest! Флаг вам в руки! Вам что-то непонятно в том, что я сказал? Спрашивайте! - Отвечу. А так... Когда я говорю или спрашиваю, никто не хочет отвечать или отвечает начальственным хамством (как ваш "великий" вице-президент) на прямо поставленные вопросы. Петух что ли клюнул, после того, как я написал текст? Только так с вами можно разговаривать?.. За цензоров я вас (даже всех вместе) признавать не желаю. Буду говорить и писать то, что думаю. Не нравится - не читайте, как раньше не слушали. Мне интересно, что вы все собираетесь предпринять по поводу того, что я написал. Вот первый результат увидел - вам захотелось меня поразбирать... Ну-ну... Исключите меня из Союза писателей!.. Кстати!.. У меня есть ещё для вас официальное заявление... Текст напишу и... Не дадите сказать - вывешу... Беда вам со мной, милые вы мои! Обуздать меня никак не получится...
________________________________

Но во всех случаях, Лиля, спасибо Вам за слова об уважении. Я надеюсь, что они искренни. И с удовольствием отвечаю Вам тем же»

И вновь получил письмо, наполненное сожалением:

«Уважаемый Владимир. Очень жаль, если Вас не будет на заседании. Вы сетовали на отсутствие реакции на Ваш меморандум, а теперь Вам не нравится, что реакция есть. С уважением Лиля»

Госпожа заместитель председателя – вице-президент по науке, курирующая редколлегии и прочая... Я, знаете ли, долго готов перечислять Ваши регалии, звания и чины, но обратиться к Вам «уважаемая» не способен. Не получается! Я, помните, написал: «спасибо Вам за слова об уважении. Я надеюсь, что они искренни. И с удовольствием отвечаю Вам тем же». Однако я слышал Ваши темпераментные речи обо мне при разборе моего персонального дела. О том, что я не уважаю коллектив... (и это правда; я и сам всё время говорю о том, что коллективы мне ненавистны), не уважаю никого из членов клуба... (а это действительности не соответствует; но чего не скажешь в запале!) И главное, что я недостоин уважения и... Не помню, Вы ли это говорили, но Вы поддержали эту замечательную идею: что меня надо вырвать из вашего дружного коллектива как гнилой зуб!.. Может, и не Вы, но Вам это понравилось... И слова Ваши об уважении таки неискрени. Попросту говоря, это враньё. Я видел гнев на Вашем лице, госпожа заместитель председателя – вице-президент... Я видел, сколь отвратителен Вам со своим «вызывающим поведением» и «наглыми вопросами»... Должен заметить, что когда Вы изображаете наивность, то ли хлопая глазами и пожимая плечами, когда задаёте свои риторические вопросы во время публичного выступления, то ли присылая мне письма, где говорите об уважении... Очень у Вас неправдоподобно получается, госпожа заместитель председателя... Может, помните такого Азазелло... Ну, не помните, так тоже не страшно!.. Он говорил: "Врать не надо по телефону. Хамить не надо по телефону..." Так я хотел Вам заметить, госпожа вице-президент по науке, курирующая и пр., что врать не надо не только по телефону, но и по электронной почте. Сказала на публике, что меня уважать невозможно, так нечего вставлять в письма ко мне слова об уважении! Для меня эти слова имеют вполне содержательный смысл. Да по моему мнению, искренний, хотя и не вполне трезвый диалог двух мужиков после второго стакана: «Ты меня уважаешь?!» - «Я тобой горжусь!» гораздо более аутентичен, чем Ваши, госпожа вице-президент по науке, , куриратор редколлегий и бла-бла-бла, лицемерные «уважаемый» и «с уважением». Вы кого-нибудь, кому пишите «уважаемый», уважаете? И как Вы ему об этом даёте знать?.. Давайте, чтоб не было больше ко мне этих дурацких писем. И прикидываться хлопающей глазами овечкой не надо – не получается у Вас. Хотите – вызывайте меня официальной повесткой. Мне самому интересно, как вы там в своём правлении-учёном совете умудритесь прислать мне официальную повестку. Надо же чем-то угрожать! Без угрозы получается просто истерика с топаньем ногами-с... Полицией, судом, отлучением от.. От чего Вы можете меня отлучить-то, а?.. От вашего благорасположения? И что мне с ним делать, с этим благорасположением, если б я его вдруг удостоился? Я полагаю вашего вождя негодяем. И что мне делать с благорасположением негодяя?.. Гордиться?.. Стыдиться?.. Страдать, если он лишит меня своего благорасположения?.. А то организуйте-ка привод меня куда-нибудь силой!..

Читатель!.. Знаете, что скажу Вам, читатель?!.. Если Вам кажется, что я обсуждаю в интернете никому неизвестных персон (а может, и не стоящих внимания), и выливаю своё раздражение на Вас, ни в чём неповинного, то должен Вам срочно заметить, что Вы заблуждаетесь. Меня интересуют прежде всего явления в социуме, а не конкретные люди. Скажем, не хам, а хамство. Не конкретная ложь конкретного чиновника-лжеца, а причины, по которым ложь делается для чиновника естественной «формой существования белковых тел». Я обращаюсь к конкретному человеку... Тут – к конкретной даме с именем, отчеством и фамилией, званиями и степенями, исполняющей по отношению ко мне роль официального лица, просто чтобы не рассуждать абстрактно о начальственной лжи... Ну, что я мог бы сказать нового после 12 лет путинских демонстраций высокопоставленного официального вранья и его «триумфальной победы»?.. А здесь я (на свой манер) пытаюсь ещё раз пояснить свою позицию... Мм-м... жизненную позицию. Уже и писал о ней в статье (http://demset.org/f/showthread.php?p=787&posted=1#post787) «В сторону от партий». Она отличается от солженицынской идеи «жить не по-лжи!», представляющейся мне больно изысканной. Я стараюсь жить так, чтобы мне не было стыдно. Не буду перечислять ситуаций... Хотел бы не выглядеть трусом, и, более того, чтоб меня никто не посмел обвинить в трусости. И гово... Ну Вы знаете, «правду говорить легко и приятно». Я убеждался в этом много раз... Дорожить собственным уважением к себе... В конце концов, у меня дети – я хотел бы, чтоб они уважали меня. Ну, и конечно, не уподобляться дядюшке Евгения Онегина, который «уважать себя заставил», только «когда не в шутку занемог». Я уверен, что любой человек может заставить себя уважать. Я уверен, что уважение к себе, способность высоко ставить собственное достоинство (как, скажем, Ганнибал Лектор в «Молчании ягнят», о чём я писал в этой самой «внепартийной» статье) это главная ценность, которая позволит переломить ситуацию в России. Ни новые партии, ни новые герои или новые вожди, ни ожидание того момента, пока весь народ... Уж и не важно, чего там ждут от всего народа, когда народ-то состоит из свободных людей. А холуи народа не составляют, сколько их ни нагнать в одно место... Да хоть в один автобус, чтобы многократно проголосовать за великого Пу и получить за это... Я говорю о важности ощутить себя свободным человеком. И не разменивать самоуважение на мелкую монету. Грузинская пословица говорит: «Мужество не спрашивает, высока ли скала», а Пушкин уточняет: «...так пускай толпа тебя бранит, и плЮет на алтарь, где твой огонь горит, и в детской резвости колеблет твой треножник!» А коллектив, эта первичная ячейка системы «колхозов», структурирующих всё подвластное население для удобства управления им, для превращения людей не в общество, в народ, состоящий из свободных людей, а в сообщество биологических особей с помощью лишения их индивидуальных прав (как это верно заметила Ханна Арендт, выдающийся исследователь тоталитаризма) и с заменой идеи права идеей счастливого сплочённого коллектива с патернализмом (и добровольным рабством!) и криками типа «Мы все, как один!..» и «Не надо думать! С нами тот, кто всё за нас решит!» ©. Эта пакость мне определённо ненавистна...

Но о людях клуба, особенно о тех, кто призывал меня срочно... ну, не «расстрелять, как бешенных собак!», до этого идиотизма там пока не дошли... Но обуздать, дать по мозгам, поставить на место, превратить в нормального члена коллектива, привести ко всеобщему знаменателю и др., и пр., а коль скоро не выйдет, то на моём гнусном примере, на коллективной расправе со мною (можно использовать слово «травля», но для того, чтоб его использовать, я должен воспринимать эту их компашку всерьёз – а я не воспринимаю) ещё теснее сплотить коллектив и повести его... Тьфу!.. Об этом я продолжу рассказывать – кого же ещё мне изучать в качестве социума?.. Русского социума... Не мух же каких-нибудь... А тут!.. Если человек говорит про меня гадости с трибуны, то чего именно посоветовали бы Вы мне, читатель, стесняться в рассказе об этом милом человеке? Он сам задал мне планку допустимого тона... «Любишь шутки над Фомой, так люби и над собой!»©

И ещё один деликатный и трудный разговор... хотя уже и не такой трудный, как о вожде. Ветеран клуба, стоявший вместе с вождём у клубных истоков. Председатель совета ветеранов. Что называется Ветеран Ветераныч... выступает с трибуны. Он хрестоматиен для исполнения именно роли ветерана... Сталинские усы, сухощавая фигура, вырубленное, как из камня, лицо, уверенный, жёсткий непримиримый голос, чеканные обличения... Тот образ, о котором когда-то говорил Марлен Хуциев, когда рассказывал о своём, заслужившем мировое признание, кино: что, мол, не хотел «вытаскивать за усы» такого ветерана на сцену, чтобы он там поучал молодёжь.

Мне довелось видеть в телевизоре Андрея Сахарова и то позорное поведение «народных избранников», когда Андрей Дмитриевич выступает с трибуны Дворца съездов, говоря о необходимости немедленного, безотлагательного вывода войск из Афганистана, объясняя почему вся афганская авантюра была ошибкой... Кстати, ошибкой, стоившей 15-20 тысяч жизней советских парней и жизни примерно 2 миллионам афганцев (бандиты, моджахеды и, вообще, вооружённые люди из которых, составляли меньшинство; а в основном это были те, кто оружия в руках не держал, старики, старухи, женщины, дети). Андрей Дмитриевич выступает; а потом на трибуну выходит ветеран афганской войны, лишившийся обоих ног, молодой парень, увешанный наградами... Выходит и даёт гневную отповедь капитулянтским настроениям «гражданского шпака» Сахарова, не нюхавшего пороха... Я эту мерзость видел по ТВ.

А.Д.Сахаров «немножко» трижды Герой Социалистического Труда (1953, 1956, 1962); Сталинской премии (1953); Ленинской премии (1956); Ордена Ленина (12 августа 1953 года) – за создание мощнейшего атомного оружия, в значительной степени обеспечившего безопасность страны, и Нобелевской премии мира (1975); (в 1980 «за антисоветскую деятельность» А.Д.Сахаров был лишён звания Героя («трижды лишён»), всех трёх медалей и звания лауреата Сталинской и Ленинской премии, а позже, уже возвращённый из Горького, категорически отказался просить о возвращении наград и званий, и Горбачёв не стал подписывать соответствующий Указ). Л. К. Чуковская рассказывает о нём:

Окружённый людьми, он наедине с самим собой, решает некую математическую, философскую, нравственную или общемировую задачу и, размышляя, задумывается глубже всего о судьбе каждого конкретного, отдельного человека. И тут мне представляется уместным вспомнить один из рассказов Зощенко. На поминках грубо обошлись с человеком. Автор говорит, раздумывая о случившемся, что при перевозке стекла или машины владельцы чертят на них «Не бросать» или «Осторожнее». Далее Зощенко рассуждает так: «Не худо бы и на человечке что-нибудь мелом выводить, какое-нибудь там петушиное слово — „Фарфор“ или „Легче“, поскольку человек — это человек».

Мне кажется, Андрей Дмитриевич в разные периоды своей жизни и очень по-разному, но всегда искал «петушиное слово» для всего человечества и для каждого человека: «Осторожнее! Бьётся!»

Подумать только, в стране, где любой человек ценился не дороже мухи! Да ещё хорошо, если как муху — хлоп и нету! А то ещё попадётся в руки мальчишке, которому доставляет удовольствие, прежде чем хлопнуть, оборвать ей крылышки и лапки — в этой стране и во всех странах мира потребовать отмены смертной казни и напомнить о каждом человеке: осторожнее! бьётся! Сомневаюсь, чтобы Андрей Дмитриевич читал рассказ Зощенко, но при всяком неправедном насилии над человеком взывал к властям и миру: осторожнее! бьётся!

Не надо перебарщивать с «патриотизмом», Ветеран Ветераныч! Патриотизм, как средство, чтобы перекричать, перекрыть голос разума, - это не очень хорошее дело. Англичанин Сэмюэль Джонсон высказал о патриотизме словами, потрясшими мир, а 100 лет спустя после него, американский сатирик Амброз Гвиннет Бирс усилил его афоризм: «В знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Мы берем на себя смелость назвать это прибежище первым». Лев Толстой, с лёгкой руки которого и стали известны в России слова Сэмюэля Джонсона, сказал так: «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм».

Вот и я-то как раз об этом. Вы участник войны, что закончилась 67 лет назад, и Вы заслуживаете уважения, Я не участвовал в этой войне – мне было 8 лет к моменту её окончания. Мой отец – участвовал, и день Победы встретил в Берлине. Но он уже умер. Вы награждены орденами и медалями (боевыми и памятными) в связи с участием в войне и победой в ней Советского Союза? Я – нет; однако мой отец и моя мать были награждены. Но они уже умерли. Отец мой не был убит на фронте – он умер от инфаркта на 81-м году жизни; убиты были мой дядя (в июне 41-го) и мой двоюродный брат, его сын (застрелен в Вене в сентябре 45-го). Я не участвовал во второй мировой войне – я проходил службу в армии (в советской армии) в 60-е годы: 1960-1963-й, 38 месяцев. И не надо изображать дело так, что я, мол, отсиживался в животе у матери, чтобы уклониться от участия в боевых действиях! Я свои три с лишним года отслужил честно. Начиная с момента, когда нас, ещё неостриженных, не получивших форму (и подавно, не принявших присяги) новобранцев спросили, кого они хотели бы избрать себе комсоргом, и 80% из тех, кого привезли в одном со мною вагоне, показали на меня, через получение высшего поощрения – фотографирование у знамени полка, и до демобилизации в звании ефрейтора с капитанской должности заместителя начальника политотдела полка. Я всю жизнь (более полувека уже) занимаюсь политической и идеологической работой. И как политработник – такая у меня в СССР была после дембеля воинская специальность, и как лектор общества «Знание», и как когда-то лектор ОК КПСС, и как человек, пользующийся доверием народа: в совете клуба «Перестройка», в правлении Ленинградского Народного Фронта, в районном Совете народных депутатов, и последние лет тридцать, как публицист. Сейчас – как совладелец интернет-портала «Демократическое сетевое сообщество / сообщество свободных людей». На портале - более 700 пользователей и посещает его в несколько раз больше гостей. Однако я беру на себя смелость (если хотите, наглость), полагать это сообщество свободных людей находящимся на моём попечении: моих сообщений там втрое больше, чем сообщений других пользователей, взятых вместе. Основная часть сообщений – это интересные и важные (на мой взгляд) статьи из интернета; я - модератор основного раздела форума «Золотого фонда общественно-политической публицистики» (в фонде сейчас несколько тысяч статей). А не основная часть – это моя авторская колонка (там у меня чуть больше 80 статей некоторые маленькие – по паре страниц, а некоторые большие – страниц под 100. У одних сравнительно немного читателей, а у других – по нескольку тысяч). Любой из 14 разделов форума доступен. И в любом разделе я готов к дискуссиям. А главной заботой моей, главной болью, главным предметом моих размышлений, выступлений и «писаний» является борьба с фашизмом, с системами фашистского толка. Чтоб не было кривотолков, сразу замечу: я убеждён, что в войне 1941-1945 гг. никакой «войны с фашизмом» не было. Была война против иноземных захватчиков, против поработителей, война за сохранение собственного рабства. Я убеждён, что сражались друг с другом две фашистские системы; причём главным закоперщиком подготовки страшной бойни, вовлекшей в войну более 60 государств и унесшей, в конечном счёте, более 80 млн. жизней, был «великий» Сталин и вся ленинско-сталинская «освободительная» политика тайного взращивания германского нацизма, мечтающего о послеверсальском реванше (я имею в виду производство в СССР тяжёлого, запрещённого в Версале, вооружения для Германии, химического оружия для неё, производимого на условиях экстерриториальности; обучение военных специалистов (Гудериана, к примеру), пакт Молотова-Риббентропа, развязавший руки Гитлеру, и, наконец, непосредственное участие в военных действиях в качестве союзника воюющего рейха вплоть до 22 июня 41-го года). Взращивания ради того, чтобы далее, стравив между собой капиталистические страны, способствовать захвату Европы Гитлером, а потом, победив ослабленную войной Германию, «освободить» покорённую Европу, «чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя!» ©. Позиция моя в том, что касается войны, нацизма, ежегодного празднования случившейся 67 лет назад Победы, достаточно внятно выражена в статьях. Если говорить о том, что есть в интернете, то это самые первые: «Да кому она нужна, эта Ваша порядочность?! (http://demset.org/f/showthread.php?p=276#post276)» (посты # 7-8), «Группа дрессированных антисемитов (http://demset.org/f/showthread.php?t=198)» (посты # 1-10, 12), «Эстонские мотивы (http://demset.org/f/showthread.php?p=288&posted=1#post288)» (пост # 15), написанная после 65-й годовщины статья «К столетию Победы (http://demset.org/f/showthread.php?p=2055&posted=1#post2055)», да и другие, в основном, тоже. Я не зову Вас, Ветеран Ветераныч, читать мои статьи. У меня есть читатели. Но и выслушивать Ваши «патриотические» благоглупости (хоть советско-патриотические, хоть клубно-патриотические) не намерен. Вы, мол, Ветеран Ветераныч, а я – хер собачий. Для меня образ ветерана, это, извините, не Вы с Целюком, а Иона Деген. Две цитаты приведу из собственной статьи «К столетию Победы» об этом человеке. Вот эта:

Вы знаете, читатель, что называли лучшим военным стихотворением многие, в том числе большие поэты, сами фронтовики? — Они называли так строки, написанные 19-летним лейтенантом Ионой Дегеном, командиром танковой роты, в декабре 1944-го (стихи эти были извлечены из подбитого танка и впервые в 1988 году опубликованы в "Огоньке". Их, без имени автора, могила которого осталась в Восточной Пруссии, поместил в своей антологии русской поэзии "Строфы века", печатавшейся тогда в журнале, Е.Евтушенко).

Мой товарищ, в смертельной агонии,
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

И вот эта. О нём же. Как оказалось, выжившем:

В посольство России в Израиле, - пишет Владимир Бейдер (иерусалимский автор опубликованного в "Огоньке" №16 (5126) от 26.04.2010 рассказа об Ионе Дегене – «ЖИЗНЬ МЕЖ ДВУХ СТИХОТВОРЕНИЙ»), - пришло полтонны юбилейных медалей "65 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Несколько недель дипломаты носились по городам и весям Святой земли, устраивая церемонии награждения. Речи, объятия, заверения во взаимной любви и благодарности, слезы... Так что для живущих в Израиле участников Великой Отечественной праздник начался задолго до 9 мая, за что они премного благодарны некогда покинутой родине: родина помнит, родина знает, не забыла, хотя и могла. Что еще нужно состарившемуся герою? По крайней мере, от нее...

Среди других получил в торжественной обстановке юбилейную медаль и Ион Деген. А на следующий день прочел мне стихи:

Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.
Торжественно, так приторно-слюняво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь, зачем им наша слава?
На кой... им наша бывшая отвага?

Война была трагедией для человечества. Для миллионов. Причём не только для евреев, не только для самых разных национальностей. Но и для немецкого народа вцелом (который нацистская пропаганда сумела-таки довести до скотского состояния) и для советского (для тех, кого доблестные военачальники десятками, сотнями тысяч бросали в топку войны, чтобы брать города к праздничным датам, хотя и с десятикратными, по сравнению с немецкими, потерями!). И трагедия не закончилась и сегодня. Я в статье привёл примеры бесчеловечного отношения путинского правительства к тем, кто прошёл войну, был ранен, награждён, но не смог получить нормального жилья за последние почти семь десятилетий и ещё «не умер, как надо, как положено ему по-ранжиру»©. В развитие темы привёл несколько статей других авторов... И высокомерного гнева Ветеран Ветераныча просто не приемлю. Конечно, картинка – для кинохроники: подходит к трибуне, стучит по ней ребром ладони, отбивая такт, и задаёт чеканные бескомпромиссные свои вопросы: что мол, Вам (мне, т.е.) отщепенцу такому, надо?!.. И гордо оглядывает слушателей, ожидая аплодисментов. Вопросы – риторические; мои ответы ему не нужны. Он не вопрошатель, а обвинитель! Выдержал паузу (отвечаю я ему или нет, не играет роли) и следующую порцию вопросов чеканит... Красота-с.

А вы, взволнованные слушатели моего персонального дела! Когда Ветеран Ветераныч сказал вам обо мне словами «народной мудрости»: «паршивая овца всё стадо портит!» многие из вас одобрительно заулыбались, а кто-то даже зааплодировал... Дорогие мои! «Паршивая овца» - это, по-видимому, я. Ладно. Вам нравится так обо мне думать... У меня нет обязанности ни спорить с вами, ни соглашаться. Вы считаете меня паршивой овцой и намерены воспринимать именно в этом качестве?.. Хм! Обратите внимание, милые мои, что стадом вас не я назвал – это вы так о себе думаете. А пастух, мол, у вас... Ну, а кто ещё у стада-то?.. Поводырь, лидер?.. Или вам приятней вожак?.. Ради Бога! Вот в этой роли у вас бывший начальник спецчасти «Укрзаготскота», где «загот» означает заготовку... заготовку скота... А что? Очень логично!..

Прерву здесь. Закончив 4-ю часть. «Мне должно после долгой речи и погулять и отдохнуть... Закончу после как-нибудь» ©. Впрочем, достаточно скоро. Я должен дописать о выборе имени для вашего клуба, чтобы эта тема перестала будить меня по-ночам, и я забыл посещение вашего милого общества, как посещение клоаки. Если кто не знает, так называли в Риме времён Тарквиния Приска созданную им общественную канализационную систему... (писал об этом в статье о Лукреции).

VladRamm
16.09.2012, 01:57
Интерлюдия

Завтра – среда, и я хочу вывесить хотя бы маленькую порцию своего текста о выборе имени... Не вообще, кусочек, а кусочек совершенно определённый. Тот, что касается решений и призывов правящей администрации массачусетского клуба русскоязычных учёных... Какое прелестное название, правда?..

Вождь, Марк Яковлевич Цалюк (ему трудно сидеть на стуле, и он сидит во главе президиума на своём «ходунке» - там такая маленькая скамеечка внутри; очень удобно!) встаёт со своего ходунка (видно, как непросто ему это даётся!) с налитым кровью лицом, простирает вперёд руку... Не как Гитлер, упаси Боже!.. Как Ленин, когда говорит... И не перебивайте меня!.. Когда Ленин говорит «Правильной дорогой идёте, товарищи!», то рука у него поднята на уровень лба, вроде пионерского приветствия, только раскрытая ладонь повёрнута к зрителю!.. Нет, когда Ленин говорит что-нибудь вроде: «Учёт – это социализм!» или, скажем: «Мы придём к победе коммунистического труда!». Так вот, простирает он руку и говорит, стараясь придать своему голосу твёрдость (успеха немного, но старания заметны и заслуживают почтения). Говорит он следующее: «Мы должны его... (Вы догадались, читатель, что речь обо мне? Или Вам нужны специальные напоминания?) Мы должны его, - повторяет он, ибо немного задыхается, когда говорит о чём-нибудь его глубоко взволновавшем. – Мы должны его, - повторяет он в третий раз, уже громче; и стёкла в окнах начинают тихонько подрагивать... - исключить из клуба! Давайте голосовать!». И начинается бурное обсуждение: голосовать ли сегодня? Есть ли кворум? Как этот кворум обеспечить, если не сегодня (всё же такое важное решение!)?!.. И пр. И др.

Милые мои! Во-первых, я могу вам рассказать, как это делается... Вернее, как вы могли бы это проделать, если б могли... Тут небольшая игра со словами can и may... Но вы уж сами разберитесь – не буду я вам так уж разжёвывать!.. А потом поясню, почему вы ничего этого не можете... Как, скажем, не можете летать без дополнительных приспособлений, переноситься на большие расстояния с помощью преобразований пространства... Даже если все за это проголосуете!.. Например, куда-нибудь в иную галактику... Или там превращаться (хотя бы на время) в кого-нибудь: в львов, рыб, мышей!.. Даже в тараканов не можете!.. Даже на время!..

Итак, сначала, как это делается. У меня был похожий случай. Когда я в одной приличной организации поссорился:

• С парткомом – спросил их на закрытом партсобрании об их отношении к доказанной ситуации плагиата кандидатской по экономике (и сам убедился в этом плагиате, побывав в головной организации) у очень уважаемого человека (он был внештатным сотрудником КГБ! Не хухры-мухры, как говорят в клубе), коего они предлагали срочно принять в партию.

• С месткомом... А я случайно оказался членом месткома!.. Когда все решили к празднику выписать себе премию из фонда, а я «пошёл против коллектива» и сказал, что этот № не пройдёт. Если они проделают такой фокус, то я скажу о нём на общем профсоюзном собрании. Не знаю, мол, как вас всех, а меня избрали в местком явно не для подобных «упражнений». Они ещё все кричали, что я, такой наглец, иду против коллектива! И были этим крайне возмущены.

• И с дирекцией-администрацией поссорился, отказавшись подписывать отчёт смежного отдела (а начальником там совершенно случайно оказался как раз предместкома! Как интересно совпало!) по теме на 10 000 рублей (тоже мне сумма!); когда я им написал ясное техзадание, а они мне к назначенному сроку написали на листочке бумаги, как важна порученная им работа.

Так вот. Члена месткома нельзя было уволить просто так. Нужно, как всем, согласие месткома. Но для всех они голосуют открыто или тайно, а для увольнения члена месткома нужно поимённое голосование! Вот о нём я и говорю. Зачем вам беспокоиться о каких-то кворумах?!.. Разошлите всем членам клуба письма (сертифицированные и с оплаченным ответом), а потом обработайте ответы на эти письма. А буде кто захочет уклониться от ответа, то, главное: не позволяйте ему уклониться от ответственности!... Квитанция о получении членом клуба вашего официального письма у вас есть, заверенный список посланий с оплаченным ответом есть. Какие вопросы? Не отвечаешь? – значит, не уважаешь клуб! И... оргвыводы сразу! Что вы как дети, право!?..

Это просто. Проще пареной репы. Но прелесть в том, что вы не можете никого из своего клуба исключать. У вас нет такой процедуры в уставе. У вас нет там приёма на основании решения какого-либо вашего органа: правления вашего, учёного вашего совета или, скажем, общего собрания! А если какой-либо орган не принимал кого-либо куда-либо, то как он может этого кого-либо откуда-либо исключить?!.. У вас добровольное членство в клубе. Как вам всем нравится повторять: кто хочет – приходит, кто не хочет – нет. Механизм обязательной явки у вас отсутствует! Я понятно излагаю?.. Вы можете ввести подобный механизм. Ну, хотя бы для того, чтобы меня исключить, раз уж вам такое приспичило. Но это означает, что вам нужен механизм «закрытых собраний», где присутствуют только члены клуба. Вам нужен охраняемый вход и пропускная система. И проверка на этом входе, чтобы посторонние не просачивались. Я помню, когда у КПСС настало смутное время, был период, когда в Смольный пропускали не только по предъявлению партбилета, но ещё удостоверялись, что партвзносы по текущий месяц уплачены! Вот и вам такое надо! Взносы – не ежегодно, а помесячно! И проверки!.. И очень важно – чистки! Регулярные. Чтоб, допустим, отсеивать всяких пробравшихся раммов! И блюсти чистоту рядов!.. Вот народ-то к вам повалит валом!.. Если почитать очередной отчёт (http://www.russianscientist.org/files/club_info/Tsaluk_2010-11.pdf) вашего любимого вождя («Итоги 2010-2011 гг. и задачи на 2011-2012 гг.»), то видно, что вы превратили свои собрания в систему партсобраний (с необходимостью непрерывно доказывать лояльность и голосовать, голосовать, голосовать) , причём не каких-нибудь, а именно собраний коммунистической партии, т.н., «партии нового типа» (образцом для построения всех партий фашистского толка; Геббельс не зря ленинские работы по партстроительству наизусть заучивал!), действующей в соответствии с резолюцией 21-го года (Х-й съезд) «О единстве партии», секретной в течение трёх лет (до 24-го года) и, главное: давшей возможность любого, кто отваживался на какую бы то ни было критику, не просто изгнать отовсюду, откуда только можно, лишить всех полученных ранее постов, наград и званий, но и немедленно обозначить как «врага народа», конфисковать его имущество, исключить его детей из учебных заведений, выгнать их и др.ближайших родственников с работы, и пересажать всех по лагерям. Если вы, ребятки, в этом не разбираетесь, то спросите у знающего человека! У вас есть такой «учёный», что и кандидатскую и докторскую защищал по специальности 07.00.01 «История КПСС». Может, припоминаете? - Цалюк М.Я. Спросите, он, наверное, знает... А если он и этого не знает, то уж и я не знаю, что вам делать... Мне на слово поверить?.. У поисковой системы какой спросить про Х-й съезд?.. Но как бы то ни было, этот механизм у вас создан. Создание системы закрытых собраний и фиксация в программных документах чьей-нибудь руководящей роли... Ну, хотя бы вашего правления... с попутным признанием его вашими «умом, честью и совестью» лишь завершит картину...

Это идеал. Пока вы его не достигли... Ну не всё сразу! Ведь даже коммунизм не сразу ввели! Да и социализм-то всё строили-строили... Пока Сталин не сказал в декабре 1936-го, что всё, хватит! Построили «полностью и окончательно», и начал расстреливать всех окружающих налево и направо...

Пока не построили, вы можете принимать решения. Установить, скажем, правильное время восхода и захода Солнца, правильную температуру наружного воздуха и "справедливую" скорость вращения Земли... Решения эти ни на что не влияют, но важности принимателям таких решений придают. Дерзайте.

Я бы предложил вам принять такое серьёзнейшее решение: превратить меня в курицу и обсудить мою дальнейшую судьбу – то ли отрубить мне голову и сварить суп для заслуженных членов клуба, то ли заставить нести яйца – не менее 10 яиц в сутки; причём, неприменно золотые (не ниже 96-й пробы). А решение принять обязательно в условиях кворума... Вы скажете, что я совершенно не уважаю вас, решателей моей судьбы, что я просто потешаюсь над вами?.. А я вам отвечу: «Да. Так оно и есть. Что же вы сразу не догадались?». Знаете, у Льюиса Кэролла была юная приятельница Алиса. И он для неё и про неё написал сказку «Алиса в стране чудес». Алиса там попала на суд, где королева непрерывно кричала: «Отрубить ей голову! Отрубить ему голову!». Алиса нервничала, пока не подросла немножко (что, впрочем, случилось довольно быстро) и обнаружила, что и королева, и весь высокий суд, и многочисленные слуги – всё это всего-навсего колода карт. Милые мои! Я вырос давно. И вас, ваше высокое правление, ваш мудрый учёный совет именно так и воспринимаю: как колоду карт. Ну, обсуждайте меня, приказывайте, решайте, как со мной поступить... Вы меня «исключаете»? И будете ощущать себя сильными и могущественными, коль скоро я перестану к вам ходить?.. А идеи, что просто вы перестали мне быть интересны, у вас в головах (хоть в чьей-нибудь!) не помещается?

Я отклонился от темы, читатель. Просто хотел успеть до их очередного собрания, чтоб подпортить этим учёным радость обсуждения - правильно ли они меня исключили, да довели ли исключение до конца или надо ещё над этим вопросом поработать, сделав его главным направлением работы правления и учёного совета... мм-м... на ближайшие полгода...

VladRamm
16.09.2012, 04:06
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 5

Основная доля 5-й части (3/4 примерно, а то и 7/8) посвящена одному человеку. Поэтому, чтоб Вы, читатель, не увлеклись разговором о нём и о проблемах, связанных с ним, с его позицией и ролью во всей этой... можно, я буду называть историю с возбуждением моего «персонального дела» отвратительной? Не буду из-за этого выглядеть перед Вами слишком предвзятым?.. Чтоб Вы не слишком увлеклись разговором о его роли во всей этой отвратительной истории, и не забыли об остальных участниках действа... Вернее, не упустили бы их из виду... Просто потому, что он и проблемы, которые я пытаюсь обсуждать в связи с ним, гораздо важнее... Я таки начну с двух других, которые для меня менее важны и интересны... А о нём в один присест и не докончу, пожалуй...

