PDA

Просмотр полной версии : Владимир Рамм: Письма другу детей


VladRamm
16.07.2013, 01:23
8824Письмо первое

Уважаемый drug_detei! Прежде всего, испрошу Вашего разрешения узнать, позволительно ли мне обращаться к Вам по имени? Я не спрашиваю, как Вас зовут, ибо знаю, не только о списке тех, кто в школе № 6 г. Чебаркуля (знаете, наверное, такой город – он прямо на ж.-д. трассе Москва-Челябинск; можно хоть на поезде, хоть на электричке, хоть на автобусе прямо до Челябинска или до Екатеринбурга добраться); так я знаю, кто в этой школе из списка «Ими гордится школа» получил серебряную медаль в 1987-м.

Говоря «по имени», я, разумеется, предполагаю и отчество. Не сказал об этом сразу, ибо там, где я живу, отчеством пользуются редко – меня так называет из окружающих только мой зять (здешний: у меня ещё и другой есть, в ином месте).

Итак. Мне интересен Ваш ЖЖ (не только то, что выносится из него на Каспаров.ру: некоторые материалы оттуда я переношу на наш портал, где имею честь быть модератором). Кстати, тут же хотел, следуя за своим вопросом в 1-м абзаце, спросить, не возражаете ли Вы, если я, помещая (могу воспользоваться ужасным «ново-русским» неологизмом: «перепощая») Ваш материал у нас, указывать-таки не ник, а имя и фамилию, как требую этого ото всех авторов, приносящих свои материалы? Конечно, я в силах сделать это без Вашего разрешения; но хотел бы не только не обижать Вас, но попытаться завоевать и Ваше расположение. Если Вы скажете: нет, то я, сделаю исключение для Ваших материалов, как уже делал.

Намерение написать Вам нечто обстоятельное, а не афористичное a-la Facebook, возникло у меня по двум с половиной (2½) причинам.

Первая причина: Вы коснулись в разговоре, где отчётливо звучало небрежение (если не пренебрежение), двух вещей (тем), которые для меня дороги. Я бы мог и пренебречь таким пренебрежением. Но по Вашим текстам, обнаружившимся на Каспаров.ру, я предположил, что являюсь Вашим... не то чтобы единомышленником, но определённо единочувствователем. Я имею в виду, что обнаружил (по моей оценке; я, вообще-то, всегда стараюсь говорить лишь от своего имени, не претендуя на знание истины и на то, будто я, мол, «знаю, как надо» ©)... Так вот, обнаружил, что у нас с Вами близкие представления о мире... О значительной (значимой, для меня, во всяком случае) части этого мира (я говорю не о географии, а о пластах человеческого бытия). Я тут в конце прошлого года вывесил свой большой, но далёкий от окончания, текст под названием «Топологическое пространство мировосприятий. И всякая херня». Хотя в этом тексте есть глава под названием «Всякая херня...» (и она появляется довольно скоро), в заголовок я вынес эти слова ради того, чтобы убрать пафос, образовавшийся от слова «топологическое». Статья не про математику совсем – хотя с другой стороны: что – не математика? Сначала я статью эту долго писал, отвлекаясь в разные стороны на боковые (оказавшиеся страшно интересными) темы, порождённые этими самыми размышлениями об этом самом топологическом пространстве. Но потом плюнул и вывесил то, что пока получилось, дабы мои примеры из жизни не устаревали... Заканчивая абзац: так я увидел, что наши с Вами мировосприятия близки. И так как Ваш мир разительно отличается от моего (снова – я не о том, что видно из Вашего окна: дом Ваш на улицу выходит углом, но я не знаю, куда смотрят окна; и не о том, «что Вы кушаете на обед» ©), мне стало безумно интересно.

Второе, вернее: другие 1½ причины (на две не тянут; в одной не умещаются) таковы. Вы сказали, что сестру Вашу зовут Наташа, а не Краткость (у меня тоже была сестра Наташа; ну, а в том, то касается краткости, то, похоже, мы с Вами родственники). Для меня основной способ понимания мира – это размышления. После того, как я узнал от Конфуция (недавно): «Есть три пути познания мира: самый благородный – это размышление; самый простой – это подражание; самый горький - опыт», я перестал смущаться своего пути к пониманию. Но, коль скоро так, то при писании или разговоре (Томас Элиот научил меня такому соображению: «Люблю говорить – это помогает думать») афоризм или забавное словообразование возникают попутно и спонтанно. Намерено их создавать я не умею. Так 1½ причины – это наше «родство».

За сим я заканчиваю это первое (пилотное) письмо, так и не указав тех тем, небрежение к коим меня смутило. Уподобляясь (возможно, подсознательно) джойсовскому герою (или Прусту, долго рассказывающему, чёрт знает про что, вместо того, чтобы сразу взять быка за рога). К темам я обращусь в следующем письме.

Dixi.

VladRamm
17.07.2013, 16:00
Письмо второе

Уважаемый drug_detei! Разумеется!.. Конечно!.. Вам не нужно давать никаких объяснений. Это я хочу прояснить для Вас некоторые детали. Пожалуй, три.

Во-первых, почему у меня возникло намерение... разыскания мои были рутинными... По-видимому, у меня несколько более трепетное отношение к русскому языку, чем Вас. Я хотел (по «Служебному роману» из роли, исполняемой Немоляевой) развить эту тему в следующем письме. Пока замечу лишь, что имя (псевдоним) drug_detei или Друг детей отчётливо требует мужского рода от глагола в настоящем или прошедшем; а Вы – дама (и о себе говорите в женском роде), так что для меня это представляло некоторую неловкость. Кстати, если Вы предложите мне использовать какой-либо иной псевдоним... Не «Жорж Санд» или «Макс Фрай» (или нечто подобное), разумеется, а что-либо женское, это полностью аннигилировало бы мою неловкость.

