Показать сообщение отдельно
  #12  
Старый 22.09.2019, 20:06
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 24,707
По умолчанию Отрывки из книги “Потаенный Пушкин”. Продолжение 1.

Название: DETAIL_PICTURE_564475.jpg
Просмотров: 30

Размер: 171.9 Кб
«Последняя игра Александра Пушкина»

Перед решающими событиями

Настойчивость императора, податливость Натальи Николаевны и её неумное поведение, подающее повод для сплетен и пересудов, вели ситуацию к неизбежному финалу. В своей книге «Последняя игра Александра Пушкина» академик Н.Я.Петраков достаточно подробно показал, как развивались события, хотя некоторые нюансы неизбежно остались в стороне от стержня изложения. Попробуем это изложение повторить ещё более кратко – практически конспективно.

Видя, что Пушкин «неадекватно» реагирует на его «ухаживания» за Н.Н., Николай принимает решение перевести стрелки дворцовых сплетен на Дантеса, карьера которого зависит от его благоволения. Дантес должен сделать вид, что он увлечён женой Пушкина. Он ухаживает за Н.Н. демонстративно шутовски, шаржированно, но свет с удовольствием эту игру подхватывает, а Н.Н. с согласия (если не по наущению) Николая принимает её тоже. Пушкин, для которого поведение всех участников этой игры прозрачно, разворачивает свою контригру. К этому моменту для него вопрос о дуэли – неважно, с кем – решён: ведь дуэль, даже в случае её благополучного исхода для стреляющихся, приведёт к суду и как минимум – к высылке его из столицы, а именно этого он и добивается. Но именно этого не хотят все остальные участники игры: Николай в этом случае теряет Н.Н., которая должна последовать за мужем, Н.Н. теряет Николая, свет и балы, Дантес (если считать его тем, с кем Пушкин назначит дуэль, теряет карьеру). Такова диспозиция перед решающими событиями в этой истории.

1 июля 1836 года Пушкин отвергает приглашение на традиционный бал в честь дня рождения императрицы – под предлогом траура по матери, хотя сам в это же время появляется на других балах. Разозлённая императрица, опекавшая Дантеса и даже приплачивавшая ему добавку к жалованью, требует от кавалергарда активизации в его ухаживаньях за Н.Н. В конце лета Пушкин, вернувшись из города на дачу, застаёт у Натали Дантеса, который специально задержался, зная о скором возвращении её мужа. Пушкин разыгрывает сцену из анекдота, слышанного им на попойках в юности, намазывает губы сажей и, целуя Н.Н. в губы, выходит, дав понять Дантесу, что тому пора уходить. На выходе Дантес встречает Пушкина, который, заметив на губах Дантеса сажу с губ Н.Н., насмешливо улыбается.

Дантес приходит домой (он снимал комнату вместе с А.П.Трубецким) и говорит своему приятелю, что ему не понравилась улыбка Пушкина и что тот явно что-то замышляет. И точно, через 40 минут к ним приходит девушка с запиской от Н.Н., при чтении которой у изумлённого Дантеса глаза на лоб лезут. (После ухода Дантеса Пушкин, рассказав жене про свой фокус с сажей, требует у неё объяснений, и та вместо признания в невинном флирте выдаёт первую пришедшую на ум ложь: дескать, Дантес говорил с ней о его желании посвататься к её сестре, Екатерине Гончаровой. (Это первое, что ей приходит в голову, приходит потому, что сестра влюблена в Дантеса, они между собой об этом говорили и не раз, что теперь облегчает для неё возможность сказать, как она думает, в общем, невинную ложь.) Пушкин мгновенно использует это враньё и диктует ей записку, в которой Н.Н. сообщает Дантесу, что она рассказала об их разговоре мужу и что он согласен на брак Дантеса и её сестры.


Женитьба Дантеса

Дантес в шоке (свидетелем этого шока был его приятель А.Трубецкой); он понимает, что шутить с Пушкиным опасно. Он вынужден теперь проявлять интерес и к Екатерине Гончаровой. 2 ноября Пушкин от кого-то узнаёт о состоявшемся у Полетики свидании Н.Н. с царём, застаёт её врасплох, и жена, никогда не умевшая врать правдоподобно, излагает ему первую пришедшую ей в голову ложь о Дантесе, заманившем её в ловушку, стоявшем на коленях и грозившем покончить с собой. Пушкина эта ложь устраивает (защищая честь его семьи, именно такую версию поддерживали для мира и он сам, и его друзья), и он начинает действовать. 3 ноября он рассылает друзьям (кроме одного-двух экземпляров, которые должны дойти и до царя) заблаговременно изготовленные им «дипломы рогоносца». Пушкин даёт понять своим друзьям, что дело тут не в Дантесе, а в царе, которого он вызвать на дуэль не может, и одновременно развязывает себе руки: под покровом тайны он может обвинить в изготовлении «диплома» кого угодно.

4 ноября Пушкин сам получает «диплом» и в тот же день посылает вызов Дантесу, поставив в известность жену. Та, в ужасе от того, какими последствиями грозит сам факт дуэли, мчится к Жуковскому, тот сообщает о вызове царю и немедленно начинает улаживать дело. 6 ноября Пушкин отправляет письмо министру финансов Канкрину, написанное с таким расчетом, чтобы тот немедленно показал его царю – что тот и делает. Вызов Дантесу и это письмо рассчитаны на то, чтобы царь согласился на личную встречу. В письме Канкрину Пушкин даёт понять Николаю, что с этого дня отказывается от царских подачек, и тот факт, что царь не разрешил ему погасить свой долг предложенным Пушкиным способом (продажа имения), уже не имеет никакого значения: оба понимают, что это фактическое объявление войны.

