PDA

Просмотр полной версии : Владимир Рамм: Шестая...


VladRamm
22.12.2012, 14:51
7134Шестая…

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд...
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род, …..……..…
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает? .…..
Редъярд Киплинг (перевод Е.Полонской)

Прелюдия-притча. Палка и шесть обезьян

Давние-давние, доисторические ещё времена... Земля уже раскрутилась до одного оборота в сутки, но время и история не начинали ещё течение своё... В джунглях на ветках сидят шесть дам, и, опустив хвосты, ведут глубокомысленные беседы о сущем... Мужья их сидят неподалёку отдельно и говорят о... Не нужны нам мужья... Не интересны...

«...Их разговор благоразумный
О сенокосе, о вине,
О псарне, о своей родне,
Конечно, не блистал ни чувством,
Ни поэтическим огнем,
Ни остротою, ни умом,
Ни общежития искусством;
Но разговор их милых жен
Гораздо меньше был умен...»©

Оставим мужей в покое... Дамы беседуют, и вдруг одна из них, ничего никому не сказав, спрыгивает с ветки, хватает палку, запрыгивает на стоящую неподалёку пальму и начинает сбивать с неё бананы... В соображении, что, мол, говорят, таким образом можно превратиться в человека, а быть человеком – это так увлекательно!.. Говорят, «человек это звучит гордо»... Если не врут...

Другая обезьяна, та самая, с которой первая сидела на одной ветке, не обратила на спрыгнувшую никакого внимания – она была увлечена своим любимым делом, что «занимало целый день её тоскующую лень», © – она ковыряла в носу, тихонько бурча: «Какое мне дело до вас до всех, а вам до меня!..» ©

Третья обезьяна рассеяно посмотрела на орудующую палкой, вздохнула и пробормотав: «Ну, как дети, право!..», отвернулась, продолжая думать о вечном...

Четвёртая же, напротив, со вниманием и интересом смотрит на действия своей энергичной приятельницы и думает: «Не зря!.. Ох, не зря мы носим гордое имя обезьян! Обязательно надо будет собезьянничать! Может, это к чему-нибудь приведёт... Может, изменится что-нибудь... А то ведь скука смертная!..»

Пятая – нахмурилась, и становится всё мрачней и мрачней: «Эвон, сколько она уже насшибала!.. Не по чину берёт, однако!.. Сегодня же скажу мужу, чтобы он взял нашу палку, да и отоварил бы эту дуру по башке! В конце концов, у него во лбу отметина (как у Горбачёва) - признак лидерства, и как это... Чёрный пояс по дзюдо!.. И его даже журавли слушаются... Многие... Все бананы должны в первую очередь принадлежать ему! А уж он... По потребностям... И в интересах всего обезьяньего общества и государства!.. Когда оно образуется... У нас, конечно, в джунглях демократия... Но не вседозволенность же!»

А у шестой буквально загорелись глаза, когда она увидела, каким прекрасным орудием труда оказалась простая палка. И в них, загоревшихся, мелькнула мысль: «А ведь возможны и другие применения этой палки! Ей можно, скажем, копать коренья! А некоторые коренья, как пишут некоторые журналы, очень полезны некоторым от некоторых болезней!.. А можно просто копать и что-нибудь искапывать!.. Находить, т.с., полезные ископаемые!.. И уж из них...» И она закрыла глаза, ибо у неё аж закружилась голова от открывающихся перспектив научно-технического прогресса...


Первая. Стать на эскалатор эволюции

Новое... неизведанное... И «на неведомых дорожках следы невиданных зверей...» © Не всегда это приведёт к чему-нибудь хорошему... Пальцы в розетку совать-таки не стоит... Даже с помощью гвоздиков... Но другого пути развития кроме стремления и приязни к новому – просто нет. У Бернарда Вербера в книге (книжке... даже – книжечке) «Энциклопедия относительного и абсолютного знания» есть текст под названием [Интерес к новому (http://aboutwerber.com/read/encyclopedia/page7.htm)] (почему-то все названия там в квадратных скобках):

Долгое время считалось, что яйцеклетку оплодотворяет самый быстрый сперматозоид. Ничего подобного. Многие сотни сперматозоидов одновременно достигают яичников. И ждут, переминаясь на жгутиках. Избран будет один.

Яйцеклетка удостаивает вниманием одного из целой толпы соискателей, скучившихся у дверей. Каковы критерии отбора? Ученые долго искали ответа на этот вопрос. Недавно решение задачи было найдено: яйцеклетка останавливается на том, "чьи генетические характеристики наиболее отличаются от ее собственных". Цель - выживание. Яйцеклетка не знает двух любовников, сжимающих друг друга в объятиях где-то наверху, и попросту пытается, насколько это возможно, избежать кровосмесительства. Природа требует того, чтобы наши хромосомы обогащались чем-то новым, а не тем, что на них похоже.

Ещё до рождения, обратите внимание!.. А после? Чего уж назад-то откатываться?.. Эйнштейн, кажется, говорил, что надо иногда ставить совершенно сумасшедшие эксперименты – скажем, играть на флейте перед горшком с цветами. Как правило, никакого эффекта не наблюдается, но когда что-то происходит, то появляются поистине удивительные открытия... Я не знаю про игру перед цветами, а у коров совершенно определённо - удой повышается от мелодичной классики (music for relaxation) и падает от рока... А на птицефабрике я видел своими глазами предписание, ограничивающее изыски птичниц в одежде – от пёстрого или яркого падает яйценоскость... Поиски нового... Не только география и изучение Земного шара, но и новые народы, новые рынки, новые товары: и туда, и оттуда. Новые технологии... Обмен и прогресс, включающий не только повторение найденного однажды, но и широковещательное ознакомление человечества с достижениями в любой точке Земли... Повторю: не всегда новое – значит лучшее; велосипед с квадратными колёсами, конечно, новинка, но... Ведь и золото вымывают крупинками, а не только самородки подбирают... Искать – понадобится!.. Искать новые альтернативы, новые решения... Думать своей головой, а не только повторять год за годом, десятилетие за десятилетием: «Нас так учили!..» И снова скажу: «образование – это способность (уменье, талант) решать задачи, которым не учили».

Новое... Новые пути, новые возможности... Индивидуализм – это он и есть... Фридрих Хайек в своей «Дороге к рабству», рассказывая (почти 70 лет назад!) о Европе «позднего средневековья», именно к индивидуализму, как двигателю истории, привлекает внимание (http://ru.scribd.com/doc/69497643/%D0%A4%D1%80%D0%B8%D0%B4%D1%80%D0%B8%D1%85-%D0%A5%D0%B0%D0%B9%D0%B5%D0%BA-%D0%94%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B0-%D0%BA-%D1%80%D0%B0%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83):

Новое мировоззрение, зародившееся в торговых городах северной Италии, распространялось затем по торговым путям на запад и на север, через Францию и юго-западную Германию в Нидерланды и на Британские острова, прочно укореняясь всюду, где не было политической деспотии, способной его задушить. В Нидерландах и Британии оно расцвело пышным цветом и впервые смогло развиваться свободно в течение долгого времени, становясь постепенно краеугольным камнем общественной и политической жизни этих стран. Именно отсюда в конце XVII — XVIII веке оно начало распространяться вновь, уже в более развитых формах, на запад и на восток, в Новый Свет и в Центральную Европу, где опустошительные войны и политический гнет не дали в свое время развиться росткам этой новой идеологии.

На протяжении всего этого периода новой истории Европы генеральным направлением развития было освобождение индивида от разного рода норм и установлений, сковывающих его повседневную жизнедеятельность. И только когда этот процесс набрал достаточную силу, стало расти понимание, что спонтанные и неконтролируемые усилия индивидов могут составить фундамент сложной системы экономической деятельности. Обоснование принципов экономической свободы следовало, таким образом, за развитием экономической деятельности, ставшей незапланированным и неожиданным побочным продуктом свободы политической.