Во-вторых, материалы, написанные Вами, я беру вовсе не из Вашего живого журнала, а из Каспаров.ру. Они указывают первоисточник – и я его указываю. Редко черпаю что-либо непосредственно из ЖЖ. Исключения – разве что персональный портал отца Якова Кротова (неисчерпаемый источник интереснейших текстов), да и, когда не очень высокочтимое (мною) издание ссылается на блог (как, скажем, Newsru.com в разделе «Блоги»), я дойду до первоисточника и сошлюсь на него, а про Newsru и забуду. Или порой ко мне попадают материалы – интересные, но без указания автора, я найду (порой через несколько ссылок) и укажу начальный адрес (это может оказаться и ЖЖ). У Вас, не спросивши, я бы брать не стал. Но коль скоро на сайте, не носящем персонального характера, текст появился, то значит, разрешение уже испрошено и получено, а у администрации сайта (портала) я разрешений испрашивать не хочу, ориентируясь на то, что слово – не воробей...

В-третьих, слово «плагиат», которое вы употребили, рассуждая о варианте использования Вашего подлинного имени, а не ника, указывая автора текста, не вполне адекватно... Здесь сам себя перебью, напомнив о споре у Вас в ЖЖ, касающемся выражения «хоть и адекватно, но явно недостаточно»; ваши собеседники высказывались, что это, мол, оксюморон, а я говорил, что всё в порядке. Раз адекватность может иметь сравнительную степень (а не только «да-нет»), то значит, и нечто не очень адекватное или мало адекватное, остаётся-таки адекватным, как мраморный телефон, сделанный Хоттабычем (или Димон в президентском кресле)... Слово «плагиат» не про то. Не станете же Вы обвинять кого-либо в плагиате, если «Повести Ивана Петровича Белкина» будут изданы под именем Александра Сергеевича Пушкина. Или станете?..

С деталями закончил. Теперь о другом. Меня повеселила Ваша декларация, касающаяся отношения к математике. Несколько соображений выскажу. Прежде всего, математика – это, конечно, язык. А язык – это Ваше. Да Вы и позиционируете себя, как лингвист (и, небось, даже и воспринимаете себя именно так). Какие разговоры могут быть?!.. Кроме того мне очень симпатично рассуждение Ричарда Феймана в «Феймановских лекциях по физике» в подготовительной части он говорит (по памяти): «Математика, строго говоря, это не наука, т.к. она не основывается на опыте. Но это не говорит о ней плохо. Любовь, например, тоже не наука, а как она прекрасна!» Математика прекрасна не как любовь, а как поэзия (или, вообще, хорошая литература). А уж поэзия, судя по Вашему рассказу об адвокате Алексисе Патлене, Вам не совсем чужда. В тексте ((http://demset.org/f/showthread.php?p=509#post509) «Об аксиомах и аксиоматике (без приложения к математике)» я рассказывал вот про что:

Это только кажется, что поэзия и математика разные вещи... Хотел было сказать: «кажется малообразованным людям», но не будем так говорить, читатель, «а то ещё обидится кто!» Математика и поэзия... Помните, как сказал И.Бродский в нобелевской своей речи? Поэт – это инструмент языка. А математика, кстати, – это язык. Вам ещё нужны комментарии? Пожалуйста. Фридрих Гаусс. Тот самый, что придумал не только кривую своего имени, но в четвёртом классе школы, когда учитель захотел чем-нибудь надолго занять детей, чтоб самому заняться своими делами, придумал, как быстро-быстро находить сумму арифметической прогрессии. Так этот Гаусс, когда у него спросили, а куда девался, мэтр, Ваш ученик Д.? Он, вроде, подавал такие надежды! Этот самый насмешливый Карл Фридрих только рукой махнул: «А!.. Забудьте! Он сделался поэтом! Для математики у него не хватило воображения!»

Но «Аксиоматика…» - она не про математику. Про неё (да и то по касательной) «Числа (http://demset.org/f/showthread.php?t=1090)» (попытка новеллы), написанная года три назад.

Я полагаю, уважаемый drug_detei, что Вы заблуждаетесь, предполагая себя от математики страшно удалённой. Хм!.. Как tg π/2... (я воспользовался таким примером, ибо в нём английский и греческий алфавиты, и ещё цифра по-арабски... ليس كذلك ؟; хотя 3.1415926... при переносе превратилось-таки в тоскливое "п") Математика – это не числа, формулы и фигуры... Это... Нет! Воздержусь от определений...

VladRamm
25.07.2013, 01:39
Письмо третье

Уважаемый drug_detei! Если Ваша декларация о Ваших взаимоотношениях с математикой лишь немного посмешила меня... Сейчас многие пользуются словом «улыбнуло» - хорошее слово, на мой взгляд (русский Word немедленно заявил мне, что не знает такого слова; а я в этом «заявлении» увидел лишнее подтверждение существованию определённых преимуществ у человека (в частности, меня) перед машиной; мы: я и язык – живые, а компьютер и даже Word – нет!). Слово непривычное для меня (пока), но, думаю, оно останется и привьётся, даже если покудова (опять Word недоволен! Видать, не нравится, что я архаизмами пользуюсь; специалисты утверждают, что слово «покудова» встречается 15 раз на ≈ 300 млн. слов) и воспринимается, как жаргон... Вам кажется, что я говорю ни о чём, прицепляясь к собственным словам, и, нарезая круги, множу бессмысленные и никому неинтересные рассуждения непонятно о чём?.. Ведь кажется, правда?.. А я как раз подошёл к главной теме своего письма, а сказанное ранее было, т.с., прелюдией... Если Ваши слова о чуждости для Вас математики меня улыбнули, то суждения о русском языке и русской литературе меня очень огорчили.

Начну с конца. Сочинение Ваше «Готическая повесть (http://drug-detei.livejournal.com/438259.html)», представляющее собой очевидную аллюзию (к происходящему ныне в России), Вы сопроводили репликой (http://drug-detei.livejournal.com/438517.html): «Почему я не отношу себя к интеллигенции»:

Потому что интеллигенция узнала про чувака, который победил дракона, а потом сам в него превратился, из Шварца, а я - из Овидия (Метаморфозы. III. 1--137; IV. 563--603)...

(Как бы мне хотелось использовать Овидия в качестве лит. основы для одного из моих опусов! Но там...

