Показать сообщение отдельно
  #1  
Старый 20.09.2011, 23:42
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,799
По умолчанию Владимир Рамм: Счастливые треугольники или делаемое дело

Название: Я - середина апреля 2009.1c.JPG
Просмотров: 381

Размер: 28.1 Кб
Счастливые треугольники или делаемое дело

(существует ли социализм?.. хотя бы в теории?..)

«Впервые перед толпой обалделой,........
здесь же, перед тобою, близ – .............
встало, как простое делаемое дело, .....
недосягаемое слово - "социализм"».......

Вл. Маяковский

«Советский строй - когда всем всё понятно,
но все продолжат жить так же». .............

Дм. Быков

"Движение - все, конечная цель - ничто"
Э. Бернштейн

Разговоры о социализме длятся веками. И попутно – о коммунизме... Помните, ещё был такой «первобытный коммунизм», в догосударственную эпоху? – Об этом ещё Энгельс писал в своём «Происхождении семьи, частной собственности и государства». Утописты разные аж полтыщи лет назад рассказывали, как всё будет прекрасно, когда... Ну, не знаю... все будут вести себя добродетельно... Или хотя бы разумно. Когда общество будет устроено красиво, правильно и как всем станет хорошо... И предлагали (замечу: без преувеличения или издёвки) замечательные рецепты... А Маркс с Энгельсом написали страшно интересный текст: «Манифест коммунистической партии», содержание и смысл которого Маркс передавал в трёх словах: «ликвидация частной собственности». В Советском Союзе эта идея была воспринята буквально и тотально – мыслилось, что если не будет частной собственности и частных собственников, а, соответственно, и частного предпринимательства... Частного, частного, читатель!.. Я подозреваю, что представить себе общественное или государственное предпринимательство Вы не сможете. Интересные идеи могут возникать у государственных (государевых) людей или у общественных деятелей, но обычно никому в голову не приходит назвать это предпринимательством. Разве что это слово используется как эвфемизм воровства... Звериная серьёзность отношения к предпринимательству в СССР доходила до того, что слова «бизнес» и «предпринимательство» были не просто нехорошими словами, а могли и привести на скамью продсудимых. Заметьте: не «незаконный бизнес», а любой - считался преступлением. Если он иногда и не преследовался органами правопорядка – просто руки не доходили или доноса соответствующего не поступало, то моральному осуждению он подлежал безусловному. Рынки – только «колхозные», хотя было всем прекрасно известно, что львиная доля с/х продукции выращивается таки на крошечных приусадебных участках, а не на огромных колхозных площадях, где работает самая передовая техника (может, и не самая передовая в мире, но уж попередовее и много мощнее, чем у презренных «единоличников», горбатящихся на своём приусадебном, вместо того, чтобы заниматься чем-нибудь «общественно-полезным»). Быть продавцом считалось позорным. Покупать – нормально, а продавать позорно... Ибо господствующим было представление, что все, кто что-либо продаёт – это сплошь жульё. Ну, и многим продавцам таки «приходилось» соответствовать...

Социализм. Забота обо всех... о том, чтоб никто не ушёл обделённым... Как это прекрасно! Этот текст можно найти на самых разнообразных сайтах. На одном его даже рассказывают как реальную историю с кучей дополнительных деталей...

Цитата:
В неком заштатном городке М, в старосоветские времена, продавалось пиво на разлив из бочек. Продавец только что развернутой в боевой порядок бочки был атакован интеллигентного вида дядечкой с вопросом: "Сколько Вы хотите за бочку пива?". Представитель советской торговли назвал сумму, с учетом упущенной выгоды, получил денежку и отвалил.

Интеллегент стал зазывать страждущих и БЕСПЛАТНО поить всех пивом.
Через десять минут началось мордобитие.

