Показать сообщение отдельно
  #1  
Старый 05.10.2017, 00:09
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,799
По умолчанию Владимир Рамм: Профанация права. Право наций на…

Название: Pictures in Adirondack 014a.JPG
Просмотров: 1394

Размер: 41.1 КбЭтот мой текст, написанный в феврале 2008 года, с добавлениями в 2010 и 2011 годах, так и остался бы лежать в "Архиве", если бы не нынешняя статья А.Скобова, связанная с событиями в Каталонии. Когда Александр Валерьевич Скобов помещает на "Гранях" свою статью "Еще раз о праве на развод", а я читаю эту статью, то у меня впечатление, что он со мной полемизирует, хотя, в реальности-то, он вряд ли подозревает о моём существовании. Тем не менее, я переношу свой текст сюда (открывая отдельную тему) и как ответ на него помещу статью А.В.Скобова. У меня представление, что разговор всё время идёт об одном и том же. И я даже допускаю такую самонадеянную мысль, что, возможно (хотя, конечно, и маловероятно), что я понимаю в этом вопросе немножко больше уважаемого Александра Валерьевича. Поехали!..




Профанация права. Право наций на…


Поймите меня правильно. Я вовсе не выступаю против права наций на самоопределение. Я вовсе не считаю, что право наций на самоопределение менее важно, чем другие важные права… Скажем, право государства на сохранение и защиту своей целостности и неприкосновенности границ. Отнюдь! Я ни с кем… И даже ни о чём не спорю. Я просто не понимаю, что это такое. Не понимаю, что означает это сочетание слов: «право наций на самоопределение»... Говорят, внутри земного шара находится другой шар, который ещё больше наружного... Может быть... Только я не понимаю, что это значит...

М.Е Салтыков-Щедрин, помнится, много и с горечью писал о разных «якобы правах» у русского (российского) человека. И о том, что не надо это никому в российских-то широтах… Только милость начальства! Только начальственное дозволение жить, работать, рожать детей, учиться, выбирать, что сеять и что читать, кого слушать, с кем разговаривать и о чём… Понятия о праве у многих, живущих или некогда живших в России людей, несколько… своеобразны. Нет спору, они не менее своеобразны порой у людей, что никогда не были в России и даже не отчётливо представляют, где она… Но нам-то до них что за дело!.. Люди на разных языках часто и много говорят о правах… О разных правах, о правах на разное. Однако очень часто… особенно те, что говорят по-русски, не понимают, что именно имеют в виду…



Самоопределение… Понятно.
Принцип самоопределения… Понятно.
Право на самоопределение... Нет, не понимаю!..


Я не понимаю... Принцип самоопределения, сама идея понятна, но право... Про принцип, идею и трудности её, этой идеи, воплощения писал в своей замечательной книге «Мировой кризис» Уинстон Черчилль, описывая усилия по мирному обустройству послевоенной Европы в 1918-19 гг. (это нам сейчас видно, что усилия так и не увенчались успехом, но тогда все стороны искренне стремились преодолеть противоречия, максимально удовлетворить желания правительств и народов, и даже будущие опасности представляли себе совершенно отчётливо, не обольщались). Я приведу здесь его, У.Черчилля, размышления о принципе самоопределения.

Цитата:
« ...Если те, кто заключали в 1814 г. мирный договор в Вене, действовали на основании принципа легитимизма, то заключавшие мирный договор в 1919 г. в Париже в свою очередь руководствовались принципом самоопределения. Хотя это выражение «самоопределение» будет навсегда и вполне справедливо связано с именем президента Вильсона, самая идея его не нова и не оригинальна, самый термин принадлежит Фихте ( «Selbstbestimmung»). Самое понятие было полно и всесторонне выражено Мадзини. На протяжении всей Британской империи это понятие было хорошо известно и широко практиковалось под несколько менее революционным названием: «самоуправление» и «правительство с согласия подданных». В течение XIX в. рост национализма определённо доказал, что все великие державы должны считаться с этим принципом и все больше и больше приспособляться к нему, если они хотят сохранить своё могущество и целостность в современных политических условиях. Почти полное исключение вопросов религии во всех её формах из области политики сделало национализм самым могущественным фактором современной политики.