Я прервал Ваш текст внезапно, ибо Вы касаетесь иной темы, очень острой, но к начатому разговору отношения не имеющей. А я не хочу отвлекаться... Там (в Вашем ЖЖ) ещё есть такой обрывок диалога:

- Про дракона ещё сказка есть азиатская (бирманская по старому названию, кажется). А Шварца я про дракона не читала. Вместо Овидия может сгодиться Софокл с Еврипидом.

- Любые древние чуваки годятся. Шварца я тоже не читала - ни про дракона, ни про кого.

Там у Вашей собеседницы ошибка (которую я здесь исправил): словосочетание «может сгодится» не годится – или «может» должно быть в запятых (тогда оно – вводное = «может быть»), или слову «сгодится» нужен мягкий знак (иначе не проглатывается). Но я не об этом. По Вашему (странному) критерию, меня тоже нельзя отнести к интеллигенции. Сюжет «Дракона», мне был известен до того, как я познакомился с пьесами Евгения Шварца. Само название «Дракон», по-моему, кричит об азиатском источнике. Для меня, наверное, не бирманском, а китайском (о китайской сказке). Впрочем, один и тот же сюжет... Акутагава Рюноскэ сказал мне (по памяти): «Всё, что может быть сказано, было уже сказано 3-5 тысяч лет назад. Нам осталось только добавить нового огня». Замечу, что по-японски я не понимаю совсем (хотя у меня японский автомобиль и японский же телевизор); я читал Акутагаву в русском переводе. В том же что касается... Сначала Овидия, а потом Шварца... В том, что касается Овидия, то у меня стоят на полке «Метаморфозы» - просто руки не дошли... Хм! Здесь перебью себя, дабы поинтересоваться, знаете ли Вы, что такое «большая библиотека»? Ответ релевантен и прост (простотой-то он и восхищает меня): Если Вы прочли меньше половины имеющихся у Вас книг, то у Вас большая библиотека. У меня-таки да, большая библиотека. Итак, пока не прочёл – но с Вашей подсказки... Всенепременно!.. Только должен признаться: у меня «Метаморфозы» не на языке оригинала, а в переводе с латинского на русский, выполненного С. Шервинским... Как говорил мой любимый поэт (из русских поэтов): «...неполный слабый перевод, с живой картины список бледный, или разыгранный Фрейшиц перстами робких учениц» ©. Но я всё равно стану читать по-русски (а не «по-латыне», как, помнится, Ломоносов требовал в фильме имени себя; в XIX веке говорили: «по-латыне», а не «по-латыни»). Определённо читал я Овидия (Назона) «Искусство любви». Даже помню обстоятельства. Читал ночью (ещё до Вашего рождения) в конце 50-х, когда стоял в очереди за подпиской на кого-то из тех, кто писал по-русски (сейчас уж не помню, на кого: а переклички были через каждые два часа вплоть до открытия магазина). А натолкнул меня на него тот самый поэт, о котором я упоминал; он рассказывает о своём приятеле, герое одноименного романа в стихах:

«...Но в чем он истинный был гений,
Что знал он тверже всех наук,
Что было для него измлада
И труд, и мука, и отрада,
Что занимало целый день
Его тоскующую лень, —
Была наука страсти нежной,
Которую воспел Назон,
За что страдальцем кончил он
Свой век блестящий и мятежный
В Молдавии, в глуши степей,
Вдали Италии своей...».

Но и он, я полагаю, читал Публия Овидия Назона отнюдь не в оригинале. Вдруг, Вы читали-таки, он про этого самого героя рассказывал:

«Латынь из моды вышла ныне:
Так, если правду вам сказать,
Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать,
Потолковать об Ювенале,
В конце письма поставить vale,
Да помнил, хоть не без греха,
Из Энеиды два стиха...»

Так я полагаю, что и автор знал латынь не глубже... Но! И про героя, и про автора, пожалуй: «Он по-французски совершенно / Мог изъясняться и писал». Во всяком случае, эпиграф к своему роману он написал по-французски (русский перевод эпиграфа увидел свет, по-моему, уже после смерти поэта; на всякий случай, вдруг Вы не знаете, он был убит на дуэли). Думаю, и Овидия Назона он читал не в оригинале, а во французском переводе... Хм!.. А я – в русском (и в прошлом, и в будущем собираюсь читать). Почему я избрал для ссылок именно этот «стишок» (роман в стихах)? Да потому, что очень его люблю. И даже произвёл на свет длинный, но незаконченный текст (http://demset.org/f/showthread.php?t=347) «Мой «Евгений Онегин». Жемчужины ожерелья...»