Прибывший наряд милиции повязал особо битых и активных, заодно поинтересовавшись у интеллигентного дядечки : "Какого хрена?".
"Видете ли, молодые люди, я очень стар и до коммунизма очевидно не доживу. А очень хотелось посмотреть как оно будет".
Социализм, коммунизм... В конце ХХ века появились интересные идеи и авторы, называющие «коммунизмом» (позвольте Вам напомнить, что коммунизм – это высшая стадия этого самого социализма) существующую реальность в странах, называющих себя социалистическими. Всего краше, по моему мнению, среди таких назывателей Александр Зиновьев, написавший не только «Зияющие высоты», за которые его исключили отовсюду, откуда только можно было исключить, отобрали награды со званиями и выкинули из страны. Он написал ещё массу замечательных книг, среди которых «Коммунизм, как реальность». Я не говорю о десятках авторов великолепных пародий (сатиры, издёвок, etc.), об Оруэлле, Замятине, Хаксли, Булгакове, Зощенко, Эрдмане, Шаламове, Войновиче, Буковском и множестве других, помогающих понять эту самую сущность социализма. Можно ещё добавить и воспевателей не таких номенклатурно-секретарских, как Бабаевский или Марков, а талантливых, как Маяковский – они тоже помогали понять суть социалистического строя. Я не говорю о них – позиции Зиновьева, всемирной известности специалиста по логике мне достаточно. Я, в действительности, полагаю его книги замечательными. Однако подход, базирующийся на идее объяснения термина, через описание реальных свойств названных этим термином объектов, представляется мне ненаучным... а то и антинаучным подходом. Говоря: социализм (коммунизм – без разницы! О разнице позже!) – это то, что осуществлено на деле в странах, называющих себя социалистическими, Зиновьев ставит ситуацию с ног на голову... А если б я... Или пусть не я, а мальчик бегающий по двору, назвал бы палочку, оседлав которую он скачет, «лошадью» («лошадкой» для большего правдоподобия), Вам пришло бы в голову изучать лошадей, предсказывая их поведение, на основе такого утверждения? Или, наоборот: Калигула, въехавший в Сенат на лошади, предложил считать её сенатором... И что начнём исследовать римский Сенат на основе такого сообщения?.. А почему бы нет?..

Или ещё прекраснее: Земля – шар. Наверное, многие согласятся, что это – грамматически вполне безобидное утверждение. Но попробуйте осуществить инверсию и сказать: «шар – это Земля»... Во мне всё восстаёт против такой констатации!.. Для начала я вспомню про другие планеты и звёзды. Вы попытаетесь включить и их во множество объектов, именуемых «шарами»?.. Тогда я спущусь на Землю и скажу Вам, что планета, на которой мы имеем счастье (или несчастье?) проживать, шаром не является. «Шар» - лишь первое приближение. Хотелось бы сказать, что Земля является эллипсоидом вращения – это приближение лучше, но и оно не точно. Земля – это геоид... Смотрите: даже и слово-то это ни к чему иному не приложить. Земля – это тело, форма которого обусловлена вращением вокруг оси (которое постепенно замедляется, но о ближайших годах мы, пожалуй, можем не беспокоиться), силой тяготения внутри, заставляющей частицы нашей планеты тянуться к друг другу, в результате образуя то, что мы приближённо называем шаром, а также силами тяготения снаружи: Солнце, Луна, другие планеты и небесные тела, которые влияют не только на траекторию, появление приливов-отливов и на катаклизмы, связанные с наблюдаемой динамикой солнечной активности, но и на форму нашей планеты... Не-е... С инверсией не получится. Что такое шар, надо описывать, не привлекая в качестве исходного понятия Землю. Шар нечто гораздо более простое, чем наша планета – на много порядков.

