Показать сообщение отдельно
  #2  
Старый 22.12.2012, 15:32
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,957
По умолчанию Шестая... Продолжение

Пятая. 1. Отнять

На язык после слова «отнять», после этой «необыкновенно продуктивной идеи» просится сразу: «...и поделить». Оно конечно!.. Однако «поделить» – это уже «более глубокая» идея. Это - уже об организации дела в социуме. Это уже о том, как использовать отнятое добро, чтобы все стали счастливы... Ну, разве что кроме тех, у которых отняли... Ну, так они, как правило, оказываются нехорошими, вредными, мешающими всеобщему счастью, людьми... Ээ-э... существами. Они оказываются врагами, недостойными владеть или, хотя бы пользоваться тем, что у них «так справедливо» отняли... Мне недавно довелось послушать, как знаменитый (да и прославленный) экскурсовод, рассказывая о красоте современной Америки, побуждая слушателей остановиться и замереть (следом за Пушкиным, но не на российской, а на американской почве), «пред созданьями искусств и вдохновенья, трепеща радостно в восторгах умиленья», попутно упомянула, какие ужасные существа были эти североамериканские индейцы... Это теперь они, слава Всевышнему, сосредоточены в резервациях, где они пьют какое-то дешёвое пойло, курят какую-то гадость, занимаются наркотиками, безостановочно организуют ужасные казино, являющиеся, как известно средоточием порока; работать не хотят, поколение за поколением сидят на велфере!.. А когда-то, когда белые поселенцы принесли им счастье, просвещение и всевозможные блага цивилизации и культуры, это был вообще какой-то кошмар: нападали, убивали, резали, снимали скальпы – только мешали белым осваивать эту прекрасную... Вы только полюбуйтесь, какая красота!.. Эту прекрасную землю!.. Нет, положительно, «лишь мы, работники всемирной, великой армии труда, владеть землёй имеем право, а паразиты никогда!» ©.

Хотя «отнять и поделить» воспринимается обычно «целым куском», мы не будем с Вами, читатель, пока заморачиваться на «поделить» - это само по себе чрезвычайно интересное занятие»; посмотрим на «отнять», как на технологию получения некоего «блага». Какие замечательные и, главное, достойные подражания люди, эти славные отниматели! Вот скажем, Николай Андреевич Римский-Корсаков сочинил не только музыку к замечательной опере «Садко», но и либретто к ней (совместно с Владимиром Бельским); так там есть песня (ария) варяжского гостя. В 1897 году её пел сам Фёдор Шаляпин, а ныне её предлагается (если спросить, скажем, у Google) петь в качестве караоке или задушевной лирической песни... Очаровательная песня, знаете ли!..

О скалы грозные дробятся с ревом волны
?, с белой пеною крутясь, бегут назад.
Но твёрдо серые утесы выносят волн напор
Над морем стоя.

От скал тех каменных у нас, варягов, кости,
От той волны морской в нас кровь-руда пошла.
А мысли тайны от туманов,
Мы в море родились, умрём на море.

Мечи булатны, стрелы остры у варягов,
Наносят смерть они без промаха врагу,
Отважны люди стран полночных,
Велик их Один-бог, угрюмо море
.

Как Вы полагаете, доверчивый читатель, кто эти враги, которым варяжские «мечи булатны, стрелы остры» без промаха наносят смерть? – А это те самые «плохуны», которые почему-то не изъявляли восторга, когда гордые, славные и отважные люди стран полночных пришли у них отнять их имущество, плоды их труда и т.п. Ну, женщин, это само собой... Да и мужчин в рабство – пригодятся!.. Не пропадать же добру!..

Нет, нет!.. Я вовсе не зову Вас разглядеть в этих прекрасных людях «работников ножа и топора, романтиков с большой дороги» © и восхититься (или, напротив, возмутиться) ими. Речь идёт о до боли знакомом лозунге: «Отнять и поделить!» Надо ли напоминать о таком «передовом деятеле», как Шариков?.. ?дея отнять и поделить уже использовалась в российской политической истории при строительстве «светлого завтра» – это называлось «раскулачиванием & коллективизацией». Динамика состояния российского сельского хозяйства при таком «прогрессивнейшем» переходе от единоличного хозяйствования к коллективному, по моему мнению, не требует комментариев. Да и странно было бы ожидать иной динамики после того, как отобрали у людей, умеющих работать на земле, плоды их труда. Зачем они снова возьмутся за такую работу, если плоды их труда не будут принадлежать им?

