Показать сообщение отдельно
  #4  
Старый 03.10.2019, 15:33
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,024
По умолчанию Игорь Яковенко: Послевкусие – 48

Название: 0.jpg
Просмотров: 73

Размер: 148.1 КбВидео: Послевкусие – 48. Осень будет долгой (37 мин. 38 сек.)

Адаптированная стенограмма

Я Игорь Яковенко, в студии Федор Худокормов и это 48-й выпуск программы "Послевкусие". И послевкусие от минувшей недели было не очень приятным. Есть ощущение, что наступившая осень будет трудной и очень долгой. Сегодня поговорим о России и об Украине. Начнем с того, что происходит в России. Митинг на Сахарова в минувшее воскресенье.

1. В протесте. Митинг на Сахарова: свободные люди за двойной оградой или почему у оппозиции нет повестки на перспективу.

Давайте будем считать, что все инъекции оптимизма и гордости мы друг другу сделали и сказали все, что нужно о том, как нас было много и какие были кругом хорошие лица. И это, кстати, правда. 24 тысячи в дождливый промозглый воскресный осенний день – это немало. Особенно, если учесть, что какого-то сиюминутного инфоповода не было…

А теперь о проблемах, связанных как с самим митингом, так и выходящими за его пределы. Как человек, который организовывал митинги, в частности, я был заявителем и ведущим митингов в защиту НТВ в 2001 на Пушкинской и у Останкино, я понимаю, насколько важной характеристикой митинга является то, кто контролирует сцену и пространство вокруг нее: власть или сами организаторы митинга.

По словам одного из организаторов митинга 29 сентября, Михаила Светова, пространство вокруг сцены в большей степени контролировала полиция, которая запустила каких-то непонятных дружинников, поставила двойные ограждения между площадкой перед сценой и основной массой участников. Это выглядело, как будто мы в зоопарке, а за оградой очень опасные звери, от которых надо отгораживаться двойной решеткой.

Продолжая эту тему обстановки вокруг митинга, не могу обойти вниманием роль Либертарианской партии России, которая в последнее время как-то незаметно выходит на передний план. Именно эта партия и ее лидеры стали заявителями и организаторами всех последних митингов.

Очевидно, что по небольшим интервью, взятым наспех, перед митингом, трудно судить о партии и ее лидерах. Но пока есть ощущение, что эти ребята не вполне самостоятельны. Не в том смысле, что марионетки, этого близко нет. А в том, что есть причина, по которой эта партия, политический вес которой явно меньше веса партии Навального, или "Яблока", или "Парнаса", проводит все митинги оппозиции. Важно, что либертарианцы получают согласие с двух сторон: со стороны власти и со стороны наиболее весомых субъектов протеста, главным из который является, безусловно, Навальный.

Очевидно, что заявку Навального на митинг власть, скорее всего, не примет. А митинг, который политически и информационно не будет поддерживать команда Навального, не будет массовым. Так что Либертарианская партия выполняет роль прокладки, или демпфера, между властью и командой Навального. Насколько эти ребята смогут выйти из этой роли и стать одним из реальных операторов протеста, покажет время.

А теперь о главных игроках на протестном поле. На митинге было два главных политических выступления: Соболь и Навального.

Понятно, что митинг – не место для развернутого изложения программы действий. Понятно, что главный продукт митинга – не столько новые идеи, сколько эмоции, ощущения. Понятно, что Навальный – блестящий митинговый оратор, прекрасно чувствующий свою аудиторию, а на этих митингах от 60 до 75% - это исключительно его аудитория.

