PDA

Просмотр полной версии : Владимир Рамм: О Междуреченской трагедии...


VladRamm
20.05.2010, 20:18
1409О Междуреченской трагедии, исследовании операций и двойственных оценках.

До чего же хорошую профессию подарил мне Господь!.. Если он, конечно, существует... Ну, а если нет (я-то склоняюсь именно к такой версии), эта профессия сама меня отыскала... Исследование операций. Возможно, это сочетание слов появилось и до того, как Томас Саати в начале 60-х написал свою первую книгу, но я узнал об этом сакраментальном вопросе именно из его книги. Т.Саати писал о том, что военный человек, принимающий решения (поверьте, применение подходов и методов исследования операций гораздо шире непосредственно военной области, но впервые безотлагательная потребность в адекватной постановке проблем возникла именно там, и именно там рекомендации выглядели наиболее прозрачными)... Человек, принимающий решения... Скажем, командир корабля, должен чётко и совершенно определённо ответить (пусть только самому себе) на такой вопрос: на сколько ( на какую величину, на сколько %%) он готов увеличить потери личного состава корабля ради увеличения скорости на 5 узлов? Речь здесь идёт о математическом ожидании потерь (не буду пояснять дальше, что это значит, ладно?) Т.е., во сколько он оценивает человеческую жизнь? Что для него (лично для него, как человека, принимающего решения) означают потери личного состава?

Надо сказать, что никакая демагогия о бесценности человеческой жизни тут не помогает. У человека, принимающего решения (распределяющего инвестиции), существует своя функция полезности. Он может никому о ней не говорить; может даже сам себе не вполне отдавать отчёт, какова эта функция... Но из принимаемых решений (будем исходить из предположения, что каковы оказались эти решения, таки стало известно) будет ясно, что для него важно, а что нет, каковы его реальные предпочтения... может быть, и не совпадающие с предпочтениями декларируемыми (иногда называемыми при таких несовпадениях «лапшой для развешивания на ушах подданных»).

Когда о стоимости человеческой жизни... Не о ценности, о коей долго и возвышенно можно рассуждать, время от времени восклицая: «человеческая жизнь бесценна!», а именно о стоимости в рублях или в иной валюте (неважно – лишь бы можно было сопоставлять потерянные жизни (мат.ожидания потерь) с иными видами затрат или доходов). Когда о стоимости человеческой жизни говорят не правители (начальники), а учёные или популяризаторы науки... Нет, знаете ли... Когда они умалчивают об этой стоимости, о стоимости риска, рассуждая о рентабельности, учитывая что-угодно: расходы энергии, мощность, выработку продукции, etc... Можно предположить некоторою наивность их рассуждений... Некоторый, что называется, непрофессионализм... Простительный, или хотя бы извинительный... Хотя у меня до сих пор в душе тяжёлый осадок от прочитанной несколько десятилетий назад книги Е.С. Вентцель «Введение в исследование операций». 1964. Собственно от одного примера, приведённого этим очень достойным человеком, Еленой Сергеевной Вентцель, генерал-полковником, доктором наук... Елена Сергеевна, приводя пример самолёта-разведчика, упомянула о разнице в оценке потерь между ситуацией, когда пилот осуществляет аэрофотосъёмку и должен привести снимки обратно, и иной ситуацией, когда он передаёт данные о разведанных объектах по-радио, и заботиться о его выживании на обратном пути нет необходимости... Может быть, просто пример неудачный, хотя мне сдаётся, что здесь таки оговорка по-Фрейду... О победе, которая нужна одна на всех и, мол, за ценой не постоим... Чего там мелочиться?!..

Вчера, 19 мая 2010, прочитал я на ПОЛИТ.РУ статью Григория Гриценко «Метановый тупик» (вывешу (http://demset.org/f/showthread.php?p=1755#post1755) её в «Золотом фонде...», хотя...) о сложности проблемы со взрывоопасностью угледобычи в стране... чуть было не сказал: «победившего социализма»... Ладно, скажем иначе: во всё подымающейся и подымающейся с колен стране. Прочитав последние строки:

Таким образом, проблема утилизации метана остается, и когда она будет решена – неизвестно. Единственное, на что мы можем рассчитывать, – что трагические события подстегнут соответствующие исследования, и рано или поздно работа на шахтах станет безопасной.

и вытащив себя из состояния глубокой тоски, куда они меня затолкали, понял, что написать о том, что я думаю, должен немедленно.