А теперь о Евгении Шварце, сочинявшем по-русски. Позиция Ваша представляется мне внутренне противоречивой. Вы говорите, что не читали Шварца и при этом ссылаетесь на то, что история «Дракона» Вам известна от Овидия (искренне надеюсь, что читанного всё же по-русски). И правда, зачем Шварц, когда есть Овидий?.. И при этом Вы пишете свою «Готическая повесть» прям-таки пропитанную аллюзиями (и иносказаниями), как впрочем, и написанный ранее «Фарс об адвокате Алексисе Патлене», который если и не ссылается прямо на какой-либо античный сюжет, но помещён в другие земли и страны, как, скажем, у Ивана Андреевича Крылова (коего я полагаю лучшим баснописцем советской, а может, и путинской, эпохи) в его т.н., восточной повести «Каиб». Обращая к Вам прозвучавший вопрос: зачем Вы пишете нечто на сюжет «дракона», когда есть тот же Овидий со своими «Метаморфозами»? Вопрос мой риторический – я на него сам и отвечу. - Да ради этих самых аллюзий! Чтобы увидеть и показать сегодняшний день через призму вечного, подтверждая мысль Экклезиаста: «Что делалось, то и будет делаться. И нет ничего нового под солнцем». Такой взгляд (в соотнесении с вечностью) помогает лучше увидеть настоящее!.. Происходящее под носом... С той самой есенинской «поправкой»: «Лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстояньи». Аллюзии, обращение к старинным, древним, античным текстам и создают это расстоянье!.. И значит, помогают-таки увидеть то, что плохо различимо лицом к лицу. Для меня это соображение представляется настолько очевидным, что я позволил себе от Вашего имени именно его и выставить причиной, мотивом Ваших литературно-драматургических усилий. Так Евгений Шварц делает (настоящее время!.. Как у Овидия, Крылова, Пушкина, Тацита с Плутархом и др.; когда не устаревает – а об этом у Хосе Ортеги-и-Гассета, коего я тоже читал не по-испански, а по-русски). Я видел пьесу Евгения Шварца «Дракон» в театре Николая Акимова (Театр Комедии в Ленинграде), приехав в отпуск со службы в армии. Тоже ещё до Вашего рождения. Фильм «Убить дракона» по этой пьесе с Александром Абдуловым (Ланцелот), Олегом Янковским (Дракон) и Евгением Леоновым (Бургомистр) тоже хорош, но впечатление слабее... Скажу, почему. Это оказался один из шести спектаклей, которые увидел зритель. Далее постановка была запрещена. И речь шла не просто о текстовых аллюзиях, хотя пьесу-то я читал раньше, и она на меня впечатление произвела, как, впрочем, и другие шварцевы пьесы, не только увиденные в театре, но и прочитанные. А тут, на спектакле я увидел, что получается, когда усилия режиссёра (а Акимов, по мне, был гениальным режиссёром) складываются с усилиями автора. Я до сих пор помню (я тогда был не женат, а сейчас у меня уже и старший внук женился!) себя (и своё потрясение) в этом переполненном и затаившем дыхание зале, когда на сцену вышел Бургомистр (если Вы не знаете, кто это в «Драконе», так спросите у кого-нибудь), и оказалось, что это вылитый Хрущёв (вместе с интонациями)! А сняли-то Хрущёва лишь ещё через год!..

Русская литература этим переполнена!.. Однако прервусь. Разговор о русском языке и русской литературе для меня важен чрезвычайно... И я только в начале... От Овидия и Шварца отойти не успел... Просто дела...

VladRamm
17.08.2013, 21:16
Письмо четвёртое

Оставив не время разговор о русском языке и русской же литературе, хотя именно эта тема и побудила меня, уважаемый друг детей, начать «переписку» с Вами, я хотел бы перейти немножко к другой теме, ныне необыкновенно актуальной... Что касается русской литературы, то, в связи с тем, что размышления о ней (ещё и подогреваемые чтением литературоведческих статей понимающих в этом деле авторов) побудили меня обратиться к этой теме в написанной в перерыве после моего третьего письма, статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=6559) «"Приятно дерзкой эпиграммой сразить оплошного врага..."», начиная с поста # 7. Статья эта возникла после того, как я познакомился с репликой обо мне... разоблачительной, негодующей и обличительной (попутно со всеми остальными... демократами, эмигрантами, евреями и вообще инородцами, пенсионерами и другими ужасными категориями людей, особливо, в шляпах!), высказанной в своём ЖЖ одним из автором тех мерзостных сочинений, издаваемых под эгидой 5-го управления КГБ (возможно, сейчас оно называется иначе, но суть та же: контрпропаганда), о коих я писал в статье (http://demset.org/f/showthread.php?t=6559) «Уинстон Черчилль заговорил по-русски?», которая уместилась в пять постов, с добавлением (в сторону) шестого. Так там, в «"Приятно дерзкой эпиграммой..."» (эти слова, кстати, это размышления автора «Евгения Онегина» после трагического завершения дуэли его героев) этот сочинитель пасквилей, разоблачивший меня в своём ЖЖ, украшенном сирийским флагом, пытается присвоить себе эксклюзивное право на установление «русскости», и соответственно, аналогичное право определять, что относится, а что не относится к русской литературе (в зависимости от того, соизволят или не соизволят он и его лит-соратники по 5-му управлению отнести автора к русским писателям). Мне показалось западло всё это безропотно сносить, и я написал свой текст, сопроводив его ростановским эпиграфом: «Не выношу я лжи, и мне сказать приятно:/ "Сегодня я нашел себе еще врага"! / И эта ненависть - одна мне дорога....» Ну, и хватит об этом.

В конце третьего письма упомянул я Восточную повесть Ивана Андреевича Крылова «КАИБ (http://rvb.ru/18vek/krylov/01text/vol1/02magazine_prose/007.htm)», написанную ещё до того, как он начал сочинять басни. Каиб, подозрительно похожий на великого Пу, был один из восточных государей; имя его наполняло вселенную. «Слава твоя, — говорил ему некто из его стихотворцев, — слава твоя была бы подобна солнцу, если бы оно не заходило» ©.

Надобно приметить, что Каиб ничего не начинал без согласия своего дивана; но как он был миролюбив, то, для избежания споров, начинал так свои речи: «Господа! я хочу того-то; кто имеет на сие возражение, тот может свободно его объявить: в сию ж минуту получит он пятьсот ударов воловьего жилою по пятам, а после мы рассмотрим его голос». Таким удачным предисловием поддерживал он совершенное согласие между собою и советом и придавал своим мнениям такую вероятность, что разумнейшие из дивана удивлялись их премудрости. И для того-то, хотя иногда терпел он визирей с крепкою головою, но не мог терпеть тех, у коих крепки были подошвы. «Такие люди, — говаривал он, — всегда думают, что они умнее других, и они для меня не годятся. Мне надобны визири, у которых бы разум, без согласия их пяток, ничего не начинал».

Перефразируя Ивана Андреевича, выскажу предположение, что великий Пу не хочет назначать наместников куда бы то ни было без поддержки народа. Или вернее сказать, без привлечения тех, кого народ поддерживает. «Господа! – говорит он. – Я хочу сделать начальником над вами такого-то; кто имеет на сие возражение, тот может свободно его объявить: в сию ж минуту мы наденем ему на шею петлю, поставим на табурет, чтоб его было лучше слышно, зачитаем вынесенный ранее приговор, а после мы рассмотрим его голос». И народ прям-таки обожает великого Пу за его миролюбие и прирождённый демократизм. И даже порой называет его «наш Ганди» (или «наша Махатма» - великая душа, если по-русски).