Так же и социализм – понятие гораздо более простое, чем устройство страны, называвшейся «страной советов».. И добавления, уточнения: реальный социализм, подлинный, развитой, построенный полностью и окончательно и т.п. дела не меняют. Про СССР я бы сказал, что это страна, где активно использовались социалистические лозунги и идеи. Многие с удовольствием и гордостью называли её страной победившего социализма. Ну, и что? А вот Димона-правоведа, к примеру, многие называют президентом... «избранным президентом»... Ну, и что?.. А Вована питерского – национальным лидером России... Ну, и что из этого?.. А амфоры, поднятые им со дна Таманского залива – уникальной археологической находкой... И что?.. Какой из Димона президент, а из Вована национальный лидер?.. Уж не говоря о том, что никто не понимает смысла этой «должности», этого «титула»... А амфоры? Ни у кого нет сомнений, что их привезли на Тамань (или, на крайняк, одолжили у археологов наиболее приличные из ранее найденных), почистили и положили на доступной глубине, в том районе, где съёмочный многотонный кран и где Вован будет нырять на двухметровую глубину в водолазном костюме... Какой, к чёртовой бабушке, нацлидер?!.. Обыкновенный клоун... Ещё и не из самых талантливых! Далеко не Юрий Никулин!.. Тем ни менее, мне так представляется вполне правдоподобным, что вот сегодня они с Димоном ловят рыбу под телекамеру, все такие из себя нарядные (а Папанов им на крючки её насаживает... Или кто другой, загримированный под Папанова), а завтра покажут, как Пу нажимает Ме на нос, и у того из ушей бьют фонтаны воды... Ещё и меняющихся цветов!.. Я полагаю, что ярлыки только запутывают нас, если мы пытаемся понять суть дела, опираясь на эти, нами же навешанные ярлыки. Анализ устройства Советского Союза, проделанный Зиновьевым в его «Зияющих высотах» (да и в других его книгах), необыкновенно интересен и чрезвычайно полезен. Но социализм тут ни при чём.

Идея социализма полностью описывается таким общественным устройством: «от каждого – по способностям; каждому – по труду». Всё. По его способностям, по его труду. Так вот, я утверждаю, что общество, группа людей, желающих существовать совместно, на таких принципах существовать не может. Не то, чтобы это является трудно-достижимым идеалом... Пока, мол, не всё удаётся, но в будущем, может, нескоро, когда люди поймут... Поймите Вы меня, читатель! Я не говорю о том, что люди не поймут, – я говорю о том, что такого не бывает.

Позвольте, я поясню Вам на примере для младших школьников... Представьте себе «популяцию» треугольников. И пусть счастливыми будут те треугольники, у которых одна сторона больше суммы двух других. Треугольниковое правительство и партия (если у них такие есть) и даже вождь (если таковой имеется) думают о счастье треугольников непрерывно и трудятся (пашут) для осчастливливания треугольного народа – буквально, как «рабы на галерах»... И что?.. Вы полагаете, что если ещё теснее сплотиться, если засучить рукава и не покладая рук по 60, а то и 80 часов в неделю... Опомнитесь друзья! «Счастливых» треугольников не бывает. В любом треугольнике любая сторона меньше суммы двух остальных сторон.

С социализмом... погодите немного – мы и про коммунизм поговорим. Это проще, ибо про социализм и его практическое воплощение и даже про разные его виды говорилось многими, во многих местах и много, а коммунизм существовал лишь в виде светлого будущего, далёкого идеала... Хотя, если вспомнить обещания Ходжи Насреддина... ээ-э... Никиты Хрущёва, не такого уж и далёкого. Так вот, с социализмом та же ситуация, что и со счастливыми треугольниками: общество, где реализуется принцип : «от каждого – по способностям; каждому – по труду» существовать не может. Что из этой невозможности следует, мы обсудим позже... Да я подозреваю, что у Вас уже появились соображения... А пока я попробую объяснить, почему не может-то.


По способностям

Давайте попробуем вдохнуть чуть побольше смысла в «от каждого – по способностям». Пусть это означает, что любое дело следует поручать тому, у кого больше всего к этому делу способностей... Не будем обсуждать процедуру «поручания»... Не будем даже вдумываться пока в иные возможные смыслы... Если они найдутся у Вас, читатель, я готов их обсудить! Пусть для начала: поручить самому способному... Хотите скажу: «предоставить право», хотите – «возложить почётную обязанность»? Без разницы... Когда я вернулся из армии (после трёх лет службы), быстро выяснилось, что среди всех 22 жильцов нашей коммунальной квартиры (6 семей) я мою пол быстрее и качественнее всех. И ещё при этом ни разу не нагибаюсь!.. Немудренно – у меня большой опыт орудования шваброй в казарме. Ответьте мне, уважающий размышления читатель, следует ли отсюда, что я отныне должен мыть пол во всей коммунальной квартире присно и во веки веков? Безо всяких очередей – как самый способный... А?.. Социалистическая идея, замечу, заведомо предполагает коммунальность. Израильские киббуцы отметут Ваши сомнения, если они у Вас появились...

