Показать сообщение отдельно
  #1  
Старый 08.07.2020, 16:56
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,709
По умолчанию Владимир Рамм: Перечитывая Корнея Чуковского

Название: Я - середина апреля 2009.1c.JPG
Просмотров: 903

Размер: 28.1 Кб
Перечитывая Корнея Чуковского
Попытка «занимательной вирусологии»
«Вы же люди! Перестаньте ползать на животах!»
К.Войтыла*

«И мне тогда хотелось быть врагом»
Н.Коржавин

6 мая на Гранях.ру появилась статья Ильи Мильштейна «Мера милосердия», посвящённая открытому письму российских ученых, деятелей культуры, журналистов и учителей, которые обратились к председателю Верховного суда Карелии Анатолию Владимировичу Наквасу. Напоминая председателю о судьбе историка Юрия Дмитриева, который содержится ныне в СИЗО-1 Петрозаводска, где зафиксированы случаи заболевания коронавирусом, они просят изменить ему "меру пресечения... на любую другую, не связанную с содержанием под стражей".

К тому моменту, как я наткнулся на статью «Мера милосердия» под ней уже было 16 комментариев. По правде сказать, я тогда ещё не прочёл открытого письма российских ученых, деятелей культуры, журналистов и учителей (более 150 человек). Мне хватило обращения к председателю Верховного суда Карелии А.В.Наквасу: «Уважаемый Анатолий Владимирович!». Илья Мильштейн, при всём его таланте, не сумел выдержать до конца статьи «приветливый» тон; если в начале в его словах ещё проскальзывает сочувствие к авторам и к тональности открытого письма, то далее он пишет о памятливости «начальства при полицейском режиме», о том, что «чрезвычайно важно извещать карателей о том, что никто из политзаключенных не забыт». Никаких сомнений в том, что «уважаемый Анатолий Владимирович» служит «полицейскому режиму» и принадлежит к «славной» когорте «карателей», похоже, ни у автора статьи, ни у авторов обращения (судя по статье) нету. Но тогда во всей затее с этим обращением появляется… вернее, проявляется некоторая неискренность… Как говорили когда-то: «нежелание разоружиться перед…» (перед кем следует). Обращение, конечно, сильно не дотягивало до образца (у героев К.И.Чуковского): «Милый, милый людоед! / Смилуйся над нами! / Мы дадим тебе конфет, / Чаю с сухарями!», ну, так подписанты и просят не за себя… Однако и их письмо тоже производило впечатление, хотя они даже «чаю с сухарями» не обещают!..** А уж какое впечатление произвёл на меня список тех, кто подписал открытое письмо! Ко многим из них я отношусь с приязнью, книги некоторых подписантов стоят у меня на полке. Не все из подписавших мне знакомы; но, подражая Сократу («то, что я понял, - прекрасно, из этого я заключаю, что и остальное, чего я не понял, - тоже прекрасно»), замечу, что те, о ком я ранее не слышал, тоже, наверное, прекрасные люди. Короче, я оставил свой комментарий, семнадцатый. И ещё более сильное впечатление произвёл на меня тот факт, что после моего комментария, как обрезало – других за четыре дня не появилось. Правда, мой комментарий шёл поперёк других… Ну, так дал бы мне кто-нибудь гневную отповедь за непонимание ситуации… Так ведь никто и не дал никакой отповеди!.. Это привело меня к размышлениям, кои, в свою очередь, потребовали обращения к клавиатуре… Да, кстати!.. Вот мой комментарий:

"Российские ученые, деятели культуры, журналисты, учителя в открытом письме председателю Верховного суда Карелии просят..." А кто-нибудь из этих ученых, деятелей культуры, журналистов и учителей стал перед председателем Верховного суда Карелии на колени? Кто-нибудь из этих гордых просителей хотя бы попытался предложить сделать минет... Не Владимиру Владимировичу (тот, во-первых, на удалёнке, в бункере; а во-вторых, вообще, говорят, в России суд независимый!), а хотя бы этому самому председателю Верховного суда уважаемому Анатолию Владимировичу? Может, они хоть предложили ему миллион долларов (или сколько там сегодня полагается)? Общеизвестно, что историк Юрий Дмитриев ни в чём не виновен, а дело против него сфабриковано. Любая "смиренная" просьба к власти, творящей беззаконие, означает вклад в легитимизацию этой власти. И отказ власти (решение оставить Дмитриева под арестом) вполне закономерен.