В четырнадцати пунктах Вильсона этот принцип самоопределения провозглашён и проведён. В своих речах президент заявлял: «Нужно уважать национальные стремления. Управлять народами теперь можно лишь с их согласия. Самоопределение не только пустая фраза»… «Народы и области нельзя передавать то одной державе, то другой»… «Каждый передел государственной территории должен совершаться в интересах и для блага народов… Все ясно выраженные национальные стремления должны быть удовлетворены в той мере, в какой это только возможно; следует не допускать возникновения новых или воскресения старых элементов несогласия и антагонизма». Союзники совершенно серьёзно подчинили свои военные цели этому заявлению. Германцы сопроводили свою просьбу о перемирии условием, чтобы мирный договор был основан на четырнадцати пунктах президента Вильсона и на других его речах. Таким образом принцип самоопределения оказался одновременно и тем самым, за что сражались победители и чего требовали побеждённые.

Это был вполне ясный руководящий принцип, который объединил между собой все народы, несмотря на всю их недавнюю разобщённость, их ненависть друг к другу и перенесённые страдания, с которыми всех связывала общая вера и интересы. Главным и настоятельным долгом мирной конференции, добивавшейся мира между воюющими нациями, и было именно проведение этого принципа в жизнь; я позволю себе процитировать вновь этот принцип: «Освобождение закрепощённых национальностей — соединение в одну семью её членов, разъединённых долгие годы произволом, и проведение новых границ в более или менее полном соответствии с национальными признаками».

Поскольку все соглашались с этим основным принципом, оставалось только применить его на деле. Но если сам по себе этот принцип был весьма прост и приемлем, то применить его на практике оказалось весьма трудным и спорным делом. Что должно было быть признаком, свидетельствующим о принадлежности к той или иной национальности? Каким путём желания «национальных элементов» должны были быть выражены и удовлетворены? Как и где должны были быть проведены новые границы среди смешанного населения? До каких пределов этот основной принцип должен был быть выше всех других соображений, исторических, географических, экономических и стратегических? Каким способом можно было убедить все те вооружённые и враждебные элементы, которые повсеместно пришли в движение, согласиться с окончательными решениями, вынесенными конференцией? Таковы были задачи мирной конференции и, в частности, триумвирата.

В общем было решено, что основным признаком национальности будет считаться язык. Без сомнения, язык не всегда выражает национальность. Некоторые из наиболее сознательных в национальном отношении масс могут только с трудом объясняться на своём родном языке. Некоторые угнетённые расы говорили на языке своих угнетателей, которых они ненавидят, а некоторые из доминирующих народов говорили на языке подкоренных ими племён, управляя ими в то же самое время. Как бы там ни было, вопрос этот должен был быть улажен, по возможности, скорее, и лучшего признака национальности во всех спорных случаях, чем язык, найти не могли; как последний выход из положения оставался ещё плебисцит.

Практика скоро показала, что выработанная схема проведения границ в соответствии с принципом национальности, выясненной на основании или языка или же руководствуясь желанием местных жителей, не может быть применена без тех или других изменений. Некоторые из новых государств не имели доступа к морю, а без этого они не могли сделаться экономически самостоятельным единством, сколько-нибудь жизнеспособным. Некоторые освобождённые национальности в течение многих столетий надеялись когда-нибудь снова вернуть себе старые границы, существовавшие во время их давно канувшего в вечность владычества. Некоторые из победителей получали по договору право требовать, а другие победители были обязаны тоже по договору уступить им такие границы, которые были фиксированы самой природой, как например Альпами. Территории некоторых единых в экономическом отношении областей пересекали национальные границы, и во многих пунктах враждебные народы жили вперемежку целыми деревнями, городами, областями. И все эти спорные земли надо было изучить; их оспаривали друг у друга, — милю за милей, те многочисленные, могущественные, находившиеся в состоянии сильного политического возбуждения государства, которые были в этом заинтересованы.

Тем не менее все эти отклонения и нарушения основного принципа касались только окраин тех или иных стран и народов. Все спорные земли, взятые вместе, составляли ничтожную частицу Европы. Они были исключением, подтверждающим правило. Как бы ни было сильно раздражение, вызываемое повсеместно, когда ножницы миротворцев разрезали живую ткань народов вдоль этих сомнительных границ, наличие этого раздражения не умаляло значения договора. В общем, вероятно, менее 3% всего народонаселения Европы продолжает ещё находиться под властью таких правительств, национальность которых они отвергают, и карта Европы была впервые составлена в полном согласии с желаниями народов...»
Перечитываю слова, сказанные, написанные едва ли не мудрейшим политиком ХХ века по поводу событий 100-летней давности… Сказанные уж никак не меньше 90 лет, одну мировую войну и целое море изменений, которые претерпела политическая карта мира (и состав ООН, коей и не существовало ещё, когда он писал эти свои строки)… Перечитываю… и не вижу, что устарело… Какие принципы не соответствуют сегодняшним-то реалиям?.. Так вроде всё по-делу.

