Показать сообщение отдельно
  #4  
Старый 08.06.2009, 01:26
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,808
По умолчанию Группа дрессированных антисемитов. Продолжение 3.

Раньше, чем привести второй, очень понравившийся мне отрывок, я хотел бы заодно привести «критическое», «разоблачительно-ниспровергающее» суждение о работе В.Д.Оскоцского, найденное тем же Googlом:

Цитата:
Уже и не помню, по какому поводу пришлось знакомиться с книгой Владимира Карпова "Генералисимус". После ее просмотра (не читал, каюсь..) решил почитать рецензии в Интернете. Набрал "поиск" и.. попал на статью Валентина Оскоцкого "Праведное житие в антисемитском прищуре". Не буду здесь полностью приводить примитивные "аргументы" автора против темы книги Карпова ("стилистическая небрежность", "лексическая неряшливость", "дилетанское понимание сионизма", "имитация документализма", "фантасмагония" - самые "убедительные" из 10-ти страничного "обвинения"). Эти "аргументы" без аргументации, а на уровне эмоций.
Прелесть в том, что термины "стилистическая небрежность", "лексическая неряшливость", "дилетанское понимание сионизма", "имитация документализма", "фантасмагония" - это словосочетания, почерпнутые автором «критического разбора» из первых примерно тридцати строк статьи Валентина Оскоцкого. Ну, да Бог ему, этому «критику», судья... Взглянем лучше на второй, заключительный отрывок статьи В.Оскоцкого. Его почему-то нет в качественном интернет-варианте (впрочем, я догадываюсь, почему... Да, и Вы, читатель, наверное, от меня не отстанете, прочитавши); только первый абзац из него сохранился! Но он есть в том журнале (бумажной копии), где я встретил эту замечательную статью; он есть и в сборнике статей автора: «Полемика (сталинизм, ксенофобия и антисемитизм в современной русской литературе)», от которого, скажу вам, не оторваться. Автор предваряет его так:

Цитата:
Был искус внести слово «антисемитизм» не в подзаголовок, а в заголовок настоящего сборника, коль скоро антисемитская тема так или иначе, опосредованно или впрямую, мимоходом или обстоятельно раскрывается в каждой из сложивших его статей. Не сделал этого потому, что, как сказано в одной статье, современная ксенофобия к антисемитизму не сводится и им не исчерпывается. К тому же и то, и другое во многом питается рецидивами реанимируемого сталинизма, о которых также идет речь в ряде статей. Вот почему ни одно из этих взаимосвязанных понятий не выношу в заголовок, но оставляю все три в подзаголовке, указывающем на тематические направления и проблематику литературной полемики, какую веду в статьях, датированных 2001-2004 годами.
К сожалению, сборник этот выложен на интернете в виде Wordового документа. (). Но ведь это не беда, правда?.. Итак, окончание статьи:

Цитата:
В. Карпов живописует Сталина не в мифотворческом, не в сказовом ключе, а в манере якобы беспристрастного исторического исследования, которое не имитирует документализм, а прочно опирается на него. Как исследователь-документалист он и пропагандировал свой труд в ряде интервью вокруг него, и спорил в его защиту с Марком Дейчем, чью критику отводил печатно. Зато неуемные похвалы Владимира Бушина, буйнопомешанного погромщика Булата Окуджавы, Льва Копелева, Григория Бакланова, академиков Д.С. Лихачева и А.Н. Яковлева, многих других научных и художественных талантов, принял беспрекословно, как должное.
Скажи мне, кто твой друг?..
Или – с кем поведешься?..
Тем, с кем водится В. Карпов, и уместно закончить.
Одна из прошлогодних статей В. Бушина в газете «Завтра (№ 46) содержала фантасмагоричное сумасбродство на тему воскрешения Сталина.