Есть в клубе учёных мужчина, к.т.н., который хотя по-росту и не выше Дмитрия Прохорова (реально, при подсчёте без жульничества, победившего в первом туре в Москве, во всяком случае, великого Пу на президентских выборах), по-мудрости даст ему вперёд... О!.. Он высказал предположение, на которое доблестные руководители как-то не обратили адекватного внимания, и интересная идея... практически ушла в песок. Он сказал (цитируется по-памяти): «Я знаю, что случилось с Раммом! Есть такая секретная организация... Я сам с ней работал и знаю по собственному опыту... Там в этой организации созданы специальные лучи!.. И человека облучают!.. Специальными лучами... И он становится уже другим!.. Он уже не может отвечать за себя!.. Вот меня так там облучали; я никому про это не говорил раньше, но тут, я вижу, дело серьёзное – человека надо спасать! Надо думать не об исключении Рамма! Поймите!.. Ему помочь надо! И срочно!».

А эти... учёные, учёные, а такой шанс упустили! Ведь под эту лавочку можно было для меня санитаров вызвать и увезти куда-нибудь... в дом скорби, а потом ежегодно справляться о моём здоровье и даже апельсины мне иногда присылать... От имени скорбящего клуба...

А другой участник... Помните, читатель?.. Во второй части своего «горестного повествования» я упоминал о докторе и профессоре, члене учёного совета ***не, что после разбора моего персонального дела на общем собрании клуба учёных написала мне трогательное письмо через электронную почту. Вот это вот:

Уважаемый Владимир Григорьевич! Слово "дорогой" убрала; так как сегодня поняла; что мы с вами не являемся единомышленниками в отношении к коллективу. Я попыталась улучшить к вам отношение членов Клуба; но вы повели себя вызывающе. Я огорчена; что вы не извинились перед М.Я.Цалюком и членами Клуба; хотя такая возможность витала в воздухе. Я думаю; что наш Клуб продолжит свою работу. Вы пойдёте один "в ногу"; искренне желаю вам удачи.

Красные слова я считаю не более искреннеми, чем слова об уважении в письме приятнейшей во всех отношениях заместительницы председателя – вице-президента по науке Лии Моисеевны Шмутер, кандидата.медицинских наук (в области микробиологии), старшего научного сотрудника, курирующей редколлегию сборника «Второе дыхание», редколлегию информационного бюллетеня «Интеллект» и комиссию по составлению и выполнению (!) научно-тематического плана докладов... Не будем об этом письме. Но у нас состоялся с ***ной любопытный разговор, смысл которого я понял не сразу...

Милейшая ***на! Вы-то помните наш разговор перед началом заседания клуба?.. Заседания, посвящённого, согласно повестке, обсуждению сборников №№ 24 и 25, а на самом-то деле, как Вы, член учёного совета, знали заранее (ну, по меньшей мере, с понедельника), а я как человек, имеющий некоторый опыт общения с партчиновниками, догадывался (предполагал с вероятностью процентов так в 100), посвящённого разбору моего персонального дела... Разбору, в качестве сладкого, отнесённому на конец трапезы, а в качестве сюрприза, скрытому от её участников (в извещении по электронной почте сообщения об этом важнейшем (на три с половиной часа!) пункте повестки – нету!). Вы «проявили озабоченность» состоянием дел в клубе и (sic!) спросили, есть ли у меня предложения, как улучшить ситуацию. Я ответил: «Конечно!» и даже добавил, что эти соображения излагал ещё год назад. Припоминаете?.. Вы спросили (без восклицательных знаков!), как бы между прочим, а не возьмусь ли я за это исправление, не возьму ли на себя организацию нормальной работы клуба? Я тогда ответил, что хотя вижу, что надо сделать и понимаю как (ибо имею некоторый опыт), но брать на себя такую работу не стану, потому, что портал «Демократическое сетевое сообщество / сообщество свободных людей» (я всё более дорожу, читатель, приобретённой недавно второй половиной нашего названия и чувствую мощную необходимость ей соответствовать), где во много раз больше пользователей, чем в клубе участников; а гостей приходит во много раз больше, чем пользователей, нуждается в моей работе, да и я нуждаюсь в портале и жертвовать им не хочу. Даже в малом. «Аа-а...» - протянули Вы безучастно и отошли к другим участникам этого «светского раута». Сначала, до прочтения Вашего прощального письма, я и не придал значения нашему разговору... И даже по-прочтении не сразу понял, зачем Вы затеяли этот разговор, в чём был его смысл, и что собственно происходило во время этой короткой нашей беседы... Но потом меня вдруг осенило! Да она же прощупывала меня «на вшивость»! В самом деле я пытаюсь «занять кресло председателя», как обо мне говорили некоторые темпераментные члены совета, когда готовились к проведению спектакля под гордым названием «персональное дело»!.. Или нет, не пытаюсь, и у меня какие-то иные планы, ради которых я затеял всё это безобразие?.. Господи!.. Милейшая ***на! О том, зачем; да, чего я хочу и добиваюсь, я скажу позже. А сейчас... Вы же доктор и профессор! Вы, возможно, как человек образованный, слышали о пьесе Шекспира «Гамлет», а может, и читали её. Там принц беседует с Гильденстерном и говорит ему:

Смотрите же, с какою грязью вы меня смешали! Вы собираетесь играть на мне. Вы приписываете себе знанье моих клапанов. Вы уверены, что выжмете из меня голос моей тайны. Вы воображаете, будто все мои ноты снизу доверху вам открыты. А эта маленькая вещица нарочно приспособлена для игры, у ней чудный тон, и тем не менее вы не можете заставить ее говорить. Что ж вы думаете, я хуже флейты? Объявите меня каким-угодно инструментом, вы можете расстроить меня, но играть на мне нельзя.

Милейшая ***на! Думаю, что расстроить меня никак не проще, чем датского принца. Я, видите ли, homo seasoned (закалённый) и уже говорил, что таким чувством, как обида, практически не пользуюсь, полагая, что обижаться – это удел рабов или горничных (если говорить с "женских" позиций). А я человек свободный... Но уж играть на мне!.. Что Вы, право!.. Оставьте!.. Тем более, что Гильденстерн, коему Вы пытаетесь подражать, вроде не очень хорошо кончил... Не помните?..

И теперь – к главному герою этой 5-й части. Есть один человек из этих... из клубных начальников... Человек, о котором я думаю с глубокой грустью, ибо полагаю его хорошим... ээ-э... серьёзным лирическим поэтом. Про него так и написано в списке членов клуба, где адреса и телефоны: «Инж.- машиностр.жизне-обеспечние в косм. ПОЭТ». Другой поэт когда-то высказал глубокую мысль: «пустое сердце бьётся ровно...». Так вот, тут другой случай. Сердце явно бьётся неровно... Я видел, как он переживает... Мы с ним сталкивались до этого разбора в другом месте... Он сам заговорил со мною, как я потом догадался, познакомившись с моим «Меморандумом», пересланным ему заботливой рукой первого вице-президента правления... Поговорил, наверное, ещё раньше и с кем-нибудь из своей начальствующей компании... Ещё до их совместного заседания в понедельник, куда они меня приглашали, а я... я, фигурально выражаясь, их послал... А потом до начала этого их действа... Разговоры были по несколько секунд, но я заметил, что он какой-то... Не растерянный даже, а потерянный, что ли... Не как, скажем, Михалков с Говорухиным, а как Чулпан Хаматова, убеждающая голосовать за Путина... Он, кажется, понимал, что происходит. Но его убедили люди... те самые, что по-щедрински «не страдают так называемыми убеждениями, а признают только долг»... убедили его, что попытка вице-президента по орг.работе уклониться от выступления, будет расцениваться, как измена... Ну, что Вам, читатель, снова напоминать про Хаматову?.. На талантливых людей в такой ситуации смотреть больно...

И четыре имени российских литераторов мне приходят на ум: Владимир Маяковский, Михаил Шолохов, Борис Слуцкий и Вера Инбер... По нескольку слов про каждого из них скажу, Вы позволите, читатель?.. Частично - скачав из интернета, частично - перепечатав, а частично - своими словами, изложив собственные соображения.

1. В.Маяковский. Из сетевой версии – отрывок из книги Юрия Аненкова. «Дневник моих встреч. Цикл трагедий». В сети я нашёл отрывок со ссылкой на самиздат; но у меня – ещё и реальный двухтомник, 1991 года. Потрясающая книга, доложу я Вам... Отсутствующую часть перепечатаю. То, что в сети, находится в середине текста, что я хочу показать Вам. Будет большой кусок, но он важен для меня, ибо в нём не столько о моём «персональном деле», и даже не столько о вице-президенте по орг.работе, сколько о взаимоотношениях между властью и художником в то «маяковское» время и самое главное: в нынешнее время «путинских доверенных лиц» из числа артистов, режиссёров, писателей... и, вообще, бичей (Вы помните, читатель, что такое «БИЧ»? Это - бывший интеллигентный человек).

Вот Ю.Анненков обсуждает стихотворение поэта «Парижанка», оканчивающееся словами: «...очень плохо в Париже женщине, если она не продаётся, а служит».

Спрашивается: что должен был бы сказать Маяковский о госпоже Жолио Кюри, о Симоне де Бовуар, об Эльзе Триоле, о Жаннете Вермерш, о Даниель Дарье, о балеринах Лиан Дейде, Ивет Шевире, об Оленьке Спесивцевой, о Тамаре Тумановой, или – ещё проще – о продавщицах в магазинах, о служащих в различных бюро, о машинистках, о стенографистках, или – о домашних хозяйках. Всё же ему известно было, что в Париже женщины не чинят асфальтовые тротуары и не таскают на своих плечах железнодорожные рельсы, как это до сих пор делается в Советском Союзе во имя «равенства». И кроме того. – подтирать лужи в уборных – занимаются ли этим в СССР исключительно мужчины, одетые в смокинги?...

...Прежде чем расстаться с Маяковским – жертвой, я напомню ещё одну из его последних поэм, может быть наиболее страшную. Гниющий капиталистический Париж; Париж проституток; Париж убийц; Париж идиотов – русских эмигрантов; но также Париж, в котором Маяковский хотел бы жить и умереть, - этот Париж уже забыт. Новая поэма воспевает строительный триумф пролетарского рая и называется очень поэтично: «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру». Цитировать эти стихи мне не только неприятно, но и больно. И тем не менее придётся. Длина четыре печатных страницы. Достаточно нескольких строк. (Без лесенки, ладно? – В.Р.)

Все хорошо. Но больше всего мне понравилось — это
..................
удобней, чем земля обетованная
................
это — ванная.
................
На кране одном написано: «Хол.», на кране другом — «Гор.».
.........................
Брюки на крюк, блузу на гвоздик, мыло в руку и... бултых!
.............
...думаю: — Очень правильная эта, наша, советская власть.

До такого вдохновения во Франции не дошёл ни один Превер, «декадентствующий прогрессист»: он воспевает ещё «мёртвые листья». Но независимо от этого тема Маяковского, продиктованная пропагандной необходимостью, лжива. Квартирами с ванными комнатами располагали в СССР только всякого рода Хрущёвы и Эренбурги. Литейщики Козыревы живут по три, по четыре семьи в одной маленькой квартирке, по три, по четыре человека в одной комнате (а то рассказать Вам, читатель, как живут сегодня в России ветераны войны, закончившейся 67 лет назад? Я подвёрстывал к своей статье «К столетию Победы» несколько маленьких текстов о ветеранских семьях. – В.Р.). Что же касается ванных комнат...

...Рассматривая эту поэму с точки зрения литературной формы, мы видим, что Маяковский просто стёр самого себя.

В 1902 году французский писатель Андре Жид за пятнадцать лет до коммунистической революции уже описал в своём романе «Immoraliste» с почти фотографической точностью психологию людей при советском режиме...

Подумать только! С ленинским сочинением 1902 года под названием «Что делать?» я знаком, и считаю его очень важным для всей мировой истории, ибо оно фактически запустило механизм создания «партий» фашистского толка. Я его знаю, хотя у меня его нет дома, и я в случае нужды обращаюсь к нему в сеть. А «Имморалиста» практически не знаю, хотя он стоит у меня на полке (в серии «Лауреаты Нобелевской премии») в хорошем переводе! Не удосужился ещё!.. Вот о нём из Википедии:

В СССР было издано собрание его сочинений и др. книги. Во время последнего приезда (в 1936 году; писатель стоял в почётном карауле у гроба Максима Горького) Жид разочаровался в советском строе. В конце 1936 вышла его яркая книга «Возвращение из СССР» (фр. Retour de l’URSS), где критикуется отсутствие свободы мысли в СССР, жёсткий контроль за литературой и общественной жизнью, некоторые пугающие черты нового советского человека; наряду с этим в ней немало тёплых слов по адресу простых советских людей, восхищения самоотверженностью строек и проч. Содержание книги Жид тщательно скрывал вплоть до выхода в свет, и она вызвала эффект разорвавшейся бомбы (ближайшим прецедентом было разочарование левого румынского писателя Панаита Истрати, выступившего с критикой советской бюрократии в 1929). Имя писателя (после официального разбора книги в «Правде») попало в СССР под запрет, его книги в СССР не издавались полвека, осудила книгу и часть левой интеллигенции на Западе, безоговорочно поддерживавшая Сталина (в том числе, Ромен Роллан и Лион Фейхтвангер)...

«Возвращение из СССР», хотя и не стоит у меня на полке, как, скажем, фейхтвангеровская «Москва. 1937» или барбюсовский «Сталин», но эта книга есть в сети (http://www.pseudology.org/chtivo/fromUSSR.htm)!. Однако вернёмся к тексту Юрия Анненкова!..

«...Прежде всего, - писал Андре Жид, - каждый претендует не походить на самого себя. Каждый ищет вождя, чтобы ему подражать; он даже не ищет вождя, которому надо подражать, он принимает вождя уже выбранного... Закон подражательства; я называю это законом страха. Страх остаться в одиночестве. И человек не находит себя самого. Это моральное головокружение есть самая худшая трусость... То, что человек чувствует в себе самом различного от других, именно это и есть то самое редкое, чем он владеет, что каждому придаёт ценность; и именно это человек старается в себе уничтожить. Он подражает».

Нивелирование. Всеобщее уравнение. Бесконечная серость, которую в Советском Союзе стараются выдать за красное...

Как бы желая поддержать мысль Андре Жида, Эрнест Хемингуэй писал: «Всякое искусство создаётся индивидуальностью. Индивидуальность – это всё то, чем обладает человек».

Это качество Маяковский утратил.

Уф! Дошёл, наконец, до того отрывка из анненковской книги, который есть в сети!.. Сейчас его поставлю, а потом ещё кусочек перепечатаю...

В последний раз я встретил Маяковского в Ницце, в 1929 году. Падали сумерки. Я спускался по старой ульчонке, которая скользила к морю. Навстречу поднимался знакомый силуэт. Я не успел еще открыть рот, чтобы поздороваться, как Маяковский криюнул:
— Тыщи франков у тебя нету?
Мы подошли друг к другу. Маяковский мне объяснил, что он возвращается из Монтэ-Карло, где в казино проиграл все до последнего сантима.
— Ужасно негостеприимная странишка! — заключил он. Я дал ему "тыщу" франков.
— Я голоден, — прибавил он, — и если ты дашь мне еще 200 франков, я приглашу тебя на буйябез.
Я дал еще 200 франков, и мы зашли в уютный ресторанчик около пляжа. Несмотря на скромный вид этого трактирчика, буйябез был замечательный. Мы болтали, как всегда, понемногу обо всем, и, конечно, о Советском Союзе. Маяковский, между прочим, спросил меня, когда же, наконец, я вернусь в Москву? Я ответил, что я об этом больше не думаю, так как хочу остаться художником. Маяковский хлопнул меня по плечу и, сразу помрачнев, произнес охрипшим голосом:
— А я — возвращаюсь... так как я уже перестал быть поэтом. Затем произошла поистине драматическая сцена: Маяковский разрыдался и прошептал, едва слышно:
— Теперь я... чиновник...
Служанка ресторана, напуганная рыданиями, подбежала:
— Что такое? Что происходит?
Маяковский обернулся к ней и, жестоко улыбнувшись, ответил по-русски:
— Ничего, ничего... я просто подавился косточкой. Покидая ресторан (было уже довольно поздно), мы пожали друг другу руки:
— Увидимся в Париже.
— В Париже.
Маяковский пошел к своему отелю, я — к моему. С тех пор я больше никогда не видел Маяковского.

Продолжим... Вернусь к клавиатуре, и мы продолжим...

В начале 1930 года Маяковский вошёл в Ассоциацию пролетарских писателей, приверженцев социалистического реализма, и, следовательно, совершенно противоположных поэтическим воззрениям Маяковского. 16 марта произошёл катастрофический провал постановки «Бани». 25 марта Маяковский выступил с публичной самокритикой, признав, что его поэзия содержала формы выражения, мало доступные широким читательским массам (А ведь ещё «зеркало русской революции» Лев Николаевич Толстой в своём замечательном эссе «Что такое искусство?», к счастью, не изучаемом в ни в советской, ни в российской школе, настаивал, что какое искусство непонятно ширнармассам, то такое и не нужно! А устремившиеся по этой дороге вожди-искусствоведы Луначарский и Крупская пыжились закрыть Большой театр и иные бесполезные для пролетариата учреждения – В.Р.). В то же время он обратился с просьбой о выдаче ему нового разрешения на выезд в Париж, к которому он окончательно привязался, несмотря на свои поэмы. Однако советские власти, ознакомившись с «Клопом» и «Баней» (прекрасные пьесы, знаете ли, читатель! Я их с удовольствием цитирую – В.Р.), поняли, что Маяковский, может быть, действительно решил «жить и умереть в Париже» и, пожалуй, рассказать там кое-какую правду о советском режиме. Выезд за границу ему на этот раз был запрещён (Кстати, некстати ли, но с подачи О.Брика... Может эта цитата: ""Эльзочка, - сказала Лиля сестре, - не делай такие страшные глаза. Просто я сказала Осе, что мое чувство к Володе проверено, прочно и что я ему теперь жена. И Ося согласен" имеет отношение к делу. Не знаю... - В.Р.)).

Поэзия Маяковского умерла. Это было решающим фактом в его биографии. Сюда следует добавить романтическую неудачу. Затем – приближавшиеся полицейские угрозы.

14 апреля Маяковский застрелился.

Ему было тридцать семь лет. Роковой возраст: в этом возрасте умерли Рафаэль, Ватто, Байрон, Пушкин, Федотов, Ван-Гог. Рембо, Тулуз-Лотрек, Хлебников и совсем недавно Жерар Филип...

...Счастливая жизнь (и особенно - с ванной комнатой) никода не ведёт к самоубийству.

Замечу, что первая публикация «Дневника моих встреч», предпринятая в 1966 году издательством «Международное литературное содружество», «оставалось для нас книгой запретной: слишком много правды сказано в ней о советской России, о тех, кто вершил и разделял её трагическую судьбу. Владимир Ленин, Лев Троцкий, Александр Блок, Анна Ахматова, Николай Гумилёв...» и далее, и далее... Пол страницы имён... – рассказывают редакторы и издатели версии 1991 года.

К счастью, поэт (вице-президент по орг.работе) перешагнул этот 37-летний рубеж... Мм-м... Давно... Помните Высоцкого?

Кто кончил жизнь трагически, — тот истинный поэт!
А если в точный срок — так в полной мере!
На цифре 26 один шагнул под пистолет,
Другой же — в петлю слазил в «Англетере».

А в 33 — Христу (он был поэт, он говорил:
«Да! Не убий!» Убьёшь — везде найду, мол!)...
Но — гвозди ему в руки, чтоб чего не сотворил,
И гвозди в лоб, чтоб ни о чём не думал.

С меня при слове «37» в момент слетает хмель.
Вот и сейчас вдруг холодом подуло —
Под этот год и Пушкин подгадал себе дуэль,
И Маяковский лёг виском на дуло.

Задержимся на цифре 37. Коварен Бог —
Ребром вопрос поставил: или-или!
На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо,
А нынешние как-то проскочили.

Дуэль не состоялась или перенесена,
А в тридцать три распяли, но не сильно,
А в тридцать семь — не кровь, да что там кровь! — и седина
Испачкала виски не так обильно.

Слабо стреляться?! В пятки, мол, давно ушла душа?!
Терпенье, психопаты и кликуши!
Поэты ходят пятками по лезвию ножа
И ранят в кровь свои босые души.

На слово «длинношеее» в конце пришлось три «е».
«Укоротить поэта!» — вывод ясен.
«И нож в него!» — но счастлив он висеть на острие,
Зарезанный за то, что был опасен!

Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр!
Томитесь, как наложницы в гареме:
Срок жизни увеличился — и может быть, концы
Поэтов отодвинулись на время.

Хорошо, что вице-президент по орг.работе здоров и сочиняет... Ведь «срок жизни увеличился — и может быть, концы поэтов отодвинулись на время».

2. М.Шолохов. О нём напишу гораздо меньше, а цитировать кого-либо не собираюсь вообще. Изначально Михаил Александрович был очень талантливым человеком. И в том, что такое хорошая литература, разбирался лучше многих. Когда к нему в руки попали бумаги с текстом романа, он, может быть, был единственным, кто оценил эти бумаги по достоинству... Из Википедии:

Фёдор Крюков в Первую мировую войну служил в санитарном отряде под командованием князя Варлама Геловани и написал ряд очерков из быта военного госпиталя и военных санитаров, которые перекликаются с военными темами «Тихого Дона». В Гражданскую войну выступал на стороне белых. Один из идеологов белого движения. Секретарь Войскового круга. В 1920 году отступал вместе с остатками армии Деникина к Новороссийску. Умер в госпитале монастыря хутора Незаймановского от сыпного тифа 4 марта, там же и похоронен. Существует версия (и я разделяю её – В.Р.), согласно которой Фёдор Крюков является автором «первоначального текста» романа «Тихий Дон», который был использован М. А. Шолоховым.

«Тихий Дон», по моему мнению, заслуживает Нобелевской премии. Роман заслуживает, а про Шолохова не скажу... Шолохов понял, что у него в руках, и предстал перед выбором. Можно было попытаться опубликовать роман, указав, кто его автор. В этом случае, полагаю, бумаги с текстом романа были бы уничтожены, а сам Шолохов, скорее всего расстрелян. Можно было «не заметить» этих бумаг. Как не заметили другие. Они канули бы в Лету. Может, «пошли бы на обёртки», как Радищев в своё время писал о дряной литературе... Шолохов избрал третий путь. Публиковать под своим именем!.. Путь бесчестия, который позволит сохранить великую литературу для человечества... А бесчестье?.. Может, никто и не узнает!.. А тогда никто и не назовёт «бесчестным», правда? – «Не пойман – не вор!»... А совесть? – Оставьте граждане, со своей совестью да не договориться?!.. Роман был встречен аплодисментами, перходящими в овации, и с энтузиазмом, переходящим в премии и «алмазы общественного признания». Чем больше он страдал (наедине с собою) от своего бесчестного поступка, тем больше стремился доказать самому себе, что он человек чести, что достоинство для него не «кое-что значит», а что оно, вообще, превыше всего и, он всегда вступится за тех, кого несправедливо обижают. Он так и поступал, пока в безрассудстве своём не начал спорить с самим товарищем Сталиным и убеждать того, что Ходорковского, мол, надо неме... Ээ-э... что я говорю!... Что приговорённых к расстрелу надо немедленно отпустить, потому что они... Ну, не знаю,.. гордость российской культуры... Ни в чём не виноваты и т.п. А товарищ Сталин вполне миролюбиво и даже заботливо объяснил Михаилу Александровичу, что если он будет продолжать вякать, как он стал себе последнее время позволять, то советские люди узнают, кто на самом деле написал гениальный роман; у нас, мол, достаточно достойных писателей, которые почтут за честь взять на себя авторство... Примерно, как Крупской, когда она распи... начала распинаться относительно отхода Сталина от ленинского курса, он очень благожелательно объяснил, что если она не заткнётся, то вдовой Ленина объявят другую женщину... Вот Землячка, к примеру (на совести которой сотни сдавшихся в Крыму под честное слово белых офицеров, немедленно расстрелянных после сдачи оружия), она спит и видит, как бы стать вдовой вождя пролетариата... Шолохов исчез надолго, а когда снова появился на публике, то выяснилось, что он только что вышел из длительного запоя (и не просыхал уже до конца жизни), что он искренне любит Сталина – не меньше, чем Михалков Путина, и что он превратился в совершенное дерьмо... Может, даже большее, чем великий оскароносный режиссёр Никита Сергеич, сын сочинителя гимнов... Ну, и хватит о нём. Соучастие в подлостях убивает...

VladRamm
16.09.2012, 04:09
(Окончание пятой части)

3. Слуцкий. Ещё меньше. Я просто приведу цитату из своей статьи (http://demset.org/f/showthread.php?t=198) «Группа дрессированных антисемитов», написанной (в основном) лет шесть назад:

Жертвами постановок пьесы «Всенародные Осуждения становились не только центральные фигуранты; да, по замыслу режиссёра не ради них вроде всё затевалось: спектакль заканчивался гибелью хора. Жертвой была массовка: не только те, кто отказывался подписывать предлагаемые письма или голосовать, как велели; не только те, кто промолчал: «Промолчи! Попадёшь в первачи!.. Промолчи! Попадёшь в палачи...». Жертвами оказывались и те, кто подписывал. Не только потому, что рано или поздно приходил и их черёд... Он приходил, но не в этом суть.

Она в том, что искренних ненавистников, бросающихся вцепиться в горло по команде «Фас!», было поначалу не так уж и много. Заметная часть «подписантов» или «голосунов» наступали на горло собственной порядочности, жертвовали ею, если она ещё оставалась: «Не надо думать – с нами тот, кто всё за нас решит!». Они постепенно избавлялись ото всех качеств, кроме откровенного холуйства. День за днём, процесс за процессом люди, населяющие страну, превращались в тех самых «андроидов», что сегодня так расплодились в российской Госдуме.

Те же, кто от порядочности ещё не вовсе избавился, те, порою, искренне подписав, проголосовав, и даже выступив – в обстановке коллективной травли и рёва «Ату его!» из сотен глоток, оставшись позже наедине с собою, осознавали своё соучастие в подлости и не прощали его себе: теряли творческий потенциал, заболевали, умирали раньше... Б.Слуцкий – очень яркий пример таких последствий.

В случае с Борисом Слуцким речь шла об участии его (с выступлением с трибуны) в осуждении Пастернака, вместе с его Нобелевской премией...

4. В.Инбер. Я было годик с небольшим пытался «навязать» клубу учёных своё выступление на тему «Вера Инбер. 20-е годы». Мне её творчество до начала 30-х, перелом на рубеже 30-х и крушение этого человека, как поэта (причём, что более всего-то обидно: поэта замечательного!) с одновременным превращением в страшилище для писателей и поэтов, что писали по-русски и были или уничтожены (с её помощью), либо надолго (на десятилетия) изъяты из обращения и задвинуты вникуда, как Леонид Мартынов (конец 40-х), статья про него, на пару десятилетий, статья, исключившая этого замечательного поэта, уже выпущенного из многолетнего заключения в 46-м, из русской поэзии... Либо в отношении того же Бориса Пастернака её просто мерзостное поведение (с поведением Слуцкого несравнимое!) при исключении лауреата нобелевской премии (именно за произведение эту премию заслужившее!) из СП... Всё это безумно интересно. Я сказал «20-е годы»; но её расцвет начался раньше. Правильнее было бы: «До начала 30-х». Вот скажем, из 1914-го... Я многие годы полагал, что это написано во время второй мировой войны... А оказывается, ещё до первой!

День окончен... Делать нечего...
Вечер снежно-голубой...
Хорошо уютным вечером
Нам беседовать с тобой...

Чиж долбит сердито жердочку,
Будто клетка коротка...
Кошка высунула мордочку
Из-под теплого платка...

"Значит, завтра будет праздница?"
"Праздник, Жанна, говорят!"
"Все равно! Какая разница!
Лишь бы дали шоколад!"

"Будет все, мой мальчик маленький!
Будет даже снежный бал...
Знаешь, повар в старом валенке
Утром мышку увидал!"

"Мама! Ты всегда проказница!
Я не мальчик! Я же дочь!"
"Все равно, какая разница!
Спи мой мальчик, скоро ночь...


А эта песня из студенческих моих лет... Тоже думал, что это об эмиграции, хлынувшей после того, как большевики захватили власть. А чьё? – Понятия не имел!...

Быстро-быстро донельзя дни пройдут, как часы,
Дни пройдут, как часы.
Лягут синие рельсы от Москвы до Шаньси,
От Москвы до Шаньси.
И мелькнет над перроном белокрылый платок,
Поезд вихрем зеленым улетит на восток,
Унесет на восток...

Будут рельсы двоиться, убегая вперед,
Улетая вперед,
До китайской границы от московских ворот,
От Никитских ворот.
Запоет, затоскует колесо колесу...
Образ твой с поцелуем я с собой унесу,
Я с собой унесу.

Застучат переклички паровозных встреч,
Паровозных встреч.
Зазвучит непривычно иностранная речь,
Очень странная речь,
И сквозь струи косые передумаю вновь:
За кордоном Россия, за кордоном любовь,
За кордоном любовь...

Это, как оказалось, тоже 1914-й! А рвущий за сердце «Сеттер Джек (http://inber.ouc.ru/setter-dzhek.html)»? 1925-й. Я его читал со сцены, когда учился в школе... И «Сороконожки (http://inber.ouc.ru/sorokonozhki.html)» из 1926 г. Всю сознательную жизнь помню это стихотворение и восхищаюсь им. И даже читать люблю... Несколько месяцев назад на улице, во время прогулки вдоль океана прочёл нашей знакомой. Оказалось, она о нём не слышала. И теперь лишь встретимся в гостях – она начинает упрашивать: «Сороконожку», «Сороконожку» почитай!.. А я всё уклоняюсь...

А, скажем, «О мальчике с веснушками (http://inber.ouc.ru/o-malchike-s-vesnyshkami.html)»! Это же новая поэтика! Это тот самый стиль, которым начал в Америке писать Бродский! Только он писал серьёзное, толкающее к размышлениям, а у Веры Инбер – сплошной карнавал. Например, строчки

Соседская лошадь — и та,
Впрягаясь в тележку,
Скрывает усмешку
Особым движеньем хвоста.

Веселят меня безо всякого контекста!

И «Сыну, которого нет (http://inber.ouc.ru/suny-kotorovo-net.html)» – колыбельная на все времена! Из 1927-го. И, наконец, блистательно-потрясающий «Васька-свист в переплёте (http://inber.ouc.ru/vaska-svist-v-perepliote.html)». Сайт "БИБЛИОТЕКА ПОЭЗИИ" полагает, что оно было появилось аж в 1963-м. А оно, в действительности, было написано в 25-26 годах - у меня когда-то была книжка 30-го года, где оно было опубликовано. Очень это стихотворение люблю. 20-е годы страны (не стройки, не патриотические крики, а атмосфера...) Как перед глазами...

А что сломалось на переломе 30-х? Да просто у её матери была фамилия Бронштейн, и Лев Троцкий был ей дядей (двоюродным, но это не помогало). Напуганая до смерти на всю оставшуюся жизнь (когда Троцкий неожиданно для неё – она же была всю жизнь до этого совсем вне политики - оказался главной угрозой для страны, и заодно для всего прогрессивного человечества), она и превратилась в ультра-ортодоксальную сталинистку... И выступления, выступления, выступления... И статьи... И голосования в секретариате совписа!.. До самой смерти в 1972-м. Смерти Сталина оказалось недостаточно, чтобы этот дракон, захвативший её душу, выпустил её из своих лап...

И вот я попытался хоть здесь рассказать о ней, о судьбе необыкновенно талантливого поэта, что скормил свою душу этому дракону... Ну, как сказать? Наверное, из трусости. Оправданной. Но это дела не меняет. Трагедия остаётся трагедией...

Добавление от 13 мая 2012 года. Читая Книгу Б.Сарнова "Сталин и писатели (http://lib.rus.ec/b/180310/read#t33)", глава "Сталин и Демьян Бедный", наткнулся я на рассуждения автора о поэтах. Вот такое:

Заключая главу о Сталине и Маяковском, я писал, что есть два способа убить поэта. Один — простой: самого поэта расстрелять или превратить в лагерную пыль. Стихи его не печатать, а те, что уже напечатаны, — запретить, изъять из библиотек. А самое имя его сделать неупоминаемым. Другой способ состоит в том, чтобы поэта канонизировать, превратить в икону, в «священную корову», залить хрестоматийным глянцем. И, разумеется, высшим его художественным достижением объявить при этом самые барабанные его стихи.

