Показать сообщение отдельно
  #5  
Старый 08.06.2009, 01:36
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,808
По умолчанию Группа дрессированных антисемитов. Продолжение 4.

Воспоминания эти необыкновенно интересны, но несколько уводят нас в сторону от разговора. Разговор-то наш о том, что никаких двух мирвых войн не было! Одна... Та же самая непрекращающаяся война. Разве что средства варьируются... Поэтому не будем отвлекаться: я приведу лишь несколько последних абзацев, где говорится о постепенном охлаждении былой «дружбы».

Цитата:
...31 декабря 1926 года заместитель Председателя РВС СССР И.С.Уншлихт в записке в Политбюро ЦК ВКП(б) и Сталину сообщал, что в Липецке к тому времени тренировку на истребителях прошли 16 военлетов, техподготовку - 45 авиамехаников и до 40 высококвалифицированных рабочих. Какие же плюсы от функционирования авиашколы отмечал Уншлихт? Безусловно, в первую очередь это подготовка и усовершенствование летных и технических кадров, овладение новыми тактическими приемами различными родами авиации, возможность уже в 1927 году "поставить совместную работу со строевыми частями", а также благодаря участию советских представителей в проведении испытаний вооружения самолетов, фото-, радио- и другой вспомогательной аппаратуры "быть в курсе новейших технических усовершенствовании".

Тем не менее, спустя два года в документе советского военного ведомства (доклад начальника разведуправления РККА Я.К.Берзина наркому К.Е.Ворошилову от 24 декабря 1928 г.) отмечалось, что до 1928 года авиационная школа в Липецке советской стороной использовалась слабо из-за ее устаревшего оборудования. Хотя с 1927 года, когда в целом было завершено оснащение школы (62 самолета, 213 пулеметов, 19 автомобилей, 2 радиостанции на январь 1929 г.), интерес к ней советской стороны возрос.

Но уже 5 сентября 1929 года в ходе официального визита в СССР начальника генштаба рейхсвера генерала X. фон Хаммерштайна-Экворда Ворошилов жаловался, что "авиасредства школы устарели и не интересны для нас. Эта техника нам ничего не дает. Германские фирмы имеют более современные самолеты". Хаммерштайн обещал расширить исследовательскую работу и увеличить в школе количество техники. Однако эти обещания, видимо, не выполнялись, так как Ворошилов о том же говорил и во время визита в Советский Союз нового начальника генштаба рейхсвера генерала В.Адама в ноябре 1931 года.

Под руководством офицеров управления вооружения рейхсвера и с привлечением технических специалистов соответствующих германских фирм-производителей начиная с 1931 года (в обход запретов Версальского договора) немцы испытали в Липецке несколько типов боевых самолетов и авиационного оборудования, что позволило полностью подготовить их к серийному производству и условно принять на вооружение рейхсвера. Конкретно речь шла о самолетах-разведчиках дальнего и ближнего радиуса действия и истребителях.

По-настоящему интерес к научно-техническому опыту и испытательным работам немцев в Липецке у советской стороны пробудился на рубеже 1927-1928 гг. Были сформированы небольшие рабочие группы из своих летчиков и инженеров-самолетостроителей, которые постоянно находились в Липецкой школе и подробно знакомились с работами германских специалистов. Появились там и ведущие специалисты ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт). Они участвовали во всех технических испытаниях немцев вплоть до 1933 года, причем советские летчики в свою очередь испытывали немецкие самолеты в воздухе.

Советская сторона в ответ однажды устроила большую демонстрацию своей авиатехники в Тушино, однако, по мнению специалистов, это были в основном устаревшие модели. И хотя советские авиастроители занимались разработкой новых типов самолетов, немецкой стороне их старались не показывать.