Можно негодовать по поводу того, что великий Пу именно так интерпретирует свободу и демократию... Можно ещё сталинское вспомнить (его публичный ответ пленуму на зачитанные выдержки из ленинского письма-завещания): «Да, я груб. Но с кем? С врагами партии и народа! И буду к ним беспощаден!» (по памяти).

Можно восхищаться тем, что Алексей Анатольевич ведут-с свой «репортаж с петлёй на шее», продолжая обличения с непреклонностью человека, которому нечего терять.

Но на две вещи стоило бы обратить внимание. Одна – он не ставит под сомнение идеи диктатуры и империи; просто убеждает, что он был бы лучшим диктатором, чем великий Пу (думаю, что это не трудно – уж больно последний мерзостен), и что знает, как сохранить империю (а это мне представляется неправдоподобным).

А второе – на табуретку он-таки влез самостоятельно (разве что помощью едроссовских мундепов воспользовался). И это смущает...

***

Последнее время в сгущающейся атмосфере полного пренебрежения законом (и Конституцией) в России... И я говорю не о какой-то конкретной правовой норме, а об исключении понятия «закон» из обихода, как исключились (исчезли) из обихода когда-то слова «теплород», «неподвижный эфир», а позже – слова ранне- и средне-советской эпохи, у меня огромная книга есть: словарь (толковый) этих самых советских слов. И вот слово «закон» сейчас тщатся списать в эти самые раритеты... В общем-то возвращаясь к великим словам великого Ленина о нравственности и о великой (разумеется!) мировой революции: «Нравственно то, что служит делу мировой революции!». Ни закон, ни совесть, ни простая порядочность или, хотя бы приличия, никому не нужны. Диктатура превыше всего!.. Добавления «пролетарская», «революционная» или свежепутинский вариант «диктатура закона» (вот такой сейчас в моде оксюморон) мы оставим тем, чьи интеллектуальные пристрастия не поднимаются выше книжек-раскрасок.
И что же вообще в России отказываются от понятий, связанных с правом?.. Нет, не совсем!.. Право заменяют «справедливостью». Это очень интересная и даже эффективная замена. Она, конечно, переводит любой разговор в сферу морали и черпает понятия оттуда. Вот сказал же великий Пу (по памяти): «сказали вам туда-то не ходите, там-то не собирайтесь! А вы пошли, ну, и получи – там тебя отоварят дубинкой по башке!». Конечно, это не имеет никакого отношения к Закону и Праву, но справедливость – налицо. Справедливость, как норма господствующей морали. А какова на сегодня господствующая мораль? – Это единоличное правление. Можно сказать «самодержавие», но «вдруг ещё обидится кто!» ©. Как там выглядит мораль (если совсем коротко, по-Некрасову, Николаю, а не Виктору или Андрею) «Закон – моё желание! Кулак – моя полиция!». Перед этим говорилось: «Ни в ком противоречия,/ Кого хочу - помилую,/ Кого хочу – казню». В условиях полной безнаказанности и правила поведения, привычки и взгляды – совершенно ожидаемые: «Закон - мое желание!/ Кулак - моя полиция!/ Удар искросыпительный,/ Удар зубодробительный,/ Удар скуловорррот!..» Если и пока жители России (я полагаю позволительно не пользоваться здесь словом «народ») принимают систему единовластия (или если не обидно, таки «самодержавия»), как приемлемую... А большинство жителей-избирателей воспринимает великого Пу, как хорошего, удобного, эффективного царя... и если кому-то разонравилось за него голосовать, то систему царизма они полагают данной России навеки и хотят разве что сменить уже надоевшего плохого царя Путина – на хорошего Навального, не ставя под вопрос саму систему абсолютной власти!.. Но при абсолютной власти система абсолютного произвола (диктатура=насилие, не стеснённое никакими законами, правилами или ограничениями) – абсолютно справедлива! Всё делается ради этой самой справедливости – вспомните приведённую чуть выше ленинскую мысль о нравственности, только замените «мировую революцию», скажем, «стабильностью» и если для Вас всё теперь в порядке, то вопросов нет!.. Избиение дубинками, с попутным проламыванием черепов, избиение ногами (особенно, когда в пах!) справедливо, ибо сказали же с самого верха: «не согласовано!» Вы просили разрешить? А Вам отвечают: «Не разрешаем!» А ведь просьба предполагает усмотрение лица, к коему она обращена! Может сказать: «да ладно, пусть себе!», а может: «ишь, чего выдумали! Нет-нет и нет! Только через мой труп!»; причём, власть проявится только в случае запрета! Справедливость любого ответа вытекает из согласия работать в жанре просьбы. Начните испрашивать разрешения на те поступки, на которые ранее решались, не спрашивая оного, и Вы увидите в какой кошмар превратится Ваша жизнь! Смотрите: в школе во время урока, ежели приспичило, то можно подняв руку, попроситься пойти пописать… Часто и в высшем учебном заведении во время лекции следует попроситься... А теперь представьте, что вне зависимости от того, где Вы находитесь (уже вне учебных занятий) Вам надо получить разрешение на то, чтоб пописать... И во избежание недоразумений, лучше на бланке и заверенное как полагается!.. Я бы не выдержал... А Вы, раз согласились испрашивать, заменив уведомительный характер отношений на разрешительный, то уж не жалуйтесь!.. И избиения справедливы, и лжесвидетельства справедливы и приговоры, не подкреплённые обнаружением состава преступления, справедливы! Потому, что «для дела»! Замечу, что осенью 2003 года статья в «Независимой газете» (а она была тогда заметно независимей, чем ныне), посвящённая аресту Ходорковского, так и называлась: «Закон - мое желание, кулак - моя полиция». А ныне?.. Обсуждают справедливость содержания Ходорковского под стражей, его моральный дух, его «сослагательные» перспективы, мотивы верховной злобы и т.п. И лишь ЕСПЧ заявляет о противозаконности (не несправедливости, а именно противозаконности!) его первого ареста! А значит, противозаконности всего, что делается с этим человеком с самого начала: ничтожность (в правовом смысле) судов, обвинений, приговоров, содержания в тюрьме и пр. и др. А справедливость оставьте в покое! Если Вы призываете властителя к справедливости (вне зависимости от Ваших резонов и от объекта), Вы тем самым признаёте его власть, и, попутно, всех назначенных им сатрапов (и все их действия!) легитимными… И не протестуйте, когда Вам откажут.