Быть может, самым значительным результатом высвобождения индивидуальных энергий стал поразительный расцвет науки, сопровождавший шествие идеологии свободы из Италии в Англию и дальше. Конечно, и в другие периоды истории человеческая изобретательность была не меньшей. Об этом свидетельствуют искусные автоматические игрушки и другие механические устройства, созданные в то время, когда промышленность еще практически не развивалась (за исключением таких отраслей, как горное дело или производство часов, которые почти не подвергались контролю и ограничениям (Ну, как тут не вспомнить сегодняшнюю российскую действительность, когда власть пытается свести всю промышленность к продаже нефти и производству законов! – В.Р.)). Но в основном попытки внедрить в промышленность механические изобретения, в том числе и весьма перспективные, решительно пресекались, как пресекалось и стремление к знанию, ибо всюду должно было царить единомыслие. Взгляды большинства на то, что должно и что не должно, что правильно и что неправильно, прочно закрывали путь индивидуальной инициативе. И только когда свобода предпринимательства открыла дорогу использованию нового знания, все стало возможным — лишь бы нашелся кто-нибудь, кто готов действовать на свой страх и риск, вкладывая свои деньги в те или иные затеи. Лишь с этих пор начинается бурное развитие науки (поощряемое, заметим, вовсе не теми, кто был официально уполномочен заботиться о науке), изменившее за последние сто пятьдесят лет облик нашего мира.

Так что первая обезьяна мне определённо симпатична. Не будь её, я бы... Но не будем о грустном!..


Вторая. "Нас не трогай, и мы не тро..."

Это из песни Галича «Вот пришли и ко мне седины...», написанной в 1967-м... Сколько? – Сорок пять уже лет назад!.. Она кончается так:

Ах, как быстро, несусветимы
Дни пошли нам виски седить...
"Не судите, да не судимы..."
Так, вот, значит, и не судить?!

Так, вот, значит, и спать спокойно?
Опускать пятаки в метро?!
А судить и рядить - на кой нам?!
"Нас не трогай, и мы не тро..."

Нет! Презренна по самой сути
Эта формула бытия!
Те, кто выбраны, те и судьи?
Я не выбран. Но я - судья!

Ковыряние в носу, конечно, необыкновенно увлекательное занятие! Я даже статью написал около года назад (навеянную виднейшим бадминтонистом нашей эпохи): «О несомненной пользе ковыряния в носу (http://demset.org/f/showthread.php?t=2466)». Однако замечу, что какое-либо продвижение по дереву (эскалатору) эволюции возможно только в результате обмена... Прежде всего, обмена опытом – чтобы учиться не только на собственных ошибках. Обмена результатами деятельности, появившимися вследствие разделения труда... Объединение не складывает, а мультиплицирует усилия и успехи... Я не только не говорю об объединении пролетариев, я вообще не настаиваю на том, что разговор идёт о людях... Разделение функций у муравьёв или пчёл; стая, стадо, племя... Появляется системный эффект. Появляются возможности, которых не было у каждого в отдельности... Хотя мысль Маяковского: «Плохо человеку, когда он один. Горе одному, один не воин - каждый дюжий ему господин, и даже слабые, если двое» – верная мысль, создание партии (тем более, обязательно большевистской и под руководством обязательно Ленина) – не единственный, а лишь один из миллионов возможных решений появившихся проблем. Не построения светлого послезавтра, а решение сегодняшних проблем социума, человеческого сообщества... Любая самоорганизация! Любая!..


Третья. Дао

Оно конечно!.. «Что было, то и будет. Что делалось, то и будет делаться. И нет ничего нового под Солнцем». Экклезиаст прав. Кто бы спорил!.. И я давно уже пришёл к выводу, что Карл Маркс ошибался, когда утверждал, что, мол, эти (недостойные?) философы прошлого пытались лишь объяснить мир, а задача состоит в том, чтобы его изменить (это 11-й из "Тезисов о Фейербахе"). Мир настолько сложен и труднопознаваем, что наши потуги изменить его, особенно для тех, кто и не собирается ничего не токмо что познавать, но понимать... Пушкин как-то написал: "Баратынский—прелесть и чудо. «Признание» – совершенство. После него никогда не стану печатать своих элегий, хотя бы наборщик клялся мне Евангелием поступать со мною милостивее"... Речь шла о стихотворении в редакции 1824 года, заканчивающейся словами:

Не властны мы в самих себе
И в молодые наши леты,
Даем поспешные обеты,
Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

Вот об этой мысли Евгения Абрамовича Баратынского я и веду речь. Мир-то меняется, но людские усилия, смешные всевидящей судьбе (усилия даже коллективные и массовые – это когда идеи овладевают массами и за это становятся, мол, «материальной силой»), порой не имеют отношения к этим изменениям, а порой приводят к столь же благотворным результатам, как попытки залить огонь бензином (он ведь так похож на воду!). Я-таки, при всём уважении к Лао-цзы, не являюсь горячим поклонником Дао и полагаю, что решимость действовать человеку необходима. Но не там, где ею пытаются (по-обезьяньи) заменить понимание или даже попытки понимания: «надо не думать – надо доставать!», не вместо него, а следом за ним! «Господи! Дай мне душевный покой, чтобы принимать то, чего я не могу изменить, мужество - изменять то, что могу, и мудрость – отличать одно от другого!» © И покой , и мужество, и мудрость - они все нужны, а не одно вместо другого... Понимание раньше, а решимость (решительность) уже следом... И говорю я не о решимости масс, которые, мол, уже не хотят, а о Вашей личной, не оглядывающейся на толпу, решимости. Если Вы обнаружили, что некто роется в Вашем кармане (да ещё позволяет себе наглые вопросы), Вы можете, конечно, прикинуться шлангом или почитателем Экклезиаста либо Лао-цзы и продолжать думать о вечном. Но понимание (не столько Ваше бездействие, сколько именно понимание) лишит Вас уважения к себе, а значит и спокойной (хотите, скажу «достойной»?) жизни. Вы начнёте воспринимать себя, как червя и... Вам это надо?.. Я полагаю, что человек выбирает линию поведения, не в связи с намерениями изменить мир (хотя ему порой кажется, что его мотивы именно таковы), а по более простой (прозаической, но, по-моему, и более величественной) причине: потому, что он не может иначе. Потому, что он высоко ставит своё человеческое достоинство и готов идти за него, за свои убеждения на костёр, на плаху, в тюрьму, в изгнание... Как монах Джордано Бруно, принявший для себя идеи Коперника... Как Мартин Лютер, публично разорвавший папскую энциклику, осудившую его за протест против индульгенций (эффективнейшей финансовой идеи!)... Как, скажем, профессор Евгений Тарле, что нёс в своих университетских лекциях (стараясь не касаться российской истории, особенно новейшей!) такое, что не арестовать его и не отправить в ссылку у властей, озабоченных идеологическим целомудрием верноподданных, не было никакой возможности... Как Андрей Сахаров, поднявшийся на трибуну съезда, чтобы заявить (под улюлюканье множества депутатов) об ошибочности афганской войны и необходимости её немедленного прекращения... Как Уинстон Черчилль, уже лишившийся не только постов, но и многих друзей, и даже допуска в СМИ (как в сегодняшней России лишают тех, кто не в восторге от вождя), освистываемый и публично признаваемый кандидатом в тюрьму или в сумасшедший дом, обвиняемый в провокациях с целью ослабить Англию, один (не поддержанный никем!) выступает против программ и предложений Чемберлена, горячо и с энтузиазмом поддержанных английским парламентом... Я привожу примеры людей, которые, совершая поступки, выступают «за правое дело» не от имени многих, чувствуя их поддержку у себя за спиной, а от имени одного себя. От себя лично... Во истину, «мужество не спрашивает, высока ли скала», и древняя молитва: «Господи, дай мне душевный покой...» права, и по-делу. А так то, вообще, думайте о вечном!.. Это способствует пониманию мира... А значит, и действию в нём. Не для того, чтобы его изменить, а чтобы остаться самим собой.


Четвёртая. Повторение – самый простой путь познания

Я это к тому, что недавно Конфуций научил меня... Нет, он-то сказал это давно – я узнал недавно... Он научил меня вот чему: «Есть три пути познания мира. Самый благородный – размышление. Самый простой – повторение. Самый горький - опыт».

Ну и, конечно, всякие умные сентенции типа общеизвестных, затрёпанных: «Повторение – мать учения» или «Если 100 раз повторить «халва, халва», во рту...» – хотя это о другом!.. Лучше такое общеприменимое: «женщина побеждает как реклама: повторяя одно и то же» – от Янины Ипохорской; «повторное чтение уже прочитанных книг — самый надежный пробный камень образованности» – от одного немецкого драматурга и лирического поэта XIX века (можно, я Вам не буду ничего больше рассказывать про Кристиана Фридриха Хеббеля? Просто чтобы не отвлекаться...)

Но ведь, с другой стороны, следуя Вольтеру, можно заметить, что «прекрасная мысль теряет всю свою цену, если дурно выражена, а если повторяется, то наводит на нас скуку» и, вообще: «Повторять слова учителя — не значит быть его продолжателем» (это Писарев сказал; он не только уверял всех окружающих, что Пушкин не умеет писать стихи и является бездарным сочинителем, но и совсем неглупые вещи говорил порой!)