Сколь тщательно-скурпулёзными ни были бы разговоры о рентабельности добычи угля и утилизации метана, – коль скоро стоимость человеческой жизни не упоминается, затраты на её сохранение не сопоставляются с риском потерь человеческих жизней, – то все разговоры про «подстегнут соответствующие исследования» и про «рано или поздно работа на шахтах станет безопасной» - имеют не большую ценность, чем молитва или свеча в церкви. Я не говорю, что они бесполезны, но сравнения с денежным механизмом, который делает выгодными усилия по увеличению безопасности, они не выдерживают.

Ещё раз обращу Ваше, читатель, внимание: когда стоимость человеческой жизни (хотите – говорите о кощунственности разговоров об этой стоимости, хотите просто не слушайте меня; роли не играет) не принимается во внимание, это означает ни что иное, как то, что она принимается равной нулю. И все велеречивые обсуждения – объявлять или не объявлять всенародный траур, в этом случае не стоят ломанного гроша.

В действительности-то, дело не столь безнадёжно, как кажется на первый взгляд. Существует такая штука – страховой бизнес. Я не буду подробно о нём рассказывать. Просто представьте себе: не воровство под видом страхования, а бизнес, у которого прозрачные взаимоотношения с государством: законодательство... Ээ-э... Исполняемое законодательство; суд, рассматривающий дела по-существу, а не по звонку, откуда надо, и пр. Комитеты, гласно устанавливающие страховые тарифы... Комитеты, где ведутся дискуссии между организованными представителями сторон... Обязательное для любого обслуживаемого страховой компанией бизнеса страхование наёмных работников (с участием в этом деле государства).

Наверное, не очень понятно, о чём речь... Сейчас поясню. На своих американских примерах. Вот у меня застрахован автомобиль. Без страховки мне не выдали бы номерной знак. Можно, конечно, кататься и без номерного знака или стырить таковой где-нибудь... Но давайте не будем увлекаться разглядыванием и обсуждением подобных вариантов. Я же не про всеобщий бардак говорю, а хочу объяснить, как выглядит работающая система. Итак, у меня застрахован автомобиль. Полгода назад, когда я, припарковав машину на улице, начал из неё вылезать, какая-то старая дура, проехав мимо меня, самого не задела, но дверцу переднюю таки снесла. Себе тоже весь передок искалечила, и плакала с досады и чувствовала себя виноватой... А потом страховые компании (её и моя) признали, что это я, оказывается, виновен в проишествии и подняли мне страховку (значительно!). А мой страховой агент объяснил мне, что рыпаться бесполезно, ибо в нашем штате есть закон, требующий, чтобы водитель выходил (вылезал!) из машины, через пассажирскую дверь. А если, мол, выходит через свою, водительскую, то на свой страх и риск... Не накажут, но если что случилось – сам виноват. Никто из нормальных людей так выползать из машины не станет, но норма, тем не менее прописана совершенно определённо – никто ни разу не ускользнул от ответственности... Вы поймите, о чём я толкую! Речь не о том, что я со своей машиной вляпался в дурацкую ситуацию – речь о том, что существует процедура (похожая на суд, а иногда и доходящая до реального суда) и законодательная норма. И если меня признали виновным, то мне повышают ежемесячные платежи.

Другая сторона дела – у меня есть страховой полис. И там написано, что базовая страховка мне уменьшена на столько-то %% за то, что машина оборудована такими-то средствами безопасности (в частности, подушкой, самопристёгивающимся ремнём... ещё чем-то...)

Вот Вам уже аналогия. Шахта – система никак не проще автомобиля. Проблема безопасности работы на угольной шахте никак не меньше, чем проблема безопасной езды на автомобиле. Уровень безопасности шахты для тех, кто на ней работает, может быть установлен независимой экспертизой... В число экспертов могут быть включены и специалисты из других стран на перекрёстной, скажем, основе. В зависимости от объёма работ на шахте, числа работающих в забое и условий их работы, протяжённости штолен (если надо, то приведённой протяжённости – с учётом классификации различных штолен и действующих забоев) и существующей там системы безопасности (сертификат безопасности должен обновляться уж никак не реже, чем он обновляется для автомобиля – всё-таки угольная шахта, судя по всему, более опасная для жизни и здоровья штука, чем автомобиль)... В соответствии со всем этим и в соответствии с прописанными на бумаге и доступными всем желающим законодательными нормами и формулами, с учётом особенностей договора между страховщиком и владельцем (у меня, например в договоре страхования предусмотрены двусторонняя страховка: чинят не только чужую машину, но и мою, даже если признано, что я виноват; уровень платежа сверх коего мне начинают компенсировать потери, если я признан виновным; когда машина попадает в ремонт (после ДТП) мне на период ремонта дают другую, оплачивая прокат, – я могу указать, какого класса, и пр.) должна устанавливаться ежегодная (ежемесячная) страховая плата.

