Показать сообщение отдельно
  #4  
Старый 18.11.2011, 02:40
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 24,928
По умолчанию Об оппозиции оппозиции. Окончание

А вот «Плавленный сырок» от Виктора Шендеровича. Недавний.

Цитата:
ДИКТОР. Геннадий Зюганов в разговоре с президентом поднял тему коррупции. Как сообщают СМИ, глава КПРФ, в ответ на реплику главы КПРФ «везде надо давать на лапу , Путин заметил: «Хорошо бы эту лапу отрубать, как было в средневековые времена». Конец цитаты.

ШЕНДЕРОВИЧ. Средневековье – правильный образец для подражания, и поскольку слова у нашего президента никогда-никогда не расходились с делами, а разговор был во вторник, то надо полагать: в настоящее время Лобное место уже залито кровью, а половина кремлевской администрации бегает по Соборной площади, размахивая руками, причем каждый размахивает одной рукой... Интересно было бы и удостовериться и в наличии полного комплекта конечностей у гаранта… Ну, выйдет к народу – поглядим.
Как эти друзья с 17-летним стажем с коррупцией-то борятся – в четыре руки! Кто ж на них-то теперь плохо подумает?! Только ненавистники Росс... Да, только ненавистники России!

А какой смысл в их разговорах? Думаете, ничего и не случится? Случится! Обязательно. Есть такая традиция российская при перемене власти (или властителя): «Чтоб новой власти больший был решпект, толпе бросали с заднего крыльца боярина... Кого же?..»©. Найдут коррупционера или даже нескольких! И они уж ответят за всё.


Шарапов и Жеглов


Нет, я не считаю братьев Вайнеров классиками, не уверен, что их творчество следует изучать в школах... Но чуть-чуть поговорить стоит... Я прочёл «Эру милосердия» в «Огоньке». Сначала. Это потом уже по ней сшили многосерийную ленту «Место встречи изменить нельзя». Не только название оказалось изменено – акценты сместились.

Вы помните персонажа, которого играл Зиновий Гердт? Помните его позицию?.. Не помните?.. Я почему-то так и подумал... А ведь именно он (сосед по коммунальной кухне) произнёс там в повести (да и в фильме) слова об эре милосердия.

Вы помните, чем кончается вся история?.. Наверное, последние кадры фильма помните... Шарапов - на пороге дома, его встречает любимая женщина-милиционер, и на руках у ней ребёнок, которого они хотели усыновить... Хорошее окончание – тёплое, романтичное... Правда?.. А «Эра милосердия» заканчивается иначе. Жёстче. Там Шарапов размышляет о жизни, о себе и о Жеглове... И последняя мысль... Последний кусочек последней мысли, последние слова в книге: «...но одно я знаю твёрдо: работать с Жегловым я больше не буду – не хочу!». С чего бы это вдруг, а, читатель?.. Такой вроде замечательный Жеглов! А как Высоцкий-то его играет!.. Оторваться нельзя!.. «Вор должен сидеть в тюрьме. Будет сидеть. Я сказал»...

В этом-то всё и дело, дорогой читатель! Можно вспомнить судьбу персонажа, которого в фильме играет С.Юрский: Жеглов понял (пришёл к выводу на основании своего огромного опыта, интуиции и улик), что этот человек – убийца, и всё – дальше можно не церемониться: «ты», «сволочь», «подлец»... Уместно, наверное, и на лицо сапогом наступить!..

А можно, забыв на секунду про фильм и Высоцкого с Юрским, в истории России покопаться. Помните, как называли на Руси Лжедмитрия?.. Не помните?.. «Тушинским вором» его называли. Те, кто против власти; те, кто хочет отстранить существующих правителей от их кормушек, да ещё сам на что-то претендует, - они в терминологии правителей – воры. А вор должен сидеть в тюрьме. Можно доказывать их воровскую сущность, а можно и не трудиться... Как он говорит-то?.. «Я сказал». Я сказал, что шакалят у иностранных посольств... Вы что? Сомневаетесь? Мне не верите?! Мне?!! МНЕ?!!..Я сказал, что несогласные выходят на свои протесты, на свои пикеты и митинги, потому что куплены на деньги Запада... Я сказал, что у нас кризиса нет и не будет...И что? Вы думаете иначе?! Да вы же все тут экстремисты!!.. Эй! ОМОН! Тут экстремисты!!!..