У социума... у любого поселения, ведущего хозяйство... Даже не обязательно и совместное-то; просто для группы прозрачнее всё... Так вот, у социума есть такие работы и занятия, которые надо производить, чтоб социум продолжал существовать. Не «нравится», не «хочется», не «интересно»... Н-А-Д-О. В.В.Маяковский хорошо воспевал будущее социалистическое устройство... Землеустройство. В поэме «Хорошо!»:

Как хо-рошо! / За городом — / поле. / В полях — / деревеньки. / В деревнях — / крестьяне. / Бороды / веники. / Сидят / папаши. / Каждый / хитр. / Землю попашет, / попишет / стихи. / Что ни хутор, / от ранних утр, / работа люба. / Сеют, / пекут, / мне / хлеба. / Доют, / пашут, / ловят рыбицу. / Республика наша / строится, / дыбится. / Другим / странам / по сто. / История — / пастью гроба. / А моя / страна — / подросток, — / твори, / выдумывай, / пробуй!

Это – не хорошо. Это просто замечательно! Пахать Землю – удовольствие. Вон Лев Толстой-то, помните, какой кайф ловил?!.. Писать стихи... Счастье... Особенно когда они нравятся ещё кому-нибудь, кроме тебя самого... А если и тебе не нравятся?.. Ну, ладно: землепашество, стихосложение... Хлебосеяние, дойка... Машинная, наверное... А то ведь, знаете, в три утра надо вставать!.. Хлебопечение, рыболовство... На всё найдутся любители!.. Что ни хутор, от ранних утр, работа люба... Но всё-таки скажите: дерьмо кто будет убирать? Где Вы найдёте любителя-ассенизатора?.. Или обойдёмся?..

Поймите, я говорю не о наивности Маяковского!.. Для того, чтоб выполнялись работы, которые никому не в кайф, но необходимы для выживания социума, нужны или принуждение (лагерь, охрана с автоматами и др. прелести «счастливого» общественного устройства. В древности, когда это счастливое социалистическое счастье впервые придумали, речь шла о рабах), или, вообще, мощь государственной машины, разрешающая конфликты: суд, принуждение к труду... Не вообще к какому-то труду, или хотя бы к «общественно-полезному»... Нет, к тому, на который пошлют – «исправительные работы» называется – в лучшем случае; а иногда: химия, урановый рудник или ещё что-нибудь «весёленькое». Ну, раньше было – Беломорканал, лесоповал = заготовка леса... И сейчас ещё в СМИ нет-нет и промелькнут ностальгические восторги романтических идиотов: как много могло сделать НКВД-КГБ, обладая практически неограниченным источником бесплатной рабочей силы!.. И снова «правоохрана», милиция-полиция, тюрьма, лагерь... «Шаг влево, шаг вправо – считается побег»...

Или, предложите Вы, высокая сознательность... Меня давно смешат эти заклинания типа: «ничего не изменится у нас, пока все не поймут, что...». Право же, мне дальше уже не интересно, что. Система, основанная на сознательном добровольном служении всех членов некоей группы людей общей цели, - неустойчива. Там должен быть или отсев на входе и «в процессе» (с очень сильным желанием лояльных участников быть в этой группе, с конкурсом, наличием руководства с диктаторскими полномочиями и возможностью немедленного изгнания тех, кто вдруг «расхотел»); или расстрел на месте за невыполнение приказа. Согласитесь, что это, конечно, сознательное сотрудничество, но не совсем то, о котором мечтали утописты или изобретатели слова «социализм». Ещё раз: система, основанная на одной сознательности... Она возможна. Но она неустойчива – у неё нет точки равновесия. Как карточный домик – построить можно, но использовать для каких-либо содержательных целей... Нет, не вряд ли! Просто нельзя! «Честность, - говорят, - прекрасная штука, когда все кругом честные, а я один среди них жулик». Просто в такой системе существуют сильные положительные обратные связи – она разрушается лавиной, из-за того, что даже мелкие отклоненения от нормы (трещинки), не заживают, как на человеке, на кошке, даже на дереве... Т.е., на живом. Эти разрушения ведут к гибели системы... Как в какой-нибудь строительной конструкции... Искусственной... Может быть, восхитительной не только на бумаге, но поначалу и в реальности; однако неживой.