Цитата:
Ожил генералиссимус и прямиком с того света заявился в Кремль. А там, не то в Грановитой палате, не то в Георгиевском зале, правительственный пир. Переполох. Паника. Президент Путин со страху прячется под столом.
– Кто из вас русский? – гневно вопрошает бывший вождь, пренебрегая своей грузинской родословной, как подлинный, а не карповский Троцкий – еврейством.
– Я,– отзывается, заикаясь, московский мэр Лужков.
– А остальные?
– Наверное, русскоязычные.
– Так вот, русскоязычные: я оставил вам страну, как цветущий сад, а вы что с ней натворили? Кто у вас исполняет обязанности Дзержинского?
Выходит Патрушев, белее мела.
– Да ты пьян, как свинья! – возмущается Сталин. И распоряжается, обернувшись:
– Лаврентий, забрать всех! И передай Вышинскому: пусть готовит документы...
Документы для Владимира Карпова?
Для его новых историко-документальных сочинений?
Хорошо!.. Ну, кто скажет, что это написано не сегодня?..
Необыкновенно интересно слушать рассуждения (интернет-рассуждения) о «принципиальном» различии двух идеологий: коммунистической (сталинской) и фашистской (гитлеровской). Почувствуйте, мол, разницу между газовой печью и сталинским лагерем или ссылкой на поселение в малопригодные для жизни районы... Помните зятя, что держит свою тёщу за балконной решёткой, над мостовой и разъясняет ей свою благородную позицию: «Гурам свою тёщу зарезал, Петруха – утопил, а я Вас, мама, отпускаю!»? Помните? Не было никакой разницы. То что доктрина, на которую опиралась «фёлькишская» демагогия, а после и Гитлер, широко использующий её в своих речах и текстах, строилась на разоблачении «еврейских» идей классовой борьбы и интернационализма, а «социалистическая» доктрина, на которую, мол, опирался Сталин, – на любви к этим идеям и физическом уничтожении «эксплуататорских» классов во имя этой любви – не за вину, а за принадлежность... В этом разница? А последующее уничтожение тех, кто может представлять опасность, потому что, видите ли, классовая борьба по мере продвижения к социализму крепчает; и при этом одновременно страна на всех порах несётся к бесклассовому обществу – остались лишь классы рабочих с крестьянами да «прослойкой интеллигенции» - это и есть «марксистская классовая теория»?

Интернационализм же – то ли это танковое «дружеское» вторжение к «заблудшим» соратникам по соцлагерю, то ли обучение и подготовка террористическо-диверсионных групп, невзирая на национальность «студентов», то ли это «декада туркменского искусства в Москве» или просто по Чапеку: «Я добился единомыслия – все должны повиноваться»...
И всё это означает вовсе не отрицание марксизма, как у нацистов, даже и не профанацию; это, оказывается, его «творческое развитие»… Что – в этом разница?.. Да вся эта болтовня о не имеет ни малейшего отношения к марксистским идеям классовой борьбы и интернационализма (как бы к этим самым идеям не относиться!). Это такая же демагогия, что и в Германии – разве что более кондовая. Географией и только диктовался выбор варианта геноцида. Географией, а не идеологией. А выбор евреев в Германии на роль главного врага определялся и традицией, и многими иными причинами, но главное – их пригодностью для «работы» по превращения остального населения в послушное, легко управляемое быдло... Хотя, знаете, слово "быдло" несёт какой-то эмоциональный, оскорбительный оттенок. Замените, пожалуйста, сами чем-нибудь поприличнее. Ведь мы тут с вами не ругаемся, а о серьёзном говорим, о бизнесе.


Бизнес


Бизнес. Он не германский только – он всемирный. Смотрите. В мае 1944 г. ситуация на восточном фронте уже понятна всем: вариантов нет, хотя и предстоит ещё погибнуть сотням тысяч солдат и бессчётному количеству гражданских лиц. На западном – англо-американские войска, высадившиеся в 1943г. на средиземноморском побережье, ведут тяжёлые и безуспешные бои с немецкими на береговых плацдармах Италии. В это самое время в Базеле, где находился Банк Международных Расчётов – в нейтральной Швейцарии БМР полностью контролировался нацистами, – происходит четвёртое за время войны заседание руководства БМР. В правление входило несколько немецких высокопоставленных банкиров и финансистов; и двое из них были направлены туда лично Гитлером. В правлении были представлены также центральные банки Англии, Франции, Бельгии, Италии. Входили туда и США: тремя крупнейшими банками; рокфеллеровский же «Чейз нэшнл» играл в БМР едва ли не главную роль. От Японии, как и от США, членами правления были лишь представители частных банков. Коллеги из Германии, Японии, США, Италии и Англии решали среди прочего важный вопрос о приоритетных направлениях использования $378 млн. золотом, что было частично изъято (правильнее, наверное: награблено или, может, получено?) из банков Австрии, Голландии, Чехословакии, а также и Бельгии, имевшей-таки представителя в БМР. А частично – переплавлено из золотых коронок, очковых оправ, портсигаров, зажигалок и обручальных колец сожжённых (или надо сказать «утилизированных»?) в газовых камерах евреев – существовал даже документальный фильм, где было запечатлено 77 таких отправок на переплавку.