Но есть еще и третий способ. Он состоит в том, чтобы сломать поэта, запугать до полусмерти, растлить его. («Испуганный писатель — это уже потеря квалификации», — говорил Зощенко. А я ещё раз уточню: к Вере Инбер эти слова относятся в полной мере, и мне её творчество после начала 30-х (возвращение со строительства Беломор-Балтийского канала в составе горьковской группы писателей, с прославляющими режим текстами) уже неинтересно - В.Р.) И вот — поэт продолжает писать и даже печататься. Но это уже не он, а кто-то другой. Ни тени его — прежнего — не осталось в его гладких, безликих сочинениях. О плохих стихах часто говорят, что они подражательны. А тут даже этого не скажешь. О таких (на вопрос: на что они похожи) Виктор Шкловский презритель-кинул автору-графоману. «На редакционную корзину».

К стихотворной продукции Демьяна Бедного можно относиться по-разному.

И именно так (по-разному) к ней и относились.

Есенин — с нескрываемым пренебрежением

С горы идет крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Веселым криком оглашая дол.
Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Поэзия моя здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

<...> А вот Пастернак держался на этот счет прямо противоположного мнения. <...>

Среди «частушек Бедного Демьяна», которые «деревенский комсомол» рьяно наяривал под гармонику и о которых Есенин говорил с таким пренебрежением, были истинные жемчужины. Например, вот эта:

Как родная меня мать
Провожала,
Тут и вся моя семья
Набежала.
— Ах, куда ты, паренек,
Ах, куда ты!
Не ходил бы ты, Ванек,
Во солдаты.
В Красной Армии штыки,
Чай, найдутся,
Без тебя большевики
Обойдутся!
Поневоле ты идешь,
Аль с охоты,
Ваня, Ваня, пропадешь
Ни за что ты…

В общем, как к Демьяну ни относись, одно несомненно: был у него свой голос, свой стиль, свой — сразу, легко и безошибочно узнаваемый — строй речи. И куда только все это девалось после того, как его выварили в семи щелоках бесчисленных сталинских чисток.

Когда началась война, Демьян был прощен. Его опять стали печатать. И не где-нибудь, а в «Правде»<...>

Все идеологические уклоны, сбои и ошибки давно преодолены и изжиты, вытравлены, выжжены дотла. Все правильно в этих новых Демьяновых стихах. Но ни одной молекулы не отыскать в них от прежнего Демьяна. Ни одной живой клеточки, по которой мы могли бы узнать, что это — именно он, Демьян Бедный, а не, скажем, Лебедев-Кумач, произносивший, бывало, с трибуны Верховного Совета длинные речи, состоящие из вот такой же стихотворной жвачки.

Эта метаморфоза тоже могла бы стать «сюжетом для небольшого рассказа». Но сюжет этот как будто не входит границы этой главы, да и всей этой моей книги. Ведь точно такая же метаморфоза произошла, например, с Николаем Тихоновым, так ярко начавшим своими первыми книгами «Орда» и «Брага», а под конец жизни превратившимся в жалкого графомана. Или с Сергеевым-Ценским. Или с Юрием Олешей. Да мало ли с кем еще. Это была общая тенденция.

Причиной каждой из этих метаморфоз была система. Созданная Сталиным, конечно, но работавшая автоматически, без его личного участия...

Хотел ещё кое о чём написать для этих «мудрецов» из клуба учёных... Я ещё далеко не всё сказал. А к обсуждению имени вообще ещё не приступал. Да и Judenfrei, небось, всё ещё загадка для Вас, читатель... Зачем я заговорил о нём с самого начала?..

Но я, пожалуй закончу здесь эту 5-ю часть. В заключение ещё раз напомню Вам слова Андре Жида из «Имморалиста», книги, которую мне следует прочесть, не откладывая:

Закон подражательства; я называю это законом страха. Страх остаться в одиночестве. И человек не находит себя самого. Это моральное головокружение есть самая худшая трусость...

Дополнение 23 марта 2012 года: прочёл в "Новой газете" интереснейшее интервью Владимира Войновича (http://www.novayagazeta.ru/politics/51765.html). Кусок из него прямо в тему:

— Что может сделать писатель в современных условиях?

— А я не знаю, что может писатель сделать. Я никогда не ощущал себя учителем. Никогда не хотел стать ни лидером, ни властителем дум и не лез на баррикады. Но поставил себе задачей не кривить душой и говорить только то, что считаю правдой. Так и делал. Подправив Державина, скажу, что истину царям и всякой сволочи с улыбкой говорил. Когда я первый раз прочитал изречение: делай, что должно, и не думай о последствиях — я очень обрадовался. Я понял, что именно по этому правилу и жил, не зная формулировки.

Я всегда знал, что бессовестный поступок мне пользы не принесет. Даже если я получу какие-то блага: квартиру, дачу, радости от этого не будет. Угрызения совести — самое ужасное, что может быть, и поэтому я говорю: если у вас есть совесть — то считайтесь с этим, а то потом будет очень плохо. Ну а если у вас нет этого инструмента — то вам совершенно нечего бояться, кроме закона.

Я помню, как однажды, когда я был еще молодой писатель, мне звонил один из моих поклонников и очень меня хвалил. Особенно за повесть «Хочу быть честным». А потом меня за эту вещь очень резко осудили на одном из заседаний московского отдела культуры. И он оказался среди самых ярых критиков. Но при этом волновался, краснел, потел и дрожал. Когда все закончилось и я уходил, он догнал меня в коридоре: «Поймите, я не мог иначе, у меня дети…» Я ему сказал: «Знаете что, если вы не можете быть подлецом, старайтесь им не быть. Потому что вы умрете. У вас будет инсульт или инфаркт». К моему удивлению, он прожил довольно долго. Очевидно, совесть атрофировалась.

У всех людей есть инстинкт самосохранения, но у нормального человека он уравновешивается инстинктом альтруизма — совестью. У Андрея Сахарова, у Януша Корчака — чувство альтруизма было выше всего остального.

— А сами вы как страх преодолевали?

— Постепенно. Человек попадает на войну, а там пули свистят, осколки; становится страшно, готов залезть под землю и не вылезать никогда, а потом постепенно привыкаешь и к разрывам снарядов, и к свисту пуль. Сейчас, когда человек оказывается в конфликте с государством, то он на это идет осознанно, а раньше получалось так: кого-то обидели, а ты за него заступился.

И тогда уже тебя начинают обижать и говорят, что ты с чужого голоса поешь, наверное, ты это делаешь по заданию ЦРУ и Пентагона (теперь эту функцию передали Госдепу), а ты сначала оправдываешься: да нет, я свой, а потом в конце концов начинаешь злиться, а дальше переходишь в атаку и говоришь: да пошли вы к черту, а они все пугают и пугают и говорят, что убьют, зарежут, засадят на долгие годы, а ты доходишь до такой степени, что говоришь: не боюсь я вас и плевать я на вас хотел, сажайте, убейте… Был такой пожилой диссидент Валерий Тарсис. Печатал свои книги за границей. Его вызвали в КГБ, стали пугать, а он сказал: «Вы можете расстрелять этот старый кусок мяса, но мои книги вы уже не убьете». Хотя я тогда был еще сравнительно молодым куском мяса, но и я к тому времени написал кое-что, с чем КГБ уже справиться не мог.

Я пишу не книги... Статьи, очерки, зарисовки... Новеллы пытаюсь... Вон даже интерлюдии и интермедии!.. И понимаю, что должен не прекращать своих стараний...

VladRamm
16.09.2012, 04:12
Интермедия. Отдаю долги.1

Думаю, больше я не буду появляться в клубе учёных и делать что-нибудь в их дружном коллективе... Вспомнил! Вождь в своей пламенной речи во время обсуждения моего персонального дела предлагал в неизбывной и прям-таки неправдоподобной доброте своей - допускать меня в клуб, но запретить там что-либо делать: выступать, писать статьи в их сборники (а я-то делал это только по их просьбе - так что стоило бы другим запретить ко мне обращаться; но за этим-то дело не станет!), доклады какие-нибудь там готовить... Как говорят: я плакаль.

Но за мной остались небольшие долги. Собственно два долга, которые я хочу отдать, чтобы забыть об этих замечательных и в чём-то даже милых людях. Дело в том, что ко мне редакция сборника обращалась за рецензиями на присланные им для публикации статьи. Из-за границы присланные. Большая наука! Рецензии у меня готовы, но я их не публиковал, ибо и они не публиковали статей. Однако опыт продвижения к публикации статьи доктора наук профессора Якова Басина, описанный мною в статье "Съедобны ли пироги?" (с которой, собственно, начинается данная тема) не даёт мне уверенности, что то, что им присылают учёные заграничные доктора и профессора, не будет у них опубликовано, какую чушь эти материалы не представляли бы собою.

Поэтому я хочу вывесить свои ренцензии (по одной), чтобы не бояться, что упущу момент публикации столь "важного материала", свидетельствующего об озабоченности авторов и т.д. Итак



Попытка рецензии

на статью Н.Д.Эриашвили (Россия) и Л.Н.Тепмана (Израиль)
«Управление рисками венчурных компаний в условиях финансового кризиса. Экономические проблемы и управление рисками».

То, что я пишу, трудно назвать рецензией (я и говорю: «попытка»); но ведь и представленный текст трудно назвать «статьёй». Такое впечатление, что школьникам 5-6 класса предложили написать изложение (не сочинение, а именно изложение) того, что им рассказали несколько дней назад; а рассказывали им про венчурный капитал и венчурные компании. Текст написан ни про что. Хотя в нём употребляется достаточно много слов и «терминов», не то чтобы научных, но известных не всем окружающим. Google, если спросить у него про «венчур» предлагает на выбор восемь направлений: венчур, венчурный бизнес, венчурный капитал, венчурный фонд, венчурный инвестор, венчурная компания, венчурное финансирование, венчурное инвестирование. Статья «Венчурный бизнес» в Википедии (первый или один из первых источников, рекомендуемых этой поисковой системой), хотя и претерпела последнее изменение в 20:15, 5 января 2012, не очень хороша. Однако Google предлагает ещё 1 630 000 интернетных адресов, касающихся «венчурного бизнеса»; и уже вторая ссылка отправляет к огромному разветвлённому порталу УК (управляющей компании) «АЛЬЯНС. ВЕНЧУРНЫЙ БИЗНЕС». На главной странице (http://venture-biz.ru/) не только говорится о компании (её основных целях, задачи создания и ключевых проблемах, где УК может быть полезна), но и приводится ссылки

– на глоссарий и список терминов с тысячами наименований,
– на сотни электронных книг (в основном, за последние 10-15 лет),

а также и на перечень услуг, вакансии, каталог бизнес-проектов, пару десятков свежих статей, новости и пр. Раздел портала под названием «Венчурный бизнес» рассказывает и об особенностях этого вида экономической деятельности, и об её отличиях от традиционных видов бизнеса. Кстати, разъясняет разницу между рискованным и рисковым бизнесами (разницу, не всегда улавливаемую авторами иных статей в интернете), венчурный – это именно рисковый.

Авторы предлагаемого текста, надо отдать им должное, слово «рискованный» не употребляют; однако их текст (все пять страниц!) свидетельствует о том, что они не вполне понимают смысл говоримого: текст переполнен банальностями и бессмысленностями, становящимися особенно смешными от жонглирования терминами, смысл коих, судя по всему, авторам неясен. Скажем: «степень риска – это вероятность наступления случая потерь, а также размер возможного ущерба от него». Не делайте вид, читатель, что Вы поняли объяснения авторов - «вероятность» – это определённо величина безразмерная, а «размер возможного ущерба» - очевидно имеет-таки какую-то размерность. Это по их мнению, одно и то же? Или что? Я уж не говорю, что «вероятность наступления случая потерь» - это не по-русски (как и многие иные словосочетания в тексте). Следующее предложение текста: «риск предпринимателя количественно характеризуется субъективной оценкой вероятной, т.е., ожидаемой величины максимального вложения капитала» призвано, по-видимому, что-нибудь разъяснить... Но не разъясняет, ибо хотя вероятность и носит субъективный характер, для того, чтобы говорить о ней с количественной точки зрения (количественно оценивая и сравнивая потери при выборе альтернатив), необходимо построение индивидуальных (субъективных) функций полезности, что вовсе не является тривиальной работой (но авторы, похоже, и не подозревают о её необходимости!). Говорится «вероятной, т.е., ожидаемой величины...». Ээ-э... «ожидаемой» имеется ввиду, по-видимому, математическое ожидание, называемое иногда (не совсем верно) средним. Или нечто иное? Мат-ожидание, в данном случае – это интеграл выигрыша (потерь) х от - ∞ до + ∞, взвешенного с плотностью вероятности (той самой субъективной!) p(х) по dх, где, разумеется, p(х) ≥ 0 для х от - ∞ до + ∞, и интеграл p(х) по dх на этом интервале = 1. Говоря «вероятной», авторы имеют в виду, возможно, плотность вероятности в какой-либо точке или интеграл этой плотности на каком-то интервале... Но, по-любому, речь идёт о несопоставом.

Объяснения того, что такое капиталоотдача, рентабельность и норма прибыли (последние две это не совсем одно и то же, как ошибочно полагают авторы), да ещё и с «формулами» - это откуда-то из материала краткосрочных бухгалтерских курсов (не выше!). Но даже и тут объяснения невнятны!..

Такие «суждения» как «неопределённость хозяйственной ситуации обусловливается следующими факторами: отсутствием полной информации, случайностью, противодействием, политической нестабильностью, отсутствием чёткого законодательства» и объяснение следом: «случайность – это то, что в сходных условиях происходит неодинаково, поэтому её нельзя предвидеть и запрогнозировать» - это перлы!.. Особенно последнее; это шедевр! Это не глупость; это – бред. Ну, ладно, авторы не знают, что такое теория вероятностей и статистика (хотя и употребляют слово «вероятность» достаточно часто); это при том, что как наука теория вероятностей возникла в средние века с первыми попытками математического анализа азартных игр (орлянка, кости, рулетка). Самые ранние работы учёных в области теории вероятностей относятся к XVII веку. Исследуя прогнозирование выигрыша в азартных играх, Блез Паскаль и Пьер Ферма открыли первые вероятностные закономерности, возникающие при бросании костей. Наконец, «нельзя предвидеть и запрогнозировать»!.. Понятие «прогнозирования» имеет смысл только в условиях неопределённости будущего, только в море случайностей. Прогнозирование – это выявление неочевидных тенденций в хаосе, в этом море. К сожалению, таких примеров, невнятных, косноязычных, а также неверных суждений в тексте полно.

На последней странице авторы говорят о том, что «при работе с данными методиками» (оказывается, предыдущие 4 страницы были методиками!) «важно помнить следующие аксиомы»! Аксиомы не надо помнить! Их принимают или отвергают. Похоже, что авторы не знают, что это такое. Первая «аксиома» такова: «уровень риска и предпринимаемые меры должны соответствовать друг другу. Как ни странно, но часто происходит так, что меры по предотвращению риска приводят к большим затратам, чем сам риск, если он возникает». И в чём же эта «аксиома» состоит? Чем измеряют это «соответствие»? О каком равенстве (неравенстве) идёт речь? И, наконец, ещё раз: что такое, по мнению авторов, «риск»? Как они сказали немного выше, «риск предпринимателя количественно характеризуется субъективной оценкой вероятной, т.е., ожидаемой величины максимального вложения капитала». Что именно тут «возникает» и что пытаются «предотвращать»? «Субъективная оценка»? «Ожидаемая величина максимального вложения капитала»? В статистике, в принятии статистических решений, есть такой критерий наименьшего риска. Риск связан с ошибками 1-го и 2-го рода. Можно сказать, ошибками прогнозирования, ошибками распознавания. Скажем сигнала нет, а вы действуете, как будто он есть; и наоборот: сигнал есть, а вы действуете, как будто его нет. Это происходит из-за помех (случайностей, шума): принимаемый сигнал не обязательно соответствует передаваемому (реальности). В операциях на бирже: цены (акции) падают, а вы действуете, как будто они будут теперь расти (покупаете); или наоборот: они уже упали (рецессия закончилась), а вы продолжаете продавать... У вас есть точка перемены политики: х*. Если наблюдаемая величина х < х*, вы используете политику А. Если же х ≥ х*, то политику В. Риск оценивается суммой двух интегралов: интеграла от - ∞ до х* произведения p(х) х Sa (x) по dх, и интеграла от х* до + ∞, аналогичного произведения p(х) х Sв (x), где Sa (x) и Sв (x), соответственно, потери от ошибок 1-го и 2-го рода в точке х: применения политики А, когда следовало бы применять В, и политики В, когда следует – А. Эта величина, эта сумма, и есть величина риска. Она не «возникает», она есть всегда. Риск неправильных вложений, риск неверного диагноза, риск неправильного распознавания сигнала... У вас есть две возможности уменьшать риск: уменьшать возможные потери и уменьшать неопределённость. Не обсуждая, что означает уменьшение потерь (резервирование, страхование, защита, соблюдение правил и пр.) напомню, что количественным измерением неопределённости является энтропия: интеграл от - ∞ до + ∞ по dх, произведения p(х) х ln p(х) (где ln – натуральный логарифм). Уменьшение энтропии – это и есть информация. Я привёл это пояснение, ибо авторы часто употребляют слово «информация», но, что это такое, вроде бы, не понимают. Приведённое определение (описание) восходит к Клоду Шеннону, книга которого «Теория информации» появилась на русском в 1960 году, более полувека назад. Суммарный удельный риск (скажем, риск приходящийся на млн. долларов вложений) уменьшается за счёт одновременного осуществления большого числа «рисковых проектов»; авторы мельком упоминают об этом в начале: «венчурный капитал инвестируется в несвязанные между собой проекты в расчёте на быструю окупаемость вложенных средств». Конечно, проектов должно быть много; но вовсе не ради ускорения окупаемости, а ради этого самого уменьшения суммарного удельного риска (чем больше случайных величин складывается, тем меньше отношение суммарного среднеквадратичного отклонения к суммарному мат-ожиданию – это азы статистики); но что такое поведение, даже в случае традиционного бизнеса называется диверсификацией, им, похоже, неизвестно... Но старинная идея «не клади все яйца в одну корзину» им вполне могла быть знакома.

Вторая «аксиома» тоже хороша: «действия желательно планировать таким образом, чтобы каждое мероприятие работало на снижение вероятности или упразднение более, чем одного риска». Этакая «аксиома желательности»! Так и просится ещё парочка аксиом: следует обеспечить такое управление рисками, чтобы лошади продолжали кушать овёс, а Волга впадать в Каспийское море!..

Вводя понятие аудита работы с рисками, авторы говорят, что, мол, этот аудит «связан с анализом уже случившегося и того, как происходило управление рисками. Он (аудит – В.Р.) никак не связан с планированием того, что только должно произойти». Это глупости – аудит не просто связан с планированием; основной, да, пожалуй, и единственной его целью является внесение изменений в планы предстоящих вложений, ради уменьшения рисков.

Говоря о рисках, авторы пишут о «владельцах рисков», об «устранении рисков», о «степени влияния рисков», о «рисках, не поддающихся упразднению», о «неустранимых рисках», о «триггерах, выводимых из трёх вопросов:
1) что случится прямо перед возникновением риска?
2) есть ли измеримые показатели, с помощью которых можно понять, что риск вот-вот должен возникнуть?
3) есть ли способ немедленно распознать, когда произойдёт риск?» и т.п.

Всё это страшно интересно. Но, повторяю: непонятно, про что. А «триггеры, выводимые из трёх вопросов» и последний вопрос для выведения триггера: «есть ли способ немедленно распознать, когда произойдёт риск?» - это шедевры под стать упомянутым выше. Они хоть приблизительно знают, что такое триггер?..

Авторы некоторые вводимые термины сопровождают английскими переводами и английскими же аббревиатурами. Без какой-либо видимой цели. Может быть, для придания «наукообразия»? Можно было бы ещё и на других каких-нибудь языках: по-японски, например (страна быстро-развивающегося венчурного бизнеса) или на иврите (тоже венчурные инвестиции далеко не на последнем месте!)

Общее впечатление от текста таково. То, что авторы не знают толком предмета, о котором говорят, это не трагедия – все мы не боги, и мало ли у кого как сложатся обстоятельства... Хотя, с другой стороны – кто их принуждает?.. То, что они при этом (судя по заголовку к представленному материалу) носят высокие степени докторов экономических наук и обладают профессорскими званиями, тоже не беда – вон Р.Кадыров или В.Петрик, даже академики! Мало ли!.. Даже то, что они не стали заморачиваться такой ерундой, как внятное изложение текста на том языке, на коем собираются его публиковать, не ужасно – а редактор на что? Но то, что они не дали себе труда ознакомиться с элементарными и широко-доступными сведениями по теме, на которую решили писать «научную» статью (уже вторую!.. Или они ссылаются на свою «научную» книгу?!), это потрясает. Я бы так и сказал:

ПОТРЯСАЮЩАЯ СТАТЬЯ

Владимир Рамм 10 февраля 2012 г.

И пока, на сегодня хватит. Интересно. конечно, увидеть рецензируемую статью напечатанной - у меня она есть, а за ними, видать, не заржавеет...

VladRamm
16.09.2012, 04:15
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 6

Небольшая общая часть... Вы помните, читатель, члена учёного совета ***ну, что написала мне: «Я думаю; что наш Клуб продолжит свою работу»? Так вот я хотел чуточку пообсуждать эту оптимистическую мысль. Я полагаю, что разбор моего персонального дела был для клуба русскоязычных массачусетских учёных... Или нет, наоборот!.. Для массачусетского клуба русскоязычных учёных... Короче, для них. Он был моментом переломным. Думаю, что клуб этот начал умирать. Не потому, что я такой-сякой... такой «нагло-самоуверенный, никого не уважающий и не считающийся ни с кем» буду ходить туда и «мутить там воду». И не потому, что я, мол, «такой умный» перестану туда ходить, вносить к ним "свежую струю" и делиться с заседателями... Ну, с пришедшими на заседание членами клуба «своими познаниями»... Дело вовсе не во мне. Дело в вас.

Вам, вашему коллективу,
дали попробовать человечины.

И вы уже не сможете жить по-старому. Как дикий зверь, живущий в доме... Ему нельзя давать пробовать живой крови. После того, как зверю дали попробовать крови, он становится смертельно опасным для членов семьи.

И снова сам себя перебью. Посмотрел вчера (8 марта 2012) фильм «Анна» (2005-го год, музыкальная мелодрама) режиссёра Евгения Гинзбурга по мотивам пьесы А.Н.Островского "Без вины виноватые" – на современном (1981-м и через положенные 22 года – 2003-м) материале. С блистательным, кстати, кинодебютом Любови Казарновской. Монтаж фильма, говорят, занял 4 месяца напряженной работы. Первая копия была получена из лаборатории во вторник, 1 марта 2005 года в 3 часа дня, и тут же была отправлена в город Гатчину для конкурсного участия в кинофестивале «Литература и кино». Показ фильма вызвал огромный интерес, и 3-го марта этот первый «кинематографический блин» Любови Казарновской завоевал Grand Prix, а также получил Приз за лучшее исполнение женской роли (Л. Казарновская) и Приз зрительских симпатий и т.д. И поделом (http://www.kazarnovskaya.ru/anna.shtml)!

Сценарий фильма «Анна» был создан двумя гигантами российского кинематографа – Георгием Данелия и Рустамом Ибрагимбековым – специально для оперной дивы Любови Казарновской, которой он так понравился, что она сразу же согласилась участвовать в съемках фильма сразу в 2-х ипостасях – как драматическая актриса и как исполнительница музыкальных номеров – песен, романсов, арий из опер и оперетт.

Я хочу сказать Вам не о фильме. Я хочу сказать о тех самых партчиновниках, которых увидел в этом фильме и узнал!.. Об этих «сторожах» и «хранителях» патриотизма, коммунистической морали и коммунистической нравственности... Ну и, конечно, пламенных защитников коллектива и его чистоты... Об этом воплощении мерзости... Посмотрел, узнал и понял, что я зря говорил о вашем великом вожде, председателе и президенте, что он, мол, мне несимпатичен. Это не так. Он мне отвратителен. Сюжет драмы Островского не буду Вам пересказывать, но сцена в райкоме, когда юную певицу, живущую в общежитии с крошечным сыном, приглашают на фестиваль в Париж, и спрашивают (проверяя на ту самую «вшивость»), как зовут секретаря компартии Румынии (знание правильных ответов на подобные вопросы – это и есть доказательство «политической зрелости», дающей право поехать по приглашению!). Ну, а дальше... Всё по-Островскому. Двухмесячный ангажемент в Париже, чтоб хоть чуть-чуть выбраться из нужды. Враньё по-телефону от «решателей чужих судеб», о смерти сына. И т.д... Не помните? – У Александра Николаевича прочтите! Ваш вождь и есть воплощение этой райкомовской вопрошающей инстанции... Он-то знает, кто такой Чаушеску...

А со мной... Тут вот такая незадача... Я вам рассказывал, что всю жизнь занимался идеологической работой?.. Так может недостаточно внятно объяснил. Я всю жизнь не просто хожу «по слабой проволоке» – я живу на ней!.. Не буду вам пока придумывать, что бы я сказал подсматривающей в листочек партчиновнице (или партчиновнику) на вопрос о секретаре румынской компартии - попозже скажу... То, чем они занимаются, называется начётничество... Я вам реальный случай расскажу из своей лекторской жизни. У меня среди тысяч прочитанных лекций есть такие, что я запомнил надолго. Вот об одной из них... Почему я стал лектором обкома? – Потому, что очень хорошо зарекомендовал себя, как лектор районного общества (районных обществ) «Знание»... Может, для вас лектор общества «Знание» - это Филиппов из «Карнавальной ночи», рассуждающий о том, есть ли жизнь на Марсе. На здоровье! Я хорошо зарекомендовал себя, как лектор районного общества «Знание», потому что не только был безотказным, но и гордым... Я брался подготовить и прочесть лекцию, от которой отказывались остальные. А я смогу! И будет интересно. Будут там партруководители, представители спецотдела или другие какие «важняки»? Да ради Бога! И на их вопросы отвечу!..

Я не знаю, читал ли регулярно ваш вождь журнал «Коммунист» и газету «Правда», - может кафедра получала, а он... просматривал... Я выписывал эти издания, ибо должен был быть в курсе. Вы видели живого человека, который читал «Проблемы мира и социализма»? Я этот журнал выписывал и прочитывал. И «США», и «АиФ» и разное другое, и уж «За рубежом» с первого номера... Кое-что лишь читал, но не выписывал... Там «Международная жизнь», «Азия и Африка сегодня»... И книги, книги, книги... Не «Белый ТАСС» (что для избранных), оказавшийся фуфлом, а книги... Я вообще, «человек книги», если можно так выразиться... И это ничего, что когда-то самбо преподавал; думаю, меня это не унижает... Да! Так я начал о лекции, что запомнилась. Дзержинский район Ленинграда. Там в этом районе – Театральный Институт. Звонят мне из общества «Знание»: «В.Г., пожалуйста... Ну, пожалуйста, пожалуйста!.. Лекцию надо прочесть срочно» - «О чём?» - «А по книгам Брежнева «Малая Земля» и «Целина»» - «Хм! А кому, где?» - «Да в Театральном институте! Для иностранных студентов» - «Что? На другом языке, что ли?» - «Да нет! По-русски, по-русски!» - «Ну, ладно. Сделаю... Только погодите! Что они сами-то не могут? У них же там целая кафедра есть марксизма-ленинизма... Или как там у них в Театральном называется?..» - «Да они там...»... Не помню, что именно сказали мне на том конце провода. Но общий смысл обозначается простым русским словом «перебздели»... Слушатели из разных стран (не обязательно из соцлагеря). Все под наблюдением... И артисты - молодые, самоуверенные, не всегда «знающие, какие вопросы можно задавать», а какие лучше не надо – во избежание неприятностей. И конечно, положившие на всю эту «Историю компартии» и Брежнева вместе с его бессмертными сочинениями... с прибором. И вот я рассказываю им... Их человек 20 молодых ребят и девчонок... И какой-то парень из Аргентины задаёт мне по-ходу вопрос (я спокойно отношусь, когда меня перебивают вопросами – контакт с аудиторией для меня дороже), касающийся Южной Америки и тамошних проблем... Не помню, как он на этот вопрос выкатился, да это и неважно!.. Как-то выкатился!.. А я ему отвечаю: «Ну, как же, - говорю. – Помните, недавно (месяц назад) на съезде перуанской компартии... И секретаря называю по-имени. Которого сейчас, разумеется, не помню. – Он говорил как раз по этому поводу». – И кратенько пересказываю, что. Во-первых, у меня есть такая издевательская манера: заведомо представляя себе, что человек представления не имеет о том, о чём я его собираюсь спросить, начать разговор словами: «Да, Вы же помните!..». А во-вторых, откуда я знаю, что сказал недавно секретарь перуанской компартии? Да я же вам говорил, что был читателем «Проблем мира и социализма» (очень, кстати, неплохого и недорогого (!) журнала, издававшегося в Праге). Прочёл незадолго до... А тут к слову пришлось... Лекция и беседа тогда нормальные получились – завоевал я доверие этим своим ответом. Но то, что тамошние профессора... таки перебздели приступить к делу, с которым я справился, я запомнил надолго и стал думать о себе ещё лучше... да и до того думал хорошо... Я же говорю: «Не надо меня хвалить – я сам на себя не нарадуюсь!»... Что бы я ответил, на вопрос, о коем упоминал в начале? О секретаре румынской компартии? Наверное, сказал бы, как зовут Чаушеску, как его жену и заодно, какова была повестка последнего пленума этой компартии... Туды её в качель!..

Поймите! Знать Ленина и Маркса, ориентироваться в том, что происходит в мире, и конкретно, в мировом коммунистическом и рабочем движении, не говоря уже о проблемах, связанных с партией большевиков, вовсе не означает необходимости вытягиваться перд каждым... перед любым партийным говнюком в струнку. Отечество и «ваше превосходительство» - это всё же разные вещи. Вот Веничка Ерофеев, написавший «Москва-Петушки», почитал-почитал Ленина, да и написал «Мою маленькую лениниану»... Не читали? Зря! Необыкновенно поучительно-с. А Анатолий Марченко, прочитавший в лагере все 50 томов Ленина... Его всё-таки уморили там не за то, что он недостаточно хорошо ленинские тексты запомнил. Не слышали об Анатолии Марченко?.. Ну, что же! Вольнó вам!..

Что это значит «я живу на слабой проволоке»? А вот, что. Для вас ваш бывший завкафедрой марксизма – икона, и одновременно (наверное, это следует называть «когнитивным диссонансом») для вас (и в первую очередь, для вашего вице-президента, быстро утомляющегося от моего «словесного водопада» и моей «словесной пены») компроматом является само знание ленинских и марксовых работ. А для меня ситуация иная. Я знаю и могу привести к месту цитату из Ленина или Маркса. Но совсем не являюсь начётником. И уж начётников ни в грош не ставлю... Когда мне в 1980 году, как руководителю темы «Развитие полиграфии в районах Сибири и Дальнего Востока до 2000-2010 года в свете указаний Л.И.Брежнева, сделанных во время поездки по этим районам в 1977 году»... Меня (еврея!) взяли на работу в «Гипронииполиграф» только и именно потому, что я взялся эту, находящуюся под контролем ЦК КПСС, тему, безнадёжно валящуюся, что служило гарантией разгрома института... Что я не просто взялся за неё, но и выполнил (за год) практически водиночку (вместе с машинисткой), заслужив министерскую премию для всего отдела... Так вот когда я, как руководитель, пришёл в Отдел пропаганды ЦК КПСС, чтобы узнать у них, какими критериями они руководствуются, переводя время от времени мощные типографии (которые продемонстрировали устойчивую прибыльную работу в течение нескольких лет), типографии областного уровня с областного баланса на свой партийный, тем самым лишая муниципальный бюджет собственных источников финансирования, но зато пополняя партийный бюджет, что увеличивало возможности финансирования, например, зарубежных компартий, которые, в свою очередь (как ныне государство Науру, скажем), поддерживали творимые Советским Союзом мерзости... Это я Вам, читатель, сейчас подробно объясняю... Там, в ЦК, я просто спросил, каковы критерии – я ведь планы составляю на 20-25 лет; мне надо учитывать!.. Я спросил, а высокий партчиновник из отдела пропаганды мне ответил: «Главный и единственный критерий для нас - это работа Ленина “Партийная организация и партийная литература”», я перестал слушать и, тем более спрашивать. Дождался паузы и, поблагодарив за «ценные разъяснения», подписал командировочную...