Страховщик – для таких объектов, как угольная шахта, значительная (или даже бОльшая!) доля его акций по-видимому, должна принадлежать государству – компенсирует потери в случае аварии на шахте... Тут, кстати, замечу, что разговоры типа того, что, мол, причём тут государство, когда шахта, мол, частная, представляются мне наивными. Компенсирует страховщик потери и устанавливает новый (возросший!) уровень ежемесячных платежей. Всё. Главным источником дохода для государственного бюджета оказываются при этом не подоходный налог или налог на собственность, а страховые платежи владельца. Рентабельна-нерентабельна страховщика это не колышет.

Страховщик заинтересован во внезапных проверках уровня безопасности, в датчиках, от которых нельзя избавиться, просто накинув на них мокрую тряпку и т.п. Он заинтересован в том, чтобы поднять регулярные платежи, найдя законные основания – упущения в обеспечении безопасности.

Владелец шахты – заинтересован в том, чтобы уменьшить издержки. Часть издержек – это зарплата; она регулируется договором между независимым профсоюзом (не тем, что назначен правительством или владельцем капитала, таким профсоюзом, что заботится о любви и дружбе, о классовом мире (или вообще, о построении бесклассового общества, основанного исключительно на любви!), не тем, что является «приводным ремнём» нужной партии или там «школой коммунизма»; а тем, что выступая от имени рабочих, является стороной в договоре об условиях труда). А другая часть издержек – это страховые платежи. И здесь владельцу вполне может оказаться выгодно не ждать и надеяться, что трагические события подстегнут соответствующие исследования, и рано или поздно работа на шахтах станет безопасной. С чего бы это вдруг?.. А вместо этого немедленно вложить деньги в соответствующие исследования и обеспечить безопасность. А нерентабельна?.. Бывает... Несколько лет назад была у меня старая машина. Японская. Бегает хорошо (хотя и пробег больше 160 000 миль), но проржавела!.. Крылья и снизу – экзос особенно. Пошёл было на техосмотр – «Нее-е, - головой качают, – ржавчину уберите сначала». Пошёл (поехал!) в мастерскую; а там мне говорят: «Да Вы с ума сошли! Такую машину ремонтировать? – Дешевле другую купить!» - «Так она у меня ещё вовсю бегает!» – говорю... с тоской. «Ничего. Бывает, - успокаивают меня. - Всё равно не стоит она того, чтобы её до ума доводить». И расстался я со своей машиной... Бегающей, что обидно...

Нерентабельно... Обратите внимание, читатель: никто меня не заставлял и даже не побуждал к тому или иному выбору: доводить ли до приемлемого для техоосмотра состояния свою (работающую!) машину или отказаться от неё – сдать в металлолом – и приобрести другую. Нерентабельность шахты – это не государственная проблема. Если только государство – не собственник. Это проблема для владельца. Попытка сделать шахту рентабельной, снизив зарплату шахтёрам и «сэкономив» на обеспечении для них не только безопасности, но и нормальных условий труда – это не моральная проблема. Скажем иначе: это не только проблема аморальности капиталиста (Вам хочется назвать Абрамовича и других совладельцев не капиталистами, а как-то нежнее?.. Да, ради Бога!). Он может, и аморален, но проблема не в нём. Проблема – в отсутствии адекватного профсоюза, делающего такие игры невозможными. Проблема – во власти, делающей любую попытку создания такого независимого профсоюза «уголовным преступлением» и сажающей по сфабрикованному... Нет, по состряпанному... обвинению организаторов профессионального союза в тюрьму... Между прочим, в государстве, когда-то называвшем себя «государством рабочих и крестьян» и что-то неустанно талдычившем про «диктатуру пролетариата»... Или просто избивающей этих организаторов (людей, которым доверяют рабочие, тех людей, что могут говорить от имени всех рабочих и представлять рабочую сторону при подписании договора с капиталистом и при контроле за соблюдением этого договора). Я сказал «избивающей»?.. Нет! Власти, нередко и убивающей профсоюзных активистов с помощью «неизвестных»... ээ-э.. «неустановленных лиц».

А Рома Абрамович?.. Аморален, говорите? – А каким ещё может быть друг Путина?.. Плевать на его мораль! В Америке предприниматель отчисляет средства на социальное обеспечение нанятых работников (медицинская страховка и др.) не потому, что он такой высокоморальный или у него и его бизнеса, как любят говорить в России, высокая социальная ответственность. Просто таков закон. Попытается ускользнуть от отчислений – его посадят. За попытку уклонения от налогов. Так что ему вовсе не обязательно быть высокоморальным – достаточно не рваться в тюрьму.