Но это частный, хотя и очень красивый случай, когда все вместе решают серьёзные бизнес-проблемы. Бриллианты, например, драгоценности и произведения искусства, «полученные» Германией, реализовывались по совсем другим каналам: они попадали в США длинным кружным путём и там обменивались на доллары, так необходимые рейху. Про драгоценности и произведения искусства надо говорить особо: львиную долю награбленного в Европе фашистские генералы-победители забирали себе (в карман, в коллекцию, для продажи от собственного имени), как, впрочем, и многие советские военачальники в поверженной Германии, но и там, и там государству-победителю тоже перепадало немало. Да ведь и нужды у него побольше.

Германии, к примеру, доллары нужны были, чтобы : во-первых, содержать огромную агентурную сеть в той же самой Америке, а во-вторых, осуществлять текущие платежи по долговременным соглашениям. Прежде всего – оплачивать поставки нефти и вольфрамовой руды от крупнейших американских нефтяных концернов: «Стандард ойл оф Нью-Джерси» (тоже рокфеллеровского) и его главного конкурента, также базирующегося в США поставщика мексиканской нефти «Дэвис ойл компани», – нефтью, бензином доставленными с американского континента, фашистские подлодки заправлялись на Канарских островах.

Надо было оплачивать продукцию крупнейшего в мире шведского подшипникого концерна СКФ и, главное, его крупных американских филиалов, ведь они не только сами снабжали подшипниками рейх, но и обеспечивали европейским филиалам таких американских компаний, как ИТТ, «Форд» и «Дженерал Моторс» производство «фокке-вульфов», легковых машин и грузовиков, а также и артиллерийских орудий, прицелов для бомбометания, электрогенераторов и двигателей, подводных лодок, вентиляционных систем, аппаратуры связи и т.д. и т.п. без чего рейху воевать было бы невозможно. Помощь американских компаний «враждебному» рейху трудно переоценить.

Вы думаете СССР вёл себя иначе? Да, нет же! Мы это уже обсуждали... Советское (ранее российское) правительство – единственный собственник всех предприятий на территории страны, после брестского мира, потерпев поражение от Германии, снабжало её продовольствием, необходимым для ведения войны, выплачивая репарации, и увеличивая число жертв I-ой мировой.

А в 30-х так же, как и Запад, на основе взаимной выгоды и с мудрой дальновидностью снабжало уже воюющий рейх хлебом, углем, рудой, металлом и другими нужными вещами: эшелоны ещё стояли под разгрузкой, когда немецкая авиация уже бомбила Киев. Кое-что, конечно, приходилось делать тайно. Скажем, германские организаторы производств, инженеры и специалисты, приезжавшие в СССР для помощи в индустриализации, – они ехали открыто.

А вот уж военные специалисты, проходившие серьёзную подготовку в советских военных учебных заведениях и на полигонах, уж поставки военной техники, техники двойного назначения и компонентов для неё – это тайно. И предоставление концессии начиная с 1921г., например, авиаконцерну «Юнкерс» для производства тяжёлых истребителей, бомбардировщиков и иной техники – это тоже тайно. А сверхсекретный завод под Самарой, пользовавшийся экстерриториальностью, что построило германское военное министерство ещё во время гражданской войны, т.е. задолго до первого, шахтинского, процесса о «вредителях», действовавших «в интересах иностранных государств»? Там производили газы и взрывчатые вещества.