«Я не нуждаюсь в друге, который повторяет каждый мой жест: это проделывает гораздо лучше моя тень» — это Плутарх уточнял мысль Писарева (за несколько веков до того). И раз уж затащил Вас, читатель в политику, то ещё напомню и Чака Паланика (современного американского писателя и журналиста; он ещё "Бойцовский клуб" написал; может, читали?): «Одни и те же чудеса можно повторять снова и снова, главное чтоб про них уже успели забыть». Думаю, что эта мысль для современной России необыкновенно актуальна. Если Сталин перевернул историю с ног на голову (для того, чтобы стать «величайшим»), а тех, кто знал и помнил, как было на самом деле, просто ликвидировал: «нет человека – нет проблемы», то нынешний «самодержавный властелин», великий Пу, гораздо гуманнее – он просто добивается, чтобы никто ничего не знал и не помнил... И работает для этой «гуманной» цели, непрерывно «совершенствуя» науку и образование, в первую очередь, разумеется, образование историческое... И повторяя чудеса, продемонстрированные уже Иваном IV (о нём – недавно в тексте Матвея Вологжанина: «Собачья голова и холодное сердце (http://demset.org/f/showthread.php?t=6240)»), Петром I (о котором много понаписано; хотя б «Медного всадника» почитайте), Сталиным (о котором – везде полно; сотни, тысячи книг) и даже Брежневым (о котором... уж и не знаю... «Малую Землю» с «Целиною» Вам посоветовать или что-нибудь про «сиськи-масиськи»), в уверенности, что все про всё забыли... И снова вернусь к Плутарху, вспомнив одну из любимых восточных поговорок: «Если двое во всём согласны друг с другом, то один из них - лишний»... А вспомнив её, и великого Пу вспомню – на съезде ЕР = ПЖиВ. Они все там – лишние, не правда ли?.. Заранее с ним во всём согласные. Да и сам он – лишнéе прочих!..

VladRamm
22.12.2012, 15:32
Пятая. 1. Отнять

На язык после слова «отнять», после этой «необыкновенно продуктивной идеи» просится сразу: «...и поделить». Оно конечно!.. Однако «поделить» – это уже «более глубокая» идея. Это - уже об организации дела в социуме. Это уже о том, как использовать отнятое добро, чтобы все стали счастливы... Ну, разве что кроме тех, у которых отняли... Ну, так они, как правило, оказываются нехорошими, вредными, мешающими всеобщему счастью, людьми... Ээ-э... существами. Они оказываются врагами, недостойными владеть или, хотя бы пользоваться тем, что у них «так справедливо» отняли... Мне недавно довелось послушать, как знаменитый (да и прославленный) экскурсовод, рассказывая о красоте современной Америки, побуждая слушателей остановиться и замереть (следом за Пушкиным, но не на российской, а на американской почве), «пред созданьями искусств и вдохновенья, трепеща радостно в восторгах умиленья», попутно упомянула, какие ужасные существа были эти североамериканские индейцы... Это теперь они, слава Всевышнему, сосредоточены в резервациях, где они пьют какое-то дешёвое пойло, курят какую-то гадость, занимаются наркотиками, безостановочно организуют ужасные казино, являющиеся, как известно средоточием порока; работать не хотят, поколение за поколением сидят на велфере!.. А когда-то, когда белые поселенцы принесли им счастье, просвещение и всевозможные блага цивилизации и культуры, это был вообще какой-то кошмар: нападали, убивали, резали, снимали скальпы – только мешали белым осваивать эту прекрасную... Вы только полюбуйтесь, какая красота!.. Эту прекрасную землю!.. Нет, положительно, «лишь мы, работники всемирной, великой армии труда, владеть землёй имеем право, а паразиты никогда!» ©.

Хотя «отнять и поделить» воспринимается обычно «целым куском», мы не будем с Вами, читатель, пока заморачиваться на «поделить» - это само по себе чрезвычайно интересное занятие»; посмотрим на «отнять», как на технологию получения некоего «блага». Какие замечательные и, главное, достойные подражания люди, эти славные отниматели! Вот скажем, Николай Андреевич Римский-Корсаков сочинил не только музыку к замечательной опере «Садко», но и либретто к ней (совместно с Владимиром Бельским); так там есть песня (ария) варяжского гостя. В 1897 году её пел сам Фёдор Шаляпин, а ныне её предлагается (если спросить, скажем, у Google) петь в качестве караоке или задушевной лирической песни... Очаровательная песня, знаете ли!..

О скалы грозные дробятся с ревом волны
И, с белой пеною крутясь, бегут назад.
Но твёрдо серые утесы выносят волн напор
Над морем стоя.

От скал тех каменных у нас, варягов, кости,
От той волны морской в нас кровь-руда пошла.
А мысли тайны от туманов,
Мы в море родились, умрём на море.

Мечи булатны, стрелы остры у варягов,
Наносят смерть они без промаха врагу,
Отважны люди стран полночных,
Велик их Один-бог, угрюмо море.

Как Вы полагаете, доверчивый читатель, кто эти враги, которым варяжские «мечи булатны, стрелы остры» без промаха наносят смерть? – А это те самые «плохуны», которые почему-то не изъявляли восторга, когда гордые, славные и отважные люди стран полночных пришли у них отнять их имущество, плоды их труда и т.п. Ну, женщин, это само собой... Да и мужчин в рабство – пригодятся!.. Не пропадать же добру!..

Нет, нет!.. Я вовсе не зову Вас разглядеть в этих прекрасных людях «работников ножа и топора, романтиков с большой дороги» © и восхититься (или, напротив, возмутиться) ими. Речь идёт о до боли знакомом лозунге: «Отнять и поделить!» Надо ли напоминать о таком «передовом деятеле», как Шариков?.. Идея отнять и поделить уже использовалась в российской политической истории при строительстве «светлого завтра» – это называлось «раскулачиванием & коллективизацией». Динамика состояния российского сельского хозяйства при таком «прогрессивнейшем» переходе от единоличного хозяйствования к коллективному, по моему мнению, не требует комментариев. Да и странно было бы ожидать иной динамики после того, как отобрали у людей, умеющих работать на земле, плоды их труда. Зачем они снова возьмутся за такую работу, если плоды их труда не будут принадлежать им?

Обозначение тех, чьё имущество, чей труд хочется присвоить, как врагов (с подведением, разумеется, солидной идеологической базы) и уничтожение этих врагов во имя строительства светлого завтра и, особенно, послезавтра... это философия не только строителей социализма с коммунизмом, это философия любого хищника, опирающегося на деспотию, и не просто не заботящегося ни о чём, но и прямо разрушающего источник «прибавочной стоимости». Я сказал о деспотии. В книге Шарля Монтескье "О духе законов" есть глава "Идея деспотизма". Коротенькая. Всего-то полторы строчки: "Когда дикари Луизианы хотят достать плод с дерева, они срубают дерево под корень и срывают плод. Таково деспотическое правление". Вы, небось, понимаете, читатель, что деспотия – это не только про «поедание плодов». Любое добывание продукта с помощью глагола «отнять» – это деспотия. И не надейтесь, что она коснётся плодов дерева, и не коснётся Вас; что речь, мол, идёт лишь о врагах «людей стран полночных», а коль скоро Вы и Ваша семья сами из такой страны, то Вас ничего и не затронет. Деспотия (тирания, тоталитаризм) – это способ существования власти; а попутное «и поделить» – не что иное, как заговаривание зубов... Нет, конечно, делить добычу следует; во всяком случае, уделять толику тем, на кого рассчитываешь в следующий раз, приходится... Но не далее; не обольщайтесь. В сталинские времена тоже масса народу верила, что пронесёт... Соседа по квартире посадят, товарища по работе расстреляют, а с ним самим... Он же ничего никогда...