Я рассказал было о смутившем меня отсутствии разговоров о стоимости человеческой жизни, а в заголовке упомянул о двойственных оценках, о коих после того не заикнулся... Простите меня, читатель!.. Конечно, называть двойственными те оценки, о которых я собираюсь напомнить, может быть не совсем корректно – никаких экстремальных задач, из которых можно было бы перейти к двойственной задаче и к двойственным оценкам (в российских широтах их ещё называют иногда «двойственными оценками Канторовича»). Однако суть дела примерно одинаковая. Вы думаете о том как бы оценить стоимость человеческой жизни? Одну из возможных оценок даёт принятый российским правительством размер компенсации семьям погибших: один миллион рублей, если я не ошибаюсь. Это не то чтобы двойственная, это скорее косвенная оценка... То, что эта величина, и компенсация, выплачиваемая пострадавшим, но оставшимся в живых, шахтёрам никак не сказывается на финансовом благополучии капиталиста (Абрамовича и др.) – не имеет отношения к адекватности и объективности этой оценки. Оценка есть (возможно даже большая, если учесть не только выплачиваемые компенсации, но, скажем, и расходы на перелёты... (Кто там прилетел-то? Сам нацлидер вроде бы... ); средства, выделенные родным правительством на переброску ОМОНа из других регионов, чтобы ОМОН этот объяснял выжившим шахтёрам, как они неправы, на содержание и экипировку этих заботников о стабильности; работу ФСБ по нейтрализации протестного движения: «галерный труд» тюремщиков и др.статьи расходов, связанные с аварией на шахте «Распадская»: восстановление и пр.). Эти потраченные государством (а оно должно, по идее выступать в роли страховщика... Нет, точнее: основного держателя акций страхового бизнеса. А в бизнес этот страховой, в принципе, могут быть привлечены и иностранные инвесторы – дело это, судя по ужасающему состоянию основных фондов на российской территории, превыгоднейшее!)... Эти потраченные страховщиком средства должны быть, по идее опять же, с помощью Закона вынуты из кармана владельца бизнеса.

* * *
Нет, не парадоксы с нерентабельностью утилизации метана или что-нибудь подобное являются причиной непрекращающихся техногенных катастроф. Причина – отсутствие Закона в стране, где властвуют воры и бандиты. В стране, где место страхового бизнеса занимают сговор, близость к нацлидеру и распил бюджета. В стране, где требование демократии и гласности... Я уж не говорю о свободе слова, о необходимости соблюдения Конституции страны... приравниваются к терроризму и государственной измене... И всякие разговоры при этом о скорби всех во главе с нацлидером и местоблюстителем – пустые разговоры, пока не делается главного: не создаётся финансового (работающего во многих странах и, главное понятного всем) механизма, делающего такие катастрофы невыгодными тем, кто имеет средства и полномочия, чтобы их прекратить.

Май 2010

Приватизатор
21.05.2010, 10:46
Выокочтимый Владимио Григорьевич!
А кто проверяет исправгность сигнализации В Америке?

Пафос обвинителей Абрамовича понятен, но в данном редком, увы, случае очень сильно не по адресу.
Ибо Распадская самаая современная шахта в стране. Это даже профсоюз горняков признает.
Может быть что то недоделали но утверждать что совсем ничего было бы неправдой.
Об отчислениях социального характера.
В РФ это все тоже есть и очень приличный процент от зряплаты. (белой).
А вот с фиксироваными компенсациями за потерю кормильца - действительно плохо.

Приватизатор
21.05.2010, 11:05
Причина – отсутствие Закона в стране,
Увы, Вы упрощаете. Закон то есть. Держите цитатки.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕГУЛИРОВАНИИ В ОБЛАСТИ ДОБЫЧИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УГЛЯ, ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РАБОТНИКОВ ОРГАНИЗАЦИЙ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Статья 22. Компенсации в случае гибели работника организации по добыче (переработке) угля (горючих сланцев), занятого на работах с опасными и (или) вредными условиями труда