Напомню, что именно против царизма, против такой системы абсолютной власти выступали в своё время декабристы... И об этом-то думал Пушкин, вставив в своего «Графа Нулина» имена Тарквиния и Лукреции. А меня пушкинская ссылка даже и текст (http://demset.org/f/showthread.php?t=777) об этом побудила написать: «Лукреция и другие». Но я Вам собираюсь не свою статью цитировать, а из моего любимого писателя отрывок привести. Собственно, выдержку из своей огромной (бесконечной?..) статьи «Об аксиомах и аксиоматике (без приложения к математике)» из третьего её куска (третьей части?) «Профанация права», из главы «Профанация права. «Социальная ответственность бизнеса» и другие глупости»)

Добро, милость, благотворительность для крепости тоталитарного государства должны исходить лишь из одного источника – от вождя или от тех, к кому он явно благоволит (что опять ему же в плюс и зачтётся). «Вертикальность» здесь главная цель, а любая добродетель – лишь средство для её укрепления. И не о верховном правителе только речь. Обо всех, кто жаждет беспрекословности подданных. М.Е.Салтыков-Щедрин в «Завещании моим детям» рассказывает:

Слабомыслов исправник у нас был. «Проси, говорит, у меня милости, — отца родного съем; а будешь, говорит, по закону требовать, а тем паче по естеству — шабаш. Потому, естество — оно глупо. По естеству тебе есть хочется, а в регламентах того не написано, — ну и бунтовщик. А ты проси милости, — и дастся».
Говорил я тоже, и не раз, этому капитану Пафнутьеву: «Пафнутий Пафнутьич! — говорю, — а вы бы простить попросили!» — так он даже зашипел на меня… за что же этаких-то и любить?
Бабушка Татьяна Юрьевна так в этих случаях поступала. Придет, бывало, к ней мужик хлеба или лесу просить — она на него: «Да ты, свет, белены, никак, объелся, что меня, государыню, в боярском моем деле нудить изволишь?» И не только прогонит ни с чем, а временем даже высечь изволит. Напротив того, который мужик молчит — тому даст. И хлеба, и лошадь, и лесу на избу — всего, даже чего не нужно, и того даст. Почему? а потому, что боярское сердце ее этим веселится, а веселится оно, когда ей, государыне, самой того хочется!
И так она этой своей политикой всю вотчину устроила, что когда вступил в управление имением папенька Иван Матвеич и, по обычаю, спросил мужичков, довольны ли они и не нужно ли чего, то они не отвечали, а только лапу сосали.

Именно всеобщее сосанье лапы и является, по моему убеждению, целью игр власти в «социальную ответственность бизнеса».

Но почему, спросите Вы, давно недоумевающий читатель, я вдруг начал в письме другу детей говорить о справедливости и праве? И Вы, уважаемый друг детей, можете меня об этом спросить (если прочтёте-таки мною написанные письма к Вам)!.. Да потому, что недавно натолкнулся на реферат, где обсуждаются... Ээ-э... критически рассматриваются суждения Г.Кельзена о правовом государстве (Чистое учение о праве Г.Кельзена. М. , ИНИОН АН СССР, 1988. Вып. 2.- С. 156 Kelsen H. Allgemeine Staatslehre. Berlin, 1925- S. 45):

По Г.Кельзену, даже понятие "правового государства" является надуманным и представляет собой "предрассудок, основанный на теории естественного права", поскольку "всякое государство есть правовое государство", так как оно всегда обладает юридической системой.

«Однако, - говорится в этом реферате (http://all-referats.com/diploms/diplom-16695.html), - при таком подходе теряется критерий отличия правового государства от неправового, демократического от тоталитарного. Не соглашаясь с таким "очищением" права от справедливости, Сифурова Л.А. и Пахомов Е.Ю., например, считают неправомерным отрицание справедливости позитивного права на основании того, что "справедливость есть требование морали". Нужно, по их мнению, лишь "признать, что справедливость не является моральной категорией" и тогда ее можно "включить в право" и считать сугубо правовым понятием, не опасаясь смешения правовых и моральных норм1. Такая позиция является попыткой сохранить справедливость в рамках права, но вне и без морали, то есть в качестве формальной "правовой справедливости".
См. Сифурова Л.А. , Пахомов Е.Ю. Справедливость в международном праве

Я-то со своей стороны, полагаю идею справедливости не просто внеправовым, а антиправовым понятием, несмотря на гордое звучание утверждения: «Что выше Закона? – Справедливость. Что выше Справедливости? – Милосердие!» Справедливость, является, как я убеждён, именно моральной категорией. А мораль носит не всеобщий, а групповой характер. Ещё недавно говорили о классовости морали. Я не настаиваю, на использовании понятия «класс», но говорю о группах (социальных? (к примеру, социально-близкие и социально-далёкие в ГУЛАГе)... профессиональных?.. этнически объединённых?) И мораль, исходно индивидуальная, оказывается статистически значимой для подобной группы. Но государство, чьим инструментом является право, состоит из разных групп! И морали этих групп не просто различны! Они зачастую в чём-то и антагонистичны! Было бы всё одинаково, не понадобился бы никакой закон вообще: «мудрому не нужны законы – у него есть разум!» Но нельзя, бессмысленно рассчитывать на всеобщую мудрость!.. Даже на чью-то индивидуальную вряд ли стоит сильно рассчитывать! Поэтому для обеспечения совместного сосуществования разных... Разных людей, вооружённых разными моралями, и существует писаное право. Напомню: правом оно может называться, когда оно для всех граждан едино. Если это не так, то правильнее назвать лицемерную «правовую норму» произволом... Но это уже лингвистика!.. Так вот, насколько я смог познакомиться с Вашими суждениями, уважаемый друг детей, мысль о "правовой справедливости" Вам близка и даже, похоже, Вы испытываете к ней определённую приязнь... А идеи, в отношении к которым мы с Вами расходимся, мне чаще всего очень интересны уже потому, что сходимся мы настолько во многом, что и обсуждать это нету смысла.