А изготовление и испытания тяжёлой артиллерии для германской армии? Это всё приходилось делать в глубокой тайне; оно ведь противоречило обязательствам Германии, навязанным ей в Версале. Ни Россия, ни СССР, правда, тогда никаких обязательств не подписывали, но демонстративно помогать в подготовке германского реванша находили не очень дипломатичным.

Специалистов тогда в СССР готовили настоящих. Так Гудериан учился в Казанском танковом училище. Они с Тухачевским на полигонах отрабатывали стратегию и тактику танковых корпусов для окружения противника. Хотя Сталин потом и уничтожил своих военспецов и разогнал танковые корпуса, на экспорт всё готовилось в отличном, «экспортном» исполнении: Гудериан-таки доказал своим учителям, что он не зря учился: его танковые удары наносили огромный урон противнику – страна может им гордиться. Какая страна? Да обе!

А Геринг, который облётывал новые системы самолётов в Липецке – он же стал большим человеком в III-м рейхе, вторым после Гитлера: Рейхсмаршал – Люфтваффе командовал!

А капитан-лейтенант Прин, что испытывал на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде субмарины-малютки, он же первым получил от фюрера Рыцарский крест за то, что пробравшись на крошечной U-57 на защищённый внутренний рейд Скара-Флоу потопил там лидера английского флота линкор «Ройял Ок», водоизмещением 30 тыс.т.!
ИВАНОВ + РАБИНОВИЧ"[/b] ( к сожалению, интернет-адрес www.ir.spb.ru не является более работающим адресом!.. Вот оно преимущество бумажной (твёрдой) копии перед виртуальной, хранящейся где-то в дебрях интернета!) попалась мне статья: Сергея Горлова "Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе". Я, к несчастью, сохранил лишь 1-ю её половину (а для 2-й легкомысленно ограничился, увы, уже не работающей ссылкой). Хотя и эта, сохранённая часть хорошо и детально иллюстрирует высказанные соображения. И не только иллюстрирует... Взгляд автора заставляет задуматься над тем, так ли уж прав автор "Ледокола" Виктор Суворов, когда говорит, что мол, нет, не Гитлер, а Сталин был агрессором в войне 1941-1945 годов (не говоря о периоде 1939-1941гг.). Неверным, судя по всему, является это самое «нет». Война, мировая война являлась их совместным проектом. Война явилась результатом их античеловеческих устремлений и сверхчеловеческих амбиций. И с самого начала они стоили друг друга. И с самого начала каждый из них собирался "кинуть" своего подельника. Только Сталин был большим мастером интриги, чем Гитлер. Хотя последний имел и свои преимущества... Скажем, как народный трибун. И оба они за развязывание этой войны вполне заслуживают "звания" военых преступников. А то, что они воевали друг с другом - это трагедия для народов Советского Союза и Германии, но - частность для понимания общей ситуации. Их усилиями, усилиями властей этих государств была развязана бойня, унесшая жизни миллионов. Это главное. Однако... Это всё – мои рассуждения. Послушаем Сергея Горлова.

Цитата:
В статье "Военное сотрудничество СССР и Германии в 20-е годы" ("Военно-исторический журнал", 1991, №9) описывалось, как осуществлялось оно тогда, когда обе страны, "парии Европы", по меткому сравнению британского премьер-министра той уже далекой поры Ллойд Джорджа, находились в политической изоляции.

Обе великие державы проиграли изнурительную империалистическую войну 1914-1918 гг. В результате их народы были ввергнуты в пучину революций, повлекших свержение монархических режимов, что привело к введению в этих государствах республиканских форм правления. Но если победившая в России большевистская партия начала строить свое невиданное доселе в мировой цивилизации общество, то в Германии после провозглашения Веймарской республики шли долгие мучительные поиски путей возврата утраченных на международной арене позиций. Державы Антанты упивались победой над странами Четверного союза, заставив их заключить унизительные мирные договоры и тем самым создав предпосылки для будущих событий в Европе.