Отнять!.. Обратите внимание, что отнимающие... Как правило, речь идёт о тех, кто самозабвенно именуют себя «простыми людьми». Отнимающие «простые люди» движимы... Нет! Не завистью! Они движимы стадным чувством. Главное не о том, что, мол, у меня нету, а у него есть, и мне тоже надо. Нет – мне не надо... Мне не очень-то и хотелось! Но почему у него есть? У меня-то нету, я обхожусь... Пусть и у него не будет! Это, согласитесь, не совсем зависть... Ну, или зависть такая, очень специфическая – ориентированная не на усилия, прилагаемые к тому, чтобы у меня тоже было (в цивилизованном варианте), даже не на то, чтобы у меня было вместо него (в варианте не настолько цивилизованном). Удовлетворение наступает не от обладания. Удовлетворение наступает оттого, что у него не будет, как и у меня. Вот – равенство! Вот справедливость! Почему у него есть, а у меня нету? Я, что? Хуже него?!.. Это унизительно, в конце концов! «Грабь награбленное!», как завещал великий Ленин. Идея «чтобы богатых не было!» (из известного анекдота) – мощнейшая идея. Те, у кого есть то, чего у меня нету – это враги (для определённости – классовые), это мироеды, кулаки (если вам больше нравится). Общеизвестно: «От трудов праведных не наживёшь палат каменных!», а у него, а у них!.. «У них там денег куры не клюют, а тут у нас на водку не хватает!» Кто, в конце концов, те, у которых есть, в то время, как у нас нету!?.. Это же те, кого, мол, приводит в бешенство наше неуклонное движение вперёд, наше "вставание с колен", те, кто хотел бы повернуть вспять колесо истории. Они – враги прогресса! Но это бы полбеды. Они – враги народа! И что с ними ещё делать, кроме как "расстрелять, как бешеных собак"? Пафос разрушения – это объединяющий, сплачивающий пафос. Мы хотим, чтобы ни у кого ничего не было, «и как один умрём в борьбе за это!» Ещё раз напомню: это – марксизм, это – идея «Коммунистического манифеста»: ликвидация частной собственности (только не надо про Китай, где за посягательство на частную собственность нередко полагается расстрел). И Вы надеетесь, сохранить какие-то права на собственность, не отказавшись (явно, гласно, убеждённо) от замечательных идей этого великого произведения?.. Ну-ну...

Книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» посвящена именно развенчанию и, коль скоро это всё-таки фантастическое произведение, ниспровержению «суперконструктивной» идеи «отнять», не только никуда не исчезнувшей со смертью Софьи Власьевны и ликвидацией (или псевдоликвидацией?) КПСС. Отнять, разумеется, из некоторых высоких соображений... Я приведу из этой книги пару крошечных абзацев (http://lib.rus.ec/b/381237/read#t8) из III-й части «А есть А» из длинного (страниц на 50) монолога:

Это заговор без вождя и провозглашенной цели. Есть ничтожные громилы, калифы на час, которые паразитируют на страданиях тех или иных стран и народов; как пена, несутся они на гребне потока из прорванной плотины, где отстоялись нечистоты многих столетий, где веками копилась ненависть к разуму, логике, таланту, к свершениям и радости, — ненависть, которую питает к полнокровной жизни всякий жалкий хлюпик, ноющий о превосходстве сердца над разумом.

Это заговор тех, кто стремится не жить, а чуть-чуть обмануть реальность и по родству душ тянется к подобным себе. Это заговор тех, кто связан общностью уловок, кто видит ценность в нуле; профессоров, не способных мыслить, но находящих радость в том, чтобы калечить умы и души своих студентов; коммерсантов, которые, чтобы оградить свой покой, находят радость в том, чтобы не давать ходу инициативе конкурентов; невротиков, любовно смакующих отвращение к самим себе и находящих радость в том, чтобы портить жизнь достойным людям; бездарей и посредственностей, находящих радость в том, чтобы мешать прогрессу и не давать дороги таланту; евнухов, находящих счастье в том, чтобы кастрировать радости жизни. В этом заговоре участвуют те, кто интеллектуально его обеспечивает, все те, кто проповедует, что если принести добродетель в жертву, то это превратит порок в добродетель. Смерть лежит в основе всех их теорий, смерть является целью их практических действий, и вы — последняя из их жертв.

Роман написан в 1957-м; Айн Рэнд умерла в 1982-м, в Америке, куда уехала из России в 20-х. И всё равно – как сегодня: про ценности путинского режима. Значит, этот режим – это классика. Классическая, изученная мерзость.


Пятая. 2. И поделить

Повторюсь. Убеждён, что «поделить» используется в связке «отнять и поделить» исключительно для придания легитимности отнимающей власти. Так ведь мало того! Провозглашая лозунг: «Поделить!», провозглашатели вроде бы призывают к осуществлению идеи светлого коммунистического завтра-послезавтра: «Каждому по потребностям!», вроде бы исходят из постулата о непреходящей ценности слогана французской революции: «Свобода, равенство и братство!» Помните?.. Тогда ещё всё началось с отрубания головы королю, а ближе к концу, не теряя темпа, бесстрашные и убеждённые революционные борцы за всеобщее счастье с энтузиазмом (как говорят, достойным лучшего применения) уже рубили головы друг другу... Много причин такой трансформации, много книг написано по поводу таких «превращений» прогрессивнейшей идеологии, много диссертаций защищено... И я не собираюсь тут «размазывать белую кашу по чистому столу»; замечу лишь, что равенство является «доминантным геном», и, если людям захотелось равенства... До того захотелось, что неравенство уже стало для них нетерпимым, то ни о свободе, ни о братстве уже не может быть речи!.. И пожалуйста, не начинайте академических разговоров про то, что, мол, речь идёт о равенстве возможностей, о равенстве всех перед Законом и т.п. Слово «поделить» не имеет других, «высоких» смыслов. Речь не о равенстве стартовых возможностей, речь о претензиях каждого на свою, справедливую долю уже имеющегося «блага». Ясно и очень убедительно выраженная претензия про не клюющих кур, и нехватку денег на водку, о которой я Вам недавно напомнил, не столь смешна и убога, как может показаться. Слово «справедливость»... Вы знаете, что я Вам скажу?.. Айн Рэнд в этой своей великой книге много и убедительно говорит об этом разрушительном для цивилизации стремлении делить на всех незаработанное. Настолько много и настолько убедительно, что я сомневался, не привести ли мне ещё несколько отрывков из её книги, что, по словам русского издателя, принадлежит к числу немногих книг, способных коренным образом изменить взгляд на мир. Тем более, что она есть в сети! Но нет! Не буду помещать (хотя книгу очень Вам рекомендую). Айн Рэнд убеждает ориентироваться не на равенство... В потреблении, в потреблении!.. Не обманывайте себя, читатель!.. Не на равенство, а на справедливость. Я же убеждён, что справедливость – плохой ориентир. Справедливость – она имеет, если не вполне индивидуальный, то определённо «классовый» характер (я взял в кавычки слово «классовый» вовсе не в насмешку, классовый характер справедливости чаще всего заметен, обычно выступает на первый план; но речь идёт не только о классах, но и о любых социальных структурах – справедливость у каждой может быть своя). Вот 4 ноября 2012 года вновь прокатился по России (вряд ли, впрочем, затронув автономные национальные образования) «Русский марш», участники которого настаивали на «справедливых преимуществах» для тех, кого они назовут русскими. И воспевание равенства и справедливости в одной из известнейших и любимейших советских песен: «За столом никто у нас не лишний; по заслугам каждый награждён» – не в том дело, что это воспевание является дешёвой демагогией, и даже не в том, что следующая рифмующаяся строка: «Золотыми буквами мы пишем всенародный Сталинский Закон» - это о том самом основном законе (прожившем без изменений до 1977-го), о Конституции, за требование соблюдения которой тогда давали приличный срок. А теперь... Да что Вам рассказывать про теперь?!.. Я лучше замечу, что уже констатация: «по заслугам каждый награждён» обязательно предполагает награждательно-распределяющую инстанцию, которая и осуществляет «поделить». Замечу, да и сделаю небольшое отступление, чтобы поговорить о равенстве, справедливости, законе и демократии.


5.3. Отступление. Равенство?.. Справедливость?.. Нет! Закон!

Начну с суждения Иммануиила Канта «Республика может состоять из дьяволов — если над ними есть закон». И сразу оговорюсь. Я не буду апеллировать не только к Канту (кроме этой его, глубоко мне симпатичной, мысли о роли закона), ни к замечательной книге Николая Бердяева «Философия неравенства», даже и к главе из неё, что называется: «О хозяйстве». Я говорю о другом. Сколько бы ни кричать, уточняя, что речь идёт не о равенстве результатов, а о равенстве стартовых условий, равенстве перед Законом... Идея «равенства перед Законом» - вообще смешна! Если те, кого какое-либо установление касается, не равны перед ним, то это не закон, а что хотите... Можете не называть это установление орудием произвола, если такие словосочетания коробят Ваш нежный слух, но «законом» называть такое – бессмысленно. Причём, обращу внимание, что установление такое может быть сколь угодно идиотским. Квантор всеобщности для того, чтобы быть законом, ему необходим. Скажем, идею «Президент России Владимир Владимирович Путин имеет право любого мужчину, являющегося гражданином РФ, подвесить за яйца, а любую женщину, являющуюся гражданкой РФ, затрахать до смерти» вполне можно принять как закон. И она будет именно законом, а не произволом. Ибо любой человек, носящий имя Владимира Владимировича Путина и являющийся в то же самое время президентом РФ, может воспользоваться предоставленными ему правами. Ах, такой человек всего один?.. А кто сказал, что их (тех, про кого закон) должно быть много?.. Важно, чтоб группа тех, к кому закон относится, была явно обозначена и проверка принадлежности к этой группе, не вызывала бы вопросов. Тогда мы имеем дело с «законом». Скажем, продажа сигарет или просмотр мультфильма «Ну, погоди!» – «18+». И всё! Нет проблем – предъяви удостоверения и хочешь – покупай сигареты, хочешь – смотри, как Волк их курит!