VladRamm
27.09.2013, 04:58
Письмо пятое
(точки над «ё»)

Ловлю себя на том, что мне стало трудно (психологически) участвовать в беседах в Вашем ЖЖ, уважаемый... уважаемая (?) друг детей! И это имеет непосредственное отношение к различию наших отношений к языку. Я имею в виду, прежде всего русский язык, разумеется...

О месте, на котором я постоянно спотыкаюсь, лишь упомяну... Да уже и упомянул в первом предложении этого письма. Можно выбрать себе псевдоним (ник) и говорить от имени этого псевдонима... Почему бы нет?.. Pourquoi бы pas? Как говорят на том языке, с которого Вы профессионально переводите, уважаемая... (или всё же: уважаемый?) друг детей. Я не зря сделал это уточнение... Не попусту, и скоро к нему вернусь. Итак, можно, конечно, выбрать себе не только псевдоним, но и личность вообразить (или точнее сказать: личину), и говорить, рассуждать от имени этой личности... В конце-то концов, всё театральное искусство только этим и занимается!.. Причём, можно сказать, порой и с удвоенной рефлексией или даже с утроенной. Актёр изображает кого-то на сцене (внешность, язык, биографию, философию вместе с мировоззрением, etc.) и эта личность может сильно отличаться от его личности. И зрительская путаница здесь необыкновенно интересна, и рассказы о ней сами достойны порой читательского (зрительского) внимания. А второй уровень рефлексии можно увидеть тогда, когда окажется, что актёр выступает не под собственным (паспортным) именем, а пользуется театральным псевдонимом... Или в другую сторону: когда его герой в какой-то пьесе начинает «актёрствовать» и уже не сам артист, а его герой кого-то изображает, и от лица этого кого-то «разглагольствует»... Можно привести и третий уровень, но «у нас теперь не то в предмете»©. Речь о том, что выбрав себе образ, стоит стараться ему соответствовать, не допуская режущих слух (или взгляд) противоречий... Помните эту хитрость, что тетя Полли проделала с Томом Сойером, когда он был в женском платье, бросив ему на колени клубок ниток, и Том, рефлекторно сомкнул колени?.. Так не надо смыкать!.. Если некто взял себе мужской псевдоним (ради Бога!) не стоит говорить про себя «написала» и «пошла». Вот скажем, Макс Фрай – я знаю, что это – псевдоним и кто за этим псевдонимом; но открываю книгу – всё, любое повествование от лица мужчины. Без отступлений... Ну ладно, Макс Фрай, может, неудачный пример для мировой литературы... Более «примерный» пример: Жорж Санд. «Консуэло» стоит у меня на полке; книгу, изданную в серии «Библиотека мировой литературы» открывает портрет автора (вне всякого сомнения, женский портрет!) и два предисловия – одно от Фёдора Достоевского, другое – от Ивана Тургенева (тем паче, что прототипом героини была Полина Виардо). Достоевский, называющий автора «Жорж Занд», иногда... не то чтобы сбивается, но непривычно обращается с русским языком – с первой фразы: «Появление Жорж Занда в литературе...», не «Жоржа Занда» и не «Жорж Занд», что соответствовало бы или мужскому или уж женскому (хотя и очень своеобразному) имени (впрочем, именем моей младшей дочери когда-то пользовались римские императоры – по крайней мере, один из них называл-таки себя Анной). Достоевский – смешивает... Ну, так, он – Достоевский! Что мне при его несомненной громадности, огрехи у него обсуждать (пока я ещё всего его и не прочёл!), что ли?.. Он смешивает в имени, но об авторе говорит, исключительно используя женский род. А Тургенев в своём коротком письме к издателю «Нового времени» говорит: «На мою долю выпало счастье личного знакомства с Жорж Санд...». Тургенев явно говорит о женщине (хотя замечу (в скобках): система проверки правописания, когда я закрыл кавычки тургеневской цитаты, возмущённо заявила мне, что, мол, предлог «с» не согласован со словом «Жорж»! Еле её успокоил, знаете ли...). Автор бессмертного романа, носящий мужское имя, выражает свои мысли устами своей героини, и говорит при этом от имени женщины – так ничего удивительного: героиня-то Консуэло, относительно пола которой сомнений (непоняток) не возникает!..

А я, как сталкиваюсь с тем, что человек не просто является другом детей и хочет, чтоб его так называли, но при этом говорит о себе, как о женщине, так каждый раз вздрагиваю. Но, научившись от Пушкина замечательной идее: «как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки русской речи не люблю...», я пропускаю и слова друга детей и странные выражения Достоевского... Но!.. Эвон, как далеко я усвистал, пока подошёл к теме своего нынешнего письма!..

Но, недавно натолкнулся я на то, как друг детей обсуждает, с законной (без преувеличений!) гордостью, книгу, над переводом которой долго (и успешно!) работала: «Арман-Жан де Ришелье. Политическое завещание, или Принципы управления государством». В качестве переводчика этой книги объявлена (скажем, на портале «Либрусек») Лариса Александровна Сифурова, и попытка продолжать делать вид, будто мне неизвестно, как зовут друга детей, кажется (мне) ребячески-неправдоподобной... Но пусть, раз человеку нравится!.. А на обложке прописными буквами имя: «РИШЕЛЬЁ». Замечательно... Однако... Я-то узнал об этой книге (и этой обложке, и о явном указании на имя переводчика) из ссылки на OZON.RU в сообщении друга детей. Ссылка сообщает, где эту книгу можно купить; а сообщение ссылается на... Давайте-ка назовём его: «некий господин П.»... Вот, в частности, за что я люблю русский язык – за эту богатейшую возможность играть словами; вот написал рядом: «ссылка сообщает» и «сообщение ссылается» - приятно, как будто рифму хорошую нашёл... А во фразу «вот за что я люблю русский язык» вводное «в частности» ведь в самые разные места можно вставить! И везде смысл будет! Только везде разный! Я правильное-то место (чтоб выражало то, что хочу, а не что попало) не сразу и уловил... Вернусь к господину П. Сперва. А опосля – к обложке книги. Я не ради того пользуюсь такими старорусскими словами, чтоб щегольнуть чем-либо. Просто люблю поговорку (русскую, кстати): «Всяк умён; кто – сперва, а кто - опосля». Ну, не стоит её на современный лад перестраивать – она именно по-старому красива.