Это в кино (и в повести братьев Вайнеров) героический мент Жеглов подбрасывает в карман задержаному вору кошелёк... Потому что, знаете ли, вор должен сидеть в тюрьме... Сегодня эту пьеску показывают уже на большой, на кремлёвской сцене. Вот – из свежих сообщений:

Цитата:
Осталось недолго

Активистку "Другой России" Людмилу Харламову приговорили к 8 месяцам заключения

Нацболку Людмилу Харламову из Оренбурга приговорили к 8 месяцам заключения с отбыванием в колонии-поселении, сообщает интернет-сайт "Хроники преследований". Однако, скорее всего, Харламова, которая уже около 7 месяцев находится в СИЗО, этапирована не будет и отбудет наказание в изоляторе.
Харламова была задержана 13 сентября 2007 года. По словам Харламовой, в ходе задержания сотрудник УБОПа по фамилии Никитин положил ей в карман пакетик с наркотиками. После задержания Харламову доставили в отделение УБОПа, где в результате обыска обнаружили у нее 2 грамма героина. Активистке отказали в проведении экспертизы по выявлению наркотиков: не был проведен смыв рук и не были сняты отпечатки пальцев.
В пятницу 14 сентября в квартире Харламовой прошел обыск, в ходе которого в одной из сумок был обнаружен сверток с "порошком белого цвета". При этом Харламова была жестоко избита. Людмила Харламова с осени 2006 года фактически руководила оренбургскими нацболами, а позже (после запрета партии Лимонова) всеми оренбургскими сторонниками "Другой России", неоднократно участвовала в "Маршах несогласных".
Когда служитель закона в жанре «борьбы с преступностью»... в «Эре милосердия» и в фильме о невозможности изменить место встречи... совершает противоправные, противозаконные действия, он не просто «действует в обход закона» (за такое предусматривается административная и уголовная ответственность), он ещё и подменяет борьбу с преступностью (в случае Жеглова – с карманными кражами, в случае Никитина – с наркотрафиком) борьбой с конкретными людьми, которые не нравятся ему самому или его начальнику (или просто про которых велено, чтоб не нравились, потому что враги, мол, стабильности, порядка и, угодной Богу и гражданам России, власти!). Причём в борьбе этой, по мнению этих милых людей в форме (или Жеглов, вроде, в штатском?.. Я не знаю, как был одет сотрудник УБОПа по фамилии Никитин, подбросивший Л. Харламовой наркотики, но эти, которые в качестве провокаторов подваливают к допущенным законом одиночным протестным пикетам, чтобы превратить их из разрешённых законом одиночных в запрещённые этим же смешным законом «массовые», за который уже можно сажать, - они выходят на «работу» в штатском, но те, кто их послал, и кто им за их непростую «работу» деньги выписывает (небось, не по 30 р., а поболее!), те таки в форме! И действуют от имени государства), в борьбе этой не следует гнушаться никакими средствами! О чём разговор?! Ведь они же (которые в форме) попирают закон не просто так, по прихоти! Они же борятся таким способом за торжество ЗАКОНА!.. Как говорили когда-то: «Ради экономии не жалко никаких затрат!». Я Вам скажу по секрету, читатель... Никакая это не защита закона, никакая не «диктатура закона» («диктатура закона», это, вообще, глупости вроде жареного льда!), никакие это не «высоконравственные сентенции» типа «вор должен сидеть в тюрьме». Это коррупция – использование своего служебного... для... И они же ещё награды получат за это от гаранта сами знаете чего!


Правозащитник... Правозащитник?..