Мы пришли, читатель, к тому, что тезис «от каждого по способностям» - это, по меньшей мере, сомнительный тезис для организации жизни социума. Ну, конечно, Вы-то может, ещё не пришли... И я готов выслушать Ваши контрдоводы. Но, повторяю: я не говорю, что «от каждого по способностям» - это плохо. Я говорю о том, что такого не бывает. Не растёт такое. Не может выжить.

Название «художественной системы», «метода», «идеологии в искусстве»... Да как хотите, называйте!.. Я говорю о том, что носило гордое имя «социалистического реализма». Это название, вернее присутствующее там существительное «реализм» явно намекало на то, что это есть! Это – существует! Хотя фильм «Кубанские казаки»... Да что тут рассказывать?!.. Сомнений в том, что этого нету, не было ни у кого никогда. Но было убеждение у тех, кто варил лапшу... ээ-э... занимался идеологической работой и рассказывал вверенному народу и мастерам культуры (даже мастерам-то в первую очередь!), как и что надо показывать (изображать – хоть в изобразительном искусстве, хоть в каком ином!), чтобы ещё теснее сплотившись во имя великой цели, ещё уверенее и твёрже идти вперёд к заветным це... Вам не кажется, читатель, что уже от этих слов начинает попахивать госбезопасностью?.. Ну, да ладно!.. Не будем принюхиваться!.. Да ведь не только этим организаторам и вдохновителям, «уму, чести и совести», но и вверенным людям... Многим... Не всем, но очень, очень многим казалось, что так и надо. Показывать светлые цели, к которым...

Романтика труда со всей мощью «социалистического реализма» нужна именно для того, чтобы обеспечить... Хотя бы попытаться обеспечить всю потребность социума в разных видах труда рабочей силой, не пользуясь (по возможности!) ценовым механизмом...

Романтика труда... Я, позвольте, примеров приводить не буду, а приведу лишь кусочек из быковского эссе «Блуд труда» (к проблеме мифологии труда в советском и постсоветском кино), увидевшее свет в 2002-м.

Цитата:
...Труд — и чем тяжелее, тем лучше — призван был доставлять советскому человеку радость, и это не так глупо, как кажется на первый взгляд. Дело в том, что труд действительно такую радость доставляет, когда осуществляется в охотку, в силу призвания или на благо ближнему. Ни один процесс, включая занятие любовью, без этих условий радости доставлять не может. Однако главная задача всего советского искусства — и киноискусства прежде всего — была в том, чтобы доказать, будто радость может доставляться занятием, вменяемым в непременную обязанность. Более того: именно эта обязательность процесса, его непременность для всех должна была составлять важнейшую компоненту этой радости — восторг от слияния с неким коллективным телом и коллективным делом. Здесь тоже есть момент здравый, поскольку именно труд позволяет проще всего осуществить то коллективное слияние, которое на какое-то время действительно способно спасти от экзистенциального одиночества. Думаю, что и Ленин, тогда уже усомнившийся в правоте своего дела, в момент несения бревна испытывал временную эйфорию и просто в силу физической усталости меньше размышлял о том, не следовало ли ему в свое время пойти другим путем. Труд был патентованным средством от рефлексии, панацеей от избыточных размышлений, и в этом смысле он исправно выполнял свою роль во всех советских картинах от «Большой семьи» до «Семьи Журбиных». Как только молодой герой в «Чистом небе» перестает трудиться и начинает размышлять, для ломающегося главного героя это становится невыносимо. Рефлексирующий, ищущий себя юноша, стоящий перед традиционной для всякого молодого человека экзистенциальной проблематикой, получал в советском кино один универсальный ответ, а именно путевку на производство. Это примерно аналогично ситуации, в которой больной приходит к психоаналитику и вместо анализа своего состояния получает по лбу молотком, что временно отрубает несчастного как от реальности, так и от экзистенциальной проблематики. «Поди-ка попляши!» — слышит персонаж, мучимый нравственными проблемами, и либо обнаруживает себя на заводе (из фильма в фильм повторяющийся кадр, где экзистенциальная проблематика с легкостью смывается в душевой, вместе с копотью трудового дня, среди мускулисто-голых товарищей), либо добровольно едет на комсомольскую стройку, где находит дружбу, любовь, понимание и потную дивчину как венец всего. Вообще тема пота в советском искусстве — отдельный разговор: как романтизм злоупотреблял слезами (ни один нормальный человек не льет их в таком количестве), так социалистический реализм проливал реки пота, и потому-то от всех его классических образцов так веет подмышками, подпругами, портянками. Труд в советском кино противопоставлялся рефлексии изначально — и даже «Строгий юноша» Абрама Роома в этом смысле не исключение.

