Показать сообщение отдельно
  #72  
Старый 06.03.2019, 22:50
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,809
По умолчанию ?осиф Скаковский: Чему учить? Кому учить? Как учить?

Название: 1551697031.jpg
Просмотров: 164

Размер: 159.4 Кб
Чему учить? Кому учить? Как учить?

Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?

Такое впечатление, что общество хочет от школы чего-то такого, что школа в принципе дать не способна.

Проблемы школы сводятся к трём вопросам: чему учить, кому учить, как учить. Правда, есть ещё вопрос, на какие деньги учить, и проблема отношения школы и государства. Всё это вместе составляет туго закрученный клубок, из которого почти невозможно вытянуть отдельную нить для более детального рассмотрения. Но всё-таки попробуем.

Чему учить?

Сколько живу, помню эти тысячи раз слышанные слова: школа должна готовить своих воспитанников к будущей жизни. ?м жить в другое время, в другом мире. Вот к этому школа и должна их готовить. Постойте, а мы с вами знаем, каким будет это будущее? Мы с вами могли 20 лет назад предсказать сегодняшний день? Как же можно готовить к будущему, которое неизвестно и вариативно? Этого школа не может.

А что она может? Хорошая школа способна только к одному: передать молодому поколению знания и опыт, накопленные его предшественниками. Более того, мы ещё плохо знаем, что из этого опыта окажется нужным, востребованным нашими потомками, а что никак не пригодится. Вот сто пятьдесят лет назад демократическая общественность бурно обсуждала проблему изучения в гимназиях «мёртвых» языков – латыни и древнегреческого, всем было очень жалко бедных гимназистов, которые должны были зубрить спряжения латинских глаголов. Демократическая общественность в итоге победила: «мёртвые» языки были исключены из школьной программы. А вот сегодня в Петербурге работает Классическая гимназия, где эти языки опять в программе и конкурс в которую – сто человек на место.

Молодые люди вырастут и сами разберутся, что из полученных знаний для них окажется актуальным, а что останется невостребованным. Они будут сами решать, согласны они или нет с той картиной мира, которую сформировала у них школа. Они, наверняка, от многого откажутся и многое оспорят. Но они будут знать, от чего они отказываются и что оспаривают. По-другому никак. ? решать за них у нас нет никакого права.

А, может быть, мы всё-таки кое-что знаем о том будущем, которое ждёт наших потомков? Если мы оглянемся на прожитую нами жизнь, на жизнь предшествующих поколений, то сможем со значительной степенью уверенности утверждать: мир будет становиться всё более изменчивым, эти изменения будут происходить со всё большей скоростью. Вот к жизни в этом стремительно изменяющемся мире и надо готовить наших детей. Но это проблема не содержания образования, а его организации. Организация образования, те отношения, которые складываются в школе, школьный порядок учат не меньше, чем содержание преподаваемых предметов, а может быть и больше. Я вот совсем не помню уроков в первом классе, а то, как нас учили складывать руки на парте, вставать при появлении начальства, помню очень хорошо.

Ученик российской начальной школы проводит 4 года (огромную часть своей жизни, с 7 до 11 лет) запертый в четырёх стенах своего класса, с одной и той же учительницей, в окружении одних и тех же одноклассников. Как ему в таких условиях приготовиться к жизни в изменчивом мире?

Американская начальная школа рассчитана на 5 лет. Но каждый год ученик начинает с новой учительницей (у них там есть учителя 1 класса, 2 класса и т.д.) и с новыми товарищами. Каждый год ему приходится заново адаптироваться к новым условиям, учиться работать вместе с другими людьми, осваивать новое пространство. А вы попробуйте пересадить нашего ученика с одного места на другое – он будет протестовать и воспримет это как наказание. Да это и будет наказанием.

Вот тут я так и представляю себе недоуменный вопрос своих коллег: «А как же тогда с формированием коллектива?»

К сожалению, современная российская школа в этом отношении не так далеко ушла от школы советской. Коллектив до сих пор остаётся одной из высших ценностей этой школы. Привычка оказалась так крепка, что многие педагоги до сих пор считают, что они учат 3б класс, или 5а, а не конкретных Петю, Колю или Наташу. Администрация школы заставляет учителей высчитывать проценты успевающих и неуспевающих, тех, кто учится без «троек» и с «тройками», и за этой цифирью пропадает конкретный ученик имя рек. Он разве что отчётность может испортить, если поставить ему то, чего он действительно заслуживает. Но ведь все эти 3б или 5а всего лишь формально бюрократическая абстракция. Единственной реальностью являются именно конкретные Коли и Пети, именно их мы учим с большим или меньшим успехом. ? их будущее в значительной степени зависит от того, насколько мы научим их самостоятельно, на свой страх и риск принимать решения, не оглядываясь по сторонам, не надеясь на плечо друга.

Давайте посмотрим на фотографии школьных помещений в развитых странах. Увидим ли мы по 35 – 40 учеников в первом классе? Часто ли мы заметим столы или парты на двух учеников? В этих классах каждый ученик с первого дня получает своё пространство, своё отдельное место, свой стол. ?ногда мне кажется, что если бы мы однажды посадили всех первоклассников России за отдельные столы, то через 12 – 15 лет мы бы получили другое общество и другую страну.

А ученические столы, которые стоят во многих классах Финляндии в свободном порядке, каждый под своим углом, а не выстроенные в три колонки, как у нас? Вот она, демонстрация принципа «каждый сам по себе», никто не встроен в коллективное целое, не является частью чего-то.

? тогда отношения «учитель – ученик» приобретают иной характер. Учитель не стоит грудью против класса, он не тот, кто вещает. От него ниточки тянутся не ко всем, а к каждому. Он для каждого старший товарищ, наставник и помощник в трудном деле познания.

А теперь сделаем эксперимент. Пригласим в класс группу старшеклассников и предложим им есть. Столов не меньше, чем детей. Может быть даже больше. Но школьники всё равно собьются в одну или несколько кучек потеснее друг к другу. Они так привыкли за годы своей учёбы в школе. Ну так потом они и голосовать будут так же. ? позицию в окружающем мире будут выбирать так же. ? во власти телевизора будут оказываться вместе со всеми.

В нашей школе списывание друг у друга – испокон веков сложившаяся практика. Поразительна эта настойчивость, с какой многие наши ученики предпочитают переписывать чужие глупости и ошибки, вместо того чтобы подумать собственной головой. Это потому что другому верят больше, чем себе.

Почему не списывают в Америке? Там эта практика почти полностью отсутствует. Не только потому, что там живёт дух конкуренции: зачем же я буду давать списывать своему конкуренту? Но и потому, что там никто не считает себя глупее других.

Правда, как мы знаем, трава пробивается даже через асфальт. Недавно мне рассказали, как в одной из самых элитных школ Петербурга один семиклассник ударил другого и, объясняя свой поступок, сказал: «Он ко мне слишком близко подошёл». Конечно, драться не хорошо. Но, думается, в новом поколении будет появляться всё больше молодых людей, стоящих на страже своего личного пространства, готовых совершать свой самостоятельный выбор в любых жизненных ситуациях.

? хотелось бы, чтобы школа не тормозила этот процесс, а способствовала ему.


Фото: с сайта Terve.Su Все о Финляндии

http://www.ej.ru/?a=note&id=33500
Ответить с цитированием