Германские политики, ограниченные рамками Версальского договора, практически сразу же стали думать о реванше. Но для этого нужна была сильная, хорошо обученная армия и современное вооружение, иметь которые Германии категорически запрещалось. И тогда их взоры обратились на Восток, к бывшему противнику в войне - России. Генералу X. фон Секту (Зекту), чья звезда ярко засверкала на политическом небосклоне Германии, суждено было сыграть, пожалуй, решающую роль в возрождении ее военной мощи. Еще в 1919 году он пришел к выводу о необходимости тесного военного сотрудничества Германии с Россией, в ряде меморандумов и писем последовательно развивая свои взгляды.
Обратите внимание, уважаемый читатель, что о Гитлере ещё и речи нет...

Цитата:
…В январе 1920 года фон Сект писал, что в качестве "незыблемой цели" германской политики в будущем он видит "политическое и экономическое объединение с Великороссией", и поэтому Германии, по его мнению, следовало постараться "по крайней мере не превратить Россию в своего врага". Заметьте: идея, которая найдёт позже своё воплощение в пакте Молотова-Риббентропа, не только не связана с их именами, но даже такие фигуры, как Сталин и Гитлер, что оставили неизгладимый след в мировой истории, ещё не появились на политической сцене... "Я отклоняю поддержку Польши даже в случае опасности ее поглощения. – продолжает фон Сект. - Наоборот, я рассчитываю на это, и если мы в настоящее время не можем помочь России в восстановлении ее старых имперских границ, то мы не должны ей во всяком случае мешать ... Сказанное относится также к Литве и Латвии ...".

Чуть позже, в меморандуме от 4 февраля того же года, читаем: "Только в сильном союзе с Великороссией у Германии есть перспектива вновь обрести положение великой державы... Англия и Франция боятся союза обеих континентальных держав и пытаются предотвратить его всеми средствами, т[аким] о[бразом], мы должны стремиться к нему всеми силами ... Наша политика как по отношению к царской России, так и по отношению к государству во главе с Колчаком и Деникиным была бы неизменной. Теперь придется мириться с Советской Россией - иного выхода у нас нет".

А в дни советско-польской войны в другом меморандуме (июль 1920 г.) этот же дальновидный политик писал: "Если Германия примет сторону России, то она сама станет непобедимой, ибо остальные державы будут вынуждены тогда считаться с Германией, потому что они не смогут не принимать в расчет Россию. Сотрудничество с Россией позволит Германии осуществить "подрыв" основ Версальского мирного договора".

Уже после сокрушительного поражения Красной Армии под Варшавой в августе 1920 года, приведшего в итоге к поражению Советской России в этой войне и присоединению к Польше западных территорий Украины и Белоруссии, фон Сект в беседе с советским представителем в Германии В.Л.Коппом предложил, как докладывал в Москву Копп, "установить более тесный контакт между германским генштабом и нашими военными властями". При этом он настаивал на том, чтобы германские военные специалисты приняли участие в создании советской военной промышленности с целью использования ее затем "как источника вооружения для разоруженной Германии при столкновении её с Антантой".

Концепция двустороннего военного сотрудничества была намечена в результате серии секретных двусторонних переговоров в Москве и Берлине в 1920-1923 гг. и в начале 1921 года.
Что же касается генерала Секта (я встречал в русских переводах немецких и английских книг упоминания о нём, где его называют Ганс фон Сеект... Но это определённо один и тот же человек), то он был главнокомандующим с 1920 по 1926 годы. В 1923 году во время внутреннего кризиса немецкое правительство наделило именно его широкими исполнительными полномочиями для сохранения государства. И именно он отвечал за проведение секретной политики тесных отношений с Советским Союзом, на основе которой германская армия надеялась избежать военных ограничений, обусловленных Версальским договором. Усилия генерала не пропали даром – надежда превратилась в реальность. Вернёмся однако к статье.

Цитата:
Для осуществления связей с Наркоматом обороны и руководством Красной Армии в военном министерстве Германии была создана "Зондергруппа Р", именовавшаяся советской стороной "Вогру" (военная группа). В 1923 году военное министерство Германии создало в Москве свой исполнительный орган "Центр Москва", который возглавил полковник X. Фон дер Лит-Томзен.

В августе того же года военное министерство Германии основало "Общество содействия промышленным предприятиям" - "ГЕФУ" - с местонахождением в Берлине и Москве, обеспечив его необходимым производственным капиталом. Общество должно было финансировать деятельность смешанных германо-советских военно-промышленных предприятий на территории СССР и координировать их деятельность. Руководство "ГЕФУ" было поручено майору Ф.Чунке.