Но вернемся к основополагающему смешению труда творческого и принудительного. Важнейшей задачей советского искусства было доказать, что радостен может быть ВСЯКИЙ труд, радостен именно в силу своей трудности, то есть в дело шел аргумент почти христианский — о необходимости и величии страдания. Но поскольку христианские аргументы в пролетарской среде не работают, художники естественным образом задались вопросом, как повседневный, необходимый, рутинный труд сделать праздником. К слову сказать, Шаламов считал физический труд величайшим унижением человека — и был в этом безусловно прав, поскольку труд грубый, простой, повседневный есть именно унижение, напоминание о нашей плотской природе, печальная необходимость. Труд — пропитание вообще в строгом смысле не есть созидание, он является составной частью почти животного жизненного цикла и осуществляется машинально, вот как автор этих строк для прокорма пишет поденщину, переводит или дает уроки. Героизировать этот процесс — все равно что героизировать акт питания или дефекации, поскольку все три составляющих цикла (труд — питание его продуктами — выдача вторичного продукта) являются, в общем, имманентными и достаточно грубыми чертами человеческой природы. Как сделать приятной и героичной наиболее обременительную часть триады, а именно труд? Над этим билось все советское искусство...
Всё это эссе (как, впрочем, для меня и вообще всё, написанное Дмитрием Быковым) безумно интересно. Разница между Быковым и мною не только в том, что он пишет лучше. Она ещё и в том, что писатель Быков рассказывает о нелепости воспевания труда в киноискусстве, а я пытаюсь размышлять о нелепости опоры на «от каждого по способностям» для организации жизнедеятельности социума.


По труду

Ну, а как насчёт тезиса «каждому по труду»? По-моему, тут ещё безнадёжнее! Когда у всех одинаковая работа... Буквально – те же условия (оснащённость орудиями и приспособлениями, фронт работ и пр.); скажем, все копают одну и ту же канаву и у каждого одни и те же инструменты... лопата, кайло... Что им ещё нужно?.. И качество грунта у всех одинаковое... Тогда этот тезис ещё является осмысленным. Труд измеряется результатом, и результаты различных работников – сопоставимы. Но если работы разные!.. Если, скажем, один таки что-то копает, а другой чинит утюг?..

Тут и возникает огромная служба, которая будет устанавливать... Для начала расценки. Из соображений справедливости. Не рынка, а справедливости. А справедливость она, конечно, у каждого своя: но главная справедливость – это представления начальства о равенстве, любви к Родине (ну, для совсем уж непонятливых: любви к начальству, в российских широтах чаще всего именуемой патриотизмом) и попутно в интересах коренного населения... ээ-э... для межнационального и межконфессиального спокойствия и равновесия..