Однако вернёмся к равенству. Итак, сколько бы ни кричать о равенстве стартовых условий, равенство в потреблении, справедливое распределение общего блага – именно это является действительным идеалом для тех, кто, выступая перед «массами», обманывает других (прикидываясь, будто говорит лишь о старте), и, обычно обманывает заодно и самого себя, полагая, что так думает. Когда эта идея «равенства» в установлении, скажем, тарифной сетки приводит к совсем уж идиотским результатам, её начинают называть «уравниловкой», и бороться с нею с тем же энтузиазмом, с каким Сталин боролся с «перегибами на местах», написав своё бессмертное сочинение «Головокружение от успехов» для активистов колхозного движения и для его «дезактивистов», уже раскулаченных, высланных или убитых, или ещё живых, но не пришедших в восторг от идеи отдать то, что они создавали, недосыпая, экономя и что-нибудь «предпринимая» в качестве предпринимателей, – на разграбление и уничтожение – ради торжества светлых идей всеобщего равенства. Написав, чтобы выставить в качестве виновников разорения крестьянства тех самых низовых партийных и советских работников, что кинулись, было (под угрозой расстрела!) исполнять его директиву о 100%-й коллективизации. Борьба против «уравниловки» – из той же оперы: когда идиотизм её становится уж слишком заметным и начинает вызывать лишь истерический смех, то публике демонстрируют борьбу и искоренение... Примерно как сегодня в России с коррупцией.


5.4. Почему невозможны анархия и равноправие

Это, достопочтенный читатель, я предлагаю Вам отрывок (главку) из статьи, автора которой я так и не смог обнаружить: «Стадный инстинкт и его преодоление» Статья произвела на меня глубокое впечатление и заметно помогла мне в моих попытках понять массовое поведение... Я вставил эту статью внутрь собственного сочинения «О стадности, сатанизме, достоинстве и немного о личностном (http://demset.org/f/showthread.php?t=3238)». Вся эта статья неизвестного мне автора необыкновенно интересна, но я привожу только отрывок, имеющий непосредственное отношение к начатому разговору. Итак...

В любом стаде высокоранговые особи имеют власть над низкоранговыми. Поэтому издавна у людей, не желающих подчиняться власти высокоранговых человеческих особей, возникали идеи об уничтожении власти как таковой, как элемента жизни общества. Они сочиняли красивые утопии о том, как все люди станут братьями и никто никого ни к чему не будет принуждать.

Однако, реальные исторические события, при которых общество на некоторое время оказывалось без власти, опровергают идиллические картины утопистов. Реальная анархия представляла собой повальный разгул преступности и полное свертывание какой бы то ни было производительной деятельности. Ни о каком "всеобщем братстве" и речи быть не могло. Очень скоро вместо старой власти возникала новая — неофициальная, но от этого гораздо более жесткая и, с точки зрения рядовых людей, несправедливая. Но если иметь представление о стадной природе человека — то ничего удивительного в этом нет.

До тех пор, пока среди людей есть высокоранговые — инстинктивно желающие повелевать, и низкоранговые — инстинктивно желающие подчиняться, — будет и власть в той или иной форме. Нет официальной власти — будет неофициальная; и исторический опыт показывает, что официальная власть, руководящая по законам, а не "по понятиям", с точки зрения развития науки, техники и культуры все-таки предпочтительнее.

"Хорошо", — соглашаются утописты, — "пусть будет власть, раз уж без нее не обойтись, но власть законная. Напишем справедливые законы, по которым все люди будут иметь равные права и в равной степени участвовать во власти, выбирая всеобщим голосованием наиболее достойных кандидатов". Все это выглядит красиво и кажется легко осуществимым... но опять же — только если забыть о стадном инстинкте у людей.

До тех пор, пока стадный инстинкт влияет на взаимоотношения людей, — они будут выбирать в президенты и депутаты не самого умного или опытного, а самого высокорангового кандидата. Тот же принцип будет действовать при устройстве на работу. Средний покупатель на базаре скорее купит гнилые овощи у высокорангового торговца, чем свежие у низкорангового. Пример с контролером и безбилетником уже разбирался: высокоранговый человек может смело ехать "зайцем", и вряд ли ему что-то за это будет; низкорангового же оштрафуют почти наверняка. О каком равноправии тут может идти речь?

По сути, все учения о необходимости равноправия имеют целью уравнять низкоранговых человеческих особей с высокоранговыми. Но, поскольку они не могут избавить человека от стадного инстинкта, — да и не ставят целью ликвидировать стадо как образ жизни, а стремятся лишь изменить его структуру, то результатом оказывается только перетряска иерархии. Как только где-то устанавливается "равноправие" — сразу появляются те, кто "равнее других", и прежняя иерархия, в полном соответствии со стадным инстинктом, восстанавливается вновь.

Это видно хотя бы на примере борьбы за равноправие женщин, расовых, национальных и сексуальных меньшинств. В тех странах, где эта борьба привела к успеху, произошла только перестановка рангов: женщины стали "равнее" мужчин; негры получили фактически большие права, чем белые; и т.д. Такой же результат имело и коммунистическое движение: от борьбы за права рабочих — к "гегемонии пролетариата", перестановке ранга рабочих выше ранга буржуазии и интеллигенции, что в самом явном виде имело место при советском социализме. В свою очередь, активная неприязнь к представителям тех слоев общества, которые в результате борьбы за "равноправие" повысили свой уровень в иерархии (неграм, гомосексуалистам и т.д.) — это проявление стадного инстинкта тех особей, чей ранг в стаде в результате понизился.

Дополнение от 4 декабря 2017 года: На днях Яков Кротов написал (http://demset.org/f/showthread.php?p=30060#post30060) по поводу "отнимания" (пост # 8):

Есть добро, есть зло, а есть сатанинское добро. Вот это и есть суть ленинизма. Превращение жизни в чёрную дыру. Всё отобрать, сосредоточить все ресурсы в руках начальника концлагеря и начать распределять. Точнее, начальник концлагеря не распределяет. Он начальствует над распределением. Распределяет же пахан в камере. Бывают хорошие паханы, правильные, они по совести делят, бывают жадные. Но они одинаково — паханы. Распределяют, но внимательно следят, чтобы распределение шло не за счёт начальника концлагеря, а за счёт ботаников, очкариков, умников, слишком прытких, вякающих, непокорных.

Это во времена Христа детишки ели за столом и проказничали, бросая хлеб — святое! — поганым, нечистым собакам под столом. В России нашего времени за столом — надзиратели с овчарками, и они из своих мисок подкармливают пьяниц, блудниц, воров. По мере необходимости подкармливают и учёных, и учителей, и врачей, но — нехотя, эти ведь им по духу чужие, потому что дух надзирателей есть дух насилия и невежества, как и дух пьяниц, блудниц, воров. Чтобы в России иметь право на подкормку, надо быть идиотом, пьяницей, вандалом, бомжом. Нельзя быть диссидентом, правозащитником, да просто честным и умным человеком, таковые — иностранные агенты, наши люди так не живут. Страшное дело — российское милосердие. Танкист расстреливает дом с чеченской семьёй, все погибают, только котёнка вышвыривает под гусеницы танка. Танкист останавливается и заботливо отряхивает котёнка. Котёнок ему не страшен — отличный объект для милосердия.

Конечно, при этом всё время растёт разруха, дефицит, нищета — для нечистого всё нечисто, и для этих алярюссов рост нищеты отличная причина ещё на кого-нибудь напасть, чтобы было, что распределять. Чёрная дыра стремится заглотить всю планету.

Конец дополнение от 4 декабря 2017 года.

VladRamm
22.12.2012, 16:22
Шестая. 1. Разделение труда – путь развития человечества, не так ли?