И, тем не менее, остается главная проблема, суть которой в том, что в российском протесте просто нет опции публичной или даже полупубличной процедуры принятия повестки протеста. Решения принимает один человек и его окружение. В итоге мы получаем т.н. реактивную повестку протеста. То есть мы все время реагируем на те гадости и глупости, которые делает власть. Недопустили на выборы – выходим и кричим: "допускай!". Посадили наших товарищей – выходим и кричим: "отпускай!". Это – реакция амёбы: на укол – отползти, на пищу – приползти. До дистанционного, упреждающего реагирования, который свойствен более высокоразвитым организмам, наш протест не дорос…

Темы, выходящие за пределы сиюсекундного реагирования на действия власти, вообще не рассматриваются. Такие темы, как прекращение имперских войн, например, деоккупация Крыма, в целом демонтаж империи и борьба с узурпацией власти. Последний раз вне сиюсекундного реагирования мы выходили, кажется, против домика для уточки Дмитрия Медведева. Народу было много, было весело, но вот насчет масштабности повода…

В общем, с российским протестом история очень тяжелая. Обычно я стараюсь заканчивать свои обзоры какими-то предложениями и идеями. В этот раз этого делать не буду. Просто потому, что с этими идеями не к кому обращаться. Я перестал видеть в России субъект осмысленного политического действия. Есть абсолютно замкнувшиеся в себе, непроницаемые для внешней мысли и идеи политтусовки – Навального, Явлинского, Касьянова, того же Гудкова. Видимо, должно произойти нечто большее, чем недопуск нескольких людей на третьестепенные выборы, чтобы протест перешел в новое качество.

Два слова о проблеме структуры поддержки в российской оппозиции. В любой партии, движении, у любого лидера есть 4 типа поддержки: избиратели, сторонники, поклонники, фанаты. В здоровом политическом организме они образуют пирамиду, которая опирается на самую многочисленную часть – избирателей, затем идет по уменьшению – сторонники, поклонники и, наконец, самая малочисленная и яростно активная группа – фанаты. В российской политике эта пирамида стоит на голове, поэтому партии и движения недоговороспособны.

Теперь об Украине.

2. В Украине. Формула Штайнмайера как потенциальная угроза ползучей оккупации Украины и момент истины для Зеленского.

Итак, украинская делегация официально поддержала формулу Штайнмайера. Похоже, Зеленский перешел Рубикон. И сейчас украинский президент идет по канату, а внизу, развалясь, сидит Путин и лениво швыряет в него городошные биты. А если и когда Зеленский упадет, Путин будет его душить. И совсем не в объятьях. Я не знаю, каким Путин был борцом, но в политике он умеет душить. Он душил и додушил Гусинского вместе с НТВ, душил и додушил Березовского, а также весь бизнес, всю оппозицию, все региональные элиты. Душил и додушил Саакашвили в Грузии. Душит и почти уже додушил Сирию…

В формуле Штайнмайера есть два важных вопроса: кто стоит с украинской стороны на украино-российской границе, и кто патрулирует улицы Донецка и Луганска. Все остальное вторично и производно, включая честность выборов и их признание ОБСЕ. Если границу стерегут переодетые в форму украинских пограничников донецкие и луганские террористы, то выборы можно проводить по украинским законам, по французским законам, по американским законам, - все равно победят местные бандиты, а ОБСЕ вынужден будет их признать, поскольку они победят честно. Если Украина закроет границу, а улицы станет патрулировать украинская милиция, то местные бандиты не победят, поскольку они будут заняты: народ будет их рвать зубами.

У Путина с Украиной нет пространства компромисса. Путинский компромисс – это ЛДНР в виде Троянского коня, которого Путин впихивает в Украину вместе с собой. И у этого коня морда украинская, а все остальное – российское. Оккупации Украины, полагаю, не будет, но будет риск той гражданской войны, которой пугали российские теле-лжецы, но которой в Украине не было…

Вот такой непростой выбор сегодня перед Украиной. Очень надеюсь, что Украина справится, поскольку победа Путина означает не только поражение Украины, но и поражение России.

Это был Игорь Яковенко в 48 выпуске программы "Послевкусие". Подписывайтесь на мой канал и давайте думать вместе.



blogspot.com

! Орфография и стилистика автора сохранены
Ответить с цитированием