Главное внимание поначалу было уделено созданию тех видов боевой техники и вооружения, которые зарекомендовали себя уже в годы империалистической войны, - самолетов, подводных лодок, танков и химического оружия. Это объяснялось тем, что руководство рейхсвера (главнокомандующий фон Сект, начальник генштаба О.Хассе) было настроено на ведение в ближайшем будущем (через 3-5 лет) "освободительной войны" с опорой на кадры кайзеровской армии.

Однако некоторое время спустя после заключения Рапалльского договора, прервавшего внешнеполитическую изоляцию Германии, ее политическое руководство взяло курс на постепенное сближение с Западом, сделав ставку на массированную экономическую помощь США, отказ от конфронтации с Антантой и умелое использование извечного англо-французского соперничества. Осторожный поворот на Запад и внутренняя стабилизация в стране ослабили значение Советской России как военного союзника Германии. Густав Штреземан был тем человеком, который в 1923-1929 гг. руководил внешней политикой Германии и осторожно, но неуклонно проводил курс на возвращение своей страны к решению мировых вопросов. Таким образом, концепция фон Секта, согласно которой Германия за счет усиления своего военного потенциала с опорой на Россию и создания благодаря этому предпосылок для проведения действенной политики союзов могла бы вновь стать мировой державой, была отодвинута германским политическим руководством на второй план. Оно справедливо опасалось, что утечка информации в страны Антанты вызовет ее немедленную и соответствующую реакцию, дискредитирует его в глазах западных демократий.

Вместе с тем скудный военный бюджет, неудачное использование руководством "ГЕФУ" имевшихся финансовых средств (в том числе и в личных целях), с одной стороны, изменение инвестиционного климата в СССР, а также провокационная деятельность органов ГПУ по отношению к иностранцам - с другой, неумолимо ставили вопрос об изменении акцентов и характера военного сотрудничества. С обоюдного согласия были внесены соответствующие коррективы, и постепенно основной упор с взаимодействия в военной индустрии был перенесен на совместные испытания новейших образцов танков, самолетов, химических боеприпасов, подготовку квалифицированных кадров и взаимное участие в маневрах армий обеих стран.

Сотрудничество осуществлялось в основном в этих запрещенных для Германии областях, что позволяло развивать военную теорию и совершенствовать военное искусство, разрабатывать на их основе наставления и боевые уставы. В то же время были сохранены и наименее капиталоемкие формы сотрудничества в военной промышленности (передача патентов, опытное производство, создание совместных конструкторских бюро), а также обмен некоторыми разведданными.

Контроль за реализацией соглашений о создании и деятельности военно-учебных центров рейхсвера в СССР, административное и финансовое управление этими центрами осуществлял "Центр Москва", являвшийся исполнительным органом "Зондер-группы Р" военного министерства Германии. Кроме того, он действовал как единый административный центр для всего немецкого персонала, работавшего в СССР по этим программам. Военно-учебные центры рейхсвера - авиашкола под Липецком, танковая школа под Казанью и школа "химической войны" (так называемый "объект Томка") были созданы в 1924-1928 гг. Для координации деятельности этих объектов фон Сект еще в 1924 году назначил майора О. фон Нидермайера, формально подчинив его фон дер Лит-Томзену.

Созданием и деятельностью летной школы руководила в Берлине "инспекция №1" (так называемая "авиационная инспекция") оборонного управления военного министерства Германии, школой "химической войны" - "инспекция №4" ("артиллерийская инспекция") и танковой школой - "инспекция №6" ("автомобильная инспекция").

Руководство всеми учебными объектами рейхсвера на территории Советской России и координация их действий осуществлялись через разведывательный отдел германского генерального штаба "Т-З", имевшего официальное название "статистический отдел". Составной частью "Т-З" являлась "Зондер-группа Р".

Общую схему руководства германскими военно-учебными центрами в СССР дают возможность представить воспоминания генерала авиации X.Шпайделя, в 1927-1933 гг. обучавшегося в летной школе в Липецке.

Последний раз редактировалось VladRamm; 23.08.2020 в 23:22.
Ответить с цитированием