Я отношусь к председателю Верховного суда Карелии А.В.Наквасу без уважения. Если это кому-либо непонятно из моего комментария, то вот для них – заявляю примо, боз обиняков. Полагаю уместным задать риторический вопрос: «Почему?» и начать на него отвечать. Итак, задал; отвечаю. Режим, установленный в России, многие называют «путинизмом». Но это, на мой взгляд, терминологическое излишество, на неуместности которого настаивал Оккам (тот самый, что бегал повсюду со своей бритвой). Есть понятие «фашизм» (хотите, поинтересуйтесь у Умберто Эко: «14 признаков фашизма») или у Игоря Яковенко «14 доказательств, что путинизм – это фашизм»; нынешняя Россия в эссе, написанном Умберто Эко в 1995-м, вполне узнаваема. Хотите, обратитесь к лапидарному «Ein Volk, Ein Reich, Ein Führer», имеющему внятный русский перевод: «Монолитное единство вождя, партии и народа», а то и к исходняку, к ленинской работе (1902 года) «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» – в этой бессмертной книге впервые изложена концепция, т.н., «партии нового типа», которая вскоре, с лёгкой руки его апологета и последователя, станет называться «фашистской». И не отворачивайтесь, читатель, услышав слово «фашизм», не кричите «Фу-у-у!», не морщите носик! – Вот, например, существует целая медицинская профессия «проктолог»; и я назову дураком, того, кто скажет, что занятия медика-проктолога: «ковыряться в чужих жопах». Проктолог (колопроктолог) — это врач, занимающийся диагностикой и лечением заболеваний прямой и ободочной кишки, а также перианальной области; а что их исследовать приходится через задницу, это неприятные издержки профессии. Аналогично, убеждён, для поддержания здоровья общество нуждается в постоянном исследовании фашизма, случаев его опасного развития, в изучении и пропаганде методов противодействия ему. И, в первую, наверное, очередь, в понимании того факта, что фашизм – не «бяка» (вроде какой-нибудь венерической болезни, о которой в приличной компании не говорят), не «прошлое» (интересное только профессиональным историкам), не «ругательство» (применяемое в споре при отсутствии иных аргументов)***. Фашизм – это сегодняшняя (и завтрашняя) неустранимая реальность… Это мир, опирающийся на приказ****. Мир, где такие слова, как «право», «свобода», да, пожалуй, и «совесть» являются словами непонятного смысла и значения, а, может, даже и неприличными (и Ленин, и Гитлер говорили об этом чётко и ясно). А слова «смерть» и «расстрел» (“10 лет без права переписки”), а сегодня ещё “свеженькое” «обнуление» – важная и перманентно присущая языку реальность (как союз «и» или запятая). Почему фашизм неустраним? А потому, что в мире людей существуют занятия, требующие единоначалия (как, скажем, управление транспортным средством или борьба со стихией). Приказ становится в этом случае нормальной «формой общения»; и соблазн продлить единоначалие за его «естественные» пределы – вполне «человеческим» грехом. Из этого греха и проклёвывается первый росток фашизма… Для общего, т.с., блага, разумеется!

«Государство, – говорил Александр Иванович Герцен в середине XIX века, – расположилось в России, как оккупационная армия. Мы не ощущаем государство частью себя, частью общества. Государство и общество ведут войну. Государство – карательную, а общество – партизанскую». И что? Ситуация сильно изменилась с тех пор?