Я могу привести уместную цитату, но главное для меня – иное; главное – я могу объяснить, что именно в учении Маркса было ненавистно тем, кто выстроил на замену ему в 70-х годах XIX века мощную антисемитскую доктрину, послужившую предтечей нацистской партии, - это с одной стороны. А с другой – почему идеи Коммунистического Манифеста – это идеи кастрации нормальной экономики, неминуемо ведущие к гибели человеческого сообщества... Писал об этом в статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=1401) «Размышления о дуализме в социуме» (интернет-комиссары клуба учёных ещё сочли её "исходняк" - содоклад на дискуссии о дуализме, что происходила в клубе, - недостойным внимания широкой интернет-общественности) и в незаконченной статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=2297) «Счастливые треугольники или делаемое дело (существует ли социализм?.. хотя бы в теории?..)». В оценке Маркса для меня авторитет – Николай Чернышевский, которого Маркс ценил и ставил очень высоко, а тот Маркса, напротив - ни в грош не ставил, полагая, в частности, идею «каждому – по потребностям», вдохновенно растолковываемую Лениным в «Государстве и революции»... Полагая её, эту идею, бредом сивой кобылы. Тексты Маркса и Энгельса, а, частично, и публицистика их – для меня это работы учёных (где - содержащие интереснейшие находки и даже открытия; а где - совершенную чушь – так бывает со всеми...), а не нуждающиеся в заучивании догмы. Энгельс, пожалуй, интереснее. Замечу, что издательство «ЭКСМО» к книге «Платон и Аристотель. Политика. Наука об управлении государством» (вот она у меня на полке...) подверстало (без предварительных уведомлений) в качестве приложения огромную работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Почему подверстало? – Да потому, что это умная работа и очень по делу, очень соответствует названию книги («Политика. Наука об управлении государством»). Я подхожу к делу, как учёный, ибо именно так воспринимаю себя; а вы там, в своём клубе, как многократно втолковывали мне разнообразные тамошние женщины, приходите просто, чтоб пообщаться... Понимаете Вы?.. По-об-щать-ся! Время приятно провести... И всякая «склока» вам ни к чему...

Вы чувствуете, читатель, что я постепенно приближаюсь к тому, чтобы вдохнуть смысл в название «Выбор имени для клуба»?.. Но ещё не вдруг. Мы ещё с Вами порезвимся...

Эти «клубяне» решили, что я недостоин их просвещённого и высокоинтеллектуального общества и теперь то ли уйду в монастырь, то ли сопьюсь с горя, не решаясь пасть на колени и просить прощения... А я просто... Ведь сказал же Маркес: "Не трать время на человека, который не стремится провести его с тобой!..". Ну, не на человека, а на группу людей... Какая разница!..

VladRamm
16.09.2012, 04:18
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 7

О дружественности

«Зачем Вы ссоритесь, протестуете?..» Спрашивают меня порой и задают тот самый сакраментальный вопрос, что я приводил вначале: «Вам что больше всех надо?» «Ведь ссорясь со всеми вокруг... И главное: с теми людьми, которые искренне хорошо к Вам относятся (а таких в клубе учёных было немало; некоторые даже говорили, что приходят, мол, специально для того, чтобы послушать именно мои выступления во время тамошних дисскуссий, ибо я, по их мнению, оригинально мыслю)». Хм!.. «Ссорясь со всеми вокруг и не признавая своих ошибок, Вы же потеряете друзей! А без друзей человеку плохо!.. Ой, как плохо!..»

И я вспоминаю Эдмона Ростана, из его «Сирано де Бержерака». Мне они оба очень симпатичны – и Ростан, и его Сирано.

Сирано.
...повинуясь дорогой химере,
Лететь хоть на луну, все исполнять мечты,
Дышать всем воздухом, гордиться всей свободой,
Жить жизнию одной с волшебницей природой,
Возделывать свой сад, любить свои цветы!

А если, может быть, минует час суровый
И муза с нежностью вручит венец лавровый, —
Благодаря ль судьбе, благодаря ль уму
Победу наконец одержит гений, —
Всей дивной радости и славы упоений,
Всего – ты слышишь ли? – добиться одному!

Ле Бре.
Добиться одному? Да, это, друг, прекрасно,
Но только против всех бороться все ж напрасно,
Зачем себе врагов повсюду наживать?
Замашки странные какие!

Сирано.
А что же? Всех, как вы, друзьями называть
И, профанируя те чувства дорогие,
Считать десятками иль сотнями друзей?..
Нет! Эти нежности не по душе моей!

Не выношу я лжи, и мне сказать приятно:
«Сегодня я нашел себе еще врага»!
И эта ненависть – одна мне дорога.

Вот это: «Не выношу я лжи, и мне сказать приятно: «Сегодня я нашел себе еще врага»! И эта ненависть – одна мне дорога» - это, я хотел, чтоб было бы про меня.

Или по-галичевски: «Я выбираю свободу, и свистите во все свистки!». А ваши «интересы коллектива» (шмаллектива), для меня звук не пустой, а наполненный ненавистным мне презрением к личности каждого отдельного человека. Вам это нравится? Ну, и кушайте на здоровье!

Весьма достойная дама из этого клуба прислала мне по электронной почте свои стихи (я уже приводил их):

"Что-то непонятное носится в эфире",
Что-то ненормальное происходит в мире.
Клуб висит на волоске
с благодарностью судьбе.
Он развалится. Вы рады?
Склока будет Вам наградой.

Может, хватит? Поиграли...
Черти свару накачали.
Успокоиться пора.
Лучше мир, чем склок гора.

Вам даны две буквы "М",
чтоб приятно было всем.

Ну, и позвонила моей жене и обстоятельно поговорила с нею, желая оказать клубу, моей жене и мне добрую услугу – пресечь «склоку» в самом зародыше. Жена в результате сказала мне, что больше в эту склочно-мерзопакостную компанию, называющую себя «клубом учёных», не поедет. И попеняла мне, что я опять берусь за старое, нарываюсь, как в Советском Союзе, откуда ей удалось вовремя, мол, меня увезти – раньше, чем меня застрелили где-нибудь в подворотне... «Ну, хотят они там заниматься своей ерундой, пусть занимаются! Оставь их в покое!», - сказала моя мудрая жена. Но речь не о ней. Речь об этой даме, оказавшей нашей семье своими стихами и своим звонком такую добрую услугу. Когда она позвонила мне (у нас с женою разные телефоны!), то я, «прервав начатый разговор»©, попросил её не звонить сюда более. Почему? А у Крылова есть такая басня «Пустынник и медведь». Там Иван Андреич говорит, что, мол, существует такая разновидность услужливых людей, которые опаснее врага. Я намерен далее воспринимать эту даму, как своего врага. Исключительно из чувства самосохранения. Чтобы избежать бóльшей опасности. У меня при таком восприятии просто не возникнет дурацкой идеи: поворачиваться к ней спиной...

И ещё одно. Зачем я говорю про каждого, стараясь никого не забыть?.. Это не совсем так – я о некоторых из тех, кто выступал с осуждением, или просто сожалея о моём странном «неадекватном» поведении, не упоминал. А о тех, кто не выступал, просто промолчал... Но зачем о столь многих?.. И столь бескомпромиссно!.. Я, дорогие мои, просто сжигаю мосты. Вдруг кому-нибудь из них по прошествии времени придёт идея связаться со мною и сказать, что-нибудь вроде: «забудем прошлое, уставим общий лад» ©, «давайте жить дружно!» © или «все мы погорячились, надо уметь прощать друг друга!»... А я буду ориентироваться на то, чему меня научил Муслихитдин Саади: «Если твой друг станет твоим врагом, а потом опять проявит дружбу, всё равно считай его своим врагом». Я готов к дискуссиям с этими людьми. На открытом пространстве. Не со сворой в жанре «всенародных осуждений» с последующими горестными вздохами: «Ах, время было такое! Обстоятельства требовали! Клубу угрожал развал! Интерессы коллектива...» Нет. Снова вспомню любимое из Бертрана Рассела: «Обстоятельства наши – говно. Но если мы сами говно, то не надо, друзья, валить на обстоятельства»... Форум – вот открытая площадка. Причём никого никто не заставляет выступать под своим подлинным именем (для меня это вопрос личного достоинства; но я никому не навязываю своих предпочтений и вкусов), можно использовать ник. Хотите участвуйте в обсуждении поодиночке, хотите – вырабатывайте коллективные тексты... Ещё раз: открывать лиц не нужно – можно использовать вымышленное имя... А не хотите – обсуждайте меня меж собою, а со мною не связывайтесь... Не пятнайте себя общением с «врагом народа».

Я ещё не закончил. Ещё не ответил на некоторые вопросы, обозначенные в начале. И главное: на вопрос, чего же я добивался... Хм! И добился... Я закончу вот-вот... Мне ещё помимо прочего одна интермедия нужна, чтобы отдать долг № 2. Да и надо к другим своим темам переходить. А то заразмышлялся я о клубе (о русском социуме через призму клуба учёных), и оставил иные темы и начатые тексты в небрежении... А они вопиют...

VladRamm
16.09.2012, 04:21
Интермедия. Отдаю долги.2

Я ошибся, читатель! У меня осталось в памяти компьютера не одна, две рецензии. Вот ещё одна резензия на работу видных канадских учёных... Наверное, вскоре сама эта работа появится в трудах клуба! Следите!... Ну, а потом будет "Отдаю долги.3". Итак:

Ещё одна попытка рецензии

на статью канадских профессоров: д.э.н. Р.Сатановского и д.ф-м.н. В.Димитрова
«Эффективная модель организации предвыборной компании»

Первое впечатление от чтения текста – отсутствие у авторов каких-либо нравственных начал. Люди в этом тексте (даже готов называть его «статьёй») – это что-то вроде тараканов... И обсуждаемые проблемы – напоминают проблему выбора наилучшего способа этих тараканов травить. Правда, и А.С.Пушкин писал как-то: «...двуногих тварей миллионы – для нас орудие одно; нам чувство глупо и смешно...» ©. Но он же писал это с сарказмом! А здесь разговор ведётся на полном серьёзе... Во всяком случае мне так показалось... Хотя, конечно, я не отбрасываю шанса, что этот текст просто-напросто представляет собой розыгрыш. Однако ссылки авторов на собственные работы, имеющие отношение к делу, побуждают подозревать, что авторы никого не разыгрывают – они вполне серьёзны.

При втором взгляде на предлагаемый текст – ссылки на книги, касающиеся исследования операций, упоминание функционального анализа в тексте, какое-то подобие формул, незнакомое слово «эмерджентность», повторённое в тексте (8 с половиной страниц) несколько десятков раз, но без какого-либо разъяснения, что это такое... Если не считать за таковое разъяснение ссылку на работу (книгу) Р.Сатановского «Методы снижения производственных потерь», М., Экономика, 1988, 302 стр. Хотя текста этой книги в сети нет, на неё имеется много ссылок и даже предложения купить, которым я не воспользовался. И о значении слова «эмерджентность» узнал из словарей. Всё это: ссылки, термины, обозначения и т.п. пробуждало было сожаление: как жаль, думалось, что наука используется для обслуживания такой белиберды! Но, к счастью, это – не наука! Предлагаемый текст к науке отношения не имеет. Всё в порядке.

Перво-наперво, незнакомое слово... Википедия разъясняет:

Эмерджентность (от англ. emergence — возникновение, появление нового) в теории систем — наличие у какой-либо системы особых свойств, не присущих её подсистемам и блокам, а также сумме элементов, не связанных особыми системообразующими связями; несводимость свойств системы к сумме свойств её компонентов; синоним — «системный эффект».

Я, оказывается, всю жизнь пользовался синонимом этого слова, не подозревая об этом. Однако авторы, по-видимому, имеют в виду какое-то ещё значение слова «эмерджентность». Без подобного предположения словосочетания, ими используемые: «получение системного эффекта эмерджентности», «возникновение эмерджентности, как нового качества системы», «система моделей эмерджентного успеха на выборах» и другие подобные, - представляются бессмысленными. Что такое «системный эффект эмерджентности», если «системный эффект» - синоним «эмерджентности»? Что такое «возникновение эмерджентности», если эмерджентность как раз и означает «возникновение нового»? А что такое «эмерджентный успех»? Раньше, чем знакомиться с моделями этого «успеха», хотелось бы узнать, таки что авторы имеют в виду?

Вряд ли можно рассматривать как определение (описание, пояснение... да что угодно!) авторский пассаж: «Эмерджентность как свойство системы возникает там и тогда, когда каждый из этих пунктов (не вполне ясно, какие пункты имеются в виду: может быть предыдущий абзац, где есть перечисление, а может быть и несколько предыдущих абзацев, где указаны 1-е и 2-е направления – В.Р.) точно соотносятся на нескольких уровнях пирамиды потребностей, волнами распространяется на широкий круг людей, способствует привлечению дополнительных средств и голосов избирателей разных возрастов, общин и профессий». Необыкновенно интересно, но непонятно, про что!

Такие подписи к рисункам (жаль, самих рисунков нет), как «Критерии не перекрываются, модель неэмерджентна» и «Критерии перекрываются, модель эмерджентна» меня приводят в тупик: к непониманию, что такое, по мнению авторов, эмерджентность, добавляется непонимание того, что такое, по их мнению, критерий. В сети полно определений и описаний того, что это такое; но я пока не встретил ни одного, где говорилось бы о том, что критерии перекрываются или не перекрываются. Наверное, это тоже новое слово.

В статье говорится: «в соответствии с основными положениями функционального анализа выбор стратегии определяется как...» и ещё 8 строк до окончания предложения. После слов «функционального анализа» стоят ссылки на два вузовских учебника по исследованию операций. Книгу Е.С.Венцель я читал и хорошо помню, а книга Х.Таха (Hamdy A.Taha) стоит у меня на полке; правда, не в переводе, а оригинал – 3-я редакция, 1982 год (с упоминанием об изданиях 1968-го, неофициальном, и об официальных: 1971 и 1976 годов). О функциональном анализе в этих замечательных книгах не говорится. Обе книги – это введение в исследование операций. Можно было бы сослаться на более серьёзные книги по исследованию операций или по функциональному анализу... Но зачем?..

В 1966 г. на русском вышла, написанная в 1960 г. американским математиком Дж.Данцигом монография «Линейное программирование». В предисловии автор, известный на Западе как «отец ЛП», с грустью говорит: «Если бы в 1939г. в Советском Союзе обратили больше внимания на работы ленинградского математика Л.В.Канторовича, то сегодня (в 1960г. – В.Р.) линейное программирование и теория оптимизации ушли бы гораздо дальше». Я вспомнил об этом, ибо в книге известного в широких кругах советского философа С.Г.Кара-Мурзы «Советская цивилизация.1. От начала до Великой Победы» содержатся, в частности вот такие бредовые утверждения: «Планирование быстро осваивало новые методы: снабжение, подготовка и проведение Сталинградской битвы планировалось по программно-целевому методу с линейным программированием (за разработку метода впоследствии Л.В.Канторович получил Нобелевскую премию)». Да. Леониду Витальевичу была присуждена Нобелевская премия по экономике. Не за «разработку метода» (планирования Сталинградской битвы?!), а за большое число глубоких работ в области математики (в частности, функционального анализа и мат.экономики) и серьёзные открытия в экономической сфере. Да, линейное программирование – едва ли не самая мощная ветвь исследования операций. Да, Л.В.Канторович, первый в мире придумавший линейное программирование, получил Нобелевскую премию за фундаментальные работы по функциональному анализу. Но какое отношение имеет функциональный анализ (и его «основные положения»!) к рассуждениям авторов о выборе стратегии? Вот, на всякий случай, из Википедии:

Функциональный анализ — раздел высшей математики, в котором изучаются бесконечномерные пространства (в основном пространства функций) и их отображения.

Основные разделы классического функционального анализа — это теория меры и интеграла, теория функций, теория операторов, дифференциальное исчисление на бесконечномерных пространствах. Во второй половине 20 века функциональный анализ пополнился целым рядом более специальных разделов, построенных на базе классических.

Функциональный анализ находит применение во многих точных науках; многие важнейшие теоретические конструкции описаны языком функционального анализа. В частности, в начале 21 века функциональный анализ широко применяется в теории дифференциальных уравнений, математической физике, теоретической физике (см. квантовая механика, теория струн), теории управления и оптимизации, теории вероятностей, математической статистике, теории случайных процессов и других областях. Теория преобразования Фурье, используемого во многих областях науки и техники (например, в теории обработки изображений), также является частью функционального анализа.

Образно функциональный анализ естественно рассматривать как обобщение соединённых вместе линейной алгебры и математического анализа.

О каких «основных положениях» говорят авторы?

Совершенно прелестен пассаж уважаемых авторов о творчестве.

«Формирование любой концепции проходит творческие стадии плагиата, компиляции и конструирования. Под плагиатом, как наиболее распространённой формой творчества (Sic! – В.Р.) понимают создание нового на базе уже существующего, которое отличается от него пусть даже не намного»

Плагиат – «наиболее распространённая форма творчества»! Умри, Денис, лучше не скажешь! © Бог уж с ними, с компиляцией и конструированием, о которых авторы рассуждают далее!..

В тексте приводятся цитаты Отто Бисмарка, Георгия Плеханова, Расула Гамзатова, Вильфредо Парето (Pareto)... Впечатление такое, что авторы почерпнули эти цитаты из сборника афоризмов или шуток великих людей – никаких идей из этих источников авторы не приводят; разве что из стихов Гамзатова – соображение о том, что цена товара определяется рынком, а не характером производства... Это несерьёзно. Но верхом несерьёзности является ссылка на М. (возможно, таки V.) Pareto, на опубликованную в 1916 году его работу на итальянском языке. И ради чего? Ради того, чтобы сослаться на предложенное им мнемоническое правило, не являющееся реальным ориентиром: «20 % усилий дают 80 % результата, а остальные 80 % усилий — лишь 20 % результата». Приведённые Википедией критические соображения по поводу использования «правила Парето»:

«Несмотря на то, что «20 % усилий дают 80 % результата», часто невозможно организовать деятельность так, чтобы не затрачивать остальные 80 % усилий. В качестве примера можно указать компанию, которая оказывает комплекс услуг заказчику, из которых наиболее прибыльными являются только 20 %; но заказчик не согласен получать только эти услуги, ему необходимы все 100 %. В науке существует аналогичный принцип, который гласит, что «20 % ученых совершают 80 % открытий и создают 80 % изобретений», но это было бы невозможно, если бы не было оставшихся 80 % ученых»

в полной мере относятся к случаю, где на это правило ориентируются авторы: «среди пожеланий и обещаний отбираются 20 %, которые, согласно правилу Парето, определяют 80 % успеха». Откуда станет известно, какие именно 20 %?

Очень любопытным мне показался последний вывод (в самом конце текста):

«При прочих равных условиях предложенная модель обеспечивает по самым осторожным оценкам 12-15 % прироста голосов по сравнению с традиционными формами проведения избирательной компании»

Страшно интересно узнать, как выглядит эксперимент, который позволяет сделать такие численные оценки! Ещё и «при прочих равных условиях»! Блеск! «Самые осторожные оценки» – это что-нибудь по поводу доверительных вероятностей?.. И доверительных интервалов?.. Послушав (почитав), что и как авторы предлагают «втюхивать» ничего не понимающему электорату, который откровенно воспринимают как быдло, я полагаю, что никаких экспериментов за оценкой 12-15 процентов не стоит. Эти цифры выбраны, чтобы произвести нужное впечатление на читателя – сказать: "в 100 раз" – никто не поверит; сказать: "полтора процента" – никто не придаст значения – погрешность расчётов! А так, да ещё и с относительной погрешностью порядка 10%! Не 10-20, а именно 12-15! (13.5 ±1.5). «Схавают»!

Редакции: Можно печатать – Схавают.

Добавление от марта 2012 года: Бумаги тут разбирал... Нашёл случайно "Протокол заседания Учёного совета Клуба от 27 октября 2010 года". И там такая строчка:

Вызвала сомнение статья, присланная из Канады Р.Сатановским (речь идёт о статье: Рудольф Сатановский. "Расширение сервиса в интернет-компаниях MLM" В сборнике № 25, под рубрикой "Экономика. Социология" ). Изложена узко, сухо, малодоступно; однако так как автор из Канады, статью придётся пропустить (позволил себе чуть-чуть исправить грамматику - В.Р.) .

Так что статья будет напечатана! Ведь д.э.н. Р.Сатановский по-прежнему - из Канады! Да ещё и с д.ф-м.н. В.Димитровым!

Добавление от сентября 2012 года: Таки напечатано! В сборнике (http://www.russianscientist.org/articles.htm): 1-14 Рудольф Сатановский "Выборы (стратегия успеха)" № 27, 2012

VladRamm
16.09.2012, 04:24
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 8

Они там... Некоторые из выступающих полагали, что я ещё могу исправиться... Пойму. Прислушаюсь к старшим товарищам... Один из них... Тот самый облучённый, который утверждал, что меня тоже облучили спецлучами, и я... не то чтобы стал идиотом... Но за себя отвечать явно не могу... Он предлагал не исключать меня, а только «поставить на вид»!.. Господи! Край непуганных идиотов...

Я хочу сказать Вам вот о чём, терпеливый читатель!.. Я полагаю, что пройдёт время и участники этого интереснейшего действа под названием «персональное дело» всё (или почти всё) забудут... Люди вообще легко (и быстро) забывают мерзости, которые делают другим... Это нормально, это в порядке вещей – иначе они, терзаемые муками совести, нажили бы себе страшные болезни!.. Вот я добавление сегодня (23.03.2012) в пост # 8 об этом дописал из интервью В.Войновича... Они или забудут, или у них многое сгладится в памяти... Да ещё с помощью Альцгеймера... «Что Вы говорите?!.. Какой ужас!.. А почему я ничего не помню?!!..» Как говорят: «Что-то было... То ли он пальто украл, то ли у него пальто украли... Сейчас уже никто толком не помнит!.. Да и зачем старьё ворошить?!..» И кто-нибудь из них позвонит мне и скажет: «Возвращайтесь! Вы нужны нашему клубу». Я писал про подобные звонки в очерке (http://demset.org/f/showthread.php?t=2602) «Покорность на подошвах сапог». «А Марк Яковлевич, он... Мы надеемся, что ему теперь хорошо там, где он сейчас... Не надо помнить зла... Не будьте злопамятным!», - будут увещевать меня эти добрые люди. Читатель!.. Я не пророк – я не говорю, что так будет... Просто мне такое развитие событий представляется вполне закономерным. Люди не хотят помнить сделанного ими зла, они не хотят «охоты на ведьм», они хотят мира и дружбы, и искренне не понимают, почему кто-то... Ну, о чём, зачем надо об этом?!.. Ну, время было такое!.. Подлое время...

Корреспондент, бравшая то самое интервью у того самого президент-председателя клуба учёных во время той самой 65-й годовщины Победы... То самое интервью со скромным названием «Возвращение», которого мне хватило, чтобы понять, что за фрукт, этот милейший Марк Яковлевич Цалюк, который, как я уже говорил, мне глубоко отвратителен... По его рассказам... Не знаю, может, он просто прикидывается таким негодяем, а на самом деле он – душка?.. Так вот корреспондент несколько раз говорила мне, что её отец был расстрелян... Это не секрет – она говорила об этом и с трибуны, используя как довод в каких-то дискуссиях... А я не могу понять её восторженного отношения к тому самому вождю, который... Ах, он лично вовсе не расстреливал... И даже на фронте!.. Он только... «Что только?!..» - думаю я, вспоминая «Амнистию» Ивана Елагина (как раз о том самом Киеве, где милейший Марк Яковлевич жил и трудился):

Еще жив человек,
Расстрелявший отца моего
Летом в Киеве, в тридцать восьмом.
Вероятно, на пенсию вышел.
Живет на покое
И дело привычное бросил.
Ну, а если он умер, —
Наверное, жив человек,
Что пред самым расстрелом
Толстой
Проволокою
Закручивал
Руки
Отцу моему
За спиной.
Верно, тоже на пенсию вышел.
А если он умер,
То, наверное, жив человек,
Что пытал на допросах отца.
Этот, верно, на очень хорошую пенсию вышел.
Может быть, конвоир еще жив,
Что отца выводил на расстрел.
Если б я захотел,
Я на родину мог бы вернуться.
Я слышал,
Что все эти люди
Простили меня.

Поодиночке с отдельными людьми в отдельных ситуациях по отдельным поводам я готов общаться. Но вместе... С их коллективом... Позвольте, читатель, я скажу: «с их сраным коллективом»?.. Вас, Ваш нежный слух это не оскорбит?.. Вы молчите? - Значит, ничего?.. Можно?.. Так вот. С их сраным коллективом не хочу общаться ни при какой погоде. В этой жизни во всяком случае...

Слушайте! А почему никто из них ничего не отвечает мне?.. Никакого шевеления!.. Может, я их ещё недостаточно больно задел?.. Ну, какую уж ещё надо кожу иметь, если то, что я рассказываю, что с чем сравниваю, было бы недостаточно больно!.. Задел. Я убеждён в этом. Может, они просто не знают об этом моём тексте? Никто не знает... Я, мол, возомнил о себе, и думаю, что меня весь мир читает, а на самом-то деле мои писания никому... абсолютно никому не интересны!.. Я и на такую версию согласился бы, если б не более двух тысяч просмотров начатой мною темы... (оценка в две с лишним тысячи была сделана мною, когда "Выбор имени..." был подвёрстан к "пирогам" - сейчас эти статьи самостоятельны...) Причём такая маленькая, чуть заметная деталь. Мне неизвестно, кто и в какой части света просматривает то, что я пишу. Я могу наблюдать только динамику просмотров... Вместе с тем, я понимаю, что если число просмотров увеличилось между полночью и рассветом, то это – читатели из Старого Света. Скорее всего – Европа. И, вернее всего – Россия. Но если число просмотров выросло между полуднем и вечером, то это – Америка. И не Южная Америка, а её Северо-Американские Штаты. Так моя страна вначале называлась: Северо-Американские Соединённые Штаты Америки... А потом первые два слова отпали. Не потому что слишком торжественно, а потому, что и без того понятно. И это не вообще США, а думаю, что Бостон... И молчат они не потому, что никто из них не читает, мол, моих текстов, а потому, что думают (а может, и говорят друг другу): «На взгляд то он хорош... Да зелен!.. Ягодки нет зрелой! Тотчас оскомину набьёшь!». ©

Однако... Как Александр Сергеич говорил в подобных случаях:

Но полно прославлять надменных
Болтливой лирою своей;
Они не стоят ни страстей,
Ни песен, ими вдохновенных...

Давайте наконец, об имени... Нет! Сперва всё же о Judenfrei. Я, знаете ли, полагаю, что обладаю поэтическим восприятием мира. И это не в том сказывается, что в библиотеке Мошкова я числюсь по категории «Русская классическая поэзия». Мне это необыкновенно лестно, но ко мне отношения не имеет. Это незаслуженная мною честь... И не потому, что я люблю поэзию и, смею думать, что умею её хорошо читать вслух... Скажем, со сцены... Нет. Потому, что я считаю математику и поэзию двумя близкими инструментами понимания мира. Я рассказывал об этом в нескончаемых моих «Некоторых соображениях о взвешенной оценке правителей (http://demset.org/f/showthread.php?t=208) (в порядке полемики со сторонниками взвешенного подхода)». Да наконец, просто потому, что...

Я вычитал эту мысль на сайте Волгоградского.гос.мед. университета и вставил в качестве эпиграфа к своей «попытке новеллы» под названием «Числа (http://demset.org/f/showthread.php?t=1090)». Мысль такая: «В записной книжке Шпитцвега есть слова, которые можно считать его творческим кредо: «Мир следует романтизировать,.чтобы снова найти его изначальный смысл». Не буду пояснять, кто такой Шпитцвег. Там, в «Числах» пояснил... Я бы тоже хотел, чтобы этот подход считался моим «творческим кредо», разве что слововосочетание «творческое кредо» полагаю слишком торжественным для себя... Но я тоже пытаюсь понять изначальный смысл... Или по-пастернаковски: "...дойти до самой сути..." Отсюда – поэзия... Отсюда мои представления о себе, не только как о математике, но и в какой-то степени, как о поэте. Из-за этого поэтического восприятия. И вот теперь слова Марины Цветаевой (http://german.franklang.ru/Material/M-Cwjetajewa-poety-zhidy--ru-de.html):

Гетто избранничеств! Вал и ров.
Пощады не жди!
В сем христианнейшем из миров
Поэты - жиды!

И ещё, знаете, наткнулся я как-то на короткую рецензию новой книги Ю.Корякина и там отрывок под названием «Пушкин и есть наше Возрождение» (Из дневника 1998 года)

Да, первая личность на Руси, действительно полнокровная, действительно гармоничная был, конечно, Пушкин... Это он сказал себе о себе, о художнике: «Ты — царь, живи один». Это он посмел сказать о своем Памятнике: «Вознесся выше он главою непокорной Александрийского столпа».

Это он написал в письме, зная, что письмо будет прочитано Бенкендорфом и царем, повторив слова «а шутом не буду не токмо у царя земного, но и у небесного». Это он осмелился чувствовать, сознавать, поступать так: «Зависеть от царя, зависеть от народа — не все ли нам равно?».

Факт ведь поразительный, факт ведь всем известный, но, может быть, еще серьезно не продуманный: личность на Руси родилась как художник. Тут ведь какая-то специфика так называемой «русскости». (Но: факт амбивалентный, противоречивый, плюс-минусный...)

Да, у последующих — Тургенева, Достоевского, Гоголя, Толстого, Чехова... — не было пушкинской цельности, гармоничности, пушкинского полнокровия.

Но пушкинское самочувствование, пушкинское самосознание, самодостоинство художника пушкинское унаследовали они все. И только благодаря этому сыграли свою беспримерную в истории литературы роль. И закономерно, что о Толстом (еще живом) сказано было: есть царь в столице, а есть царь в Ясной Поляне... Действительно: «Вознесся выше он...»

Пушкин — рождение личности на Руси как личности художника. Цельный человек не может не быть художником. Когда Достоевский хочет «найти человека в человеке» — это означает найти в нем художника. По Новому Завету величайший грех человека — потеря в себе художника, и величайшее наказание — лишить человека дара художника. После Пушкина у всех наших гениев литературы какой-то флюс…

Я приводил этот отрывок из книги Ю.Корякина в тексте (http://demset.org/f/showthread.php?t=347), названном «Мой «Евгений Онегин». Жемчужины ожерелья...». Как раз пару дней назад дописал туда кусок, касающийся эйфмановского балета «Онегинъ. Online» - поясняю там, почему считаю великого Бориса Яковлевича Эйфмана — российского хореографа, балетмейстера, художественного руководителя Санкт-Петербургского государственного академического Театра балета Бориса Эйфмана, Заслуженного деятеля искусств РСФСР (1988), Народного артиста России (1995), лауреата Государственной премии России (1998) – совершеннейшим дерьмом. А в статье... Ээ-э.. в тексте моём... ещё рядом вот этот отрывочек из книги Ю.М. Лотмана «Александр Сергеевич Пушкин» (из 9-й главы)

Друзья с ужасом, враги со злорадством наблюдали, как Пушкин все сильнее оказывался запутанным в сети интриг и сплетен, как его имя все прочнее соединялось с порочащими слухами, как грязь пересудов заливала его дом. Даже старый друг Вяземский сказал за несколько дней до дуэли, что он "закрывает свое лицо и отвращает его от дома Пушкиных". Пушкин разом разорвал все путы. Миг дуэли был его торжеством: он показал, что с ним "шутить накладно" * что только жизнь и смерть по ценности соизмеримы со святыней его семейного очага. Вместо легкого водевиля, в котором собирались участвовать светские сплетники и молодые шалопаи из "веселой банды" золотой молодежи, он вытащил их на сцену трагедии, при безжалостном свете которой сделалось очевидным их ничтожество пигмеев.

Звёздочка (* - шутить накладно) здесь, отсылает к словам Поэта о М.Ломоносове... Тоже весьма показательным... Пушкин, по моему убеждению, не потому так себя вёл, что был первым поэтом России и считал, что ему из-за этого дозволительно... Нет. Наоборот. Он ещё и потому стал первым поэтом, что честь полагал дороже «славной компании»... Для меня совершенно очевидна логика пушкинского поведения. Бывает, что для человека его честь оказывается дороже жизни... на этом такого человека легко уесть...