Я понимаю, что означает этот принцип самоопределения наций… и народов. Я полностью согласен с идеями «Нужно уважать национальные стремления. Управлять народами теперь можно лишь с их согласия. Самоопределение не только пустая фраза»… «Народы и области нельзя передавать то одной державе, то другой»… Но, что такое право наций на самоопределение не понимаю! Почему?.. Да просто…

Чтоб иметь право, надо для начала стать правосубъектом


А нация, народ правосубъектами не являются. Исторически сложившаяся общность не является правосубъектом. Правосубъекты – это физические лица и образованные ими юридические лица (или образованные юридическими лицами другие юридические лица). Государство – правосубъект, а народ нет, нация – нет. Государство может брать на себя обязательства и отвечать по ним. Государство может заключать договора и соглашения и… соблюдать их или нести тяготы, вытекшие из их выполнения или невыполнения, нарушения или пренебрежения заключёнными договорами… А нация… Нация ничего этого не может… И народ (любой народ!) не может…

Разговоры о правах тех, кто правом не обладает, кто правосубъектом не является, это в лучшем случае – профанация. Но это – в лучшем. В случае, который лучшим назвать трудно, это мошенничество – злоупотребление доверием. Это попытка, стремление, навязчивое желание уйти... увести проблему обязательств государства перед теми, для кого оно служит (не «по-идее служит», а совершенно буквально: для удовлетворения чьих нужд оно, государство и образовано), т.е. от обязательств перед людьми (физическими лицами) и юридическими, разумеется, тоже (но они-то, напомню, физическими лицами образованы), уйти в сферу абстрактных, по сути своей, разговоров о народе, его судьбе, его ментальности...

Интересно, что именно об этой стороне дела вспоминает священник Яков Кротов, думая о нацизме:

Цитата:
Нацизм имеет прямое отношение к главной проблеме: что такое личность, частная жизнь, каков баланс между индивидуальным и общественным. Нацизм в ХХ в. слишком часто сводили к "немецкому", к неадекватной реакции на поражение Германии и на позорный мир. Это не объясняет, почему в той или иной мере нацизм - явление, существовавшее и существующее в самых разных странах, включая все те страны, которые воевали с Гитлером. Нацисты есть и в США, и в России, только в США они маргиналы, а в России - пусть без лозунгов, в маскарадных демократических костюмах - управляют страной. Нацизм есть бегство от личного и частного в лоно "народа". Это поражение в свободе быть частным человеком...

...Большевизм был силён не репрессивным аппаратом, а тем, что был "консенсус" большинства: для счастья народа ("советского народа") нужно, увы, решить вопрос с "бывшими", с "врагами народа", с "попами". В России 2000-х гг. налицо консенсус - молчаливый, нигде не зафиксированный: да, для "общего блага" нужно решить вопрос с иностранцами, с интеллигентами, вообще со всеми, кто не хочет "понимать", требует соблюдения законов и т.п.

Молчаливое согласие - самая страшная форма массового психоза и расчеловечивания. С ним невозможно спорить. Это не стена, а глухота. Стену можно разобрать, глухоту нельзя. В определённых дозах эта глухота присуща всем властным структурам - попробуйте объяснить что-либо чиновнику в муниципалитете, Ватикане, ООН. Когда этот феномен становится достоянием не только тех, кто управляет и уже поэтому подлежит определённому контролю извне, но и тех, кто составляет "тело народа", ситуация приближается к катастрофе.
Клаудия Кунц в своей книге «Совесть нацистов» (миленькое название, правда?) пишет о том, что происходит, когда субъектом вместо человека становится народ, нация... этнически обусловленное сообщество:

Цитата:
«Нам может казаться, что катастрофа масштаба Холокоста непременно должна быть делом неких тёмных сил, непостижимых для человеческого разума. Однако самое страшное в этике расизма отнюдь не экстремизм, а её будничность, не чудовищная жестокость, а её возвышенный идеализм. Мобилизовать граждан современной и просвещённой нации нацистам удавалось не только посредством репрессий, но и с помощью призывов к сотрудничеству во имя улучшения общества. Существование универсальной этики, основанной на принципе святости любой человеческой жизни, нередко представляется нам как что-то само собой разумеющееся. Однако история нацистской Германии ясно свидетельствует, что попытки провозглашения этнически обусловленного блага на самом деле способны породить самое настоящее зло».
Несколько месяцев назад Радио Свобода обсуждало книгу Клаудии Кунц:

«Не нужно слишком уж нарочито сопоставлять событие прошлого и нынешнего веков, - говорил ведущий Алексей Кузнецов, - но разве не хочется предложить президенту России, совсем недавно посетившему кошмарно знаменитый Бутовский расстрельный полигон, повнимательнее прочесть эту книгу?»

Клаудия Кунц исследует речи Гитлера, популярные брошюры, прессу, мемуары, карикатуры, плакаты, фотоальбомы. Особенно интересны для современных российских читателей предвыборные плакаты 1933 года. Например, такой: мощный человек арийского типа с силой разрывает сковывающие его наручники с возгласом «Наконец-то! Довольно! Выбирайте Путина!»... Э-ээ... т.е., Медведева, конечно! Хотя нет! Там на плакате было иначе: «Выбирайте Гитлера!» Графическое обещание заменить слабосильную демократию могучим волевым и, не побоюсь этого слова, мужским началом при легкой корректировке может быть превращено, например, в советские плакаты 60-х годов на тему «Свободу Африке!» либо - в агитки, которые можно увидеть в руках участников нынешних «Русских маршей». Они, между прочим, от своей идейной близости к нацистам не очень-то и открещиваются.

«Главное, - считает один из рецензентов книги Клаудии Кунц Лев Данилкин, обозреватель журнала «Афиша-Мир», - это хроника того, как имеющие долгий опыт проживания в мультиэтническом обществе европейцы в массовом порядке превратились в практикующих расистов и как возникла моральная обстановка, в рамках которой бюрократы-убийцы и преданные патриоты могли выполнять свою зловещую работу. Ценность исследований Клаудии Кунц, - говорит он - именно в том, что она исследует саму модель такого общества и ищет в событиях внутреннюю логику. Да, говорит автор книги, Гитлер и его коллеги разработали и реализовали эффективно организованную пропагандистскую стратегию. Но ведь и сами они были продуктами европейской культуры, и в этом смысле образец их системы остаётся актуальным и сегодня - пусть даже в облагороженном и более цивилизованном виде. Кунц показывает, как именно было срежиссировано превращение немцев в арийцев, как ловко им навязали новую совесть, - и это подлая пьеса; подлая, но в кресле ты сидишь как приклеенный».

Незачем приводить примеры, читатель! Вы и без меня знаете, что в России этот процесс идёт полным ходом.

Так что же делать? Можно ли говорить об этих проблемах, о проблемах, связанных с самоопределением не в терминах народов и этнических общностей, а в терминах прав человека, отдельного человека, личностей, группы этих личностей (не перестающих быть личностями от объединения в группу)? Можно. Скажем, так: «Граждане государства имеют право на организацию и сохранение органов территориального самоуправления». «Возможности, права и обязанности (в области защиты и отторжения собственности, финансовой и личной безопасности и пр.) органов территориального самоуправления – как перед гражданами, проживающими на управляемой территории, так и перед вышестоящими органами управления, должны соответствовать установленным законодательным (конституционным) нормам». Или так, например: «Органы территориального самоуправления не могут быть ликвидированы вышестоящими органами управления в одностороннем порядке, но только в соответствии с законом». Или, вообще, так: «Органы территориального самоуправления могут в соответствии с установленным международным правом порядке провозглашать независимость управляемой территории и становиться субъектом более высокого уровня управления: субъектом федерации, независимым государством и пр. со всеми, вытекающими из такого провозглашения обязанностями и обязательствами. Они имеют также право на самоликвидацию – передачу управления вышестоящему присоединению органу территориального самоуправления» и т.п. У Черчилля много об этом и о роли международного органа в наблюдении за тем, чтобы то, о чём говорится, происходили на самом деле, а не превращалось в профанацию, вроде российских выборов!.. Я же лишь крошечный кусочек из его размышлений на эту тему привёл...