Разделение труда и возможность обмена продуктами труда. Надо ли доказыватьих взаимосвязь?.. Если обмен невозможен, то какой смысл в разделении?.. Но если мы признаем это, то окажемся вынуждены признать убожество «марксовой» модели, реализованной в России, и относящей всех, кто обеспечивал этот обмен, к паразитирующим классам... (Я поставил в кавычки определение модели, как «марксовой», ибо, насколько я понимаю Маркса, он, слыша и про гораздо менее идиотские социально-экономические построения, основанные, как утверждалось, на его учении, махая руками говорил: «Если Вы это называете «марксизмом», то, конечно же, я – не марксист!») Под бодрую песню: «...а паразиты никогда!» те, кто обеспечивал этот обмен и их дети объявлялись «лишенцами» и... Тут надо заметить такую «пикантную» деталь: ликвидировав, запретив, сделав презираемой и преследуемой идею «частной торговли» («...а я, несчастная, торговка частная...»©), основанную на частной же выгоде, власть взялась... во всяком случае, поставила задачу – обеспечить всех (кому положено) всем (что положено). Не одновременно, разумеется (Москва-то тоже не сразу строилась!); но в своё время (тогда, когда положено). Это – подход строителей социализма, та самая сущность этого подхода: «то, что вам надо, – мы вам дадим; того, чего мы не дадим, – того вам не надо». Я сказал о строителях социализма, а не о самом социализме, ибо, как рассказывал в своём (наверное, неоконченном ещё, сочинении) «Счастливые треугольники или делаемое дело (существует ли социализм?.. хотя бы в теории?..) (http://demset.org/f/showthread.php?t=2297)», полагаю, что никакого социализма не существует – это внутренне противоречивая идея. Но строить его, бегать с социалистическими лозунгами можно! Даже можно утверждать, как это было в сталинской конституции (она же - «Конституция победившего социализма»), принятой 5 декабря 1936-м (и действовавшей до 1977-го), что, мол, “социализм построен полностью и окончательно”. И значит всех несогласных можно расстреливать, ничем не смущаясь... Немножко позже Хрущев с трибуны очередного съезда КПСС заявит о том, что раз уж в СССР «полностью и окончательно построен социализм», создана материально-техническая база коммунизма и моральный облик строителя коммунизма... Раз уж мы все живем не столько в империалистическом окружении, сколько внутри социалистического лагеря, то «не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира...» © Ээ-э... не замахнуться ли нам на коммунизм... Давайте-ка к 1980-му навалимся и построим!.. Для начала, скажем, в пределах Кремля... Всё это можно говорить – кто мешает?.. Мы же не об этом. Мы - о разделении труда и, с непреложностью вытекающей отсюда, необходимости обмена, системе обменов, механизмах обмена, ценообразовании, опирающемся не на «мудрые решения» всяких комитетов по ценам, а на то, что уровень цен, это, фактически, что-то вроде "температуры" в том или ином сегменте всеобщего рынка... Можно жаловаться на цены, как можно жаловаться на погоду... Но ни то, ни другое не устанавливается декретами (или большинством голосов). Можно влиять как на первое, так и на второе, – но не устанавливать температуру по указанию Путина (или кого-то ещё), подобно его «практике» по установлению «справедливых и правильных» цен.Влиять – не прямо, а опосредовано. Но это сложный процесс, который может привести к результатам, никак не ожидаемым, а порой и трагичным... Не потому, что монетаризм или какая-то иная теоритическая конструкция нехороша, а потому, что реальный мир сложнее этих конструкций... Чтобы мои слова стали понятны до прозрачности, приведу медицинский пример. Почему, когда собираются с лечебными целями как-то вмешиваться в деятельность Вашего организма (медикаментами ли, операциями ли, или вообще, заговорами), интересуются Вашей историей болезни и тем, нет ли у Вас аллергии на какие-либо лекарственные препараты?.. Да затем, что теория, возможно, позволяющая с помощью этого вмешательства, решить проблему, связанную с Вашим здоровьем, неполна – она не учитывает контекст: конкретных особенностей Вашего организма. Теория – лишь совет. А «на чужой совет надо ещё свой ум иметь», как говорят в Индии. С ценами и их взаимозависимостью ситуация в чём-то похожа. Слово «справедливость» к делу отношения не имеет.


Шестая. 2. Обмен и индивидуальная ценность

Цену и ценность я уже пытался обсуждать в тексте, названном «Поговорим “за нефть” (http://demset.org/f/showthread.php?t=237)» (посты # 2 и 3). И цена, и ценность обретают смысл, в условиях обмена. Про цену-то это, вообще, очевидно. Цена – это точка равновесия предложения и спроса (подробности, уточнения и оговорки – там, в разговоре “за нефть”). А ценность определяется тем, что Вы с этого обмена можете получить... Вашей индивидуальной функцией полезности определяется (и об этом – там же, в посте # 3). Главное: при обмене индивидуальные ценности находятся по разные стороны от цены. Или скажу точнее: если они находятся по разные стороны, то обмен взаимовыгоден. А если нет, то для одной стороны он явно не выгоден, да и операция, по-правде говоря, перестаёт называться «обменом» – в ней теряется добровольность. Чаще всего такую операцию начинают называть «грабежом»... Хотя, конечно, можно, не теряя общности, заявить, что обмен, мол, состоялся вполне добровольный, взаимовыгодный – ведь тот, кто отдал нечто, принадлежавшее ему (скажем, кошелёк), получил взамен жизнь, несколько более ценную, по сравнению с кошельком, сущность... Но, по-моему, это казуистика. Вы, полагаю, понимаете, что я хочу сказать, а я не хочу тратить время, добиваясь точности формулировок, более приличествующих формулированию и доказательству математических теорем...


Шестая. 3. Бизнесмен из Сан-Франциско

В самом конце лета я провёл два дня в семье молодого бизнесмена в Сан-Франциско. Они с женой... В американской манере полагалось бы говорить: «он и его girlfriend»... Но Вы знаете, я математик и комбинаторика мне не совсем чужда; а с другой стороны, я, наверное, старомоден... Есть такое комбинаторное определение: вот три элемента, касающиеся отношений меж мужчиной и женщиной: 1) близость, 2) совместное ведение хозяйства, 3) штампы в паспортах. И сочетание любых двух из этой троицы называется браком. Так вот, я и говорю: они с женой... Нет! Сначала – о другом. Сначала – о замечательном российском сочинителе, сочинившем в 2007-м году замечательное же эссе. И вовсе не о Сан-Франциско, и даже не об Америке, а вовсе о России. Сочинителя зовут Дмитрий Быков, а эссе называется: «Эффективный менеджер». (здесь (http://www.litmir.net/br/?b=129553&p=42), если Вам интересно). Два отрывочка оттуда:

Мы живем в стране посредников, ничего не производящих, ничего толком не умеющих, но очень себя уважающих. Культура эффективных менеджеров тупей, бессмысленней и позитивней самого кондового реализма, ибо идеалы в ней отсутствуют изначально, а культура без идеала похожа на дом без хозяина. Редкий эффективный менеджер написал бы хоть на тройку диктант для седьмого класса – см. хотя бы романы Сергея Минаева. Эффективный менеджер строго реализует принцип Шекспира: «Сведи к необходимости всю жизнь – и человек сравняется с животным». В «Лире», в оригинале, это выражено еще и посильней: «Allow not nature more than nature needs; man's life is cheap as beast's». Тут важно именно это обесценивание: человек сравняется с животным в цене, в стоимости. Что мы и наблюдаем – потому что у природы, сиречь натуры, сиречь жизни, отнимается все, что делает ее жизнью: все это красиво, но неэффективно...

…Но в этом и заключается главное отличие государства от корпорации: государство выживает лишь тогда, когда ему нужны решительно все его граждане. Когда в нем работает единственная универсальная национальная идея: «Лишних людей у нас нет». Идеальному государству, в отличие от идеальной корпорации, нужны все его граждане вплоть до последнего бомжа. Оно заинтересовано не в сокращении, а в приросте рабочих мест. Его интересует не только прямая выгода, но и элементарная занятость населения, а лучше бы – поглощенность всего этого населения великим проектом, вне зависимости от того, принесет он быструю выгоду или нет. Идеальное государство мечтает не о профицитном бюджете, а о полете на Марс, – и тогда у него сам собою формируется профицитный бюджет. Эту генеральную зависимость между бескорыстием и профитом сформулировал еще Корней Чуковский: «Пишите бескорыстно, за это больше платят». В мире великих сущностей, рассчитанных на долговременное существование, успешны только проекты, не сулящие половине населения высших благ и вкусных обедов за счет уничтожения другой его половины. Невозможно выстроить могущественное государство, вдохновляя граждан идеей воскресного шопинга в гипермаркете. Напротив, сам шопинг в гипермаркете и прочие радости консьюмеризма становятся следствием чего-нибудь этакого непрагматичного, неэффективного с виду – вроде намерения построить свободную страну, живущую по закону, или удивить весь мир образованностью своих детей.