Обозначение тех, чьё имущество, чей труд хочется присвоить, как врагов (с подведением, разумеется, солидной идеологической базы) и уничтожение этих врагов во имя строительства светлого завтра и, особенно, послезавтра... это философия не только строителей социализма с коммунизмом, это философия любого хищника, опирающегося на деспотию, и не просто не заботящегося ни о чём, но и прямо разрушающего источник «прибавочной стоимости». Я сказал о деспотии. В книге Шарля Монтескье "О духе законов" есть глава "?дея деспотизма". Коротенькая. Всего-то полторы строчки: "Когда дикари Луизианы хотят достать плод с дерева, они срубают дерево под корень и срывают плод. Таково деспотическое правление". Вы, небось, понимаете, читатель, что деспотия – это не только про «поедание плодов». Любое добывание продукта с помощью глагола «отнять» – это деспотия. ? не надейтесь, что она коснётся плодов дерева, и не коснётся Вас; что речь, мол, идёт лишь о врагах «людей стран полночных», а коль скоро Вы и Ваша семья сами из такой страны, то Вас ничего и не затронет. Деспотия (тирания, тоталитаризм) – это способ существования власти; а попутное «и поделить» – не что иное, как заговаривание зубов... Нет, конечно, делить добычу следует; во всяком случае, уделять толику тем, на кого рассчитываешь в следующий раз, приходится... Но не далее; не обольщайтесь. В сталинские времена тоже масса народу верила, что пронесёт... Соседа по квартире посадят, товарища по работе расстреляют, а с ним самим... Он же ничего никогда...

Отнять!.. Обратите внимание, что отнимающие... Как правило, речь идёт о тех, кто самозабвенно именуют себя «простыми людьми». Отнимающие «простые люди» движимы... Нет! Не завистью! Они движимы стадным чувством. Главное не о том, что, мол, у меня нету, а у него есть, и мне тоже надо. Нет – мне не надо... Мне не очень-то и хотелось! Но почему у него есть? У меня-то нету, я обхожусь... Пусть и у него не будет! Это, согласитесь, не совсем зависть... Ну, или зависть такая, очень специфическая – ориентированная не на усилия, прилагаемые к тому, чтобы у меня тоже было (в цивилизованном варианте), даже не на то, чтобы у меня было вместо него (в варианте не настолько цивилизованном). Удовлетворение наступает не от обладания. Удовлетворение наступает оттого, что у него не будет, как и у меня. Вот – равенство! Вот справедливость! Почему у него есть, а у меня нету? Я, что? Хуже него?!.. Это унизительно, в конце концов! «Грабь награбленное!», как завещал великий Ленин. ?дея «чтобы богатых не было!» (из известного анекдота) – мощнейшая идея. Те, у кого есть то, чего у меня нету – это враги (для определённости – классовые), это мироеды, кулаки (если вам больше нравится). Общеизвестно: «От трудов праведных не наживёшь палат каменных!», а у него, а у них!.. «У них там денег куры не клюют, а тут у нас на водку не хватает!» Кто, в конце концов, те, у которых есть, в то время, как у нас нету!?.. Это же те, кого, мол, приводит в бешенство наше неуклонное движение вперёд, наше "вставание с колен", те, кто хотел бы повернуть вспять колесо истории. Они – враги прогресса! Но это бы полбеды. Они – враги народа! ? что с ними ещё делать, кроме как "расстрелять, как бешеных собак"? Пафос разрушения – это объединяющий, сплачивающий пафос. Мы хотим, чтобы ни у кого ничего не было, «и как один умрём в борьбе за это!» Ещё раз напомню: это – марксизм, это – идея «Коммунистического манифеста»: ликвидация частной собственности (только не надо про Китай, где за посягательство на частную собственность нередко полагается расстрел). ? Вы надеетесь, сохранить какие-то права на собственность, не отказавшись (явно, гласно, убеждённо) от замечательных идей этого великого произведения?.. Ну-ну...

Книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» посвящена именно развенчанию и, коль скоро это всё-таки фантастическое произведение, ниспровержению «суперконструктивной» идеи «отнять», не только никуда не исчезнувшей со смертью Софьи Власьевны и ликвидацией (или псевдоликвидацией?) КПСС. Отнять, разумеется, из некоторых высоких соображений... Я приведу из этой книги пару крошечных абзацев из III-й части «А есть А» из длинного (страниц на 50) монолога:

Цитата:
Это заговор без вождя и провозглашенной цели. Есть ничтожные громилы, калифы на час, которые паразитируют на страданиях тех или иных стран и народов; как пена, несутся они на гребне потока из прорванной плотины, где отстоялись нечистоты многих столетий, где веками копилась ненависть к разуму, логике, таланту, к свершениям и радости, — ненависть, которую питает к полнокровной жизни всякий жалкий хлюпик, ноющий о превосходстве сердца над разумом.

Это заговор тех, кто стремится не жить, а чуть-чуть обмануть реальность и по родству душ тянется к подобным себе. Это заговор тех, кто связан общностью уловок, кто видит ценность в нуле; профессоров, не способных мыслить, но находящих радость в том, чтобы калечить умы и души своих студентов; коммерсантов, которые, чтобы оградить свой покой, находят радость в том, чтобы не давать ходу инициативе конкурентов; невротиков, любовно смакующих отвращение к самим себе и находящих радость в том, чтобы портить жизнь достойным людям; бездарей и посредственностей, находящих радость в том, чтобы мешать прогрессу и не давать дороги таланту; евнухов, находящих счастье в том, чтобы кастрировать радости жизни. В этом заговоре участвуют те, кто интеллектуально его обеспечивает, все те, кто проповедует, что если принести добродетель в жертву, то это превратит порок в добродетель. Смерть лежит в основе всех их теорий, смерть является целью их практических действий, и вы — последняя из их жертв.
Роман написан в 1957-м; Айн Рэнд умерла в 1982-м, в Америке, куда уехала из России в 20-х. ? всё равно – как сегодня: про ценности путинского режима. Значит, этот режим – это классика. Классическая, изученная мерзость.


Пятая. 2. ? поделить

Повторюсь. Убеждён, что «поделить» используется в связке «отнять и поделить» исключительно для придания легитимности отнимающей власти. Так ведь мало того! Провозглашая лозунг: «Поделить!», провозглашатели вроде бы призывают к осуществлению идеи светлого коммунистического завтра-послезавтра: «Каждому по потребностям!», вроде бы исходят из постулата о непреходящей ценности слогана французской революции: «Свобода, равенство и братство!» Помните?.. Тогда ещё всё началось с отрубания головы королю, а ближе к концу, не теряя темпа, бесстрашные и убеждённые революционные борцы за всеобщее счастье с энтузиазмом (как говорят, достойным лучшего применения) уже рубили головы друг другу... Много причин такой трансформации, много книг написано по поводу таких «превращений» прогрессивнейшей идеологии, много диссертаций защищено... ? я не собираюсь тут «размазывать белую кашу по чистому столу»; замечу лишь, что равенство является «доминантным геном», и, если людям захотелось равенства... До того захотелось, что неравенство уже стало для них нетерпимым, то ни о свободе, ни о братстве уже не может быть речи!.. ? пожалуйста, не начинайте академических разговоров про то, что, мол, речь идёт о равенстве возможностей, о равенстве всех перед Законом и т.п. Слово «поделить» не имеет других, «высоких» смыслов. Речь не о равенстве стартовых возможностей, речь о претензиях каждого на свою, справедливую долю уже имеющегося «блага». Ясно и очень убедительно выраженная претензия про не клюющих кур, и нехватку денег на водку, о которой я Вам недавно напомнил, не столь смешна и убога, как может показаться. Слово «справедливость»... Вы знаете, что я Вам скажу?.. Айн Рэнд в этой своей великой книге много и убедительно говорит об этом разрушительном для цивилизации стремлении делить на всех незаработанное. Настолько много и настолько убедительно, что я сомневался, не привести ли мне ещё несколько отрывков из её книги, что, по словам русского издателя, принадлежит к числу немногих книг, способных коренным образом изменить взгляд на мир. Тем более, что она есть в сети! Но нет! Не буду помещать (хотя книгу очень Вам рекомендую). Айн Рэнд убеждает ориентироваться не на равенство... В потреблении, в потреблении!.. Не обманывайте себя, читатель!.. Не на равенство, а на справедливость. Я же убеждён, что справедливость – плохой ориентир. Справедливость – она имеет, если не вполне индивидуальный, то определённо «классовый» характер (я взял в кавычки слово «классовый» вовсе не в насмешку, классовый характер справедливости чаще всего заметен, обычно выступает на первый план; но речь идёт не только о классах, но и о любых социальных структурах – справедливость у каждой может быть своя). Вот 4 ноября 2012 года вновь прокатился по России (вряд ли, впрочем, затронув автономные национальные образования) «Русский марш», участники которого настаивали на «справедливых преимуществах» для тех, кого они назовут русскими. ? воспевание равенства и справедливости в одной из известнейших и любимейших советских песен: «За столом никто у нас не лишний; по заслугам каждый награждён» – не в том дело, что это воспевание является дешёвой демагогией, и даже не в том, что следующая рифмующаяся строка: «Золотыми буквами мы пишем всенародный Сталинский Закон» - это о том самом основном законе (прожившем без изменений до 1977-го), о Конституции, за требование соблюдения которой тогда давали приличный срок. А теперь... Да что Вам рассказывать про теперь?!.. Я лучше замечу, что уже констатация: «по заслугам каждый награждён» обязательно предполагает награждательно-распределяющую инстанцию, которая и осуществляет «поделить». Замечу, да и сделаю небольшое отступление, чтобы поговорить о равенстве, справедливости, законе и демократии.