Недоверие, подозрительность, обиды и в то же время чувство внутреннего превосходства и духовное миссионерство, схематизм, медлительность и разительная нерасчетливость, неразборчивость в выборе средств - вот какой букет "деловых" качеств нередко демонстрировали те официальные лица, с которыми контактировали немецкие специалисты в Липецке. И хотя советский персонал авиашколы проявлял радушие и гостеприимство, каких-либо устойчивых, по-человечески дружеских отношений никогда не было. Видимо, далеко не случайно, что Ворошилов в личной беседе в сентябре 1929 года просил Хаммерштайна "повлиять на то, чтобы отношения представителей в школе были более нормальные и дружественные". Сегодня ясно, что лицемерить и фарисействовать даже не облеченных никакими властными полномочиями людей заставляла царившая долгие годы в стране система страха и доносительства, руками ОГПУ умело душившая любые проявления нормальных человеческих отношений и чувств...
На этом, как ни грустно, доступный мне текст С.Горлова обрывается...

Сталин и его военачальники, конечно же, были в курсе планов Гитлера. Разве что почитали его глупее себя. Уж и не знаю, найдётся ли кто-нибудь, кто до сих пор верит в «вероломность» фашистского нападения. Тот же Тухачевский, впоследствии расстрелянный как шпион, а до того бывший нач.ген.штаба Красной армии, объяснял и доказывал ещё в 1935г. в «Правде», что Германия свои первые стратегические усилия в будущей войне направит сначала против западных держав, а уже потом против СССР. Тем более, что это в точности, даже буквально, соответствовало плану Шлиффена, с которым немцы «носились, как с писаной торбой» целых 50 лет – ещё с 1891г., когда фон Шлиффен, сторонник наполеоновской стратегии, стал нач.штаба германской армии. Детально план был доработан к 1900г., когда франко-русский союз уже существовал, но об участии Англии в этом союзе ещё не было речи.

Главные «жемчужины» плана:

• война должна быть молниеносной – максимум 8 недель на оба фронта;
• надо вывести из строя одного противника, направив на него все силы, а другой пусть пока делает, что хочет;
• после поражения одного сразу же перебросить всю армию против другого и принудить его к миру (не припоминаете ли Вы, читатель, этого дивного выражения: «принудить к миру»?).

План был отработан так, что действия отдельных частей определялись с точностью до часа. Предполагалось бросить армию на Францию, но не через линию Мажино, а через Бельгию, взять Париж и немедленно по внутригерманской высокоразвитой железнодорожной сети (а впоследствии ещё и по автобанам – а зачем Гитлер начал срочно строить высококлассные дороги?) всю армию перебросить к российской границе и начать вторжение широким фронтом. О самолётах Шлиффен тогда не думал – их ещё не было, но вряд ли это меняет суть.

Это всё ИСТОРИЯ, из которой почему-то никто не захотел извлекать уроков:

• и немецкая армия, как в I-ой, так и во II-ой мировой войне вторгалась во Францию с севера через практически беззащитную нейтральную Бельгию, почти игнорируя линию Мажино, и для Европы это вдруг снова оказалось сюрпризом;

• и германское командование не хотело учитывать существование Антанты и перспективы участия Англии в войне, хотя граф Шлиффен ещё более 20 месяцев был на своей должности после заключения англо-французского соглашения и был ещё жив, когда и Россия тоже вошла в Антанту; однако даже во II-ой мировой немецкие стратеги долго жили надеждой, что войны с Англией удастся избежать;

• и Сталин решил, что Вермахт завязнет-таки на линии Мажино, не сможет, молниеносно разгромив Францию, обрушить всю свою мощь на СССР; и когда стороны, мол, взаимно ослабят друг друга, Советский Союз окажется в состоянии и дальше расширять своё господство в Европе (для чего и понадобился пакт).

Поставки из СССР продолжались и после 22 июня 1941г. (разве что подготовка военных специалистов из Рейха для победоносной войны с Западом прекратилась); к ним даже прибавились крупномасштабные поставки рабочей силы для Рейха (и для благодарного германского населения), но это всё шло уже под патронажем соответствующих нацистских служб. Что поделаешь – бизнес и национальная, как говорит российский президент (тогда – Путин, сейчас – Медведев... Да какая разница?!..), безопасность!.. И американские компании, снабжавшие Рейх самым необходимым, и СССР, тогда, в 30-40-х думали только об этом! Правда?