И знаете... Я уж лучше Пушкину буду пытаться подражать... Не в стихосложении!.. Нет, в отношении к жизни, в отношении к чести... Думаю, что человек совершил подлость – скажу и напишу, что он совершил подлость. Он назовёт «того, кто совершил подлость» подлецом. И я скажу ему в лицо и на публике: «Вы подлец, сударь!» Пушкин вызывал подлеца на дуэль. В наше время это несколько старомодно. Хотя я и сказал ему, что готов предоставить любое удовлетворение. Ну, похихикайте надо мною. Ну, исключайте меня из вашего клуба с помощью рассмотрения персонального дела. Я всё равно буду в этой жизни ориентироваться на свою честь, а не на «интересы коллектива». И поэтому, разумеется, я для вас «гнилой зуб», «сорная трава», «паршивая овца». Я являюсь в вашем коллективе тем самым жидом, о котором говорила Цветаева. И не пытайтесь передёргивать, сворачивая на национальность или вероисповедание. Цветаева говорила не об этом и, кстати, по этим общеупотребимым критериям ни с какой стороны не была жидовкой. Быть жидом, быть евреем означает в сегодняшнем мире совсем другое. Я писал об этом в своей огромной (и едва ли не самой любимой) статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=246) «Об аксиомах и аксиоматике (без приложения к математике)». Пересказывать не буду; скажу только: мне приятно, что именно эта статья моя вызвала достаточно значимый интерес на форуме (> 7500 просмотров )... Так вот, возвращаясь к цветаевскому взгляду, я увидел не только «вал и ров», предназначенные для тех, которых изгоняют... Что мне?!.. Я жил и прекрасно проживу, не имея отношения к массачусетскому клубу русскоязычных учёных... Мне от них ничего не нужно было, и я ни разу ничего там ни у кого не просил... Если, конечно, не принимать во внимание, что просил слова... Нет, я говорю не об изгоняемых жидах, я говорю о том «счастливом обществе», которое останется, когда все жиды будут... Да неважно, что с ними станется! Главное – это «счастливое общество» сможет повесить над своими дверьми горделивую надпись:

«Judenfrei»

И радоваться своей «свободе». Объяснил?.. Ну, и прекрасно. Но я не закончил ещё. Хотя и стремительно приближаюсь к завершению своей «повести». И смогу, наконец, выбросить всё это из головы и вернуться к, действительно, неотложным делам.

VladRamm
16.09.2012, 04:26
Интермедия. Отдаю долги.3

И вот ещё одна рецензия. Статья, о которой я тут рассуждаю, конечно же будет напечатана в сборнике "научных работ" массачусетских учёных, ибо довод, выдвинутый первым вице-президентом клуба этих учёных (касательно другой статьи - см. "Отдаю долги.2"): "Изложена узко, сухо, малодоступно; однако так как автор из Канады, статью придётся пропустить" остаётся актуальным. Я не уверен, что автор из Канады. Возможно, из Германии... Но главное, что неместный. Заграничный! А заграничность всегда была в русском социуме синонимом авторитета и высокого качества.

Добавление от сентября 2012 года: Она таки напечатана (http://www.russianscientist.org/articles.htm) в сборнике трудов! (4-11. 2012; № 27). Наслаждайтесь! А я пообсуждаю...

Итак, в путь!..

«Рациональное изъятие» - новое слово
в социально-философских и методологических аспектах
поиска стратегии глобального выбора?

Конечно, можно назвать моё сочинение короче; допустим: “«Рациональное изъятие» - новое слово?” просто мне хотелось прежде всего подчеркнуть «высоко-научное» название статьи доктора философских наук Владимира Раскина «О стратегии глобального выбора» (Социально-философские и методологические аспекты).

Мне представляется, что имеет смысл рассматривать эту статью в нескольких аспектах.

Прежде всего – суть, идеи, предложения, пропагандируемые автором; и т.п.

Далее, язык, избранный автором для изложения этих и других идей и попутных размышлений. Цитирование и ссылки, им использованные.

В-третьих, состоятельность и обоснованность (и, грубо говоря, научность) тех рассуждений, которые он рассматривает (преподносит), как научные.

Хотя эти аспекты трудно отделить друг от друга, я буду стараться говорить о них независимо.

Итак, идеи. Если отбросить в сторону лирический и исторический антураж, то основная идея автора сводится к обоснованию ликвидации такого института, как «государственный суверенитет», право государства свободно распоряжаться своими ресурсами. Автор буквально предлагает: «формировать новое общечеловеческое сообщество с рациональным и эффективным обменом между обществом и всей природой Земли и с одновременным утверждением на глобальном уровне общечеловеческих ценностей. Такое сообщество в своей экономической основе предполагает три основных момента:
– рациональное изъятие природных богатств;
– их эффективную переработку;
– утилизацию и безопасное складирование отходов».

Все три компонента (рациональное изъятие, эффективная переработка и складирование отходов) вызывают… нет, не вопросы, а активное отторжение, когда речь идёт не о конкретном месторождении, техпроцессе или утилизации отходов конкретного производства. Мы к их обсуждению вернёмся. Но «рациональное изъятие» отлагательств не терпит. Здесь нет оговорки или неудачного выражения. Речь идёт не об извлечении полезных ископаемых из земных недр, а буквально о том, чтобы отобрать эти полезные ископаемые у страны, которой они принадлежат, и ради высоких и «рациональных» целей разделить их между нуждающимися. И дело даже не в «суперпрогрессивной» идее ликвидации товарности и рынка, как института, ликвидации уже не только частной, но и государственной собственности, ради всеобщей «глобальной эффективности». Речь идёт о до боли знакомом лозунге: «Отнять и поделить!» Надо ли напоминать о таком «передовом деятеле», как Шариков? Судя по «привлечённой» литературе, я не мог бы с уверенностью сказать, что автору известно это имя… Идея отнять и поделить уже использовалась в российской политической истории при строительстве «светлого завтра» – это называлось раскулачиванием. Динамика состояния российского сельского хозяйства при таком «прогрессивнейшем» переходе от единоличного хозяйствования к коллективному, по моему мнению, не требует комментариев. Да и странно было бы ожидать иной динамики после того, как отобрали у людей, умеющих работать на земле, плоды их труда. Зачем они снова возьмутся за такую работу, если плоды их труда не будут принадлежать им? Автор предлагает организовать такое коллективное хозяйствование уже в масштабах всей планеты… Великолепно! И кто же будет заниматься геологоразведкой? Страны, где расположены полезные ископаемые? Чтобы у них потом эти ископаемые рационально изъяли?

Идея рационального изъятия не является такой уж новой. И я говорю не только об исчисляемой тысячелетиями истории войн ради экспансии, предполагающей именно изъятие богатств у какого-либо «никчёмного» государства и его недостойных жителей, ради их более рационального использования неизмеримо более достойными государствами и жителями Земли. Надо сказать, что идея такого «рационального» «общежития» выглядела привлектельной для самых различных социалистов и для теоретиков и даже поэтов, мечтавших о мировой революции ради всеобщего счастья на Земле. Не углубляясь в историю, назову лишь Льва Давыдовича Троцкого, талантливого идеолога перманентной и, конечно же, мировой революции (ради которой, разумеется, такой страны, как Россия, не жалко!) и замечательного русского поэта Владимира Владимировича Маяковского. Помните, в «Товарищу Нетте, пароходу и человеку»?

Мы живем, зажатые железной клятвой.
За нее - на крест, и пулею чешите:
это - чтобы в мире без Россий, без Латвий,
жить единым человечьим общежитьем.

Наиболее интересно, конечно, по этому поводу высказывался редактор итальянской социалистической газеты «Аванти». Словарь определений (http://dictionary.sensagent.com/%d1%84%d0%b0%d1%88%d0%b8%d0%b7%d0%bc/ru-ru/) рассказывает о нём и его учении: доктрина выдвигала на первый план идею корпоративного государства — государства как власти корпораций, представляющих и гармонизирующих интересы всех слоёв населения (в противоположность парламентской демократии как власти партий). Редактор «Аванти» даже стал главой партии в Италии в 1910 году. Звали этого «великого» человека Бенито Муссолини, а партия называлась фашистской. С 1922 года установилась диктатура Муссолини (его, кстати, стали называть Дуче). Немного позже Муссолини в своей книге «La Dottrina del Fascismo» использовал слово «фашизм» и в значении «режим», и в значении «идеология»: «Il fascismo, oltre a essere un sistema di governo, è anche, e prima di tutto, un sistema di pensiero» («Фашизм — это не только система управления, это также, и прежде всего, система мысли»). Я не знаю, читал ли Владимир Раскин эту «бессмертную» книгу, я даже не интересовался, существует ли она на русском. Но прочитанные Пальмиро Тольятти в Москве в 1935-м для сбежавших от Муссолини итальянских коммунистов «Лекции о фашизме» вполне доступны по-русски (они есть не только в бумажном варианте, но даже и в сети). У Бенито Муссолини всё не очень хорошо закончилось – его, в конце концов, повесили. Но «великие» идеи!.. Их повесить нельзя, их «не задушишь, не убьёшь!».

Соображения о «власти корпораций, представляющих и гармонизирующих интересы всех слоёв населения» вроде бы не предусматривали какой-либо «дифференциации» наций. Но «пряников сладких всегда не хватает на всех» ©. И после успешного марша на Рим под предводительством того самого Бенито Муссолини в том самом 1922 году, лидер немецких нацистов Адольф Гитлер восхитился удачей Дуче и представил нацизм как немецкую версию итальянского фашизма. Национал-социалистическая (национал-социалистская) немецкая рабочая партия (НСДАП) управляла Германией с 1933 по 1945 год. Йозеф Геббельс, главный пропагандист нацизма, приписывал итальянскому фашизму старт борьбы (конфликта) против либеральной демократии, говоря: «Марш на Рим был сигналом, признаком шторма либеральной демократии. Это первая попытка разрушить мир либерально-демократического духа[...] который начался в 1789 со взятия Бастилии и завоевал одну страну за другой в жестоких революционных переворотах, чтобы позволить… нациям погибнуть в марксизме, демократии, анархии и классовой борьбе…». Пряников не хватает... Поэтому, хочешь-не хочешь, а когда действуешь так, чтобы из единого центра заботиться об интересах всей планеты, заботиться о «наилучшем использовании земных ресурсов», принадлежащих «по праву» не отдельным странам, и уж подавно не отдельным людям, а всему человечеству, приходится упорядочивать не только личности, но и государства, а главное, нации. Одни более важны для процветания человечества, другие – могут и подождать со своими потребностями, а то и вовсе может оказаться, что они мешают счастью остальных!.. В том самом Словаре определений нацизм преподнесён в качестве синонима к фашизму (хотя, по моему мнению, это неверно). Сегодня такая идентификация (синонимизация) весьма распространена. И не надо ограничиваться земными недрами! Воды, чистой воды – тоже на всех не хватает! И даже воздуха! Разве не этим, не стремлением к «правильному использованию» мировых ресурсов руководствовалась НСДАП, уничтожая мешающих «всеобщему счастью» евреев, «ненужных» цыган и гомосексуалистов?.. Замечу, что испанские фашисты (вовсе не идентифицирующие себя с нацизмом) расстреляли замечательного испанского поэта Гарсиа Лорку, не за какую-либо протестную активность, а, именно, в порядке очистки планеты от гомосексуалистов.

Фаши́зм (итал. fascismo от fascio «пучок, связка, объединение») — политологический термин, который является обобщающим наименованием специфических крайне правых политических движений, их идеологии, а также возглавляемых ими политических режимов диктаторского типа.

В более узком историческом смысле под фашизмом понимается массовое политическое движение, существовавшее в Италии в 1920-е — начале 1940-х под руководством Б. Муссолини.

В историографии СССР, России и ряда других стран под фашизмом понимается также немецкий национал-социализм (см. нацизм), франкизм, режим Нового государства в Португалии, венгерские, румынские, болгарские варианты фашизма и их производные, ультраправые политические движения в странах третьего мира.

В последнее время в специальной литературе широко обсуждается определение фашизма английским исследователем Р.Гриффином как «палингенетического ультранационализма», предполагающее, что в своем мифологическом ядре фашистская идеология нацелена не на «возрождение» нации (как другие националистически-популистские идеологии), а на её «сотворение заново».

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%B7%D0%BC

Рациональное использование ресурсов планеты... Вот что пишет в самом начале (гл.1 «Банк на все времена») своей книги «Торговля с врагом» американский аналитик и историк Чарльз Хайэм :

Ясным майским утром 1944 года, когда молодые американцы гибли в неравных боях на береговых плацдармах фашистской Италии (в мае 1944 г. после длительного перерыва возобновилось наступление англо-американских войск, высадившихся в Италии летом 1943 г. При активной поддержке бойцов итальянского Сопротивления им удалось занять Рим. Однако затем, несмотря на громадное превосходство в силах, они оказались неспособны преодолеть оборону противника, закрепившегося на так называемой Готской линии. Немецкие войска в Италии сложили оружие только 29 апреля 1945 г.) в здание полностью контролируемого нацистами Банка международных расчетов (БМР) в Базеле вошел Томас Харрингтон Маккитрик. Этот лощеный американский джентльмен являлся президентом банка, и сегодня ему предстояло председательствовать на очередном, четвертом - в военное время - собрании руководства БМР. Сидя за одним столом, коллеги из Германии, Японии, Италии, Англии и США обсуждали весьма важные вопросы. Такие, например, как поступление 378 млн. долларов золотом, переведенных в банк нацистским режимом после Перл-Харбора на хранение, - фашистские главари надеялись использовать их после войны.

Золото было частично награблено в национальных банках Австрии, Голландии, Бельгии и Чехословакии, а частично переплавлено из золотых коронок, оправ для очков, портсигаров, зажигалок и обручальных колец убитых в концлагерях евреев.

Я не буду пересказывать эту потрясающую книгу (и даже главу): обращу лишь внимание на то, что Япония и Америка были представлены частными банками (американский Чейз Манхеттен Банк – был одним из главных действующих лиц), другие страны (Англия, Франция и пр., и даже Бельгия) были представлены государственными финансовыми институтами, а три представителя германских финансовых кругов были утверждены непосредственно Гитлером. И ещё обращу Ваше, читатель, внимание на последние строки (я их намеренно выделил). Конечно, золото, переплавленное из оправ для очков, портсигаров, зажигалок и обручальных колец, наверное, было просто отобранно (и подозреваю, не только у евреев). Хотя про обручальные кольца я уже не уверен; но в том, что золотые коронки рационально изымались с предварительно (самостоятельно!) раздевшихся и умервщлённых (исключительно из соображений рациональности!) людей, у меня сомнений нет. И заодно уж «раз так сложилось» рационально использовались их волосы, жировые отложения, кожа и кости... А те трупы, которые «рационально использовать» не удовалось – военные обстоятельства сложились не совсем удачно, те проходили «утилизацию» и «эффективную переработку», предусматривающую, по-видимому, сжигание тех, кто уже успел стать трупом, а иногда и тех, кто не успел, в печах... Те, утилизацию которых не удалось по тем или иным причинам «эффективно» организовать, они признавались «отходами» - и речь уже шла про их «безопасное складировании». Многочисленные рвы с наваленными в них трупами истощённых до предела (и даже далеко через предел!) евреев (безопасно складированных) можно увидеть на фотографиях в израильском музее памяти катострофы, Холокоста. Холокоста, существование которого мусульманские фундаменталистские деятели успешно отрицают, и упоминание о коем «прогрессивные» деятели министерства образования Англии (ради снятия межэтнической и межконфессиальной напряжённости, исключительно!) исключают из английских учебников – ведь многие граждане Англии, исповедующие ислам, не верят в существование Холокоста и считают все свидетельства о нём гнусной израильской пропагандой – зачем же их обижать?!..

Возвращаясь к историческому, описанному Чарльзом Хайэмом, заседанию МБР, напомню, что к этому времени достаточно широкой публике было известно о 77 случаях переплавки золота (из коронок, колец, портсигаров и пр.) и отправки их эшалонами «куда следует» для дальнейшей «эффективной переработки».

Говоря об «утилизации и безопасном складировании» нельзя не упомянуть о проблеме ядерных отходов, отходов атомной промышленности и энергетики. Морской офицер, специалист, предавший гласности факты сбрасывания бочек с подобными отходами в моря, входящие в территориальные воды России (ранее СССР), осуждён «за измену Родине» и, насколько я помню, всё ещё отбывает срок.

Автор, рассказывая о лучшем устройстве мира, употребляет такие выражения, как нужно, следует, необходимо и т.п. Правила управления в русском языке требуют уметь в случае использования подобной модальности отдавать отчёт (хотя бы самому себе) в том, кто является субъектом, которому «нужно» или «следует» - кто именно «должен» действовать в соответствии с призывами автора. Второе: для решения какой именно проблемы это «нужно». И наконец, необходимо внятно объяснить, как, с помощью каких имено осуществимых действий достигается искомое состояние. Скажем, утверждения-призывы типа: нужно научиться производить топливо из морской воды, нужно научиться жить под водой или что-нибудь подобное – это просто бессодержательные, хотя и претендующие на глубокомыслие лозунги.

В самом начале второго раздела говорится «без обиняков и иносказаний» прямо и недвусмысленно:

Если перейти от философских рассуждений к существу дела и постараться трезво и объективно оценить позиции указанных авторов, абстрагируясь от громкой риторики, которую принято было в России традиционно до недавнего времени считать выражением патриотизма, то можно понять их обеспокоенность тем положением, которое занимает сейчас Россия. И куда она пойдет дальше? Фактически это реакция на ситуацию выбора того пути, по которому следовать России и, соответственно, выбора той стратегии, которая обеспечит ей оптимальный путь развития.

Намерения автора превосходны. Но что это такое – «ситуация выбора того пути, по которому следовать России»? О чём это? И что означает идея «выбора той стратегии, которая обеспечит ей оптимальный путь развития»? Это замечательно и очень современно, что автор знает и употребляет такие слова как «оптимальный», и особенно такие словосочетания как «оптимальный путь»! Я так сразу вспомнил понтрягинский «принцип максимума»: «оптимальный путь оптимален в каждой своей части». Каков критерий-то оптимальности? Какой параметр (или показатель?) автор хочет минимизировать (или максимизировать?), при выборе оптимума на множестве возможных траекторий (путей)? Кстати, путей откуда, более или менее понятно, хотя суждения и об этом хотелось бы услышать из уст автора... Но куда? Этого я не уловил... Автор говорит об оптимальном пути развития... Славно! И что он называет развитием? Вот, скажем сталинский «путь» с ускоренной индустриализацией и сверхускоренной милитаризацией страны (в идейном плане почти не отличимом от «пути», выбранном для Германии Гитлером), сопровождаемой уничтожением сельского хозяйства, заключением в лагеря миллионов и расстрелом (или обращением в «лагерную пыль»), по меньшей мере сотен тысяч – это развитие или, наоборот, деградация страны?.. Хотелось бы понять позицию автора... И каково множество возможных траекторий (путей)? «Огласите весь список, пожалуйста!» ©. Хотелось бы, как говорил Салтыков-Щедрин, не только понять, что и о чём говорит автор, но надеятся, что он и сам не чужд такого понимания...

VladRamm
16.09.2012, 04:30
Одна из попутных «идей», обсуждаемых автором, касается ЮКОСа. Это не самостоятельная идея; даже не идея, а тема, по предположению автора, долженствующая проиллюстрировать его рассуждения. Однако происходящее вокруг ЮКОСа в последние годы имеет столь огромное значение не только для понимания процессов, реально происходящих в России, но и для понимания межгосударственных отношений и прежде всего для понимания того, как бизнес и иностранный капитал относится к российским реалиям, насколько имеет смысл ожидать иностранных инвестиций (без коих какое-либо инновационное развитие российской экономики выглядит неправдоподобным). Рассуждения автора по поводу ЮКОСа потрясают. Потрясают наивностью и неосведомлённостью. Вот два отрывка. Один в конце 4-го раздела:

Стоит только ближе вглядеться в проблемы, поднятые в процессе суда над Ходорковским, и мы увидим, что значительная часть из них имеет глобальные завязки. В частности, в процессе суда речь шла о международных связях ЮКОСа с иностранными фирмами. о международных банках, заинтересованных в тех или иных инвестициях, о привлечении международного капитала в страну для переработки природных богатств, о вывозе продуктов добычи и переработки на международный рынок и т.д. Последствия падения ЮКОСа оказались связаны с санкциями международного характера. Процесс показал. что проблемы ЮКОСа и подобных фирм – это проблемы, которые выводят фактически на глобальный уровень. Дело идет не только о ЮКОСе и не только о России.

Другой – в начале 6-го:

Экономической основой такого социума будет общее и высокоэффективное потребление ресурсов Земли всем совокупным человечеством как глобальным субъектом всего социального пространства. Кстати сказать, в условиях глобального использования природных ресурсов такой феномен, как «дело Ходорковского», вообще немыслим. Куда в таком случае мог бы некий предприниматель вывезти добытые им богатства? За границу? Но ведь границы в ее привычном смысле как раз и не будет, все земное пространство будет объектом общечеловеческого пользования. Вывезти на другую планету? Это интересный и, в принципе, не исключённый вариант. Поскольку человечество все время расширяло ареал своего обитания. следует предположить, что оно не остановится на глобальных масштабах природопользования, но, выйдя в космос, начнёт расширенное использование космических объектов природы для обеспечения своей жизнедеятельности. Нечто подобное может быть по силам именно человечеству как единому совокупному субъекту природопользования, а не отдельным людям.

Оба этих фрагмента (в совокупности) говорят о том, что автор и не подозревает о таком «свежем феномене», как транс-национальные компании и корпорации (ТНК). ТНК стали активными участниками международной жизни ещё в конце XIX века (практически так и не став субъектами международного права). Начало XX века, в разговоре о ТНК я бы связал с такими событиями, как антитрестовское законодательство в США (Т.Рузвельта) и статья журналиста В.Ульянова «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916 г.) - с сильным и беспощадным анализом убивающего любую экономику монополизма. Статья, «изучаемая» в курсах «истории партии», «истмата» и др. политических дисциплин, но, к сожалению, не привлекшая внимания первого предсовнаркома В.Ленина, судя по тому, какого уровня монополизм достиг в тот период, когда он и его «преемники» управляли страной (Возможно, причиной этого пренебрежения крылась в том, что, как я недавно узнал, экономический журналист В.Ульянов просто передрал свою "бессмертную" работу, скомпилировав тексты нескольких европейских экономистов... Как какой-нибудь эконом-диссертант Путин В.В).

Должен сказать, что я вовсе не исхожу из предположения, что доктор философии В.Г.Раскин пытается протащить идею устройства мира на фашистский лад или установления мирового господства каких-либо фашизоидных структур. Нет, я предполагаю, что он излагает свои мысли, опираясь на полную некомпетентность в вопросе, по которому высказывает свои «идеи» и поучения. Незнание – простительно; незнание чего-угодно может быть вызвано какими-либо экзотическими обстоятельствами... Но лишь пассивное незнание!.. А сочетание любви к поучениям с некомпетентностью в простонародье называют невежеством. Но мы не будем говорить таких слов, чтобы не обидеть уважаемого философа.

***

При чтении предлагаемой статьи немного смущает недостаточное владение автора русским языком, сочетаемое с несколько своеобразной манерой цитирования. Так в самом начале статьи говорится:

«Сейчас, после глубокого кризиса конца 20-го века и типично революционной ситуации, когда оказалось, что низы не хотят больше жить по-старому, а верхи не могут управлять по – старому, Россия оказалась на одном из этапов переходного периода. Правда, куда она идет, точно не знает никто... Известное определение Ленина относительно революционной ситуации сработало в системе, для которой оно совершенно не предназначалось, результатом чего явилась «революция наоборот».

В конце статьи одна строка из библиографии действительно отсылает к ленинской «работе»: В.И. Ленин «Философские тетради». Полн.собр.соч. т. 29. – М. Кавычки здесь поставлены мною, ибо «Философские тетради» - это не самостоятельная работа, это бережно сохранённое ленинское наследие, как, скажем, черновики Гоголя, автографы Пушкина и т.п. Судя по всему, автор отсылает к «Ф.Т.» как к первоисточнику, где появилось понятие «революционная ситуация» (иных отсылок к Ленину или его цитат в статье нет). Однако Википедия считает иначе (приведу текст целиком; он по-прежнему актуален):

Революционная ситуация — понятие, сформулированное В. И. Лениным (под псевдонимом «Н.Ленин») в статье «Крах II Интернационала» (журнал Коммунист, 1915 г., май-июнь, № 1-2) для обозначения объективных и субъективных условий, складывающихся в обществе накануне революции. Ленин выделил три главных объективных признака революционной ситуации:

1) невозможность господствующего класса сохранять в неизменном виде своё господство, ситуация, когда верхи не могут править по-старому;

2) резкое обострение выше обычного нужды и бедствий угнетённых классов, когда низы не хотят жить по-старому;

3) значительное повышение активности масс, их готовность к самостоятельному революционному творчеству.

Субъективным условием, превращающим революционную ситуацию в революцию, является способность революционных классов к массовым действиям, достаточно сильным, чтобы сломить старое правительство. Согласно В. И. Ленину, наличие рабочей партии, вооруженной революционизирующей теорией, которая возглавила бы массы и довела бы революцию до победного конца является субъективной предпосылкой.

Я не уличаю автора в незнании первоисточников – Бог с ними: и с Лениным, и с Раскиным!.. Но что означает фраза: «определение революционной ситуации сработало в системе, для которой оно совершенно не предназначалось, результатом чего явилась “революция наоборот”», я так и не смог догадаться. Сказать по-русски «определение сработало» не получится ни в каком контексте.

Фразы автора: «Великая империя, созданная в процессе многотрудных мирных дел и ратных подвигов, сломалась. Видимо, в ней, как и в «Датском королевстве подгнило что-то» изнутри» озадачивают и по смыслу, и по манере цитирования. Дело в том, что в конце статьи есть-таки ссылка: В. Шекспир. Гамлет, принц датский. Комедии, хроники, трагедии. Том второй. – М.: Художественная литература, 1988. И ради слов о том, что, мол, как и в «Датском королевстве подгнило что-то» автор приводит ссылку на Гамлета?!.. Многие цитируют великого драматурга; вот и Пушкин, скажем, тоже приводит ссылку на эту известную трагедию в своём великом стихотворении «Из Пиндемонти» (1836 г.):

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Все это, видите ль, слова, слова, слова¹...

¹Hamlet – сообщает пушкинская ссылка (без указания не только на конкретное издание, но даже и на автора, ибо полагает, что читатель с этим произведением уже знаком). Но, друзья! Поэт прямо ссылается на разговор принца с Полонием, на всю ситуацию... И читатель лучше понимает пушкинские иносказания. А здесь?.. Образованность показать?

Но и по смыслу: «Великая империя, созданная в процессе многотрудных мирных дел и ратных подвигов»... Несмотря на, казалось бы, ироничное цитирование и обсуждение текстов, настаивающих на экспансии в отношении сопредельных государств, из прохановского сборника (А. Проханов «Цена измены». – М.: Алгоритм. М.2010.); обсуждение это занимает примерно 15-20 % текста, автор предстаёт, как апологет империи, как носитель именно имперского сознания. Ну, ладно, пусть... Но разговоры о процессе многотрудных мирных дел... Это что? Слышал ли автор о таких российских писателях, как Радищев и Некрасов? Великая империя, созданная в процессе многотрудных мирных дел и ратных подвигов... Кто научил автора статьи такому изысканному слогу? Н.Карамзин? Это его «История государства Российского» проникнута духом подобного «патриотизма», который Лев Толстой, скажем, полагал, одной из самых тяжелых и опасных болезней этого самого Российского государства... Каких таких ратных подвигов? Времён очаковских и покоренья Крыма? Может, суворовские походы? Все до одной победоносные компании, блестяще выигранные под руководством Александра Васильевича, – это компании в захватнических войнах. Вообще, создание империи в процессе многотрудных мирных дел и ратных подвигов... Себя самого имеет смысл послушать! Империи создаются в результате территориальных захватов – не надо воспевать то, чего впору стыдиться.

Автор наш вроде бы не воспевает... И говорит: «нам трудно удержаться от того, чтобы не дать, хотя бы для «равновесия», цитату из работы тоже российского автора, но сторонника другой ориентации. Человека, любившего Россию, очевидно, не меньше, чем её современные имперские адепты, однако при этом стремившегося не отрываться от рациональной почвы сотрудничества с Западом, старавшегося позитивно осмыслить то, что было создано разными народами, но при этом не чуждого критических оценок собственно Российского опыта. Этот человек – Владимир Сергеевич Соловьев». И далее следует цитата из В.Соловьёва:

«…Если наша философская мысль обнаруживает теперь мистическое направление – ничего более определённого о ней пока сказать нельзя – то она, наверное, никаких плодов не принесёт на почве нашего национального мистицизма (выделено мною - В.Р.). Этот последний (свойственный, впрочем, не исключительно русским, а и другим полудиким народам Востока) самыми крайностями своими свидетельствует, конечно, о некоторых силах нашей духовной натуры, которые при иных условиях, при более правильном и глубоком развитии просвещения и образования в народе, могли бы принести хорошие плоды, «по крайней мере, в области религиозно-нравственной» [В.С. Соловьев. «Национальный вопрос в России». Сочинения в двух томах, том 1. Философская публицистика М. «Правда» 1989. с. 349].

Прекрасная цитата! Жаль только, что она не только не уравновешивает призывов «современных имперских адептов», она, вообще, не имеет отношения к делу.

Замечу, что между «имперскими» цитатами и цитатой из Соловьёва лежит ещё один восхитительный авторский текст о социальных субъектах в социальном пространстве.

В этих отрывках из статей разных по своей ориентации авторов, посвящённых различным проблемам, проглядывает нечто общее, и в этом общем можно выделить общефилософский и конкретно-практический аспекты. В них находит своё отражение некая общая тенденция, которая вытекает из диалектики развития субъектов и объектов социального пространства. Она может быть обозначена в виде общефилософского тезиса о том, что каждый социальный субъект находится в развитии, которое на определённых фазах проявляется в виде объективной тенденции к расширению своего социального пространства. Субъективно эта тенденция может находить своё выражение в стремлении к реализации определённых геополитических претензий. Речь идёт таким образом об идеологии расширения социального пространства тем или иным субъектом, что само по себе является вполне объяснимой с позиций диалектики тенденцией пространственного развития социальных субъектов, однако в настоящее время эта тенденция жестко упирается в глобальную ограниченность социального пространства, а новые условия современного развития категорически требуют соотносить цели расширения пространства со средствами их реализации. В связи с этим приобретает особое значение вопрос о том, какой ценой будет достигаться расширение социального пространства каждым из субъектов. Если ценой этому будет само существование субъекта. то такое развитие теряет вообще всякий смысл.

Кто такие эти социальные субъекты? Наверное, страны, государства... Во всяком случае, каждый социальный субъект находится в развитии, которое на определённых фазах проявляется в виде объективной тенденции к расширению своего социального пространства. То, о чём автор говорит, употребляя псевдонаучную громоздкую терминологию, называется не идеологией расширения социального пространства тем или иным субъектом, что само по себе является вполне объяснимой с позиций диалектики тенденцией пространственного развития социальных субъектов, а просто-напросто экстенсивным развитием, экспансией. Экспансия, хотя и характерна для России, но вовсе не обязательна для всех – существует множество совсем крошечных государств с успешной процветающей интенсивной экономикой. Примеры приводить?..

Социальные субъекты – ладно, но, что такое социальное пространство, этого я так и не смог уловить. У него, как видно из дальнейшего текста, существуют границы; причём не только ближние, но и дальние! Так ведь мало того! Есть ещё виртуальные границы социального пространства!.. Дальние виртуальные границы социального пространства, о коих автор говорит с содроганием... Это Вам не квадратный трёхчлен, что, помнится, приводил в смятение Василия Ивановича!.. А вот этот пассаж из начала четвёртого раздела:

Будучи воплощена в конкретных социальных преобразованиях, та или иная стратегия оборачивается вполне реальными жертвами, но на виртуальном уровне, который стал возможен благодаря современным научным и техническим достижениям, когда эту опасность ещё можно заблаговременно распознать и без нанесения ущерба живым людям поработать с её моделями. Эти модели предстоящих преобразований могут помочь хотя бы ориентировочно оценить масштаб возможных жертв. При выборе той или иной стратегии последнее обстоятельство имеет особенно большое значение.

Он свидетельствует только о том, что автор даже приблизительно не представляет себе, о чём говорит. Никаких таких современных научных и технических достижений и моделей, с которыми можно было бы поработать «без нанесения ущерба живым людям» и, благодаря которым, можно заблаговременно распознать опасность и хотя бы ориентировочно оценить масштаб возможных жертв, не существует в природе. Виртуальные модели даже для очень упрощённых ситуаций, связанных с международными (ещё и чреватыми применением оружия) взаимоотношениями (кооперативные игры с большим числом лиц, множеством разнообразных критериев у этих лиц и т.д.), такие модели необыкновенно сложны! Разумеется, если Вам хочется ответить на какие-либо вопросы, ответов на которые Вы не знаете; понять что-то, что Вам ещё не понятно и т.п... Автор, кажется, рассчитывает именно на это... Но его предложение поработать с виртуальными моделями военных столкновений, на мой взгляд, сродни таким предложениям, как научиться жить под водой, летать без затрат энергоресурсов или делать горючее из морской воды... Мощно, кардинально, полезно для человечества, но... Я бы не обольщался.

Я полагаю, что автору просто понравилось красивое слово виртуальный, и он с удовольствием вставляет его в текст, не особенно заботясь о смысле.