Я не скажу, что давно знаю Юлия Андреевича Рыбакова. Я скорее, его давно знал. На пороге 80-х и 90-х. Познакомился, когда он яркой звездой появился на процессе моей дочери по сфабрикованному против неё обвинению (у неё №66 в списке «Политзэки СССР-91»). Известный диссидент Ю.А.Рыбаков тогда снимал происходящее в зале суда на огромную (ещё тогда в на пороге 90-х они в России были огромными) видео-камеру. И даже продолжал снимать, когда судья предупредил его о недопустимости таких не разрешённых съёмок. Снимал и даже огрызался!.. А закончилось наше знакомство после того, как председатель Комитета (или Комиссии?) Ленинградского городского Совета народных депутатов по Законности и Законодательству Ю.А.Рыбаков сообщил мне об окончательной судьбе моей в Верховный Суд аппеляции на решение городского, оставившего в силе решение районного суда по делу, сфабрикованному уже против меня (моё письмо, касающееся расправы над моей дочерью, было признано клеветническим... но перед этим опубликовано в многотиражке с комментариями районного прокурора, потерпевшего – зав идеологич.отдела РК КПСС, и редактора этой многотиражки – будущего главного свидетеля обвинения... и я был осуждён на год исправительных работ (в книге А.Собчака «Хождение во власть» этот случай упоминается); у меня № 67 в списке «Политзэки СССР-91»).

Юлий Андреевич предложил мне тогда сопроводить мою аппеляцию письмом от имени Комитета (или таки Комиссии?)... а мнение у этого Комитета (но, может, всё-таки Комиссии?... А! Неважно!) было однозначное - они были на нашей с дочерью стороне: судью, что вёл процесс надо мною (а я заявлял обоснованные, многостраничные, основанные на фактах конкретных процессуальных нарушений (включая отказ заслушать хоть одного из 38 моих свидетелей), но, увы, безрезультатные отводы и судье, и прокурору), Комитет (или всё же...) не утвердил в должности Председателя суда именно из-за того, что тот не смог внятно ответить на вопросы, касающееся его манеры судопроизводства (на моём процессе), его зависимости от звонков из Смольного и т.п... Я и отдал свою в Верховный Суд аппеляцию председателю Коми... Да, Бог с ней (или - с ним?)!.. И стал узнавать раз в одну-две недели... а позже - и раз в три... как дела, каков ответ на мою аппеляцию (и письмо этого самого по Законности и Законодательству). Ю.А.Рыбаков сам недоумевал, почему так долго нет никаких ответов и даже рассказывал мне, как посылал туда, в Верховный Суд негодующе-недоумённые письма и звонил, и как оттуда отвечали, что... Ну, что-то отвечали! Так, в тревожном ожидании, прошло 6-7 месяцев. А потом, когда все (установленные законом) сроки аппеляции давно прошли, глубокоуважаемый Юлий Андреевич нашёл моё неотправленное письмо со злосчастной этой аппеляцией на своём рабочем столе в помещении по Законодательству среди неразобранных бумаг.

Ну, о чём мне было далее с председателем по Законности и Законодательству разговаривать? Снова и снова выслушивать извинения, что, мол, настолько много работы (по Законности как раз и по Законодательству), что не продохнуть!.. Зачем? Я позже встречал подпись Ю.А.Рыбакова под различными письмами протеста. Люди, конечно, меняются... Однако как правозащитника, а, тем более, видного правозащитника я его не воспринимаю. Не получается. Речь в таких письмах обычно не идёт об аппеляции к праву... Лучше даже сказать: к ПРАВУ. Я бы охотно назвал его видным протестантом, если бы слово это уже не было использовано для обозначения адептов конфессии, давшей миру протестантскую этику, а через неё основы современного цивилизованного (основанного-таки на уважении к ПРАВУ), капитализма. Ну, раз слово занято, можно назвать его видным или даже выдающимся протестуном. А что? По-моему, красиво...