Все эти компании, кстати, никуда не делись. БМР, к примеру, сегодня один из механизмов МБРР и МВФ, «Форд», что помогал Гитлеру стать на ноги (ещё в «Майн Кампф» в 1924-м Гитлер писал о неоценимой помощи Генри Форда), вместе с «Дженерал Моторс», ИТТ и «Чейзом» – крупнейшие компании мирового класса. Ну, вот... А вы говорите: «война – шмойна», «антисемитизм – шмантисемитизм»!.. Дело! Бизнес прежде всего! Страна в кольце врагов! Кругом заговоры! Стране нужна валюта! Сдавайте валюту, граждане! Быстрее! Лучше, по-хорошему, суки, сдавайте!


Что раньше: курица или яйцо?


Широко распространён такой взгляд на вещи. Существует, мол, антисемитизм. Или иная расовая нетерпимость. И следствием этого становятся погромы, грабежи, изнасилования, избиения; а также суды, открыто издевающиеся над азбучными понятиями права, и т.п. А вот если людям разъяснить... Я, извините, не разделяю этой точки зрения. Людьми движут другие мотивы. Простите, я чуть-чуть отвлекусь...

Но сначала вот о чём... Я не встречал очень уж большого числа размышляющих людей, придерживающихся сходной с моею точки зрения. Хотя моя точка зрения проста. Антисемитизм – не следствие невежества и отсутствия культуры. Антисемитизм – доктрина, пытающаяся (нередко весьма успешно!) легитимизировать грабежи и убийства, дать возможность грабителям, насильникам и убийцам почувствовать себя не только ни в чём не виноватыми, но даже – настоящими, самыми подлинными-расподлинными патриотами; и на этой-то именно основе стать самой надёжной и даже фанатичной опорой власти. Да, я не встречал многих... Но один из авторов (из широко известных в России людей), по-моему, стоит тысячи других. Василий Витальевич Шульгин...

Википедия пишет о нём незатейливо: В своих публикациях Шульгин пропагандировал антисемитизм, оправдывал еврейские погромы, которые были нередки в Киеве...

Главной книгой, им написанной (в аннотации почему-то утверждается, что «наименее известной книгой»), является, по моему мнению, книга «Что нам в них не нравится...» с подзаголовком: «об антисемитизме в России».

В предисловии В.В.Шульгин, чтобы не оставалось сомнений, говорит о себе:

Цитата:
«Я... согласно ...заглавию сей книги, хочу честно, в качестве честного человека (квалификацией этой неимоверно горжусь, ибо только что, вот-вот, как её получил) открыто заявить, почему они, то есть евреи, и в каких смыслах, «нам не нравятся».

При этом я должен тотчас же пояснить: я не говорю ни от какой партии, фракции, союза, землячества, ни от какого явного объединения, ниже тайной организации. Все таковые за бытность в эмиграции я растерял. Нигде ничем не состою. Сочувствую детищу покойного Врангеля — Общевоинскому Союзу; в случае надобности, стал бы сему Союзу помогать по мере сил; но не имею ни претензии, ни возможности излагать взгляды и мнения и этой организации. Говорю только от себя лично.