А зачем я, начав говорить о бизнесмене из Фриско, вдруг вставил кусок из быковских рассуждений об эффективном менеджере из России?.. Да потому, что бизнесмен этот, является как раз эффективным менеджером! Только... Только сфера его деятельности, не имеющей отношения к России, связана и со Штатами, и с другой страной, отделённой от США, как и Россия, тем же Тихим океаном... Только продукция, вокруг коей вертится его бизнес, ни с какой точки зрения не является необходимой, а относится к сфере relaxation... Только взаимоотношения с людьми, работающими по его заказам, напоминают не ту российскую (паразитическую) сущность эффективного менеджмента, о которой с вполне оправданной издёвкой говорит Дмитрий Быков, а скорее ту романтическую «непрагматичную, неэффективную» его сущность, о которой Быков говорит, как о достижимой разве что в мечтах...

Я не хочу ни называть имени этого бизнесмена, ни говорить о названии его фирмы, ни даже уточнять, что это за продукция... Почему не хочу? – А чтоб у Вас не появилось ни малейшего сомнения, читатель, будто я занимаюсь рекламой (его самого, его фирмы или продукции этой фирмы). Я, вообще, говорю о другом – о «производственных отношениях» и о причинах, побудивших меня выбрать эпиграф из Киплинга.

Нету в его деятельности, никаких высоких материй!.. Только бизнес. Никакой благотворительности... И уж подавно, никакой «социальной ответственности бизнеса». Кстати, в большой своей статье «Об аксиомах и аксиоматике (без приложения к математике)» есть раздел Профанация права. И там глава (http://demset.org/f/showthread.php?t=246&page=2)... Можно, скажу: «новелла»?.. Пост # 13. «Профанация права. «Социальная ответственность бизнеса» и другие глупости». Я назвал эту главу... Вы не ответили, читатель! Так можно – «новеллу»?.. Я её назвал так, ибо убеждён: болтовня о «социальной ответственности бизнеса» - это не что иное, как чиновничья разводка для поборов... Хотите, назовите их «взятками»?.. Хотя, на мой взгляд, в слове «взятки» уже слишком много романтики... А если пойдёте ещё дальше и начнёте (ещё романтичнее!) говорить о «коррупции», то это, я Вам скажу: воооооще!.. Остап, собирающий деньги «для бездомных детей» в родном городе «отца русской демократии» Кисы Воробьянинова, - это коррупционер? А может, большой «заботник о детях»?.. Он всего навсего мелкий мошенник... Скажем, как великий Пу, обижающийся на тех, кто пытается воспрепятствовать ему в подписании людоедского закона о «Защите детей-сирот от усыновления»... Замечу: как Остапу, так и Вове, на детей наплевать. Риторика – это разводка для лохов. У государства... У любого государства есть система налогообложения. И если приложить голову, можно заметить, что такая система уже содержит возможность с помощью вариации налогов поощрять и поддерживать любую деятельность. И любую деятельность затруднять, если такова государственная политика. Деньги у бюджета общие – и, наблюдая на что хватает, а на что... (В этом месте уместно заплакать) ...на что, увы, не хватает денег, можно ясно представить себе, какова реальная политика властей. Не только по тому, что власти делают... И уж подавно, не по тому, что они говорят (особливо сам великий Пу), а всего лишь сопоставляя: на что хватило, а на что не хватило денег. Вам будут понятны не только приоритеты, но и более тонкие вещи. Скажем, что надо, по мнению правительства (мнению великого Пу) сделать с очередным принесённым в бюджет рублём: добавить его к триллиону, выделенному ранее «Уралвагонзаводу» и Со, или к той пятидесятирублёвке, что выделена на детский онкоцентр?.. Цифры, как Вы, надеюсь, понимаете, условные...

Этот бизнесмен, про которого я всё пытаюсь рассказать, да сам себя безостановочно перебиваю... Та самая песня про паразитов, о которой мы говорили в 5.1 и вспоминали в 6.1. Так он, наверное, таки паразит... Я бы такое сравнение Вам предложил. В организме... Не обязательно – человеческом... Но пусть для определённости... Там есть разные органы; и все что-то делают, производят... Скажем, селезёнка и печень участвуют в кроветворной деятельности: эритроциты там, лейкоциты всякие, плазма, лимфоциты... То, сё... Или почки! Ведь мало того, что у них экскреторная, осморегулирующая, ионорегулирующая, эндокринная и метаболическая функции! Так они ещё и в кроветворении участвуют! Желчный и мочегонный пузыри – про них всё ясно: тоже делом заняты! Мозг, тот, что в голове (у кого есть), – думает, решения важные принимает, следит, как выполняются... Даже тот, что в спине – мало того, что движение обеспечивает, так он же ещё у головного на подхвате: работу внутренних органов регулирует; даже и половых, кстати!.. Желудок – тоже работает без перерыва... Все делом заняты!.. И только один орган ничего не делает! Не производит, не руководит... Только гоняет кровь туда-сюда, туда-сюда... По-видимому, паразит!..

Вот и бизнесмен этот... Ну, ничего не производит!.. Вы знаете, есть такая мудрая старинная сентенция: «Дай человеку рыбу – и он будет сыт до вечера. Научи его ловить рыбу – и он будет сыт всю жизнь!». Очень хорошая и глубокая идея. Человека только немного жалко – всю жизнь одной рыбой питаться... И вот для того, чтобы он мог себе позволить что-нибудь другое съесть... А то и выпить!.. Чтобы он мог, в предположении, что рыбы, мол, вылавливает больше, чем может съесть, ещё и одеждой обзавестись, и образование получать, и к врачу сходить, и в кино или театр, и книги там, и телевизор, и мобилу (обязательно!), и автомобиль не помешает... Для всего этого нужен рынок и система обменов, обусловленная разделением труда... Это соображение, возможно, не очень хорошо укладывается в марксистскую «трудовую теорию стоимости»... Ну, и Бог с ней!..

Два года назад я сочинил статью «На собянинской стороне (http://demset.org/f/showthread.php?t=1378)», откуда собираюсь привести отрывок с цитатами:

В 2006 году была написана, а в 2008 – уже переведена и выпущена по-русски книга Элвина и Хейди Тоффлер «Революционное богатство (как оно будет создано и как оно изменит нашу жизнь)». На 485 стр. этой книги (М., АСТ, Профиздат, серия “Philosophy”... Э-эх! Я-то перепечатывал, а теперь она и в сети появилась (http://socioline.ru/book/elvin-toffler-hejdi-toffler-revolyutsionnoe-bogatstvo)) начинается глава «Серебряная волна», где говорится в основном про Японию и японцев. Но я надеюсь, что у Вас, читатель, хватит воображения... Итак...

Структурная жёсткость устаревшей индустриальной эпохи не позволяет реализоваться огромному потенциалу не только женщин, но и пожилых японцев.

Япония – не единственная страна, стоящая перед угрозой возможного коллапса системы социального обеспечения, созданной в условиях индустриальной эпохи. Это в полной мере относится к странам Европы и Соединённым Штатам, но Япония подвергается наибольшему риску. Однако именно Япония может проложить дорогу в поисках наиболее адекватных решений, соответствующих передовой экономике.

В 1920-х годах Япония установила единый пенсионный возраст для всех категорий граждан – 55 лет. В те времена большинство людей были заняты в сфере физического труда, и продолжительность жизни среднего пенсионера после выхода на пенсию составляла менее десяти лет. В 2000 году планка пенсионного возраста была поднята до 65 лет.

При средней продолжительности жизни в 81,9 года Япония, по словам Джулиана Чаппла из университета Киото Сангио, «быстро становится страной с самым старым народонаселением». Типичные пожилые японцы – самые здоровые в мире, они отличаются более или менее добрым здравием вплоть до 75 лет (у американцев эта цифра достигает всего 69 лет).

Про Россию, я думаю говорить бессмысленно...

В результате назревает масштабный кризис, который тяжким бременем ляжет на плечи молодых поколений и сделает Японию гораздо менее населённой и более бедной.