Имеет смысл думать о непрерывности истории, а не «обнулять» её с каждым новым вождём. Вы что, думаете: «Вот закончится Путин. Будет какой-нибудь Хрюкин (Жопин, Фаллосов, Дерьмук) – посмотрим, что такое «хрюкинизм» («жопинизм», «фаллосизм», «дерьмукщина»), поизучаем!»? Нет, читатель! «На осинке не растут апельсинки»; не надейтесь: и в следующем году не вырастут. Имеет смысл не исследовать биографию (детские годы и криминальные связи!) великого Пу, а пытаться понять, как действует эта самая оккупационная армия, и как Вам лично стоит действовать в сложившихся условиях, чтобы, например, уподобиться Пушкину (сказавшему чуть раньше Герцена): «Для власти, для ливреи не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи»*****.

В России нету разделения властей… Ну, случается! Я видел людей, у которых нет ног, и ничего – живут… Нет разделения, и судебная власть существует не для того, чтобы контролировать власть законодательную (или, там, исполнительную … ещё чего?!.. Самого Путина, что ли?!), а для того, чтобы быть приводным ремнём… Раньше, помню, говорили «приводным ремнём партии»… В России о партиях речи нет; по-видимому, надо говорить о «приводном ремне президента» или о «приводном ремне президентской администрации». В недавней заметке «Подчиненные Путина», и посвящённой-то не политзэкам, а “всего лишь” статистике смертей от коронавируса Алексей Рощин рассуждает:

Цитата:
На сегодня НИГДЕ в России нет ни оппозиционной прессы, ни реальных политических противников действующей власти. Они просто отсутствуют как класс. Всё – полностью зачищено, до блеска. То есть, по факту: если даже вы – честный начальник морга (или, к примеру, честный журналист-расследователь из какого-нибудь Челябинска или Урюпинска), и у вас в руках документы с какой-нибудь "реальной смертностью от ковида" - вам буквально некуда пойти с этими своими разоблачениями.
А куда? В местную газету? Так там главред – подчиненный губернатора, то есть – младшее звено в Вертикали, то есть – подчиненный Путина. В другую газету? А другой газеты, извините, нет. На радио, на городской телеканал? Их тоже возглавляют подчиненные Путина. И других нет – те, что были, извели еще в нулевые.
Куда еще – к прокурору? Увы, прокурор – подчиненный Путина. К начальнику милиции? То же самое. Может, в эту… оппозиционную партию, какую-нибудь КПРФ? Бесполезно, ее председатель – тоже подчиненный Путина. Что же делать – в Би-Би-Си позвонить по межгороду? Ну это только, если хочешь, чтобы тебя "приняли" как шпиона, норовящего разгласить "государственную тайну".
Почему я называю всех перечисленных уважаемых людей "подчиненными Путина"? А тут простейший критерий: "подчиненными" мы называем всех тех, кого начальник может уволить. Скажем, Собянин может уволить директора московской школы? Может. А начальника московского ГУВД? Не может. Поэтому директора считаем его подчиненным, а главмента – нет. Все просто.
По этому критерию в стране все госслужащие – подчиненные Путина. Собственно, все его "Прямые линии" только на этом и строятся последние 20 лет. "Здравствуйте, мы звоним из Урюпинска, нам начальник ЖЭКа отключил горячую воду, помогите! – Как так?! Это безобразие, я немедленно разберусь!" И президент разбирается. Почему во Франции или в США президенты никогда не проводят таких "прямых линий"? Одна из основных причин – потому что в аналогичных случаях они были бы бессильны: начальники разных муниципальных и прочих служб им не подчинены, они не могут их уволить. А в России – можно!
Поэтому в России, если ты вздумал "разоблачать" плутни, инспирированные Первым Лицом, тебе идти некуда. Куда ни пойдешь – всюду нарвешься на его же подчиненных.
И это “частное” суждение (А.Рощина) является для сегодняшней России, увы, всеобщим… Иногда люди возмущаются, что, мол, судьи в совещательной комнате получают (от кого следует) решения по телефону. А как же им ещё его получать?!.. По телевизору, что ли?..