Итак, я — антисемит. «Имею мужество» об этом объявить всенародно. Впрочем, для меня лично во всяком случае никакого нет тут мужества, ибо сто тысяч раз в течение двадцатипятилетнего своего политического действования о сем я заявлял, когда надо и не надо.»
И вот эта книга. В главе под названием «Прошлое», главка «Антисемитизм Грязных» (предыдущая была - «Антисемитизм Белых») мы читаем:

Цитата:
«...При своём движении вперёд Белая Армия очутилась в таком положении, что жить и питаться она могла только «за счет благодарного населения». И тут развратились многие из тех, которые при иных условиях могли бы быть прекрасным армейским материалом. Высшее же командование недостаточно учло эту грозную опасность для армии. На словах по-прежнему все стояло «на благородных ногах», но на деле закрывались глаза на способы самокормления. Пожалуй, было бы лучше несколько снизить принципы, но зато сурово карать все, что выходило бы из «расширенных рамок». Это не было сделано. И покатились по наклонной плоскости. В конце концов стали исполнять только «боевые» приказы. А что касается всего остального-прочего, то стали промышлять, каждый молодец на свой образец, игнорируя предписания Ставки. И очень быстро так самоопределились, что русский народ (за освобождение которого дрались) стал протирать глаза в тяжёлом недоумении. Правда ли деникинцы освободители? Или же это «тех же щей, да пожиже влей» — разновидность большевиков.

С увлечением ринулась в редеющие рады истинных Белых та роковая дружина, которую большевики окрестили «белогвардейская сволочь». В городах эта порода пополняла контрразведки, где она втихомолку имитировала нравы Чека; а в деревнях, уже не стесняясь, при белом свете дня, применяли всякие, иногда до гениальности упрощённые, способы грабежа.

Можно себе представить, какой находкой для таких элементов был антисемитизм!

Антисемитизм значил для этих господ возможность убивать, насиловать и грабить известную часть населения при самых удобных ауспициях.
Ведь нет людей абсолютно без совести, как нет и абсолютно чистых. И у ясно выраженных садистов есть некоторая совесть, которая понемножку сопротивляется их гнусным наклонностям. Между совестью и потребностью убивать и мучить идёт борьба; и вдруг у садизма в этой борьбе появляется мощный союзник, в виде того соображения, что «жиды» — страшный (и даже просто единственный) враг Добровольческой Армии. Значит, внутренняя звериная потребность в крови человеческой неожиданно сплетается с интересами высокого дела. Убивать хочется, но как-то зазорно — без достаточной причины. А тут... Неожиданная радость! Можно убивать, можно наслаждаться, и не будет это плохо; и не будет упрекать ни совесть, ни товарищи... Иные из них брезгливо поморщатся, но и только.

Таких явных садистов было сравнительно мало. Но тех, кто в душе своей носил инстинкты грабежа, было гораздо больше. Для этих антисемитизм был тоже настоящим кладом: они могли грабить евреев, не чувствуя никаких угрызений совести; и даже могли смотреть на себя, как на своего рода «филантропов». Ведь можно было бы попросту истребить этих паршивых жидов, а они, в виде особого снисхождения, их только грабят. В Киеве в 1919 году это занятие называлось «тихий погром»...
То, что 80 лет назад Василий Витальевич увидел в антисемитизме тот самый политический инструмент, о коем я попытался написать, вселяет в меня не сожаление, что я, мол, не оригинален... Нет. Это вселяет чувство, что я правильно разглядел суть дела. Что-то вроде объективности. То что антисемитизм – это ширма, которая прикроет воров, бандитов, насильников, убийц, садистов и мародёров... Мало того, что прикроет; этот антисемитизм ещё даст им возможность числить себя (именно себя!) плотью от плоти, самой солью русского народа и претендовать на право говорить, а то и кричать от его имени... Это В.В.Шульгин увидел и описал совершенно недвусмысленно и точно. Его слова, мало того, что остались актуальными, недавние события (на «грузинском фронте») продемонстрировали, что оголтелый национализм подобного толка может (и будет!) использоваться властью для «сплочения» вокруг себя, увеличения своего рейтинга в ширнармассах, даже если место антисемитизма займёт, скажем, антигрузинская истерия. Поэтому-то я и считаю слова В.В.Шульгина весьма актуальными сегодня...

Последний раз редактировалось VladRamm; 05.01.2021 в 05:42. Причина: опечатки-с...
Ответить с цитированием