И получается... не может не получиться!.. Когда начальственная справедливость... Читатель, читатель!.. Я говорю всего-навсего об установлении норм и расценок, централизованных цен и централизованного же распределения ресурса, которого пока что, как пряников сладких всегда не хватает на всех ©... И опять же поймите!.. Его, ресурса этого... не знаю уж о чём Вы подумали... На всех хватить не может. Ибо на всех хватает, в точке ценового равновесия – там где поток предложения равен потоку спроса (ну, конечно, платежеспособного! Не стоит уточнять – без платежеспособности, без соотнесения с ценой предложения – спроса не бывает... вернее, говорить о нём бессмысленно). А если цена устанавливается сверху... Пускай даже из каких бы то ни было супермудрых соображений... Ну представьте себе, что Вам установили оптимальную частоту пульса и не просто сообщили о том, какова эта частота, но и начали, подключив Вас к каким-нибудь супер-пупер передовым приборам (разумеется, с помощью нанотехнологий!) её обеспечивать... Долго Вы бы ещё протянули на этом свете при таком счастье?

Когда цена устанавливается сверху одним ведомством, а распределение этого ресурса, которого (ещё раз напомню) нехватает на всех, устанавливается иным ведомством... Или Вам хочется, чтобы тем же самым?.. Ну, ладно, пусть тем же самым, только величина спроса при этом не имеет отношения к делу... А централизованно установленный объём производства... Опять же определённый не на основе исследования спроса (Вам захотелось посмотреть бумаги, где рассказано, как исследовали спрос? – Легко!)... Нет, если серьёзно, то распределяльщики Вам скажут (и даже покажут подтверждающие бумаги), что имеет величина спроса самое прямое отношение к распределению произведённой продукции... Как внутри страны, так и к установленному объёму экспорта и импорта!..

Когда, помню, я занимался компьютеризацией работы книжной базы союзного значения, довелось мне увидеть, как учитывается спрос. Вот книготорг А запрашивает 400 книг; дадим ему 32 штуки, а книготорг Б – 300 книг; ему – 24. В точности пропорционально спросу. По 8 % от запрашиваемого!.. Всем!.. Чтоб справедливо было!.. А управделами ЦК КПСС запрашивает 127 книг; дадим ему 127 книг. Потому, что у них, у руководителей, знаете какой труд тяжёлый, изматывающий?.. Да Вы уж догадались, поди!.. Правильно, как на галерах!.. А у нас главное это что? В условиях социализма? Главное, чтобы каждому по-труду! Я про книги-то почему вспомнил? В этот самый период, когда я работал с книжной базой (но к дефициту, увы, отношения не имел), поехала моя жена на научную конференцию в Болгарию и привезла мне оттуда чемодан книг... Изданных в СССР, по-русски... Вывезенных туда в порядке развития дружественных отношений – в обмен, поди, на помидоры... И как я понял, никому там на фиг не нужных... Книги были без указаний, что это, мол, на экспорт!.. Память об этом чемодане, об этом ощущении счастья меня греет до сих пор!..

Поймите меня, пожалуйста!.. Я говорю вовсе не о несправедливости!.. Оставьте её, эту вашу справедливость в покое! Я говорю о том, что произвол в распределении ограниченного ресурса... любого: книги, мясо, качественные продукты (с европейским ассортиментом), современная техника... Всё что-угодно... Тот самый произвол, которой регулировался некогда, много веков назад (а то и сегодня – в терминах «брать по-чину»), местом в иерархии дружины, делящей добычу в захваченном городе, этот самый произвол прикрывается некоторой теорией, косящей под наукообразие... Теорией, где произвол запрятан в эти самые установленные нормы, тарифы, расценки, ставки зарплаты, цены, установленные с помощью калькуляции себестоимости = затрат (я рассказывал об идиотизме этого подхода в материале, названном «Поговорим “за нефть”», (пост # 2): «Таки договоримся о терминах») или из иных, не менее «мудрых» соображений... А так же распределение ресурса, спрос на который заметно превышает предложение, – с помощью святого принципа «всем сестрам по серьгам», но, разумеется с учётом различной степени «социальной близости» различных «сестёр» (это делается через структуру закрытых распределелителей, «пайки» всякие и пр.) и, конечно, криков про справедливость и временные, всё успешнее преодолеваемые, трудности!..

Прервусь ненадолго...

Последний раз редактировалось VladRamm; 20.11.2020 в 17:32. Причина: опечатки...
Ответить с цитированием