***

Замечательным представляется мне и рассуждение автора по поводу великого определения Карла фон Клаузевица. Даже люди, никогда не читавшие Клаузевица, знакомы с этим его определением. Аннотация его книги «О войне», изданной в серии «Анталогия мысли», занимает лишь несколько строк (приведу её полностью):

С именем Карла фон Клаузевица связан значительный этап военной мысли XIX века, а многие сформулированные им теоретические положения сохранили своё значение и до наших дней.

Участник войн между Пруссией и Францией и Отечественной войны 1812 года (весной 1812 года он поступил на службу в русскую армию, воевал на протяжении всей войны и, в частности, участвовал в Бородинском сражении – В.Р.), Клаузевиц был одним из реформаторов прусской армии и крупнейшим военным теоретиком своего времени. В своём фундаментальном труде «О войне» он сформулировал понятия природы, и сущности войны, формы и способы её ведения. Ему принадлежит и знаменитое определение: «Война есть продолжение политики другими, насильственными средствами».

Созданная Клаузевицем система понятий легла в основу работ всех последующих военных теоретиков.

Краткое предисловие издателя начинается с абзаца:

«Война есть продолжение политики другими, насильственными средствами» - это чеканное определение войны обессмертило своего создателя, прусского военного теоретика и историка Карла Клаузевица.

Автор статьи, рассуждая о допустимости войны в современном (XXI век!) мире, «ниспровергает» Карла фон Клаузевица:

Можно, - говорит В.Раскин, - спросить конкретней: остается ли в современных условиях верным озвученный еще немецким военным теоретиком Клаузевицем и принятый марксизмом на идеологическое вооружение тезис, что война – это продолжение политики другими средствами?

Вот так надо разговаривать!.. Я попытался примерить авторский стиль к другому известному человеку. Вот, что о нём (об этом другом) рассказывает Википедия:

Николай Коперник (польск. Mikołaj Kopernik, нем. Nikolas Koppernigk, лат. Nicolaus Copernicus; 19 февраля 1473, Торунь — 24 мая 1543, Фромборк) — польский астроном, математик, экономист, каноник. Наиболее известен как автор гелиоцентрической системы мира, положившей начало первой научной революции.


Давайте, подобно В.Раскину, поинтересуемся: остаётся ли в современных условиях верным озвученный еще польским каноником Коперником в начале XVI века и принятый марксизмом на идеологическое вооружение тезис, что Земля, мол, вращается вокруг Солнца? По-моему, прелестно!.. А можно ещё сказать: «якобы вращается»...

По существу же авторских сомнений о том, является ли по-прежнему война продолжением политики другими средствами, я предложил бы ему сначала вспомнить о чуть более раннем тексте: "Ultima ratio regum" - латинская надпись на пушках, введённая во времена Людовика XIV кардиналом Ришелье, - по-русски: "последний довод королей", а потом – в качестве самого кардинального средства – открыть газету или включить телевизор. Сейчас в Ливии идёт война (эта война шла, когда я писал рецензию; сегодня я сказал бы о Сирии) – возможно, автор статьи даже слышал об этом... Сотни, тысячи убитых!.. Сначала были мирные политические требования ливийцев, настаивавших на уходе от власти диктатора Кадаффи. Он «убеждал» своих «оппонентов» недолго – начались боевые действия. Без появления проблемы каких-либо экспансионистских претензий, просто из-за огромного количества жертв среди ливийского населения в результате насилия, осуществляемого войсками Кадаффи, в дело вмешались силы НАТО. Сначала речь шла о политическом давлении; потом начались бомбардировки. Однако политические усилия не прекращаются! Недавно после совещания «большой восьмёрки» миротворческую миссию взял на себя (по просьбе руководителей других стран) российский президент (тогда он ещё отзывался на имя «Медведев»)... Это при том, что российский премьер однозначно высказался в пользу Кадаффи, тем более что тому поставили столько оружия в долг под обещания любви в будущем, да и российский бизнес (особенно окологосударственный) имеет в Ливии серьёзные, основанные именно на договорённостях с Кадаффи, интересы. Ей же Богу, автору стоит просто поинтересоваться происходящим сегодня в мире. И у него думаю, исчезнет желание задавать свои «глубокомысленные» вопросы.

***

Завершает второй раздел автор таким «итоговым суждением»:

Важно не только конкретно-практически, но и философски осмыслить процессы, которые приводят к формированию социальной базы, определяющей течение процессов в конкретном пространственно-временном континууме и, в конечном счете, детерминируют выбор его фигурантов. Прибегая к диалектическим абстракциям, можно выявить те глубокие связи, которые лежат в основе выбора той или иной стратегии, а отсюда подойти к некоторым методологическим выводам. В данном случае мы теряем в конкретности исследования, но зато выигрываем в его обобщённой глубине.

Конечно, это замечательная мысль: «не только конкретно-практически, но и философски» что-нибудь «осмыслить»! Но, дорогой читатель, Вы знаете, что такое конкретный пространственно-временном континуум?.. А я знаю!.. Я когда-то писал статьи про игры с континуумом игроков... Это конструкции для моделирования процессов массового поведения... Мягко говоря, очень сложные. И чтобы понять с их помощью что-нибудь, что было ещё непонятно до применения этих моделей, нужна серьёзнейшая работа по построению более или менее адекватных топологических структур (в частности, фильтров), отражающих, хотя бы приблизительно стратификацию общества... Пусть не общепринятую, но хотя бы правдоподобную модель реальной стратификации... Нужна формализация функций полезности, самое приблизительное построение коих уже потребует серьёзного социологического анализа, а значит, и проведения масштабных (и по объёму и по глубине!) опросов... Я уже не говорю о построении сходящейся последовательности конечных моделей и «запихивании» этих моделей в мощный компьютер, дабы приблизиться к (игровому) равновесию по-Нэшу. И уже после этого... вернее, когда всё это «превратится» в рутинную работу, пытаться управлять положением этого равновесия – повторяю: в игре с континуумом игроков, – перераспределяя ресурс на множестве стратегий... Скорее всего, тоже континуальном – конечное множество не столь интересно, оно слишком сильно огрубляет реальные ситуации. Снова напомню: это всё имеет смысл, если мы хотим понять что-нибудь ещё непонятное до. А если лишь продемонстрировать учёность... Тогда, разумеется, ничего этого не нужно – достаточно просто говорить красивые «научные» слова.

А это что значит?

...философски осмыслить процессы, которые приводят к формированию социальной базы, <…> в конечном счете, детерминируют выбор его фигурантов.

Про фигурантов уголовного дела я слышал – понятно... А здесь? Может быть, не фигурантов, а субъектов... «Детерминируют», наверное, означает «определяют»?.. Или что-то иное?.. Т.е., насколько я понимаю, автор ещё не понял, не разобрался в том, о каких субъектах собирается вести речь, но хочет философски осмыслить процессы, в которых они (кто они-то, господин Раскин?) принимают участие (как фигуранты)...

«Прибегая к диалектическим абстракциям», автор собирается «выявить те глубокие связи, которые лежат в основе выбора той или иной стратегии». Для начала, не знаете ли Вы, читатель, случайно, что такое «диалектические абстракции»?.. Хорошо бы примерчик какой-нибудь... Я бы понял, может быть... Про что это? Про диалектику мне понятно, про абстракции – тоже, я ж математик... А это?.. Про глубокие связи, лежащие в основе выбора стратегии – ничего не скажу. По моему убеждению, выбор стратегии (хорошо бы ещё немножко конкретизировать, о каких стратегиях идёт речь; что сравнивается-то?) опирается не на «выявление глубоких связей»... Кстати, между чем и чем?.. А на осмысленную постановку экстремальной задачи и адекватное формальное описание ресурсных ограничений, в которых осуществляется этот выбор...

Идея: «В данном случае мы теряем в конкретности исследования, но зато выигрываем в его обобщённой глубине» тоже определённо хороша. И нестрашные потери в конкретности и обнадёживающий выигрыш в обобщённой глубине исследования!.. Любопытно, слышит ли автор, что именно он говорит, читает ли он себя, пытается ли, пусть не философски, а хотя бы как-нибудь осмыслить говоримое?..

Третий раздел. Начало: «Идеи имеют способность материализоваться. Согласно опять же марксистской теории, они становятся материальной силой, когда овладевают массами». Для начала я бы заподозрил, что автор не понял Маркса. Идеи становятся материальной силой вовсе не согласно марксистской теории, а сами по себе. Это метафора такая... Об этом ещё Гюстав Лебон писал очень много и интересно в конце XIX века в «Психологии народов и масс». Очень рекомендую. И кстати, всё понятно!

Поймите, пожалуйста, философия – это вовсе не говорение непонятного! И известные философы прошлого и настоящего (можно имена не буду приводить?) вовсе не изъяснялись подобным языком... Гюстав Флобер как-то объяснял (в «Лексиконе прописных истин»), что такое метафизика. Когда двое разговаривают, - говорил он, - и один не понимает, что говорит, а другой делает вид, что понимает его, это называется метафизикой. Я, как читатель сочинения доктора философии В.Г.Раскина, не хочу заниматься метафизикой, и смысл выискивать в том, чего автор сам не понимает, надоело; и Вас, читатель, призываю ею не заниматься.

Если сказать совсем коротко, то я сказал бы о «новом философско-методологическом слове» обсуждаемого автора так: это малограмотная наукообразная фашизоидная чушь. И за каждое из этих слов готов отвечать.

Добавление из 26 марта 2012 года. По аналогии с "забеганием вперёд" - этакое "отбегание назад". Перед этим текстом о выборе имени я поместил текст с названием "Хоть вы охрипните, хваля друг дружку!..". Сегодня мне пришло в голову... А мог бы догадаться гораздо раньше, что мои, отнюдь не наполненные восторгами, отзывы на статьи, предназначенные к публикации, выглядят... Да и являются!.. в глазах клубных руководителей деструктивной деятельностью, способствующей разрушению сплочённого (или "спаянного"?) коллектива. Там даже те, кто ни черта не понимает в прослушанном докладе, нередко считают себя обязанными выступить и сказать одобряющие-ободряющие слова о большой проделанной работе, о заслуживающем похвалы интересе докладчика (автора-исполнителя) к заявленной теме и т.п. К науке это не имеет отношения, но дружбу и взаимообожание, конечно, укрепляет. Значит, и здесь, в этой (собственно, научной) части я - "порядка враг и расточитель" ©. И значит, разлука наша с "клубом учёных" (тут уже без кавычек никак!) - дело, угодное богам!..

VladRamm
16.09.2012, 04:33
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Часть 9

Думаю, что приступаю к завершающей части... Об имени, наконец. Но до того... До того, как приступлю к обсуждению вариантов имени – ещё штрих. Помните, я рассказывал о заместителе председателя – вице-президенте по науке Лии Моисеевне Шмутер, курирующей редколлегию сборника «Второе дыхание», редколлегию информационного бюллетеня «Интеллект» и комиссию по составлению и (и даже, чтоб дважды не вставать!) по выполнению научно-тематического плана докладов, кандидата медицинских наук (в области микробиологии), старшего научнного сотрудника… Она ещё письма рассылает циркулярно-информационные... Для всех членов клуба... Да, помните, наверное!.. Я в части 4-й о ней рассказывал... О том, в частности, что когда получил от неё письмо, начинающееся словами: «Уважаемые члены клуба!..» сразу понял, что это не ко мне. Я написал, что я, мол, слышал её темпераментные речи обо мне при разборе моего персонального дела. О том, что я, мол, не уважаю коллектив, не уважаю никого из членов клуба... И главное, что я сам недостоин уважения и... Не помню, она ли это говорила, но она с энтузиазмом поддержала замечательную идею: меня надо вырвать из дружного коллектива, как гнилой зуб!.. И слова её письма об уважении мне показались несколько... неискрени. Попросту, враньё. Я ещё заметил, что когда она изображает наивность, то ли хлопая глазами и пожимая плечами, задавая свои риторические вопросы во время публичного выступления, то ли присылая мне письма, где говорит об уважении... Очень неправдоподобно получается у неё... И сообщил ей, подражая Азазелло, что врать не надо не только по телефону, но и по электронной почте. Сказала на публике, что меня уважать невозможно, так нечего вставлять в письма ко мне слова об уважении! Для меня эти слова имеют вполне содержательный смысл. И предложил: «Давайте, чтоб не было больше ко мне этих дурацких писем. И прикидываться хлопающей глазами овечкой не надо – не получается у Вас...».

И знаете, почему я снова про неё вспомнил? – Вот из-за этих красных слов. На днях была очередная циркулярно-информационная рассылка и моя жена, мне сообщившая, что не хочет больше иметь дело с этой склочной компанией... Моя жена, которая ни разу там не выступала (даже и в прениях); это я готов выступать даже перед площадью и найду, что сказать; а жена у меня, мягко говоря, человек застенчивый (мне ещё попадёт, что я здесь про неё написал!)... Моя жена, коей ни разу не пришло в голову отправиться в этот клуб без меня (у меня замечательная жена, знаете ли!.. Хотя и говорят, что мужчина никогда не должен хвастаться ни зарплатой, ни женой, это может не очень хорошо для него закончиться)... Итак, моя жена получила по е-мейлу сообщение о сегодняшнем собрании, а я - нет! Что это означает?.. А означает это то, что они читают мои тексты и даже реагируют на них, внимая моим «рекомендациям». Я написал: «Давайте, чтоб не было больше ко мне этих дурацких писем», и письма прекратились. А жена-то не просила, и её не вычеркнули из списка. Как-то им не пришло в голову... Или в какое другое место, чем они там думают-то?.. что мне придёт в голову сопоставить... обратить внимание на эту дифференциацию отношений внутри нашей семьи. Всё-таки имеет смысл иногда пользоваться головой не только для негодующих восклицаний... Я написал это (красное) только здесь, в своей колонке – никакой переписки с клубом вообще и с Л.М.Шмутер, в частности, у меня не было. Вариант, что они на прошлом своём заседании, набрали-таки нужный им кворум, провели решение о моём исключении, но постановили меня об этом решении не уведомлять даже и по электронной почте, мне представляется неправдоподобным. Читают... Читают они и знают, что я о них думаю и сообщаю urbi et orbi. А молчат... не только потому, что им возразить нечего... Нет, полагаю, что они начали уже создавать «рабочую группу» для подготовки взвешенного, продуманного, научно и политически обоснованного и, разумеется, тщательно отредактированного ответа мне и даже, в соответствиии с традицией, обязательно опубликуют его в своём сборнике. Через 1,5 – 2 года... Вот я-то распереживаюсь!..

***
Ну, и давайте, наконец, о выборе имени. Я, по-наивности... Она, напомню, заключается в том, что чаще всего придаю словам буквальный смысл... Когда сгладились за пару лет впечатления от посещения этого клуба вместе с Кларой Соломоновной, когда несколько человек уже в разных приватных разговорах приглашали меня: «Приходи, мол!.. Нам нужны...» И что-нибудь комплиментарное – скажем, «думающие люди». Ну, ладно, подумал; может, первое впечатление было обманчивым... Они себя воспринимают, как собрание учёных...

Вот Толковый словарь Ушакова (http://www.slovopedia.com/3/211/846846.html):

УЧЁНЫЙ - учёная, учёное; учён, учёна, учёно. 1. Выученный, наученный чему-н. И днем и ночью кот ученый всё ходит по цепи кругом. Пушкин. Ученого учить - только портить. Пословица. 2. Основательно знающий какую-н. науку, специализировавшийся в какой-н. области наук. Учёный человек. Ученая женщина. Учёный Специалист. Он не очень учен. Они не очень учены. 3. в знач. сущ. учёный, учёного, м. Специалист в какой-н. научной области. Ученых много, умных мало. Пушкин. Мировой учёный. Известный учёный. Советские ученые. 4. Отличающийся ученостью, научный. Не трактовала свысока ученые предметы. Некрасов. Ученое сочинение. Ученая книга. Сученой целью. Ученые занятия. Учёный спор. || Выражающий ученость. С ученым видом знатока. Пушкин. || Мудреный, замысловатый, с излишней ученостью (разг.). Учёный слог. Учено (нареч.) пишет. Учено (нареч.) выражается. 5. Прил. к ученый в 3 знач., научный. Ученое общество. Ученая степень. Ученое звание. Ученые записки университета. 6. Прил., по знач. связанное с организацией научной деятельности (офиц.). Учёный комитет. Учёный секретарь.

Уже интересно; особливо пушкинские: «Ученых много, умных мало» и «С ученым видом знатока». Понимал в этих делах Александр Сергеич!.. А вот - Толковый словарь русского языка под редакцией Т. Ф. Ефремовой (http://www.slovopedia.com/15/211/1598706.html). Ещё краше:

УЧЁНЫЙ - учёный 1. м. Тот, кто является специалистом в какой-л. области науки. 2. прил. 1) Обладающий обширными и глубокими познаниями в какой-л. области науки. 2) а) Относящийся к науке, связанный с нею; научный. б) Отличающийся учёностью. 3) а) Получивший специальные знания в какой-л. области; выученный. б) разг. Грамотный, образованный. в) разг. Выдрессированный, выученный. 4) перен. разг. Получивший урок, приобретший опыт в чем-л.; проученный.

Ну, что Вам сказать, читатель?!.. Там в клубе много людей с учёными званиями и со степенями: доктора, профессора... А помните, Борис Заходер перечислял?

Доктора,
Профессора,
Медицинская сестра,
Академик по китам,
Академик по котам,
С ними семьдесят студентов,
Тридцать пять корреспондентов,
Два редактора с корректором,
Кинохроника с прожектором,
Юные натуралисты
И другие специалисты.

Вот там и академики тоже оказывались... Только, насколько Вы сможете видеть по моим трём «Интермедиям» и по статье о пирогах, я полагаю, следом за Флобером (Диплом – свидетельствует о знаниях. Ничего не доказывает), некоторые из них, несмотря на свои высокие звания, оказываются малограмотными, а порою и просто глубоко невежественными людьми. Людям низким может приглянуться идея, что я без должного пиетета отзываюсь о людях, удостоенных профессорских званий, исключительно потому, что у меня нет такого звания. Хм!.. Никаких обобщений, читатель! Идею «раз профессор, значит, ничего не понимающий дурак» я полагаю исключительно дурацкой. Ещё раз напомню: «Ничего не доказывает». Во всяком случае, медицинский академик в этом клубе произвёл на меня необыкновенно благоприятное впечатление. По моему представлению, опирающемуся и на диалоги с ним, и на его выступления, и на его книги, человек это очень достойный и как раз соответствующий моим представлениям о том, что такое настоящий учёный. Я ещё, помню, порадовался, что его не оказалось тогда на разборе моего персонального дела. Он - человек, заметно, что очень порядочный. И хотя судьба его здорово била – именно советские попытки растоптать его как учёного (мирового, кстати, класса) вынудили его эмигрировать из Союза. Его коллеги там в Кисловодске, где сейчас институт его имени, по-видимому, были бескомпромиссными последователями Гераклита, слова которого об эфесцах пересказывает Бертран Рассел в своей "Истории западной философии (http://krotov.info/lib_sec/17_r/ras/rass_03.html)": «эфесцы, изгнавшие Гермодора, мужа наилучшего среди них, со словами: „Да не будет среди нас никто наилучшим, если же таковой окажется, то пусть он живет в другом месте и среди других"». Несмотря на то, что он сам прошёл через процедуру "изгнания" (наверное, и последующей реабилитации, раз созданный им институт носит-таки его имя), боюсь, что выбор: присоединиться ли к возмущённому клубному руководству (ради сохранения дружного коллектива) или выступить против той самой (принесённой сюда в Америку на подошвах сапог) силы, что когда-то изгнала его самого (ради сохранения самоуважения)... Этот выбор... Вернее, необходимость подобного выбора очень огорчила бы его. А отсиживаться в сторонке он вряд ли стал бы...

Так вот; степени и звания не доказывали ничего, тем более, среди членов клуба было достаточно людей, никогда не имевших отношения к какой бы то ни было научной работе, а попадались и вполне малограмотные, хотя и вполне компанейские люди... Т.е. в названии «клуб учёных» слово «учёных» имело чисто декоративный смысл.

Некоторые женщины не только мне порой объясняли в приватном порядке, что, мол, приходят в клуб не за знаниями... Это, вообще, был бы смешной путь получения знаний (это же не тюремная камера, где в отсутствии книг и интернета люди рассказывают друг другу то, что знают). Они приходят для общения с интересными людьми, общения меж собою. Некоторые женщины говорили об этом и с трибуны, когда осуждали меня за мои «безумные разрушительные» действия. И это в сочетании с паталогическим обожанием своего вождя М.Я.Целюка, делало бы привлекательной идею назвать клуб: «У Целюка» (лучше даже не «клуб», а «салон») или более уважительно и несколько более старомодно: «Салон Марка Яковлевича». Мне и в страшном сне не пришла бы в голову (или в какое иное место!) идея туда, в это место, заявиться. Однако замечу, что идея завесить весь салон его портретами, наставить бюстов и бюстиков, скульптурных миниатюр с героями разных эпох, а то каких-либо библейских персонажей... Но все с лицом любимого вождя... Такая идея выглядела бы вполне уместной. Про конный памятник перед входом не скажу... Исторический облик города... Синагога за спиной... За крупом коня... Не знаю, не убеждён!.. Но внутри можно было бы разгуляться!

Возможны ещё лёгкие вариации на эту тему (как, скажем у Баха в «Хорошо темперированном клавире»): «Президент-клуб», «Клуб нашего президента», «Марк Цалюк приглашает и рассказывает»...

А можно было бы, двинув пафос в противоположную сторону и повесив над входом именно пушкинскую цитату: «Ученых много, умных мало», присобачить клубу простое и немудрённое название: «Клуб умных». И в клуб умных... а они бы говорили про себя: «мы, умные, считаем, что бла-бла-бла. А вы все – как хотите!»... И туда я не пошёл бы, помятуя о мысли (афоризме) Чарльза Калеба Колтона (английского литератора, ум. в 1832 г.): "Вот в чём разница между счастьем и мудростью: тот, кто считает себя самым счастливым, действительно самый счастливый; но тот, кто считает себя самым мудрым, скорее всего самый большой дурак". Самым мудрым в «Клубе умных», наверное, признавался бы вождь. Как-то трудно представить себе иное. И практически, мы с Вами, читатель, вновь попадаем в ситуацию «салона»... Да!.. По случаю, вспомнив мысль Чарльза Колтона, вспомнил я и такую байку: «Вчера у нас на главной площади объявили сбор мудаков. – И что никто не пришёл, наверное?.. – Да нет! Вся площадь была забита – пришли посмотреть, кто придёт!». Есть ещё вариант: «Клуб богов» - красиво, впечатляюще, но вряд ли привлечёт многих... Слишком претенциозно... Не так много сыщется людей, что, вправду, вообразят себя богами... Будут они там сидеть своим президиумом-учёным советом – смотреть друг на друга и отчёты друг друга заслушивать, а потом издавать... А подвластной массы... Не-е... плохая идея!..

И есть ещё одно интересное направление. Они говорят про необходимость клуба, как единственно возможной площадки для общения друг с другом... Не наука, мол, не доклады, обсуждения и сборники... Степени, звания, публикации, книги... Это, мол, только стержень, что позволяет им общаться. И не он, не стержень этот, а само общение – это суть и смысл их клуба... Ибо молодым своим родственникам (детям, внукам, правнукам... ) они не так уж и интересны, а тут... Прекрасно! Такие названия, как «клуб престарелых» или даже несколько более нейтральное: «Клуб пикейных жилетов» - это как-то унизительно... Ну, не понравится им... Они о себе более высокого мнения...

Но вот вариант, что, на мой взгляд, разрешит все проблемы. «Клуб тех, кому за 80». Принимать всех, но тех, что более молоды – в качестве кандидатов. С испытательным сроком до 80-летия. Если кто умер раньше, то, значит, просто не прошёл испытательного срока. И исключать его из клуба именно на этом основании: как не прошедшего испытательного срока. А тех, кто, скажем, прошёл, тех принимать уже на правах полноправных членов с предоставлением, допустим, права на собраниях выступать без предварительной записи (просто подняв руку). И доклады делать... Для кандидатов – с предварительным предоставлением текста и двумя рецензиями от членов клуба, а членам – просто по заявлению... По-моему, может интересно получиться... Кстати, замечу, что фразу вождя «О!.. Где моя молодость?!.. Где мои 80 лет?!..» я вставил в качестве эпиграфа (первого из эпиграфов) к статье «О будущем Клуба учёных», отвергнутой клубом учёных, но ставшую основной частью статьи «О будущем клуба учёных и не только (http://demset.org/f/showthread.php?t=1618)». Для полноправных членов клуба карьера приобретением полноправности не заканчивается! Те, кому за 90, естественным образом образуют «Совет старейшин» (со вполне возможной градацией внутри – естественно, с учётом возраста): Президиум Совета старейшин, Бюро Совета старейшин и, разумеется, Глава Совета старейшин. Как нетрудно догадаться, он же Президент Клуба и Председатель Учёного Совета. Наподобие того, как Марк Крысобой требовал от Иешуа Га-Ноцри, чтобы тот называл прокуратора «иегемон» и никак иначе, потребовать, чтобы к президент-председателю-главе обращались только со словами «Мудрейший» и иных слов не говорить, только спрашивать иногда у тех, кто слишком много себе позволяет: «Ты понял? Или мне ударить тебя?..»© Может красиво получиться!.. Ну, там портреты на стенах тех, кто перешагнул столетний рубеж и не ушёл из клуба... И ещё что-нибудь придумать можно... Гимны торжественные, песнопения, музей подарков вождю!.. Кино про него, как про руководящую и направляющую силу. Мальчиков и девочек поздравляющих... мм-м... с юбилеем. Адреса с заверениями в любви и преданности, подписанные всеми поголовно... И т.д. и т.п. и пр. и др...

Несколько загадочным для меня остаётся вопрос, для чего первый вице-президент (он же – заместитель председателя учёного совета) клуба учёных (это ничего, Адольф Хрисанфович, что я нигде не называю Вас по имени-отчеству, а всё только говорю о высоких Ваших постах в руководстве массачусетским клубом русскоязычных учёных?)... Для чего он затеял это роскошное мероприятие – организацию и проведение разбора моего персонального дела?.. У нас с ним были до того достаточно доверительные отношения – он, как мне казалось, вовсе не воспринимал меня как врага. И по телефону разговаривал и рецензию на ту самую дурацкую статью (из первой моей «интермедии»): Н.Д.Эриашвили (Россия) и Л.Н.Тепмана (Израиль) «Управление рисками венчурных компаний в условиях финансового кризиса. Экономические проблемы и управление рисками» попросил написать... Я потом ему по-телефону прочёл, что получилось... Нет, дело не во мне... Да и текст, что я назвал «Меморандумом», он не со стороны о нём узнал (как о какой-нибудь моей «закулисной деятельности»), я ему этот текст сам прислал... И ещё раз, читатель, я попросил его сделать что-нибудь, а вовсе не требовал циркулярной рассылки этого текста. Это его инициатива... Ах, он, и следом все остальные члены учёного совета и правления, так меня поняли?.. Я сообщил вице-президенту, что если ничего не будет происходить, то я буду уже писать не ему, а в «следующую инстанцию», под коей понимаю не его начальника, вождя-президента-председателя, а всех членов клуба, имеющих электронные адреса... Я не просил... Мне ничьей помощи не нужно – у меня и без того есть адреса всех членов клуба, у которых есть адреса. Но даже если адресов бы не было, если попросил бы... Как в Индии говорят: «На чужой совет надо ещё свой ум иметь...» Ах, он так понял, что я, мол, требую?.. И кинулся исполнять?.. Интересная идея!.. И если я сейчас напишу, что после таких поступков, как Ваш, Адольф Хрисанфович Филиппов... Ведь это не я – это Вы заварили эту кашу-с... Если напишу, что, мол, после таких поступков люди обычно стреляются, то мне что ждать некрологов в газетах... Или прямо судебного иска за доведение до самоубийства?.. Глупости какие!..

Посмотрел в интернет... Несколько тысяч статей... Ваших, о Вас... Вот, скажем, (пяти лет не прошло!) из иркутского журнала «Конкурент», Выпуск 25 августа 2007 года. №25647 в рубрике «Гость номера» статья (http://www.vsp.ru/social/2007/08/25/415675?call_context=embed) «Иду на грозу», посвящённая Вашему 75-летию – сначала о Вас, а потом большое интервью с Вами… Читаю:

«Адольф Филиппов – учёный «золотого века» советской метеорологии. Тогда казалось – вот-вот человек откроет новый мощнейший источник энергии в атмосфере и станет управлять погодой. Время научной романтики прошло. Но романтики остались. Профессору, доктору географических наук, заслуженному метеорологу РФ в августе исполнилось 75 лет. А он до сих пор не оставил своей юношеской мечты: найти ответ на загадку – откуда берутся грозы?...»

Нормальный человек… Интересный учёный… И человек, скорее всего, интересный... Господи!.. Зачем Вам… Вам-то зачем эти глупости понадобились: разбор моего персонального дела!.. И ещё с таким совершенно "антинаучным" подходом: учёный совет и правление ваше (где Вы... мм-м... не последний человек) единодушно решили, рассмотрев моё присланное Вам письмо, что я угрожал Вам... И чем же? - А тем, что сообщу всем участникам клуба о содержании этого моего письма. Чудно. И что же вы все решили сделать в ответ на эту мою страшную угрозу? - А решили сообщить всем о содержании этого моего письма. Хм... В математике (в доказательствах) часто используют доведение до абсурда. И я продолжу логику вашей компании "учёных мужей", напуганных моей угрозой. Если бы я, "угрожая" Вам (или всей вашей славной компании), сообщил, что перестреляю всех членов клуба (не начинайте обсуждать реальность подобной угрозы... Я говорю про доведение до абсурда!), то вы начали бы свой ответ на мою угрозу с того, что всех перестреляли бы?.. Уж выбрали бы что-нибудь одно. Или это желательное для вас действие: открытый разговор по-существу и всё такое... Тогда о какой "угрозе" Вы, Адольф Хрисанфович, говорите? Или это нежелательное действие, которое Вы действительно расцениваете, как угрозу... Тогда зачем же Вы его сами осуществляете?.. Я Вам понятен?.. Вы мне - нет!..

Задали Вы мне задачу!.. Именно для понимания русского (советского) социума я должен уяснить, почему, зачем, для чего успешные, состоявшиеся люди, не нуждающиеся ни в каких начальственных милостях, лезут в подобные мерзости... Вы продолжаете думать: «откуда берутся грозы?» Я продолжаю думать, откуда берутся в списке 499 доверенных лиц Путина люди, ранее почитавшиеся, как интеллегентные... И мало того, достойные... Какое такое у них извращённое представление о мире?.. Наверное, их появление – не менее загодочное явление, чем грозы... Буду думать... *

И ещё одна деталь меня заинтересовала... Один вопрос: рассказал ли Адольф Хрисанфович (первый вице-президент) достопочтенному Марку Яковлевичу, своему боссу (президенту) о том, что я полагаю, будто этот достопочтенный Марк Яковлевич в военное и послевоенное время был сотрудником НКВД, и именно в этом качестве вслед за своим отцом (также являвшимся таким сотрудником) заведовал спецчастью в «Укрзаготскоте», где выявлял скрытых «врагов народа» и «организовывал» их дальнейшую судьбу... Что именно в качестве кадрового работника НКВД он получал в послевоенное время паёк по литеру «Б». Кстати, зачем в его военных-послевоенных воспоминаниях после сообщения об уже получаемом «пайке по литеру “Б”» упоминается, что, мол, «вскоре бывшим фронтовикам стали выдавать один раз в месяц небольшой продуктовый паёк», я не уловил... Полагаю, что это оплошность редактора... И далее, я полагаю, что в связи с тем, что «бывших сотрудников КГБ (НКВД) не бывает» достопочтенный Марк Яковлевич не «решил» вместе с друзьями продолжить историческое образование, а был «направлен» на это важное дело компетентными товарищами (НКВД + ОК ВКП(б)) с дальним прицелом. И высокое доверие высоких покровителей оправдал, за пять лет не только закончив истфак (к началу войны было лишь три курса; здесь, прогуливаясь по "скользкому пути аналогий", напомню, что в своё время Путин поступил на юрфак по квоте КГБ, и, возможно, у Вас, читатель, возникнут какие-нибудь ассоциации...), но и поступив и окончив аспирантуру, но даже и успев защитить диссертацию о прогрессивной роли украинских совхозов. Как он рассказывает: «окончил университет я успешно (заочно, но с «красным дипломом»), затем поступил в аспирантуру (в очную) и, конечно, оставил работу». Хм!.. Работу сотрудника НКВД?.. Причём, как совхозы оказались необыкновенно прогрессивными для становления социалистического хозяйствования в период научно заинтересовавший «молодого историка», т.е., во время первого украинского Голодомора (1921-1923 гг.), так и само время его становления как «историка КПСС» (по мнению многих специалистов, "История КПСС" наполнена враньём сверх всякой меры) тоже пришлось на время Голодомора (1946-1947 гг.); тоже украинского, но уже третьего...