Так, об этом господине, Вы, уважаемый друг детей, пишете:

Он пишет: <<Просвещённый кардинал Ришелье по сей день выглядит как мракобес <...>>>

Упс! Чувак, если уж ты там везде и кругом буквы ё ставишь, то, может, и кардинала не надо обижать? Грешно. Особенно после нашей книги... (Я помню, как на выставке к нам несколько раз подходили разные чуваки и благодарили за букву ё в имени кардинала...)

Там, куда ведёт Ваша ссылка, ещё и аннотация есть. В этой аннотация кардинал упоминается без каких-либо «ё»... И, наверное, по-французски фамилия его таки звучала именно так, как Вам хочется, чтоб она звучала по-русски... Наверное, мои французские родственники (у меня один из зятьёв - француз) именно так и произносят фамилию великого кардинала... Однако... Вот снял с полки книгу «Ришелье. Мемуары» (Издательский дом – «Наш дом – L’Age d’Homme». 2005. Издано при поддержке МИД Франции. Других книг о кардинале у меня нет). В аннотации никаких следов «ё». Но в предисловии, написанном Е.А.Городилиной - везде "ё"! Речь, наверное, не о том, что они, составители аннотации, там все дураки, а о том, что по-русски так говорить и писать не возбраняется! По-французски пишется: Richelieu. Действительно. Ну и что?.. Не знаю, как другие, но я в этой жизни, при всём уважении к Вам, уважаемый друг детей, продолжу называть его кардинал Ришелье (безо всяких «ё»), а столицу Франции буду называть «Парижем», хотя весь мир за пределами сферы русского языка называет его иначе!.. На эту тему ещё анекдот есть специальный (попробую ещё и изложить его в той манере, которой порой пользуется друг детей, когда хочет подчеркнуть свою простонародность – мне это легко: «Мы нивирситетав ни канчали!»). Итак: «Почему у вас, у русских, всё не как у людей?.. Во всём мире столицу Франции называют по имени того чувака, что яблоко между тремя гёрлами делил, а вы почему-то это слово через «ж» пишете и говорите...» - «А у нас, паря, всё через «ж» делается!..»

И эта Ваша нетерпимость (к упущенному «ё») происходит на фоне Вашей же записи почти рядом: «Ну, прямо не Византия со звериным оскалом, где снимают человека с выборов за то, что он не написал букву ё в своем имени (и еще по другой, столь же абсурдной причине), а Бельгия какая-нибудь...»

Пушкинская строфа, та самая, где «как уст румяных без улыбки...» начинается словами: «Не дай мне Бог сойтись на бале / иль при разъезде на крыльце / с семинаристом в жёлтой шали / иль с академиком в чепце...» Вы хотите быть таким «академиком»? Зачем?!..

В другом месте (очень близко) Вы говорите о популярном писателе, что последнее («навальное») время сильно себя скомпрометировал... У меня, по крайней мере, почтение к его текстам сильно упало... Но Вы ему ставите в упрёк, что он говорит «Мáкбет», в то время как правильно: «Макбéт». Я задумался после Вашей насмешки... Не надо мною вовсе!.. Над неправильностью речи... Русской речи при произнесении этого имени. Конечно, Вы правы – вот Википедия рассказывает:

]«Макбе́т» (англ. Macbeth) Мак Бетад мак Финдляйх, (гэльск. Mac Bethad mac Findláich,1005 — 15 августа 1057) — король Шотландии из Морейской династии с 1040 года. Наиболее известен как персонаж трагедии Шекспира «Макбет», которая не вполне соответствует исторической действительности.[/I]

И понятно, что шотландское или ирландское mac никак не может оказаться ударным – это очевидно, если вспомнить МсДональдса, уже проникшего повсюду со своей неправильной быстрой едой и правильным ударением (там вообще нету этой гласной, что могла бы «оттянуть» на себя неверное ударение) или вспомнить американского сенатора, написавшего письмо в «Правду» о том, какое дерьмо этот великий Пу (И не сказать даже!). И вместе с тем разговорный русский – он не калька с шотландско-ирландского. Я-так многое воспринял в своём словаре со слуха. Рассказ Н.Лескова по радио упоминали не часто; но название одноименной оперы Дм.Шостоковича я слышал неоднократно! И лишь после Ваших «сетований», обратившись к той же Википедии, дабы спросить про «Леди Макбет Мценского уезда», узнал, что всю жизнь я слышал неправильное ударение – там написано: «Ле́ди Макбе́т Мце́нского уе́зда». Мне стало досадно, что меня неправильно учили, но поразмышляв, я сообразил, что неправильность эта простительна. Не для меня, не для тех, кто говорил по радио, а для русского языка. Знакомство с Макбетом идёт не из шотландско-ирландской истории или хотя бы из изучения языка. Оно идёт от Шекспира. И у двух шекспировских пьес названия по-английски не сильно похожи: «Macbeth» и «Hamlet»; но по-русски они-таки довольно созвучны: Макбет и Гамлет. А созвучность побуждает к одинаковости ударений. При этом «Гамлéт» настолько смешно звучит, что человек так говорящий годился бы разве что для анекдотов (ещё и не высшего разбора!).

Я осмеливаюсь смиренно призывать Вас... не начать говорить как все... Упаси Боже! Призывы к упрощенчеству не только не умны, на мой взгляд, но и опасны (слово «хунвейбины» объясняет всё). Я зову Вас к снисходительности... Пусть наши проблемы исчерпываются неточностью ударений...