Но как же, как же! – возмутитесь Вы, читатель, моей наивностью. – «В условиях нашего климата», - как говорил Ф.Искандер в своём «Созвездии Козлотура» такое невозможно! Все перемешаны! А если одни захотят, а другие не захотят? Например, эстонцы хотят одного, а русские другого... Бывает. И решается. И не только эстонской, латышской, литовской стороной решается, но и российская (в то время – советская) сторона не вполне чужда пониманию того, как решаются подобные проблемы. Вот как выглядел

ДОВЕРИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ К "ГЕРМАНО-СОВЕТСКОМУ ДОГОВОРУ О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ"

Правительство СССР не будет препятствовать немецким гражданам и другим лицам германского происхождения, проживающим в сферах его интересов, если они будут иметь желание переселиться в Германию или в сферы германских интересов. Оно согласно, что это переселение будет проводиться уполномоченными Германского Правительства в согласии с компетентными местными властями и что при этом не будут затронуты имущественные права переселенцев.

Соответствующее обязательство принимает на себя Германское Правительство относительно лиц украинского или белорусского происхождения, проживающих в сферах его интересов.

По уполномочию............................................... За Правительство
Правительства СССР ..........................................Германии
В. Молотов .................................................. .....И. Риббентроп

Москва, 28 сентября 1939 года


Всё возможно. Проблемы решаемы. Было бы желание. А народ... Народ правосубъектом не является.

Наверное, сходу непонятно. Можно расстрелять или даже повесить 10 000 бандитов за совершенные преступления. Доказанные.

Но. Если есть 50 человек, объединённых общей национальностью и живущих грабежом и разбоем, и при них два ребёнка: мальчик и девочка (10 и 5 лет - он играет на скрипке, а она собирает цветочки)... Если придти и расстрелять этих 50 (не взрывом, а поштучно) и заодно девочку (чего, мол, от неё ждать... Она же в плохой среде росла!), то оставшемуся в живых мальчику некому будет рассказывать, что убитые были убиты за совершенные преступления, а не за неправильную национальность, а его сестра, вообще, из глубоких дальновидных соображений.

Он оставит скрипку, возьмёт автомат и пойдёт убивать гяуров, поняв, что мужчины, с которыми он раньше не соглашался, были-таки правы, и убиты именно за национальность, и «этих» надо-таки уничтожать, как "бешеных собак".

С оправдательными или условными приговорами убийцам мирных жителей в Чечне и Ингушетии или приезжих в столице, всё поднимающейся и поднимающейся с колен, России дело идёт именно к такой «постановке вопроса».


Ползучий аншлюс


Как в калейдоскопе – с той же пестротой и скоростью - меняется ситуация вокруг Косово, и во всём мире происходят события, так или иначе связанные с тем, что происходит на Балканах... Прям-таки новый сараевский выстрел. И не в том дело, что там у многих стран свои интересы... Может быть, они и есть эти интересы, связанные непосредственно с территорией бывшей Югославии (CФРЮ, где «Ф» определённо означало федерацию). Но дело не в интересах. Дело в прецеденте. У многих стран наличествует та же самая головная боль, что и у правительства в Белграде... Даже, наверное, лучше сказать: «зубная боль». И они стоят перед дилеммой: вырвать зуб и пусть он болит в другом месте или попытаться его спасти, хотя может быть долго будет больно... Читаю сообщения и комментарии, мнения и призывы. Официальных лиц, журналистов и даже современных властителей дум... И часто недоумеваю.

Из свежих... «Сербы подожгли американское посольство в знак...». Вы знаете, читатель, мне не надо слушать дальше, в знак чего. Я этого разговора уже не понимаю. Не сербы подожгли посольство, а поджигатели. Действующее, находящееся у власти правительство Сербии не обеспечило безопасности иностранного посольства в своей столице и должно нести ответственность в соответствии с нормами международного права, в том числе, публично и недвусмысленно... Безо всяких ковровых дорожек как фсб-шным убийцам, переправленным в Россию из Катара, или замминистрам строительства Северной Осетии, отсидевшим в Швейцарии за убийство часть срока... Дорожка перед тем, кто убил гражданина Англии А.Литвиненко, по-видимому, выстлана в виде пожалованной ему неприкосновенности вкупе с правом законодательной инициативы. А те, кто убил А.Политковскую (нанеся такой ужасный урон родственникам и знакомым гаранта), они, наверное, получили свои награды в обстановке секретности и хранят их где-нибудь в сейфе на Лубянке, как это делал незабвенный Штирлиц... Публично и недвусмысленно... А то, что они, эти поджигатели, по-национальности сербы, имеет, по моему убеждению, такое же отношение к делу, как то, какая оценка у них была в начальной школе по пению и каким сортом мыла они моют руки перед едой.