__________________________________________________ ______

* Карол Войтыла, после избрания Папой, принявший имя Иоанн Павел II. «Перестаньте ползать на животах!» он произнёс в речи, обращённой к полякам во время первого визита на родину после избрания Папой. "Иоанн Павел II совершил радикальную нравственную революцию и вывел Римскую церковь в XXI век". Весь свой понтификат от имени церкви он просил прощения - за сожжение Джордано Бруно и суд над Галилеем, за Варфоломеевскую ночь и Святую инквизицию, за религиозные войны и насильственную евангелизацию Америки, за молчаливое соучастие в Холокосте.

** Характерно, что весь сюжет развивается в точности по-Чуковскому:

«Милый, милый людоед,
Смилуйся над нами,
Мы дадим тебе конфет,
Чаю с сухарями!»

Но ответил людоед:
«Не-е-ет!!!»


Кстати, хотел поинтересоваться, неужели «Бармалей», придуманный Корнеем Ивановичем в 1925 году, - это слишком глубокое философское сочинение, пока ещё не до конца доступое "российским ученым, деятелям культуры, журналистам и учителям" ?

Чулпан Хаматова, в своё время, помните, предложила большую «конфету» в виде призыва дать Владимиру Владимировичу новый срок (и вовсе не на зоне, а на троне), и этот призыв останется, едва ли не главнейшим событием в её артистической, благотворительной, да и просто жизненной биографии. Андрей Мовчан в книге (сборнике статей) «Россия в эпоху постправды. Здравый смысл против информационного шума» (это – статья «Экономика стаи или идеология зоны?», опубликованная в издании Slon 19 июня 2014 года) пишет:

Цитата:
Призыв руководителя благотворительного фонда голосовать за кандидата в президенты лишь потому, что иначе он угрожает не дать денег (государственных) на детскую больницу и вообще прикрыть благотворительный фонд, только в свободном мире кажется абсурдным. А на зоне — естественным.
Так могли бы и эти подписанты, следуя прославленному примеру прославленной актрисы, предложить через «приводной ремень» ту же самую «конфету» властям: призвать голосовать за поправки, за обнуление, за Путина на вечные времена, потому что лучшего владыки, чем Путин «не может быть, потому что этого не может быть никогда» ©. Нет! Всё хотят на халяву! Даже духу не хватило просто пообещать от имени Ю.А.Дмитриева, наподобие Танечки и Ванечки:

«Мы от мамы убегать
Никогда не будем
По Карелии гулять…
Ээ-э… по Африке гулять
Навсегда забудем!»


Даже этого они не сказали!.. Да, уверен, глава Карельского «Мемориала» не стал бы давать подобных обещаний.

*** Интересна вообще ситуация с понятием «фашизм» – публика сводит мощную античеловеческую тоталитарную доктрину к деталям и символам – у нас на форуме даже есть небольшая группа «борцов с фашизмом», стирающих тряпочкой свастику, нарисованную на стене, или заклеивающих этот древнеиндийский символ изобилия каким нибудь жизнерадостным объявлением. Я писал о подобных «борцах» в тексте «И о профанации фашизма...». Почему это происходит? – Заголовок интервью, взятого Еленой Поляковской у историка Никиты Петрова и подвёрстанного к моему тексту, «Важнее других заклеймить и, тем самым, увести все подозрения от себя» прямо отвечает на этот вопрос.

Любопытно, что похожая ситуация складывается (уже давно) с понятием «антисемитизм». Различие между «антисемитизмом» и «юдофобией»… мм-м… забыто; любое проявление неприязни к евреям – я не говорю, что это безобидно, но опасно другое: публика привычно называет «антисемитизмом» «юдофобию», запихивая в тень тот факт, что антисемитизм – это государственная доктрина, послужившая первым и очень успешным шагом в становлении нацизма. И опыт успешного её применения есть не только в германской, но и в российской истории. И этот опыт (вместе с его антигрузинскими, антиукраинскими и «антимигрантскими» модификациями) заслуживает-таки изучения.

**** Элиас Канетти в книге «Масса и власть», часть VIII. «Приказ» обсуждает эту тему обстоятельно и убедительно.

***** «Из Пиндемонти» (1836)

Последний раз редактировалось VladRamm; 30.09.2020 в 05:07.
Ответить с цитированием