Но дело вовсе не в том, нравится мне или не нравится выдающийся протестун Ю.А.Рыбаков. Дело в его призывах. Он смело призывает слушателей Радио Свобода: Пока мы все не... Пока молодёжь не поймёт... Пока народ не поднимется... Однако ни «мы все», ни «молодёжь», ни «народ» не могут написать заявления в суд или в прокуратуру. А дорога к торжеству права, к торжеству закона, к соблюдению Конституции страны идёт, кто бы что ни говорил, именно через такие заявления... Не по слабости, глупости или трусости своей они не могут написать заявлений. А потому, что «все», «молодёжь» и «народ» не являются правосубъектами и заявлений писать не будут. Это призыв вне «правового контекста». Он направлен, извините, в противоположную сторону. И это вторая причина. Почему мне не понравился «Час прессы».

Смотрите: Г.Каспаров подал в суд на юридическое лицо – официально зарегистрированное движение «Наши». И требует с них 30 000 000 рублей за нанесение ущерба его деловой репутации. И уже рассказал, на что (куда) эти деньги намерен направить. А они всего-то сообщили, что он, мол, американский гражданин. Он, Каспаров, не говорит: «мы, несогласные», «мы, Другая Россия» или «мы, ОГФ», где он, кстати, председателем. Не говорит: «мы все». Он говорит: я, частное лицо, гражданин России Гарри Кимович Каспаров в соответствии с законами Российской Федерации, требую... Это – обращение к праву.

Про медицину рассказывать не надо - уровень и повсеместность коррупции там очевидна даже слепому. Вот пример в Таруссе от Радио «Эхо Москвы»:

Цитата:
Ситуация вокруг тарусской больницы по-прежнему далека от разрешения. Несмотря на вмешательство губернатора Калужской области Анатолия Артамонова, к середине марта фактически ничего не изменилось.

14-го числа на заседании законодательного собрания Тарусского района были рассмотрены результаты работы депутатской комиссии. В частности, предлагалось объявить выговор главе администрации Тарусского района Юрию Нахрову и восстановить в должности главврача Ирину Олейникову. Однако после многочасовой дискуссии никаких решений принято не было, рассказал президент Фонда помощи Тарусской больнице врач-кардиолог Максим Осипов.
Другой врач больницы Артемий Охотин пишет в своем блоге, что на заседании звучали обвинения в адрес защитников лечебного учреждения. Некоторые депутаты утверждали, что врачи ставят опыты на людях, готовят переворот и работают на ЦРУ.
Если Вы, читатель, упустили эту историю, то вот известный журналист о ней рассказывает подробнее.

Вы знаете, а мне кажется, что утверждения о том, будто «врачи ставят опыты на людях, готовят переворот и работают на ЦРУ» несколько вредит деловой репутации этих (поистине, уникальных) врачей... И, по-моему, не меньше, чем Каспарову утверждение, что он – американский гражданин. Там ещё было о хищении средств, отпущенных спонсором на оборудование. Но спонсор возразил, сказав, что денег не выделял вовсе, а оборудование закупил и установил сам. Т. е. налицо событие клеветы – заведомая ложность обвинений. Или это заведомо ложный донос? Так и так отвечать надо!.. А «некоторые депутаты» - это вполне себе физические лица, а Совет этот – даже и юридическое лицо. Зачем они это затеяли, не надо долго гадать: тарусская больница – первый хозяйствующий субъект, который отказался выплачивать «откаты». Но речь не об этом, а о конкретных, упомянутых в «прейскуранте» УК РФ преступлениях совершённых «некоторыми депутатами» (и Советом, если он принял противоправные решения) по отношению к больнице (юр.лицу) и докторам (физ лицам). Каспаров оценил ущерб в 30 млн. рублей. А здесь, думаю, на пол-миллиарда уж точно потянет... А то и более... И деньги найдётся, куда потратить...

* * *

Уважаемый читатель! Я понимаю, что текст получился большой – не статья, а не знаю, что. Но я, по-правде сказать, имел в виду прежде всего не Вас, а Наталью Васильеву из Подмосковья. Всё-таки это она (умноженная на 50-60 миллионов) будет определять судьбу России. Меня она, наверное, слушать не будет... Но, может, Вы её где встретите... Или её знакомых и родственниц... Или уже их знакомых... Прошу Вас: не отмахивайтесь от них...



Март 2008
Ответить с цитированием