С этой позиции сообщение официальных сербских властей: «В ходе начавшихся в четверг беспорядков было повреждено в общей сложности восемь зданий посольств, 90 магазинов, рестораны McDonald's и несколько автомобилей. Задержаны 192 человека» мне понятно. Ведь если вести разговор в терминах «Ну, заделали сербы этим противным американцам козью морду!» (ставя знак равенства между правительством и поджигателями), то можете себе представить, читатель, что придётся говорить, когда «эти американцы» «заделают» сербам в какой-нибудь иной стране какой-нибудь симметричный, а тем паче, асимметричный (как любят говорить в России) ответ...

А вот Валерия Новодворская. Умный талантливый историк, известный журналист (эссеист) и авторитетный политический деятель. Или Михаил Делягин. Известный российский экономист и политолог, автор более чем 600 статей, 9 монографий, эксперт; занявший по итогам 2004 года 6-е место в рейтинге ведущих социогуманитарных мыслителей (правда, на 2-м Г.Павловский, что несколько снижает статус этого рейтинга, составленного журналом "Новая политика"). Они говорят об интересах сербов, косоваров, албанцев, о действиях их (всех вместе взятых скопом) и о поступках... А я не понимаю... Я просто не понимаю, о чём они говорят. Сербы, живущие в Белграде на разных улицах... да что там!.. даже, может, и живущие в одной квартире не исключено, что думают по-разному. А уж серб в Белграде, серб в Митровице и серб в Приштине, наверное, придерживаются несовпадающих позиций. Возможно, несовпадающих... Но... придерживаются...

Я понимаю позицию Германии, Великобритании, США, Турции, Италии, Эстонии, Латвии и Норвегии (уже, верно, и других), признавших независимость Косово. Но и позиция России, Грузии, Молдавии, Испании и самой Сербии мне понятна. Ангела Меркель и Гордон Браун – достойные люди, и их высказывания в обоснование признания независимости (а от Великобритании-то в Приштине уже посол давно работает!) заслуживают уважения и внимания. Но премьер-министр Сербии Воислав Коштуница и режиссёр Эмир Кустурица (какие фильмы! Если б Вы только знали, какие потрясающие фильмы, читатель!) – тоже очень достойные люди. И позиция стран, не признающих независимого Косово: Сербии, Бразилии, Испании, России, мне понятна... Это даже самому смешно – я не понимаю Новодворской с Делягиным и понимаю Путина с Лавровым!..

Но, как говаривал Н.Щедрин, я, как человек... хм... размышляющий, не только сам желаю понять, чтО мне (и Вам, читатель, разумеется!) говорят, но хотел бы, чтоб и говорящий сам был не совсем чужд этому пониманию... Русские (русскоговорящие) ньюсмейкеры, спичрайтеры, политтехнологи-аналитики и по-телевизору-выступатели выступают против провозглашения независимости Косово, потому что Чечня, мол... Или они поддерживают признание независимости Косово, потому что, мол, Абхазия с Южной Осетией... Хотя в действительности-то стоило бы вести речь исключительно о дороге к миру на Балканах, где отсутствие мира может привести к... Ну, сами представьте себе, знающий историю читатель!..

В том, что касается российских аналогов, что касается прецедента, коим может послужить Косово для российских проблем, то тут есть интересный нюанс из новейшей (сегодня осуществляющейся истории). Есть такое простое русское слово: аншлюс. Раньше аншлюс осуществлялся безо всяких церемоний – просто введением войск и последующим волеизъявлением счастливого населения о том, что оно об этом, оказывается, всю жизнь мечтало. Иногда ещё, как, например, в приложении к цитированному пакту (в другом приложении – о границах...) «высокие договаривающиеся стороны» договаривались о высоком – о том, как будут делить между собой другие страны (территории, богатства, население). А тех, кто не согласен с их, «направленными на дело мира» решениями... Ну, да Вы знаете, что с ними произошло...

Последний раз редактировалось VladRamm; 19.04.2020 в 02:09.
Ответить с цитированием