Надежда на аудиенцию у императора не оправдалась: Жуковский, вместо того чтобы поспособствовать такой встрече, сделал всё возможное, чтобы замять скандал: он находит выход в том, что было подсказано чуть раньше самим Пушкиным: Дантес, который и раньше, мол, подумывал о женитьбе на Екатерине Гончаровой (чему свидетельство – сохранившаяся у него записка Н.Н.), и в самом деле собирается жениться на ней. 7 ноября Жуковский радостно сообщает Пушкину, что всё улажено: Дантес женится (дочь Николая I оставила свидетельство: «Papa заставил Дантеса жениться»). Пушкин в бешенстве: только что жена уверяла его, что Дантес смертельно влюблён в неё и успела эту чепуху озвучить, рассказав её близким друзьям поэта, а теперь он должен делать вид, что принимает всерьёз её уверения в том, что Дантес смертельно влюблён и в её сестру. В порыве отчаяния и гнева Пушкин открывает карты Жуковскому, и тот, услышав, что вся интрига Пушкина направлена против царя, приходит в ужас: «Ради Бога, одумайся. Дай мне счастье избавить тебя от безумного злодейства, а жену твою от совершенного посрамления».

Название: 495_26399.jpg
Просмотров: 28

Размер: 92.4 КбПушкин, который был уверен в том, что Дантес ни за что не женится на сестре Н.Н., теперь вынужден уступить посредникам (Жуковский и секунданты Д`Аршиак и Данзас). Несмотря на то, что на замужество фрейлины требовалось разрешение императрицы, а брак между католиком и православной требовал ещё и согласования с синодом, все разрешения и согласования были получены в считанные дни, и 13 ноября было объявлено о предстоящей свадьбе.


Последняя встреча с царём

Между тем давление на Пушкина усиливается. На первый бал открытия сезона 15 ноября Пушкин приглашения не получает под тем предлогом, что «он носит траур по матери» (объяснение императрицы, почему его вычеркнули из списка, – месть на аналогичный ход Пушкина летом того же года). Эта издёвка особенно болезненна, поскольку Н.Н. приглашение получила. Двусмысленность ситуации очевидна даже ей, и она испрашивает совета у Жуковского, как ей поступить; тот пишет записку с настоятельным советом – если не требованием, чтобы она была на балу и непременно одна. В этой записке её автор больше похож на сводника, чем на воспитателя престолонаследника. Жуковский, написав такую записку, и Н.Н., последовав его совету, поставили последнюю точку: Пушкин в этой борьбе остался абсолютно один против сплотившихся друзей и врагов.

Светом брак между Дантесом и Екатериной Гончаровой трактуется как жертва Дантеса во имя спасения честного имени Н.Н. Геккерен и Дантес пытаются наладить родственные отношения, но Пушкин наотрез отказывается такого рода отношения с ними поддерживать и принимать их у себя в доме. Тем не менее теперь у Дантеса появляется возможность на вполне официальном основании бывать там же, где бывает Н.Н. с сёстрами, и продолжать свой шутовской флирт с Н.Н., подогревая любопытство света и удобряя почву для сплетен.

Пушкин, раздосадованный тем, что он сам подсказал противникам встречный ход, и тем, что дуэль не состоялась, разворачивает другой вариант контригры. 21 ноября он показывает Соллогубу написанное им оскорбительное письмо к Геккерену-старшему, зная, что после разговора с ним Соллогуб обязательно будет у Одоевского, у которого приёмный день, увидит там Жуковского и расскажет ему о содержании письма. Расчёт оправдался, Жуковский в ужасе, но Пушкин согласен не отсылать письма при условии, что Жуковский устроит ему встречу с царём. Через два дня встреча состоялась (в присутствии Бенкендорфа).

Пушкин в разговоре дал понять, что не оставит дела, если его имя и имя его жены будут бесчеститься грязными сплетнями; царь прекрасно понимает, что, когда Пушкин говорит о Дантесе, все эпитеты имеют прямое отношение именно к нему, но делает вид, что с участием относится к Пушкину. Он берёт с него обещание в случае возникновения дуэльной ситуации прежде поговорить с ним, с Николаем. В конце концов Пушкин принимает окончательное решение разрубить весь узел накопившихся проблем, используя самим царём предложенную договоренность о возможности обратиться к Николаю в случае, если Пушкин решится на дуэль.

25 января 1837 года состоялась эта последняя встреча; подробности неизвестны, но, судя по воспоминаниям Николая I, он её запомнил на всю жизнь. Примерная реконструкция разговора Петраковым весьма достоверно описывает ситуацию. Видимо, оба готовы были идти до конца, но Пушкин так говорил с царём, что тот струсил. Результатом этой трусости стала и его месть, когда он, как и Бенкендорф, стал соучастником убийства, поспособствовав тому, чтобы дуэль не была предотвращена, и его попытка обелить себя даже через много лет.

Остальное общеизвестно. Военно-судное дело прошло под присмотром царя; Н.Н. для дачи показаний не вызвали – царь запретил, понимая, что она неизбежно проговорится. Священник, принимавший исповедь у Н.Н., в ужасе от услышанного и нарушая тайну исповеди, заявил, что она ни в чём не виновата.

Версия Петракова непротиворечиво объясняет мотивацию всех писем Пушкина, всех его высказываний и всех событий в этот период. Все вопросы получают ответы – все, кроме одного: зачем Пушкину понадобились смертельные условия дуэли?

https://www.mk.ru/culture/2011/02/09...-pushkina.html
Ответить с цитированием