Сообщил ли Адольф Хрисанфович об этих моих «недопустимых» мнениях своему другу и наставнику?.. «Чтобы что?» – спрашиваете?.. Ну, до посылки ко мне специалиста с ледорубом дело поди не дойдёт... Но письмо от имени клуба русскоязычных учёных на имя президента Соединённых Штатов, с которым, как утверждают руководители, они состоят в оживлённой переписке... Вполне!.. Дабы лишить меня чего-нибудь...

Не-е... Правда, любопытно... Любопытно-с...

Всё, читатель. На этом я заканчиваю... Почти заканчиваю свою «новеллу» о выборе имени для клуба. На все вопросы вроде ответил... Осталось только послесловие. Но оно уже не про клуб. Оно о другом. Подождите – я его вот-вот закончу...

Чуть не забыл!.. Чего я хотел-то... Чего добивался я от этих людей, написав письмо первому вице-президенту?.. Я ж обещал объяснить и не объяснил... Хотя, практически, можно считать достиг того состояния, к коему стремился.

Я добивался того, чтобы при мне они вели себя пристойно.

И всё. Впрочем, я уже упомянул об этой моей цели в самом конце темы про "Покорность на подошвах сапог" и разговора про "Меморандум". Я не намеривался сделать их более моральными (более достойными) людьми, я не заботился о том, как они ведут себя по отношению друг к другу... Нет. Только при мне. Мне терпеть западло. Ситуация благополучно разрешилась.

Пушкин рассказывал в своём "Путешествии из Москвы в Петербург" про то, как Ломоносов, заспоря с "предстателем мус", "высоким своим патроном", вельможею Шуваловым, так его рассердил, что Шувалов закричал: «Я отставлю тебя от Академии!» — «Нет, — возразил гордо Ломоносов, — разве Академию от меня отставят»...

Так вот. Это не они меня от своего клуба отставят-не отставят. Это я больше не намерен их видеть... А без меня, ребятки, хоть свальным грехом там занимайтесь!.. Мне нет до вас дела. Dixi.

__________________________________________________ _______________________

* Я придумал! (почти через год!) много-, глубоко- и долгоуважаемый Адольф Хрисанфович думал о дальнейшей своей "научной" карьере - уже не в России, а в Америке. Уже не учёного, а деятеля науки. И для этого ему понадобилась строка в "служебной характеристике": "Беспощаден к врагам Рейха"!.. Ну, не "Рейха", а "коллектива учёных" - какая разница, в конце-то концов?!

VladRamm
16.09.2012, 04:36
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Послесловие

А теперь обращение непосредственно к Вам, читатель! Зачем я затеял всю эту писанину? В чём стараюсь убедить Вас? К чему пытаюсь склонить?.. Я, правда, не люблю вопроса «Зачем?» (написал об этом в маленькой новелле (http://demset.org/f/showthread.php?p=347#post347) под названием... Ну, как Вы думаете, под каким названием?.. Правильно! – Под названием «Зачем?.. (начитавшись Ортеги-и-Гассета)» (пост # 33). Да и убеждать-переубеждать никого стараюсь не. Получилось красиво, только не очень по-русски. Давайте проще: стараюсь никого не убеждать. Хотя первый вариант и нравится мне больше... А склонить... Ну, к чему я смогу склонить Вас, читатель, из виртуального-то пространства?!.. Впрочем, попробую.

Итак. Первое. Я, чем дальше, тем больше с презреньем и ненавистью отношусь к структурам, называющим себя коллективами. Чем дальше, тем с большей ненавистью. У нас на форуме участник-пользователь nacinpro вывесил вот такой документ (http://demset.org/f/showthread.php?t=2989).

ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБРАЩЕНИЕ
Председателю предвыборного штаба В.В.Путина
Швецовой Л.И.

Для информации
Мэру Москвы Собянину С.С.
Руководителю предвыборного штаба В.В.Путина Говорухину С.С.
В России, в её столице подходит к завершению выборная компания Президента Российской Федерации. Кандидатуру на выборах Президента РФ обсуждают давно и практически в каждом производственном коллективе, офисе, семье: Какой кандидат победит? Кто станет у руля нашей Родины в ближайшие шесть лет? - эти вопросы волнует всех, кому не безразлична судьба России.
Мы, инициаторы этого обращения, представители разных социальных слоёв, религий, национальностей, политических и экономических взглядов и личных интересов, нашли возможность не только услышать друг друга, но и определить общие понятия и принципы эффективного руководства страной, основанные на уважении интересов большинства граждан России.
Вот эти основные принципы:
• Неуклонный рост экономического потенциала России, обеспечивающий максимальное создание рабочих мест.
• Обеспечение гражданам России условий комфортного проживания в каждом регионе России, в самом маленьком её населенном пункте.
• Качественное бесплатное образование для всех граждан страны.
• Современная страховая медицина бесплатная для всех граждан России.
• Государственный контроль за природными ресурсами России (нефть, газ, полезные ископаемые, лес, вода, атмосфера).
• Независимая и прозрачная работа судов всех инстанций.
• Строгий контроль за доходами чиновников всех уровней и ведомств.
• Незамедлительная, публичная отставка высших государственных чиновников ведомств, в которых обнаружены серьезные просчеты и коррупция, предполагая в первую очередь моральные принципы и кодекс чести государственных чиновников.
• Адресная государственная помощь остро нуждающимся в специализированной медицинской помощи детям, пожилым людям и инвалидам.
• Укрепление основных институтов демократического государства (выборность всех органов власти, в т.ч. административной и судебной – губернаторы, главы регионов, судьи, окружные полицейские начальники), свободные независимые СМИ.
• Обеспечение равных прав для всех категорий граждан России.
• Обеспечение дружественного окружения, как у границ Российской Федерации, так и в значительном удалении от них.
• Обеспечение взаимного уважения власти к гражданам и граждан к, избранной легитимно, власти.
Некоторые названные нами неотложные меры и принципы в строительстве российской власти и государственности уже нашли отражение, в разрозненном виде, в предвыборных статьях, материалах и речах кандидатов на пост Президента РФ, но практически все из них отражены в предвыборной программе В.В.Путина и его штаба. Большинство из тех, кто подписал это обращение, не ходил и вряд ли пойдет на митинги, не искал с пеной у рта врагов в родном отечестве.
Мы хотим сплоченного, сильного, демократического государства и считаем возможным, доверить благополучие страны и наше благополучие В.В.Путину - человеку, который, безусловно, повернулся лицом к обществу и принял решение дистанцироваться от всех политических «разносолов» и поверил в единство интересов граждан России, а мы хотим поверить ему.
Президенту В.В.Путину многое предстоит сделать, и мы думаем у него хватит сил (ведь он спортсмен, борец). Опыт у него есть, а недостающий он приобретет вместе со страной и всеми нами.

Уважаемая Людмила Ивановна, надеемся, что Вы найдете возможность опубликовать наше обращение в московских средствах массовой информации.
Большинство москвичей, нас, подписавших это обращение, высоко ценят Ваш личный многолетний вклад в столичные программы культуры, образования, социальные.
Москва в этом опередила все регионы, и мы высоко ценим результаты Вашей полезной для Москвы работы. <…> С уважением инициаторы общественных собраний, бесед, встреч, обсуждений более чем в 250 (двухстах пятидесяти) столичных организаций, предприятий, общественных организаций всего около 130 (ста тридцати тысяч) избирателей, мы будем реально голосовать за кандидата Путина В.В...

Эта мерзость – это и есть продукт коллективной организации... причём, организации не только труда!.. Там, среди подписавших от имени и по поручению участников встречи есть и такие фигуры, как Генеральный директор ГБУ культуры г.Москвы «Москонцерт» А.Г. Беленький, и от имени Московской городской думы её депутат Е.В. Герасимов, и Генеральный директор ЗАО «Торговый Дом Южный Со» (от имени > 50 организаций) В.Э. Билида, и Генеральный директор Управляющей компании ОАО «УСК Мост» (включающей > 100 организаций), Б.И. Кондрат, и, скажем, директор Национального театра морских животных М.Н. Крохин, и, например, президент Федерации вольной борьбы г.Москвы А.Д.Суханов (отдельно), а президент Федерации вольной борьбы Московской области В.Ю. Малышев (отдельно) и президент Московской Федерации спортивного боулинга Г.В. Суханова, и от имени Фонда развития тенниса Ю.Я. Каплунов, и т.д. и т.п. Хотите посмотреть весь список? – Пройдите по ссылке! Я ещё парочку картинок для них подыскал... Это коллективы! Это всё сплошь коллективы! И только коллективы способны на такое. Я полагаю, что и руководители массачусетского клуба (дружного и сплочённого коллектива) русскоязычных учёных пишут и с важным (учёным) видом рассылают подобные письма... По-русски – российским начальникам, по-английски – американским, а то... с них станется... и английским, либо в ООН...

«А как иначе может быть устроено сообщество?» – спросите Вы, читатель, если никогда не доводилось Вам отчётливо воспринимать себя, как свободного человека... Отвечу. Во-первых, наш портал, тот самый, где Вы сейчас читаете этот текст, устроен иначе. У меня, скажем, нет начальников, и я никому не могу давать указаний (не хочу тоже; но, если б и захотел, не могу. Я говорю в качестве примера о себе, так как полагаю свою деятельность существенной частью работы нашего сообщества). И как Вы видите, портал работает, на деле являясь сообществом свободных людей. Но я, во-вторых, хотел привести Вам материал (http://rudocs.exdat.com/docs/index-48524.html?page=5) Андрея Чернова из 1988-го года (он тогда был ленинградским собкорром «Огонька»). У меня стоит на полке большущая книга почти с этим самым названием «Общественно-политическая жизнь Ленинграда в годы «перестройки». 1985-1991 гг.». Но с немножко отличным списком редакторов и составителей – не совсем так, как в интернете: “И. А. Флиге. Составители: О. Н. Ансберг, А. Д. Марголис Интервью: Т. Ф. Косинова, Т. Ю. Шманкевич, О. Н. Ансберг. Научный редактор: Т. Б. Притыкина Под общей редакцией А. Д. Марголиса ”Общественно-политическая жизнь Ленинграда в годы «перестройки»”. Я к тому, что в своём бумажном варианте я этого текста не нашёл. Как бы то ни было, о том, как мы организовывали работу, чтобы не создавалось коллективов (и коллективных хозяйств... а они ведь колхозы занимались не только с/х производством), являющихся скелетом вертикальной системы власти, об этом – в предлагаемом Вашему вниманию материале А.Чернова говорится подробно и понятно.

Итак: http://rudocs.exdat.com/docs/index-48524.html?page=5

МОДЕЛЬ НАДЕЖДЫ

(Труды и заботы межпрофессионального клуба «Перестройка»)

Всего год назад, когда шесть ленинградских коммунистов решили заявить о создании городского межпрофессионального клуба в поддержку перестройки, они услышали: «Зачем нам нужна еще одна антисоветская организация?» После этого к одному из них пришел по месту работы запрос на характеристику, другому запретили читать лекции, третьему перенесли защиту докторской. А о четвертом дирекция сообщила головному предприятию, что по не зависящим от филиала причинам имярек выезжать в столичные командировки не сможет (это как раз был Ваш покорный слуга, читатель – В.Р.).


СОЦИАЛЬНЫЙ КРИМИНАЛ

Пятеро из этих шести, помимо прочего, были еще и кандидатами наук. И только один – словами Райкина – «простой инженер» (кстати, он и предложил идею клуба). И так уж вышло, что презрительное словечко с восклицательным на конце знаком (ин-те-ллек-туалы!) обгоняло их движение по кругам компетентных инстанций.

Правда, администраторы не были бы администраторами, когда бы не знали, что в таких случаях делают. Вам нужна крыша для клуба? Вы предлагаете Дом политпросвета? Нет, это нереально. Обратитесь в Дом научно-технической пропаганды.

Обратились. Директор дома был вежлив и участлив. Зачем, мол, нам нужна эта форма учебы? У нас есть семинары, есть школы передового опыта. А какой опыт вы собираетесь пропагандировать? Вы же только начинаете... <...>

Напомню: идет лето прошлого, 1987-го.

Организаторы излагают совету дома идею: предлагается создать клуб межпрофессионального общения и межпрофессиональной деятельности. Общественный клуб на стыке профессий и наук. Чтобы использовать кумулятивный эффект делового общения экономистов, юристов, инженеров, хозяйственников, социологов. На благо перестройке и людям.

Члены методсовета возразили: нам не по профилю.

Организаторы возразили: нет, как раз по профилю.

Еще одно самодеятельное неформальное объединение?

Нет, мы профессионалы. И в своих областях, и по линии «Знания».

А вот и идите на Литейный, там как раз и «Знание» помещается. (Смех и оживление в зале, психологическая разрядка.)

Как станут вспоминать организаторы через год, то ли шутка свое дело сделала, то ли еще что, но при голосовании на методсовете «против» – 10, а «за» – 12. И, значит, клубу быть. Пускай почти условно, с испытательным сроком, но – быть.

<...> Чуть не триста ленинградцев в душные те дни набились в зал Дома научно-технической пропаганды на первую же дискуссию клуба. Называлась она «План и рынок: вместе или против?». Вел кандидат экономических наук Анатолий Чубайс, докладчики – кандидат тех же наук Сергей Васильев и кандидат технических наук Владимир Рамм. <...>

Название второго диспута «Тупики административной системы» ужаснуло лично директора Дома. Бдительной рукой было исправлено: «Административная система. Что это такое?» (Что ж, будем уважать и чувства администраторов.) Увы, редактура не выручила: вновь зал битком. <...> После второй дискуссии выяснилось: испытательный срок клуб, по мнению администрации и методсовета, не выдержал, а лимит их ангельского терпения исчерпал в два приема. <...>

«Перестройку» запретили.

«Перестройку» разрешили.

Теперь они именовались клубом при Всесоюзном экономическом обществе. (Президиум ВЭО утвердил список членов, закрыл крылом и даже взял ответственность за предполагаемый рукописный бюллетень.) Но крыши не было по-прежнему, и по-прежнему авторитетные инстанции любезно улыбались в глаза: мы бы, ребята, не против, но ДК возражает... А в ДК: мы за вас, но...

Зачем об этом столь подробно?

Да, во-первых, затем, что эти или подобные круги придется проходить другим. И уже первые шаги клуба – предметный урок борьбы за демократию.

А, во-вторых, вовсе и не подробно, потому что только они, обивавшие эти высокие пороги, да, пожалуй, еще те, кто служебные пороги растил до размеров баррикад местного значения, знают все истинные перипетии сюжета, ставшего, слава богу, уже историей.

13 ноября прошлого года в актовом зале средней школы № 77 (другого помещения не нашли) пятнадцать организаторов «Перестройки» приняли устав клуба. А когда приняли, открыли дверь и пригласили желающих: если согласны с уставом – записывайтесь кандидатами. Записалось еще человек двадцать.

А 2 декабря их «на раз» пустил к себе ДК имени Ленсовета. (Что, может быть, покажется будущему историку весьма символичным, если принять во внимание революционную ситуацию и преемственность традиций.) Тема для обсуждения – «Механизм торможения на производстве. Взгляд изнутри». <...> После той схватки заведующая отделом идеологической работы ДК Светлана Сергеевна Комиссаренко повела себя так, как должно вести себя в революционном вихре. Сказала, что уйдет из дворца вместе с клубом. И клуб «Перестройка» обрел наконец крышу. Это прямо против «Петроградской» станции Ленинградского метрополитена. На Кировском проспекте.

Так что социального криминала не вышло.

А ведь как хотели этого многоуважаемые друг другом администраторы... <...>


ЧТО С ГРИБНИЦЕЙ?

В многомиллионном городе на третьем году перестройки – шестьдесят «действительных членов» клуба, плюс те, кто записался кандидатом (человек сто), плюс актив. С теми, кто набивает зал дискуссий, но записываться пока не спешит, – тысяча, от силы полторы.

И лишь потолкавшись в клубе не один день, понимаю, что это – позиция. Хотя инкубационный период и кончился, клуб не спешит расширяться, придирчиво требует от записавшихся кандидатами трех (раньше – двух) рекомендаций. Рекомендации дают члены клуба, а прием происходит на совете.

Формализм? Начальная стадия обюрокрачивания? Взращивание собственной «элиты»?

Но если так, почему совет принимает разработанную Андреем Алексеевым поправку к уставу, «гарантию от вождизма»? «Ни одно из клубных подразделений не имеет постоянного руководителя, лидера, а лишь координатора, сумма обязанностей которого заведомо превышает сумму прав, с последовательной передачей друг другу координационных функций в зависимости от конкретных обстоятельств».

И еще: «Все члены совета клуба являются его сопредседателями и в случае необходимости могут принимать единоличные организационные решения...» Потом решение может быть опротестовано клубом, если хотя бы четверть его членов против. И еще: «Председательствовать на общем собрании может любой член клуба...»

Клуб не хочет быть «пирамидой», принципиально не желает никакой централизации. Принятое решение можно оспорить на совете или на общем собрании. Что из этого следует? А то, что ответственность за решение неизмеримо возрастает. Это и есть демократия в их понимании. Демократия, оплаченная в случае злоупотребления ею, ценой конкретного авторитета. Точнее – его утраты вместе с утратой демократического доверия.

На деле это так.

Приходишь в буквальном смысле «с улицы». Сам записываешься кандидатом, и тебе сразу же дают право работать в одной из секций клуба. Выбирай: секция производственного самоуправления, секция совершенствования работы Советов народных депутатов, секция содействия активистам перестройки, секция изучения административной системы, секция потребительских инициатив (общественный контроль за качеством товаров), секция проблем кооперативного движения, секция межнациональных отношений, секция научно-технического прогресса, наконец, – выдохнем – пресс-группа. Та, что выпускает рукописный бюллетень «Перекресток мнений».

Если этого мало – можно прийти с идеей новой секции и приводить за собой всех желающих. И когда работой, исследованиями, составлением деловых предложений или иным трудом ты доказал собственную необходимость клубу — тебя примут в его члены.

Ибо мало – как здесь считают – декларировать согласие с уставом клуба. Надо стать единомышлеником, товарищем.

У меня на столе разработанное координаторами производственной секции (инженерами Львом Гольдштейном и Андреем Карповым и кандидатом физико-математических наук Михаилом Горным) «Положение о самоуправлении на предприятии и совете трудового коллектива». Документ, за которым сегодня охотятся, который списывают от руки и просят прислать уже и из других городов. Это рекомендации клуба, как сделать, чтобы Закон о трудовых коллективах перестал быть бумажной ширмой вокруг произвола администрации. (Пересказывать не берусь – документ не коротенек.) Почему же, встреченный бурно («А кто они такие, чтоб нам рекомендовать?!»), он ходит по рукам, а кое-где, как мне известно, распространяется заводской администрацией? Очевидный парадокс. Но, как объяснил в клубе один промышленный директор, поначалу тоже не отказавшийся от предложенного ему поста в совете его собственного трудового коллектива, — это же мука мученическая самому бороться в совете против своих же административных установок. И директор добровольно вышел из совета. Да и других директоров призвал к тому же.

Да, их пока немного.

Но работает клуб «Дельта», а еще «Земля и Вселенная», а еще совет по экологии культуры. И «Спасение исторических памятников». И клуб демократизации профсоюзов. И еще, и еще...

Та же «Перестройка» уже идет в трудовые коллективы, самодеятельные объединения и творческие союзы. И при клубе возник дочерний: электрик Виктор Тягушев предложил создать клуб рабочей инициативы (чтобы и рабочие могли обмениваться опытом перестройки). Входит в него и герой очерка Анатолия Головкова («Огонёк» №19) рабочий Андрей Алексеев. («Вы серьезно представляете перестройку без участия рабочего класса?..»)

В «Перестройке» говорильни не ценят. Считают, что треп и маета пустопорожних речей – прерогатива бюрократии. Здесь, в клубе, иные обижаются: записался, а выступить не дали! Здесь регламент пять минут. Здесь без стеснения перебьют, если залу скучно.

И откровенно уйдут от спора, когда решат, что спорить не о чем (так было во время краткосрочного визита представителей «Памяти».) Вместо митинговой пародии на демократию тут пытаются нащупать путь к демократии творческой. К демократии действенной. От Александра Сунгурова, от Петра Филиппова услышу я одну и ту же фразу: наш клуб – центр кристаллизации демократических процессов в городе.

Рекомендации, письма, обращения, предложения, подписанные «Перестройкой», плюс то, что каждый из нее несет в свой трудовой коллектив, плюс уверенность людей, что идеи могут рождаться, «овладевать массами» не только сверху, но и снизу (впрочем, как ее измеришь и приплюсуешь?), – вот вклад «Перестройки» в перестройку без кавычек.

По данным самоанкеты клуба, сейчас в нем почти половина – коммунисты и более половины – кандидаты наук.

И все же – почему их так мало? Почему не растут, как грибы после солнечного дождика, другие такие клубы? <...>...

А дальше сами читайте, если интересно... А не интересно, то кто же Вас...

Нет, смотрю, не закончить мне послесловие за один раз – не перепрыгнуть эту пропасть в один прыжок... Завтра, возможно, ещё «попрыгаю»...

VladRamm
16.09.2012, 04:38
Выбор имени для клуба
По письмам читателей
Окончание послесловия

Прошло более одного дня прежде, чем я приступил к продолжению своего послесловия... Я хочу сказать то, что хочу, но в то же время обойтись без дидактики... Постараюсь выразить словами ту мысль, что Пушкин выразил молчанием... Помните?..

«Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить.
Сильнее бы не мог он возразить;
Хвалили все ответ замысловатый.
Но, господа, забавный случай сей
Другой пример на память мне приводит:
Ведь каждый день пред нами солнце ходит,
Однако ж прав упрямый Галилей.»

Ещё и поясню:

Мудрец брадатый — греческий философ Зенон. «Другой смолчал...» — Диоген. На тему о движении у Пушкина имеется заметка, являющаяся как бы планом данного стихотворения: «On a admiré le Cynique qui marcha devant celui qui niait le mouvement. Le soleil fait tous les jours la même chose que Diogène mais ne persuade personne». {Восхищались Циником, который стал ходить перед тем, кто отрицал движение. Солнце ежедневно совершает то же, что и Диоген, но никого не убеждает. (Франц.)}

Я попытался своим рассказом о выборе имени разъяснить Вам, читатель (слово «продемонстрировать» было бы вернее, но оно какое-то больно «демонстративное»), что преклоняться перед коллективом, даже сплочённым коллективом нет никакой необходимости. Вы можете оставаться собою, даже если ни одного голоса не раздаётся в «Вашу защиту». Намерено употребил тут кавычки – полагаю, что никакого тут спора, выяснения истины и т.п., ничего этого нету. И пушкинское «Поэту» тут как нельзя кстати. «...Доволен? Так пускай толпа тебя бранит..» Даже если эта толпа состоит из людей, с которыми ты недавно раскланивался и при встрече искренне желал здоровья (это по-английски при встрече интересуются, как дела, а по-русски – желают здоровья (если Вы вдруг не обращали раньше внимания)). И вовсе не обязательно дожидаться случая, когда речь пойдёт, как в 1600-м году, о том, признавать ли учение Коперника или отречься от него, чтобы не идти на костёр. Просто - не обязательно поступать, как все... Тем более, что «поступать, “как все”, как правило, означает – поступать дурно», как научил меня Флобер. Тема, на мой взгляд, чрезвычайно благодатная... Вообще, я смотрю, рассмотрение клубом учёных... рука тянется поставить кавычки, но я другой рукой сдерживаю её... рассмотрение моего персонального дела послужило для меня столь богатым и мощным источником размышлений (на любимую тему: о массовом поведении), что я, по-видимому, должен быть благодарен его организаторам... Ну, с другой-то стороны – вот я и выражаю свою искреннюю благодарность: пишу о них, ещё и имена порой привожу, сохраняя для истории... И ещё начала у меня вырисовываться новая тема «Роскошь убеждений», как мне представляется, ныне весьма актуальная для русского социума... Но сначала кое-что из начатого завершу...

Пока прервусь... Не знаю, надолго ль... Вспомню ещё что-то из отложенных соображений, предназначавшихся для послесловия, – добавлю. Мы ж в интернете – нет проблем!

***

04.04.12. Не вспомнил, но встретил... Последнюю фразу из замечательной статьи (http://demset.org/f/showthread.php?p=7248#post7248) Славы Тарощиной в "Газете.ру". Статьи, посвящённой 200-летию Герцена:

Главное, чтобы сегодня перестало, наконец, быть актуальным мрачное герценовское пророчество: власть скорее готова простить «воровство и взятки, убийство и разбой, чем наглость человеческого достоинства и дерзость независимой речи».

"Клуб учёных" показал мне - не саму власть, а дух этой... не советской, а именно российской власти, не очень-то изменившейся за прошедшие 200 лет. Дух, принесённый сюда в Америку, людьми, вроде бы если чем и связанными с Россией, то только языком (не в родственниках дело!). Тот самый дух властвования и покорности, принесённый (как я пытался рассказать) именно на подошвах сапог...

VladRamm
16.09.2012, 04:40
На лестнице…

Я уже написал про то, что благодарен судьбе за то, что она даёт мне такой ценный опыт, как участие в процедуре рассмотрения моего персонального дела.

Прошло несколько месяцев и... Я не верю в Бога (то, что пишу это слово с прописной, означает у меня не демонстрацию уважения к нему (или к НЕМУ), а проявление уважения к тем, кто верит; и откровенно говоря, я рассчитываю на встречное уважение). Говорю об этом, ибо образ, о котором хочу Вам, читатель, поведать, непосредственно связан с идеей Бога, как основы мироздания... Но я математик, и способен рассуждать в рамках самых различных систем аксиом; даже тех, что не близки мне. «Играть на чужом поле». Моей аксиоматике «сия гипотеза не понадобилась». © Но это не играет роли.

Итак. Прошло несколько месяцев с этого исторического события – рассмотрение высоким собранием (массачусетским клубом русскоязычных учёных) моего персонального дела и я снова ощутил, как это неоднократно уже бывало, что я живу на ладони у Господа! Закончил сейчас чтение эссе Бенедикта Сарнова «Сталин и Зощенко». На последних двух страницах автор рассказывает о том, как «проработка» Михаила Михайловича продолжается над его разверстой могилой – начиная с реплики В.Саянова «До свидания, тов. Зощенко!» и продолжая всякими «прошу слова», «слово предоставляется», «позвольте мне, о порядке ведения!», «разрешите, о регламенте!» и т.п. репликами, произносимыми этими мудaками над гробом писателя, коему они и в подмётки не годятся... Наверное, стоит заметить (о подмётках), что когда М.М. лишили средств к существованию (Зощенко – до постановлений, исключений и остракизма, объявленного официально и искренне поддержанного огромным числом казавшихся порядочными, людей – зарабатывал именно писательским трудом), он вернулся к зарабатыванию на хлеб именно с помощью сапожнического ремесла!.. Заодно, к огромной грусти своей, узнал о выдающейся по своей низости речи Константина Симонова во время второй (в 1954-м) расправы с Зощенко... А я-то его пытался «держать за приличного человека»...

Но речь не об этих людях, а обо мне. Я живу на ладони у Господа! Со мною творятся... Нет, я оказываюсь вовлечён во всякие мерзостные истории, но всё это происходит не в жанре трагедий, а как в каком-нибудь скучном романе... Нет-нет, я не говорю о фарсе... Эти лёгкие, не приносящие мне подлинных страданий, испытания, оказываются чем-то вроде иммунной сыворотки – переболеть в слабой форме, чтобы начали вырабатываться антитела. Это же любопытно!..

Смотрите... Не приняли меня в университет на математический факультет. По-наглому не приняли. – Но я же всё равно стал математиком: и проработал в этом всю жизнь, и сейчас именно так себя воспринимаю. Отказались рекомендовать в аспирантуру (говорил, что думаю, такой сякой!). – Но я и без того не хотел заниматься дифференциальной геометрией (по которой у меня первая статья), а интересовался другими дисциплинами и пришёл к исследованию операций, вычислительной математике, играм и пр. И даже открылись мне (не иначе, как по замыслу Господа!) модели, касающиеся массового поведения; где и игры (с континуумом игроков), и функциональный анализ, и топология, и вычислительная математика и др.!

Призвали в армию, вместо того, чтоб отправить директором школы в крошечный городок в Карелии (куда я был распределён после института). – Но я же и без того предпочитал заниматься математикой, а не обучать ей школьников (хотя, подозреваю, что умею это делать). В армии, там, куда меня призвали, был срок два года; а с момента моего призыва – стал три! У меня – 38 месяцев. Для огромного количества людей армия – это трагедия; вплоть до самоубийств! Казалось бы, мне суждено было испить полной чашей полагающуюся порцию унижений: еврей, да ещё «больно грамотный» (единственный с высшим образованием среди солдатско-сержантского состава). – А вот, поди ж ты! Не став каким-либо «линейным» начальником (к чему у меня никогда не было склонности) и дослужившись лишь до звания ефрейтора, закончил я службу на капитанской должности: зам.нач.политотдела полка. И пользовался в полку (и не только среди людей, с которыми жил в казарме) определённым авторитетом – не только из-за того, что вёл секцию самбо. Но и оказался по просьбе нач.клуба (капитан, по уровню вроде Путина в Дрездене) главным режиссёром, когда они задумали поставить пьесу Розова «Вечно живые» (её экранизация называется «Летят журавли»). Читал огромное количество журналов, большое число книг по математике прочёл (в т.ч., университетские курсы), переписывался с 34 респондентами; выучил «Евгения Онегина», наконец! Имел единственный в полку среди служащих срочной службы свободный выход в город! Дважды был в Питере – в отпуске и на сборах… Как я могу жаловаться на армию?!.. На свою в ней службу, на свои армейские годы…

И после армии… Разнообразнейшие работы с изгнанием за то, что говорю, что думаю (особливо, когда спрашивают: а что Вы думаете?..). Общество «Знание» с доносами «компетентных» слушателей на то, что говорю не то, что положено, а что думаю…

Фабрикация уголовного дела по инициативе РК КПСС и при поддержке ОК КПСС же. И что? Не только не посадили в тюрьму, но и из партии забыли исключить! Сорвано выдвижение в ВС СССР? Так жена моя убеждена, что тут определённо господне провидение. Ибо я начал бы там (по своей дурацкой манере) говорить то, что думаю, и меня пристрелили бы не позже Галины Старовойтовой… Дочка, правда, заодно попала под раздачу (и получила позор неправедного судилища, год исправительных работ и № в списке политзэков от Amnesty)… Но иначе, глядишь, она не встретила бы своего мужа-француза и не завела бы от него трёх замечательных пацанов!

Множество событий!.. И ситуаций, делающих идею о внимании ко мне Бога, в которого я не верю, не то чтобы правдоподобной, но… соблазнительной!..

И вот, возвращаюсь… Прошло несколько месяцев с этого исторического 29 февраля (легко запомнить!) Бостон город большой. Но русский Бостон большой не настолько. Я пересекаюсь с людьми, что были на том замечательном, посвящённом мне собрании… И узнаю о людях ещё кое-какие подробности… Не об этих конкретных, Бог с ними! А об этом виде живых существ...

Л. Член СП Российской Федерации. Несколько поэтических сборников. Мои рифмованные сочинения (одно сильно про неё, а другое про юбиляршу, ради которой я придумал конструкцию: «Я спросил у Яндекса...» на известный мотив) ей вроде понравились. На том памятном собрании не выступала. Но когда я позвонил ей, дабы что-то уточнить, сказалась спящей (в 8 вечера!). Необыкновенно трогательно!

С М. столкнулся на экскурсии. Она, бывало, делилась со мною соображениями про выступления разных тамошних дураков... И что Вы думаете?! Мы с нею не узнали друг друга. Мне-то к ней приставать... Зачем?.. Но я видел её взгляд... «Расстрелять, как бешеных собак!» - всего и делов…

К юбилярше… Той самой, о коей «я спросил у Яндекса», возникла у нас в семье идея: обратиться к ней с небольшой пустяковой просьбой. Я мол, несколько раз её подвозил; она, мол, несколько раз восхищалась моими выступлениями... Я эту идею отверг. Не потому, что она-таки там выступала, недоумевая, как можно не любить коллективов, когда это – самое святое... А я не только не скрывал своего к коллективам отношения, я про эту нелюбовь писал в тех самых, инкриминируемых мне, как «подрывные», статьях... Отверг, потому, что, обратившись к ней, я бы разрушил её душевное равновесие... Её общение со мною было бы проявлением нелояльности к тому самому коллективу, которым она так дорожит, и который постановил, что я - враг. И здесь, с удовольствием приведу отрывочек из книги Б.Сарнова (http://lib.rus.ec/b/217871/read#t12), где он говорит о сталинщине и иллюстрирует свой рассказ выдержкой из М.М.Зощенко:

Весь пласт явлений, связанных с понятием сталинщины, лежит, по его убеждению (речь перед этим шла о тексте: Роман Редлих. Неоконченный Достоевский. Журнал «Грани», 1971 – В.Р.), в сфере сатанинского зла. И он (Роман Редлих – В.Р.) особо подчеркивает, что слово это для него не метафора, не аллегория, что оно выражает самую что ни на есть доподлинную реальность.