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

В случае гибели работника организации по добыче (переработке) угля (горючих сланцев), занятого на работах с опасными и (или) вредными условиями труда, или в случае смерти инвалида, связанной с полученным им увечьем на производстве, каждому члену семьи пострадавшего, находившемуся на его иждивении, помимо компенсаций, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами, выплачивается единовременное пособие за счет средств этих организаций в порядке и на условиях, которые определяются соглашениями, коллективными договорами.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ОТРАСЛЕВОЕ СОГЛАШЕНИЕ ПО УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА 2007 - 2009 ГОДЫ
5.6. В случае гибели работника при исполнении им трудовых обязанностей или обязанностей, связанных с производственной деятельностью, а также смерти инвалида, которая наступила вследствие трудового увечья, работодатель обеспечивает сверх установленного действующим законодательством Российской Федерации размера возмещения вреда в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении:
- оплату всех расходов на погребение;
- выплату семье погибшего (умершего вследствие трудового увечья), проживавшей совместно с ним, единовременного пособия в размере не менее трехкратного среднемесячного заработка в счет возмещения морального вреда;
- выплату каждому члену семьи погибшего (умершего), находившемуся на его иждивении, единовременного пособия в размере средней годовой заработной платы, исчисленной из заработной платы за последние три года, но не менее чем в размере, установленном действующим законодательством Российской Федерации.
В Организациях, где действует договор дополнительного страхования от несчастных случаев, условия которого согласованы с соответствующим органом Профсоюза, заключенный на средства работодателя, в случае гибели работника при обстоятельствах, подпадающих под действие этого договора, членам семьи погибшего страховой компанией выплачивается сумма в виде страхового возмещения. В этом случае выплаты, предусмотренные абзацами 3 - 4 настоящего пункта, не производятся.
В случае, когда сумма, причитающаяся к возмещению членам семьи погибшего, рассчитанная в соответствии с абзацами 3 - 4 настоящего пункта, превышает сумму страхового возмещения, работодатель производит доплату до расчетной суммы сверх суммы страхового возмещения.


Нашёл еще, что в случае смерти на производстве размер единовременной суммы компенсации (там еще есть другие слова синонимы компенсации) но размер единовременный на 20010 год установлен 64400 рублей.

VladRamm
21.05.2010, 14:57
Глубокоуважаемый Владислав! Я не зря написал не просто о законе, а об "Исполняемом Законе". И говорю, не о возмещении членам семьи погибшего кормильца, а о понятных и предсказуемых финансовых потерях капиталиста (владельца основного капитала). Речь идёт не о современной технике на "Распадской", а о внятной системе стимулирования... Во время службы в армии, я получил 10 рублёвое вознаграждение за рацпредложение для хлеборезки: включать её надо не одной кнопкой, а двумя, расположенными на растоянии более метра друг от друга - я видел такое на гладильном прессе; это делалось для безопасности - невозможно устроиться так. чтобы тебе руку оттяпало. Рассуждения о том, что шахтёры накрывают мокрой тряпкой датчик концентрации метана - говорит о непродуманности системы защиты. Известно, что так делать не надо... А в исследовании операцнй есть такая сентенция: "Если заказчик не торопится внедрять результаты вашего исследования, значит исследование не закончено".

К сожалению, сейчас у меня нет времени для более обстоятельного разговора; но главное я, по-моему, сказал. "Исполняемый Закон" - речь идёт не о законо послушности всех, а о существовании внятнных механизмов (как законодательных норм, так и технических приспособлений). У меня тут есть знакомая, для которой я оказалался специалистом "золотые ручки": я ей не менее четырёх раз заставлял работать её food processor и каждый раз объяснял, что крышку надо закрыть плотно и повернуть до щелчка, иначе не включится (там блокировка).

Как устроена в Америке сигнализация на угольных шахтах, я представления не имею. Я же говорил не о технических решениях, а о работающей системе финансового стимулирования. Её можно создать практически для чего-угодно. Но без ЗАКОНА, опирающегося на действующие демократические процедуры, а не на желваки нацлидера, не выйдет, боюсь, ничего...

Приватизатор
21.05.2010, 15:24
Думаю, что скасается Закона и даже его исполнения со стороны высшего Менеджмента и собствеников на распадской вполне впорядке.
А мой вопрос о сигналзации в америке касался широко рапространившегося представления что кузнецкие шахтеры выводили ее из строя или бросали мокрые тряпки, чтобы не сработало.
Сильно сомневаюсь, чтобы такое делали американские шахтеры.
О способе стимулирования шахтеров я писал на соседней ветке.
повторюсь.
сдельная составляющая является результатом предыдущих массовых действий тех же шахтеров и их отцов. Отражена в коллективном договоре и Тройственом соглашении междц Работодателями, Госудасртвом и Профсоюзами по всей России.
Хотят вернуться к повременке- нехай инициируют изменения, а не перекрывают дорогу.