В целях решения этих грозных проблем было выдвинуто немало идей, которые, в свою очередь, порождают новые вопросы. Кто, к примеру, сказал, что решение проблем стареющего общества является увеличение рождаемости? Кто сказал, что уменьшение народонаселения ведёт к обеднению нации? Что на этот счёт говорит пример Сингапура или Швейцарии? Кто может с уверенностью утверждать, сколько денег требуется для обеспечения приличной пенсии, скажем в 2050 году?

Можно вполне обоснованно предположить, что в течение ближайших 20 лет или около того будут найдены эффективные способы лечения по крайней мере части заболеваний вроде болезни Альцгеймера, диабета, остеопороза и ревматоидного артрита, которые особенно распространены среди людей преклонного возраста. Во всяком случае, найдётся способ уменьшить распространение этих заболеваний. Внимание к статистике социального страхования, а не к будущему здравоохранению отражает бюрократический подход, разделяющий интересы министерства финансов и министерства здравоохранения.

Кроме того, вполне вероятно, что увеличение расходов на содержание пожилых может сопровождаться уменьшением расходов на другие популярные группы. Например, падение уровня рождаемости предполагает снижение количества начальных и средних школ, уменьшение затрат на педиатрическую помощь. И в Японии, и в других странах требуются более радикальные, более изощрённые и целостные подходы к решению проблем. Японии придётся изобрести множество новых способов, чтобы справиться с трудностями, вызванными т.н. «серебряной волной».

А теперь - удвоенное внимание, читатель! Вспомните вновь о предложении Собянина о отселении стариков из центра... И ещё напомню Вам, что книга Alvin Toffler & Heidi Toffler “REVOLUTION WEALTH (how it’ll be created and how it’ll change our lives)” писалась в 2005-2006 годах (а частично и раньше!). Пусть Вас не смущает «устарелость» данных!.. Дело не в данных, а в подходе...

Как, к примеру, может повлиять на экономические проблемы, связанные со старением, аутсорсинг соответствующих услуг? Согласно данным, приведённым техасским профессором Дэвидом Уорнером, сегодня около 2 000 000 американцев, вышедших на пенсию, живут за пределами Соединённых Штатов. Они рассеяны по всему свету, причём 600 000 поселились в Мексике, где дом с тремя спальнями неподалёку от Гвадалахары можно арендовать всего за 700 долларов в месяц.

1 000 000 британских пенсионеров тоже проживают за границей, причём, согласно докладу «Альянс & Лейчестер Интернэшнл», к 2002 году их станет - 5 000 000. В том же докладе утверждается, что к 2012 году бедные страны будут соперничать между собой за пенсионеров из стран богатых.

Говорят, что японцы неохотно переселяются за рубеж, опасаясь одиночества и культурной изоляции. Но вот Акира Никей и его супруга в 2003 году переселились из Хоккайдо на севере Японии в малазийский Пенанг, где климат гораздо теплее. Они сообщают, что их новое жильё с тремя спальнями обходится в 500 долларов в месяц – вместо 1200 на Хоккайдо. К тому же, добавляет господин Никей, их прежняя квартира в Хоккайдо «не имела бассейна, теннисного корта, гимнастического зала и охранника».

Я просил Вас об удвоенном внимании?.. А теперь утройте его!

Предприниматели в сфере недвижимости обсуждают строительство крупных городов для пенсионеров в странах с дешёвой инфраструктурой, где бы японцы не чувствовали себя одинокими. Как может сказаться на экономике в целом тот факт, что значительная часть населения, поощряемого японским правительством, которое вызвалось финансировать в этих поселениях медицинское обслуживание на уровне принятых в Японии стандартов, переместится за рубеж? Пакет услуг может, кроме того, включать в себя определённые медицинские услуги для местного населения в сотрудничестве с министерством здравоохранения принимающей страны. Некоторую часть затрат могут взять на себя правительственные и вспомогательные фонды.

Вот на изменение тренда во взаимоотношениях стран я и хочу обратить Ваше внимание, читатель. Не отнять землю и истребить населяющие её народы, как делалось на североамериканском континенте. Не ограбить, истребив народы лишь частично (зато растянув ограбление на долгие-долгие годы), как это делалось в Латинской Америке (см., скажем, знаменитую книгу уругвайца Эдуардо Галеано «Вскрытые вены Латинской Америки»; это, пожалуй,– лучшая книга об истории Латинской Америки. И, кстати, именно эту книгу подарил Уго Чавес Бараку Обаме во время их первой встречи, а Генрих Бёлль в 70-х сказал о ней: «За последние годы мне редко доводилось читать книгу, которая так глубоко бы меня взволновала»). Или – в Океании (см., скажем, Роберт Венкам. «Ограбление Тихого океана»). Не строить (или воссоздавать) империю, чем веками под разными названиями занималось российское правительство... Тут, возможно, уместнее сказать: русское правительство, ибо все остальные нации и народности так или иначе, под тем или другим соусом, рассматриваются и правительствами, и силами, на которые эти, сменяющие друг друга, правительства предпочитают опираться (не только в прошедшие века, но и сегодня), как покорённые...

Нет. Речь идёт именно об аутсорсинге соответствующих услуг, о создании рабочих мест... Не о захвате территории, а о развитии её, остающейся независимой. Вы переживаете, что в российские города приезжает много мигрантов из бывших республик Союза? И, кстати, из-за того, что доля преступников среди приезжающих несколько выше такой же доли на их родине (что вообще-то ожидаемо – смена среды пребывания – это всегда авантюра и побудительным мотивом оказывается не только голодное отчаяние). Переживаете? – Так почему бы не задуматься над тем, чтобы ослабить причины, заставляющие людей уезжать на поиски счастья... Впрочем, такое уж это «счастье» с бесправием, теснотой, поборами, обманом, постоянной угрозой убийства из «патриотических» соображений!.. Задумаетесь – и глядишь, у Вас в голове зародится мысль использовать там, у них на родине, этот огромнейший резервуар почти бесплатной рабочей силы. Создавать там рабочие места, чтобы ослабить стимулы, влекущие этих самых мигрантов искать (на любых условиях!) работу в Вашем городе... Или Вам нравится вариант, о котором с ностальгической грустью вздыхают путинолюбы (или КГБ-любы?): какими, мол, замечательными возможностями обладал НКВД (ЧК,ГПУ, КГБ... вообще, ГУЛАГ), располагая неограниченным запасом практически бесплатной рабочей силы!?..

Бизнесмен из Фриско, о котором я говорю, движется именно по пути создания рабочих мест в достаточно экзотической стране по другую сторону океана (и даже без названия страны, похоже, удалось обойтись!) Два с небольшим года он занимается этим бизнесом. Год, как оставил свою работу в риэлтерской фирме и полностью, как и его жена (с коей он познакомился в колледже) всё время отдаёт бизнесу. Снимают квартиру на четвёртом этаже в доме без лифта; офис - какой-то коллективный – в связи с сокращением спроса на бумажные издания (на газеты) San-Francisco Chronicle, если не ошибаюсь, сдаёт в аренду часть своих помещений. Общие кофеварки, принтеры, копировальные машины высокоскоростные, дополнительные централизованные услуги и всё такое... Компьютер (интернет), телефон, почта и, почти по-Анчарову («доставка, дóбыча»): погрузка-разгрузка, и ещё полёты через океан в эту экзотическую страну (ему и идея бизнеса-то пришла, когда он в гостях у своего одноклассника был в столице этой экзотической страны и немного поездил по её глубинке ("знать, столица та была недалече от села"©) – она сравнительно небольшая, хотя и древняя)... Зачем полёты? – А про это, про него и его фирму три американских бизнес-журнала писали (два мне незнакомы, а третий – Forbes; сейчас, может, и больше журналов его фирму (и другие подобные) заметили; эти три - я в конце лета видел). О чём? Как раз о том, что, благодаря его усилиям, делается в этой экзотической стране. Племя, (деревня), с которой его фирма начала иметь дело, имела меньше 40 жителей. Сейчас их больше 100 – некоторые вернулись домой (с безрезультатных поисков счастья), а некоторые перестали умирать, ибо появились средства на медицину... И объём работы растёт быстро... Не буду повторяться – вернитесь к цитатам из книги Элвина и Хейди Тоффлер!.. Школа для жителей этой деревни была экзотикой в этой экзотической стране. Сегодня все дети школьного возраста там ходят в школу. Все... И здесь заслуга не только правительства страны, но и этого бизнесмена – во всяком случае, так считает Forbes. Много ещё примеров-показателей можно приводить. Но думаю, Вы поняли суть – снова возвращаю Вас к киплинговскому эпиграфу...

И я рад, что имею к этому бизнесмену некоторое отношение. Это мой старший внук.