Это последнее соображение, вероятно, у некоторых, более реалистически настроенных интеллигентов вызвало бы ряд серьезных возражений. Может быть, даже большинство из них решительно отбросило бы его как несостоятельное. И дело закончилось бы тем, что все эти понятия — «мистическое начало», «сфера сатанинского зла» и т. п. — были бы взяты в кавычки, уведомляющие, что выражения эти представляют собою все же не что иное, как чистейшую аллегорию, и только.

Зощенко (и именно в этом и состоит коренное его отличие от всех его собратьев по литературе) не принял бы это объяснение даже как аллегорию.

Причина данного явления, на его взгляд, коренится в самой природе человека. И нечего тут себя обманывать:

Автор запомнил на всю жизнь одно небольшое событие, случившееся совсем недавно. И это событие буквально режет автора без ножа. Вот один милый дом. Гости туда шляются. Днюют и ночуют. В картишки играют. И кофе со сливками жрут. И за молодой хозяйкой почтительно ухаживают и ручки ей лобызают. И вот, конечно, арестовывают хозяина-инженера. Жена хворает и чуть, конечно, с голоду не околевает. И ни одна сволочь не заявляется. И никто ручку не лобызает. И вообще пугаются, как бы это бывшее знакомство не кинуло на них тень.

Но вот после инженера освободили — никакой особой вины за ним не нашли. И все снова опять завернулось. Хотя инженер стал грустный и к гостям не всегда выходил, а если и выходил, то глядел на них с некоторым испугом и удивлением.

Ну что? Может быть, это клевета? Может быть, это есть злобное измышление? Нет, это именно так и наблюдается в каждую минуту нашей жизни. И пора об этом говорить в глаза. А то все, знаете, красота да величие, да звучит гордо…
(М. Зощенко. Сирень цветет)

Фраза «И вот, конечно, арестовывают хозяина-инженера» может, конечно, рассматриваться как пример обычного косноязычия зощенковского героя-рассказчика. И слово «конечно», употребленное тут не совсем кстати, при этом будет выглядеть как типичное слово-паразит, вроде «значит», «так сказать», «вот» и других подобных «сорняков», которыми не шибко владеющий литературным слогом человек обычно услащает свою речь. Но мы-то с вами знаем, что слово это в данном случае употреблено как раз более чем кстати. Ведь бедолагу-инженера, о котором идет речь, конечно, арестовали, потому что в той жизни, о которой повествует нам рассказчик, такое событие не какой-нибудь там экстраординарный случай. Это — событие самое что ни на есть обыкновенное и в какой-то мере даже неизбежное.

Самая для меня интересная метаморфоза – это случай с С. Тут так совпало: и живём мы очень близко друг к другу, и статьи мои некоторые она читала, а из «Дрессированных антисемитов», как я понял, ещё и выписывала что-то... А раз живём рядом, то я её в этот клуб «учёных» (именно так – кавычки только вокруг «учёных», а «клуб» в них не нуждается) и обратно – подвозил; около часа в каждую сторону у меня оказывался слушатель, которому никуда ускользнуть не удастся!.. Снова напомню пушкинское: «…Да после скучного обеда /Ко мне забредшего соседа,/Поймав нежданно за полу,/Душу трагедией в углу...», так я с энтузиазмом рассказываю о том, о чём размышляю, пишу или написал ранее, но размышлять не перестал... Рассказываю, да иногда прерываю её: «Не надо говорить о том, что я умный – я и без того к себе хорошо отношусь. Лучше выскажите своё мнение о моих соображениях – я же ниспровергаю общепринятое... Пытаюсь ниспровергать...». И тогда после собрания 29 февраля я её домой вёз. Она меня, вроде как, утешала, чтоб я не расстраивался; всё образуется, мол... А я объяснял, что и не думаю расстраиваться, ибо всерьёз этих людей не воспринимаю. Мне последние несколько десятилетий массовое поведение необыкновенно любопытно и я с удовольствием наблюдаю поведение человеческих сообществ и пытаюсь понять законы... И нынешний случай, где я в самой середине оказался, и мне известно всё до мельчайших деталей – никаких пересказов или предвзятых интерпретаций... Это для меня, как исследователя – удача!.. И вот, когда уже к её дому подъезжали, она с грустью заметила: «Изучаете, значит?.. Выходит, мы для Вас вроде мышей?..» Ни она не могла показать мне всей глубины своего «праведного гнева» (или просто глубокого отвращения), после того как выяснилось на собрании, какой я ужасный и отвратительный – как-никак она в управляемом мною автомобиле, который везёт её домой. Ни я не стал с ней обсуждать идею «мышей» - она в этой ситуации - вроде как человек, отдавшийся на моё попечение... Нехорошо было бы... Ну, ладно, расстались мы и расстались... Я только сказал, что следующего раза не будет, ибо иметь дело с этой компанией я более не собираюсь...

А недавно жена моя пригласила её заглянуть к нам – то ли кулинарный вопрос у неё накопился, то ли что… Неважно!.. До того и С. к нам приходила бывало в гости, и мы к ней… А тут оказалось, что она в нашем доме бывает по-делу; вот заодно может и заглянуть… Я-то вне дома был, пришёл только к концу её визита. Посидел за общим столом. Молча. Какую-то историю она досказала, да и ушла. Нет, конечно, когда я пришёл и поздоровался, она ответила «Здрасте!»; но более слов для меня не нашлось. Но, я полагаю, что посещение нашей семьи было для неё, наверное, подвигом!.. Ни от кого – ни телефонных звонков, ни писем по e-mailу или по обычной почте… Я, правда, и сам вскоре отправил клубные адреса в trash…

А зачем я Вам, читатель, про С. рассказал-то? Да вот ради её вопроса о мышах… Ну и ещё ради зощенковского рассказа о цветущей сирени. И снова… Уже не недоумение, а горестные размышления о глубинной сущности советского человека. Советского, я не оговорился. Снова повторю: если при Сталине… Ну, и несколько позже… людьми двигал страх… Страх перед неизвестностью, перед начальством, которое может по капризу своему лишить, если не всего, то очень многого… Патернализм – слушаться начальство, говорить о любви к нему всем окружающим – а вдруг донесут… А коль донесут хорошее, тогда, глядишь, и простят что-нибудь… И с врагами начальства не знаться (вот Вам и зощенковская «сирень»!) Но здесь-то, здесь! Никаких внешних обстоятельств, могущих внушить страх! Значит, речь идёт только о глубинных свойствах личности, о глубоко въевшемся и уже неустранимом стадном инстинкте. Альфа-самец выбран (не о процедуре речь – тут вам не демократия какая-нибудь! Для себя выбран!), и «…Он знак подаст — и все хлопочут; / Он пьет — все пьют и все кричат; / Он засмеется — все хохочут; / Нахмурит брови — все молчат»©. Вопрос не в том, следовать ли подаваемым альфа-самцом сигналам и пожеланиям. Речь о том, чтобы вовремя успеть уловить эти сигналы… Как для ментов-полицаев в Москве. Речь не о том, что их действия в соответствии с пожеланиями великого Пу, противоречат Конституции, а порой и грубо попирают её… Как справедливо говорят менты, загружающие в автозаки тех, кого положено: «Да можете себе жoпу подтереть этой вашей Конституцией!». Речь о том, чтобы правильно понять пожелания великого Пу. И всё. Ибо сказано же: «А если что не так – не наше дело! Как говорится, “Родина велела”!» Ведь великий Пу и есть для них - и родина, и государство, и отец родной! И, едва ли не главное: избавитель от тяжёлой необходимости – думать. Вот и для этих клубных дам (даже и мужеского полу) альфа-самец и есть такая путеводная звезда. И если пытаться говорить о страхе, то это страх остаться вне стада… ЭЭ-э… Я хотел сказать «коллектива».

С. спросила меня, неужели я, размышлятель о проблемах массового поведения, воспринимаю клубных людей, как мышей? Нет!.. Что Вы!.. Как Вы могли подумать?!.. Мыши ведут себя иначе. И в лабораториях, когда хотят узнать (понять) что-либо о людях, изучают совсем не мышиное поведение (см., скажем, Питер Кроукрофт «Артур, Билл и другие (http://www.rulit.net/books/artur-bill-i-drugie-vse-o-myshah-read-71725-1.html) (Все о мышах)»); изучают близкий, но иной отряд грызунов. И я, конечно, не воспринимаю, «клубный народ», как мышей. Я воспринимаю их, как крыс.

VladRamm
16.09.2012, 04:42
Говоря об одном из участников действа под названием "Моё персональное дело", привёл я пример судьбы М.А.Шолохова, как я её, эту судьбу, себе представляю. Сегодня, читая Бенедикта Сарнова "Сталин и Шолохов (http://lib.rus.ec/b/328809/read#t3)", встретил я фрагмент. который говорит о событиях гораздо ярче, документировано, и главное: давая возможность лучше увидеть и феномен Сталина и лучше понять подражающего ему великого Пу (в связи с этим я намерен добавить ссылку на этот фрагмент в незаконченной статье Может, ему хоть усы начать отращивать? (http://demset.org/f/showthread.php?t=3439), посвящённой именно этим попыткам подражания, что помогают лучше понять их обоих и Кобу, о котором написаны тысячи книг, и Пу, коего мы имеем счастье наблюдать непосредственно). Итак из четырехтомника Б.Сарнова "Сталин и писатели":

Письмом руководителей РАППа в редакцию «Правды» (в защиту Шолохова от клеветников, утверждавших, будто "Тихий Дон" написал не великий Михаил Александрович, а кто-то другой - В.Р.)эта «злостная клевета» надолго была пресечена. Но в 60-е годы (по инициативе А.И. Солженицына) вспыхнула с новой силой, а в нынешнее время стала предметом неумолкающих научных и квазинаучных споров и дискуссий, в условиях нашего причудливого социального климата принимающих порой комические и даже гротескные формы.

Был, например, такой случай.

Место действия — Институт мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук. Учреждение это весьма почтенное, и все проходящие там научные дискуссии носят, как правило, характер сугубо академический. Но в этот раз дело приняло несколько иной оборот.

Обсуждался тот самый роковой вопрос: можно ли с уверенностью утверждать, что автором «Тихого Дона» является Шолохов, или все-таки на этот счет допустимы некоторые сомнения?

Дискуссия шла довольно вяло. Почти все высказывавшиеся пели осанну Михаилу Александровичу, говорили о его гениальности и о том, что любое сомнение в его авторстве — прямое кощунство.

Кто-то сказал, что Шолохов не просто русский писатель, он еще и православный писатель. Говорят, он был атеистом? Да, но это ничего не значит, поскольку атеизм на русской земле — это тоже православие.

Писатель Петр Проскурин сказал, что из русских писателей двадцатого века через пятьсот или тысячу лет будут помнить лишь немногих. Этих немногих он уже сейчас мог бы назвать, но делать этого не станет, чтобы не смущать кое-кого из сидящих в зале. И поэтому называет только одного Шолохова.

Остальные высказывались примерно в том же духе.

В этом хоре аллилуйщиков редкие голоса сомневающихся в шолоховском авторстве были еле слышны.

А последнюю точку поставили приглашенные для участия в этой научной конференции земляки Михаила Александровича.

Представитель донского казачества сказал буквально следующее:

Перед Россией и всеми порядочными людьми в присутствии средств массовой информации хочу заявить, что казаки попросту выпорют тех, кто не верит, что именно Шолохов написал «Тихий Дон». И выпорют как следует! Если на них не действует метод убеждения, придется нам прибегнуть к традиционному казачьему средству. Ну как, казаки? Любо?

И приглашенные станичники дружно гаркнули:

— Любо!

На том научная дискуссия и закончилась. История эта, конечно, характеризует особенности ведения научных дискуссий в нашем отечестве. Но в последние двадцать лет положение все-таки несколько изменилось, и уже существует весьма обширная — в полном смысле этого слова научная литература, посвященная этому «шолоховскому вопросу», которому, быть может, суждена такая же долгая жизнь, как знаменитому «шекспировскому».

Вообще-то вопрос этот как будто лежит за пределами моей темы, и у меня нет особой нужды в него углубляться. Но обойти его я тоже не могу. Хотя бы потому, что отношение Сталина к Шолохову не может быть понято без ответа на вопрос: а что знал и думал о проблеме авторства «Тихого Дона» — ОН, Сталин?

Среди множества самых разных суждений, гипотез и предположений о том, кто был истинным автором «Тихого Дона» (к некоторым из них мы еще не раз будем возвращаться), есть и такое:

► Думается, эта проблема вряд ли будет в обозримом будущем разрешена окончательно и бесповоротно. Поэтому проблему «автора» мы можем в данном случае, вслед за Михаилом Бахтиным и Роланом Бартом, трактовать как в достаточной мере условную.

(Соломон Волков. История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына. М., 2008. Стр. 154)

Литературоведа, филолога, исследующего структурные и всякие иные особенности произведения, такой взгляд на эту проблему, быть может, и устроит, поскольку предметом его изучения является текст — только текст, — а текст, вот он, перед ним, и ничего другого, кроме этого текста, для его исследования ему не нужно. Я же стать на такую точку зрения не могу — уже по одному тому, что Сталин имел дело и вступал в отношения не с неким «условным» автором, а с вполне определенным, конкретным человеком — Михаилом Александровичем Шолоховым. И коль скоро я занимаюсь историей его отношений именно с ним, я должен — хотя бы для себя — постараться понять, считал ли ОН этого человека истинным автором «Тихого Дона» или не считал? Не может же быть, чтобы эта проблема его так-таки уж совсем не интересовала. Не в его правилах было — не узнать, что представляет собой человек, с которым ему предстоит иметь дело. Не за кого он себя выдает, а кем действительно является.

В своих отношениях с людьми Сталин исходил из того, что каждый человек — не тот, за кого он себя выдает, каким старается казаться. Эту его уверенность никто не мог поколебать. Да, по правде говоря, для этой уверенности у него были весьма серьезные основания: он ведь и сам был не тем человеком, за которого себя выдавал.

Так вот: он безусловно знал, что Шолохов не был автором «Тихого Дона». Во всяком случае, версию эту он (для себя) не отбросил как ложную, клеветническую. И репликой, которой я озаглавил этот сюжет («Не так-то легко вводить в заблуждение товарища Сталина»), прямо дал понять, что версия эта ему известна. Но у него есть на этот счет свои соображения. И, во всяком случае, это ОН будет решать, считать ли Шолохова истинным автором знаменитого романа или самозванцем.

Дав команду опубликовать в «Правде» «Письмо в редакцию», гневно отвергающее версию о шолоховском плагиате, он ясно дал понять «городу и миру», что соответствующее решение на этот счет им уже принято. И принято не потому, что Шолохову (или тем, кто выдвинул кандидатуру Шолохова на роль автора знаменитого романа) удалось «ввести в заблуждение товарища Сталина», а потому, что по каким-то своим соображениям он именно такое решение счел наиболее целесообразным.

Высказывалось предположение, что Сталин будто бы даже сам, лично — то ли набросал, то ли продиктовал текст этого «Письма в редакцию» подписанного руководителями РАППа.

Такие случаи, как мы знаем, бывали.

В главе «Сталин и Горький» я подробно рассмотрел версию Соломона Волкова, согласно которой знаменитая редакционная статья «Правды» о Шостаковиче «Сумбур вместо музыки» была написана (или продиктована) не кем иным, как самим Сталиным. В главе «Сталин и Эренбург» я так же подробно развивал свою собственную версию о том, что замышляемое Сталиным «Письмо в редакцию» именитых советских евреев о «врачах-убийцах» тоже несет на себе явственный отпечаток неповторимого сталинского стиля.

О «Письме в редакцию» в защиту Шолохова этого не скажешь. Но так ли уж важно, сам ли Сталин наметил контуры этого письма или только скомандовал, чтобы такое письмо в «Правде» появилось? Важно то, что фактом публикации этого «Письма» именно ОН поставил в этом вопросе последнюю точку.

Но есть все основания предполагать, что роль Сталина в назначении Шолохова автором «Тихого Дона» одной только этой акцией не ограничилась.

* * *

Авторы одного из самых фундаментальных исследований проблемы авторства «Тихого Дона» А.Г. Макаров и С.Э. Макарова выдвинули версию, согласно которой не кто иной, как Сталин принял решение приписать авторство книги, созданной неким белым офицером, молодому пролетарскому писателю и остановил свой выбор именно на Шолохове.

Версия эта не была плодом отвлеченных гипотетических построений, домыслов и догадок. Она опиралась на сообщение едва ли не последнего оставшегося в живых свидетеля появления на свет первых томов шолоховской (шолоховской ли?) эпопеи.

► В январе 1992 года на Ленинградском телевидении мы выступили в передаче Виктора Правдюка и Александра Зайца с рассказом о нашем исследовании вопроса об авторстве «Тихого Дона», в последней из 12 передач этого цикла. А некоторое время спустя — получили письмо от одного из зрителей, как оказалось, одного из немногих оставшихся свидетелей появления на свет этой эпопеи о донском казачестве. Доктор технических наук, профессор Александр Лонгинович Ильский в далеком 1927 г. семнадцатилетним юношей попал на работу в редакцию «Роман-газеты». На его глазах разворачивались события, связанные с публикацией романа.

(А.Г. Макаров. С.Э. Макарова. Цветок-Татарник. В поисках автора «Тихого Дона». М., 2001. Стр. 11)

Письмо А.Л. Ильского, в котором он подробно рассказал все, что знал и помнил, Макаровы поместили в своей книге.

Я приведу здесь лишь самое существенное из этого его подробного рассказа:

► ...Я, очевидно, являюсь одним из последних участников событий времен появления на свет произведения «Тихий Дон» в 1928 г. Я... в тот период с конца 1927 г. по апрель 1930 г., еще молодым, работал в редакции «Роман-Газеты» в издательстве «Московский Рабочий» техническим секретарем редакции, я часто встречался с М. А. Шолоховым, регистрировал его рукописи, сдавал в машбюро их печатать и практически участвовал во всей этой кухне, как из Шолохова сделали автора «Тихого Дона». Не только я, но и все в нашей редакции знали, что первые четыре части романа «Тихий Дон» М. А. Шолохов никогда не писал. Дело было так: в конце 1927 г. в редакцию М. А. Шолохов притащил один экз. рукописи объемом около 500 стр. машинописного текста. Шолохову в то время было около 22 лет, а мне около 17.

Редакция «Роман-Газеты» была создана во второй половине 1927 г., состояла она из зав. редакцией Анны Грудской, молодой, энергичной троцкистки, жены крупного партийного деятеля Карьева, двух редакторов Ольги Слуцкой и Мирник, и меня — техсекретаря. В редакции были нештатные рецензенты: писатель А. Серафимович, он играл крупную роль в правлении РАПП, а также к редакции была прикреплена, вроде партцензора и воспитателя, старая большевичка Левицкая, у которой были связи в секретариате И. В. Сталина...

В то время, когда начиналась эпоха избиения русской интеллигенции (Шахтинское дело и процесс Промпартии во главе с проф. Рамзиным, высылка Л. Троцкого, запрещение публиковать С. Есенина, Бунина, Пастернака и др. «непролетарских» писателей), И. В. Сталину надо было доказать, что всякая кухарка может управлять государством, не могло быть и речи об издании произведения, даже гениального, но написанного белогвардейским офицером. Нужен был писатель только с хорошей анкетой... Вот подоплека того, что выбор пал на М. А. Шолохова...

У М. А. Шолохова оказалась подходящая биография и анкета. Он родом из казаков, родился на Дону, молодой писатель (уже опубликовал в 1926 г. «Донские рассказы»)... То, что он не имел даже законченного среднего образования — это даже хорошо. Это подтверждает слова вождя — о кухарке. А сам Шолохов? Он, конечно, согласился. Да разве кто-нибудь отказался бы от свалившегося на него такого подарка? Он вел себя очень прилично. Сидел большую часть времени у себя в Вешенской и никуда не совался.

После выхода ж. «Октябрь» с публикацией «Тихого Дона» (№ 1—10 за 1928 г.) поползли слухи, что это плагиат. Да как мог молодой человек, без опыта жизни за один год отгрохать около 500 стр. рукописи такого романа? С апреля месяца 192[9] г. публикация романа «Тихий Дон» была прекращена... Однако издание «Тихого Дона» уже было запущено в «Роман-Газете». Теперь А. Грудской и ее друзьям из шайки зарождающейся уже тогда литературной мафии надо было срочно спасать честь мундира. Партфюрер нашей редакции срочно бежит в секретариат И. В. Сталина к своей подруге и уговаривает ее подсунуть Сталину «Тихий Дон», чтобы он прочел.

Действительно, он прочел это «произведение» Шолохова и дал ему добро. Это стало сразу общеизвестно.

А. Грудская собирает всех нас, работающих в редакции, и заявляет, что она была в «верхах» и там решено, что автором «Тихого Дона» является М. А. Шолохов.
(Там же. Стр. 11—12)

Из названных в этом письме лиц биографам Шолохова до этого свидетельства Ильского известна была (кроме Серафимовича, конечно) только «старая большевичка Левицкая».

Евгении Григорьевне Левицкой в 1928 году (год ее знакомства с Шолоховым) было 48 лет. Член ВКП(б) с 1903 года. После революции — на партийной работе. Одно время работала в ЦК, потом в партийном издательстве. По официальной версии, рукопись «Тихого Дона» попала к ней из «самотека» (просто пришла по почте), и она сразу поняла, какой художественной мощи эта вещь, написанная никому не известным молодым автором.

Отношения Шолохова с Е.Г. Левицкой длились до самой ее смерти. Он делился с нею (сохранилась их переписка) всеми своими переживаниями — не только литературными, но и бытовыми. «Евгении Григорьевне Левицкой, члену КПСС с 1903 года» посвящена шолоховская «Судьба человека».

Роль Е.Г. Левицкой в жизни и литературной судьбе Шолохова была не очень ясна. Сообщение Ильского эту ее роль прояснило.

Что же касается остального, то все это было, наверно, не так примитивно-просто. Но одно несомненно: Сталин, конечно, знал — не мог не знать, — что авторство Шолохова, мягко говоря, сомнительно. Но он этим пренебрег и дал команду именно его, этого «молодого пролетарского писателя», считать автором «Тихого Дона».

Высказанные Ильским предположения о мотивах, которыми руководствовался Сталин, принимая это свое решение, не кажутся мне особенно убедительными. «Пролетарское происхождение» и безукоризненные анкетные данные молодого автора, которого Сталин решил объявить автором эпопеи о судьбе донского казачества, какую-то роль, может быть, и сыграли. Но — отнюдь не главную. А убеждение Ильского, что об издании «произведения, даже гениального, но написанного белогвардейским офицером», в то время не могло быть и речи, — по меньшей мере наивно. Объявил же Сталин выдающимся писателем «земли советской» недавнего белоэмигранта А.Н. Толстого. И ничто не помешало бы ему, если бы он счел это целесообразным, объявить автором «Тихого Дона» хоть самого генерала Краснова.

Нет, идея объявить создателем эпопеи не истинного ее автора, а «самозванца» пришлась Сталину по душе совсем по другой причине.

И совсем не потому, что он и сам тоже был самозванцем.

Она — эта идея — пришлась ему по душе, потому что едва ли не главный принцип его кадровой политики состоял в том, чтобы на важный партийный или государственный пост выдвинуть человека, у которого, как говорят англичане, есть свой «скелет в шкафу».

Такой «скелет в шкафу» был у Вышинского, который летом семнадцатого года (он был тогда начальником Арбатской милиции в Москве) распорядился вывесить на стенах домов подписанный им лично указ о розыске и аресте Ленина.

Свой «скелет в шкафу» был у Берии. Свой — у Багирова. Свой — у Микояна, чудом уцелевшего при расправе белых с двадцатью шестью бакинскими комиссарами.

Не могу не рассказать тут весьма характерную в этом смысле историю из фольклорной интеллигентской сталинианы.

Во время войны на экранах наших кинотеатров с огромным успехом шел американский фильм «Три мушкетера».

Фильм был пародийный. Все подвиги, о которых рассказывалось в знаменитом романе Дюма, в фильме совершали не любимые нами д'Артаньян, Атос, Портос и Арамис, а какие-то невесть откуда взявшиеся поварята. Это слегка разочаровывало. Но фильм был так обаятелен, что мы довольно легко с этим примирились. И совсем не последнюю роль тут сыграла совершенно прелестная музыка. Особенно проходящая лейтмотивом через весь фильм главная его песенка.

Я думаю, что не преувеличу, если скажу, что эту легкую, задорную, заразительную песенку тогда распевала вся страна.

Но мало кто знал, что музыку к американским «Трем мушкетерам», в том числе и чарующую эту мелодию сочинил Аркадий Покрасс — родной брат популярных советских композиторов «братьев Покрасс» — Дмитрия и Даниила.

Такая вот была семейка: два брата — наши, советские, а один — американец.

Старшего из советских Покрассов, Дмитрия, очень любил Буденный — ведь это именно он сочинил знаменитую «Конную Буденного».

Собственно, считалось, что песню эту братья написали вдвоем. Но главной фигурой в этом братском содружестве был Дмитрий, и именно с ним Буденный любил иногда коротать свои вечера.

И вот однажды — в один из таких вечеров — раздался телефонный звонок.

Звонил Сталин.

Покрасс, естественно, вопросов Сталина не слышал. Он слышал только ответы Буденного: «Покрасс... Да... Хорошо... Сейчас приедем...»

Положив трубку, Буденный объяснил:

— Зовет... Отдохнем, говорит... Американский фильм посмотрим. «Три мушкетера». Спросил: кто там у тебя? Я сказал, что ты. Он говорит: очень хорошо, бери его с собой... Вставай, поехали!

Отказаться от такого приглашения, понятное дело, было невозможно.

Всю дорогу Покрасс терзался вопросом: будет или не будет в титрах фильма фамилия его брата? И если будет, заметит ее Сталин или не заметит?

Фамилия в титрах была. Но никто из собравшихся ничего по этому поводу не сказал. Неужели не заметил? — терзался Покрасс.

Никакого удовольствия от фильма он, конечно, не получил. Все, что происходило на экране, было для него — как в тумане. Его лихорадило. То его прошибал холодный пот:

«Знает! Наверняка знает». То верх брала надежда: чем черт не шутит, а может, и пронесет!

И вот фильм кончился. Зажегся свет.

Поняв, что вождю фильм понравился, его стали хвалить. Посыпались осторожные одобрительные реплики. Кто-то сказал:

— А какая музыка хорошая!

Покрасс сидел ни жив ни мертв: ему показалось, что при этих словах вождь как-то особенно внимательно, со значением поглядел на него.

Показалось?

Да нет, не показалось.

Проходя мимо композитора, Сталин положил руку ему на плечо, улыбнулся и сказал:

— Трэпэщешь?

Сталин хотел, чтобы перед ним трепетали. Не верность идее и даже не личная преданность, а именно вот этот трепет был для него самой верной гарантией надежности выдвинутого им на тот или иной высокий пост человека. А что может быть более верным и надежным залогом этого трепета, чем постоянный страх разоблачения!

* * *

Впервые Шолохов встретился со Сталиным в июле 1931 года.

Дело было на подмосковной даче Горького — в Краскове.

► Сидели за столом. Горький все больше молчал, курил да жег спички над пепельницей. Кучу целую за разговор зажег.

Сталин задал вопрос:

— Почему вы так смягченно описываете генерала Корнилова? Надо его образ ужесточить.

Я ответил:

— Поступки Корнилова вывел без смягчения. Но действительно некоторые манеры и рассуждения изобразил в соответствии с пониманием облика этого воспитанного на офицерском кодексе чести и храброго на германской войне человека, который субъективно любил Россию. Он даже из германского плена бежал. Сталин воскликнул:

— Как это — честен?! Он же против народа пошел! Лес виселиц и моря крови!

Должен сказать, что эта обнаженная правда убедила меня. Я потом отредактировал рукопись. Сталин новый вопрос задал:

— Где взял факты о перегибах Донбюро РКП(б) и Реввоенсовета Южфронта по отношению к казаку-середняку?

Я ответил, что роман описывает произвол строго документально — по материалам архивов.

(Валентин Осипов. Шолохов. М., 2005. Стр. 130-131)

Биограф Шолохова, записавший этот шолоховский рассказ о допросе, который учинил ему тогда Сталин, замечает, что после этого сталинского вопроса Шолохов —

► ...не мог не насторожиться. Видимо, в тот миг и ухватил тигриный взгляд всевластного собеседника. Сталин — проницательный читатель. Не остыла его память на политику расказачивания в Гражданскую, то есть на истребление казаков-середняков под предлогом борьбы с богатеями и белоказачеством.

Так оно, наверное, и было. Но не мог Шолохов не насторожиться, когда Сталин его спросил, где он взял факты, еще и потому, — я бы даже сказал, главным образом потому, что почувствовал: Сталин устраивает ему своего рода экзамен. Зная об обвинениях в плагиате, проверяет его историческую эрудицию. И в желтых, тигриных глазах вождя он прочел уже знакомое нам, удовлетворенное: «Трэпэщешь?»

А вот другой, еще более выразительный факт.

По поводу брошенного ему обвинения в плагиате Шолохов писал жене о главных его обвинителях, называя их поименно:

► Писатели из «Кузницы» Березовский, Никифоров, Гладков, Малышкин, Санников и пр. людишки с сволочной душонкой сеют эти слухи и даже имеют наглость выступать публично.

Писатель, имя которого возглавило этот список — Феоктист Березовский, — был и лично знаком с Шолоховым (он редактировал «Донские рассказы»), и был он одним из первых, кому досталось ознакомиться с рукописью «Тихого Дона».

Прочитав ее, он высказался о ней так:

► Я старый писатель, но такой книги, как «Тихий Дон», не мог бы написать. Разве можно поверить, что в 23 года, не имея никакого образования, человек мог написать такую глубокую, такую психологически правдивую книгу. Что-то неладно!

(Л. Колодный. История одного посвящения. Неизвестная переписка Шолохова. Знамя, 1987, № 10. Стр. 179)

О том, что с авторством «Тихого Дона» «что-то неладно», Березовский продолжал твердить и впредь, став одним из самых убежденных и последовательных обвинителей Шолохова в плагиате.

Писатель он был не шибко знаменитый. Но в 1932 году его имя неожиданно оказалось в перечне самых громких имен советского литературного истеблишмента.

Случилось это так.

Решив покончить с РАППом, Сталин распорядился сформировать Оргкомитет по подготовке к будущему писательскому съезду, который призван будет объединить всех писателей страны в единый творческий Союз. И вот на стол вождя ложится предложенный для его утверждения список членов этого Оргкомитета. И он его утверждает. Но прежде чем поставить под ним свою утверждающую подпись, вычеркивает из него фамилию «Шолохов» и вместо нее вписывает другую: «Березовский».

Да, да, тот самый Феоктист Березовский, старый большевик и член «Кузницы», который вместе с Малышкиным, Никифоровым, Гладковым и Санниковым четыре года тому назад начал публичную кампанию против Шолохова, обвиняя его в плагиате.

Тогда Сталин защитил Шолохова, а сейчас — что же? Неужели готов отдать его им на растерзание?

Нет, конечно. Но это был — сигнал. Смотри, мол: все знаю, все помню. И если мне зачем-нибудь это понадобится, твой «скелет в шкафу» тотчас же будет извлечен из «шкафа». И сразу отыщется другой автор «Тихого Дона», который и будет объявлен настоящим.

Ситуация, конечно, маловероятная, но не такая уж фантастическая. Сказал же он в свое время Крупской, что для партии нет ничего невозможного, и если она будет проявлять строптивость, партия (то есть он, Сталин) назначит на роль вдовы Ленина какую-нибудь другую старую большевичку. Например, Стасову. И Надежда Константиновна не усомнилась, что так оно и будет. Потому что нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять.

Причина, по которой Сталин одёрнул Шолохова, тоже оказалась глубже, чем я предполагал. Я слышал о его заступничестве и о недовольстве Сталина этим заступничеством. Но речь, как я понял, прочитав Б.Сарнова, шла не о чьих-то персональных судьбах, а о той, трудно представимой атмосфере ужаса, что царила на Дону (в годы второго украинского голодомора) и которой Шолохов стал свидетелем... Я намерен далее привести его адресованные Сталину письма об этом - но не здесь, там, где они больше подходят по теме (в другой статье)