5.3. Отступление. Равенство?.. Справедливость?.. Нет! Закон!

Начну с суждения ?ммануиила Канта «Республика может состоять из дьяволов — если над ними есть закон». ? сразу оговорюсь. Я не буду апеллировать не только к Канту (кроме этой его, глубоко мне симпатичной, мысли о роли закона), ни к замечательной книге Николая Бердяева «Философия неравенства», даже и к главе из неё, что называется: «О хозяйстве». Я говорю о другом. Сколько бы ни кричать, уточняя, что речь идёт не о равенстве результатов, а о равенстве стартовых условий, равенстве перед Законом... ?дея «равенства перед Законом» - вообще смешна! Если те, кого какое-либо установление касается, не равны перед ним, то это не закон, а что хотите... Можете не называть это установление орудием произвола, если такие словосочетания коробят Ваш нежный слух, но «законом» называть такое – бессмысленно. Причём, обращу внимание, что установление такое может быть сколь угодно идиотским. Квантор всеобщности для того, чтобы быть законом, ему необходим. Скажем, идею «Президент России Владимир Владимирович Путин имеет право любого мужчину, являющегося гражданином РФ, подвесить за яйца, а любую женщину, являющуюся гражданкой РФ, затрахать до смерти» вполне можно принять как закон. ? она будет именно законом, а не произволом. ?бо любой человек, носящий имя Владимира Владимировича Путина и являющийся в то же самое время президентом РФ, может воспользоваться предоставленными ему правами. Ах, такой человек всего один?.. А кто сказал, что их (тех, про кого закон) должно быть много?.. Важно, чтоб группа тех, к кому закон относится, была явно обозначена и проверка принадлежности к этой группе, не вызывала бы вопросов. Тогда мы имеем дело с «законом». Скажем, продажа сигарет или просмотр мультфильма «Ну, погоди!» – «18+». ? всё! Нет проблем – предъяви удостоверения и хочешь – покупай сигареты, хочешь – смотри, как Волк их курит!

Однако вернёмся к равенству. ?так, сколько бы ни кричать о равенстве стартовых условий, равенство в потреблении, справедливое распределение общего блага – именно это является действительным идеалом для тех, кто, выступая перед «массами», обманывает других (прикидываясь, будто говорит лишь о старте), и, обычно обманывает заодно и самого себя, полагая, что так думает. Когда эта идея «равенства» в установлении, скажем, тарифной сетки приводит к совсем уж идиотским результатам, её начинают называть «уравниловкой», и бороться с нею с тем же энтузиазмом, с каким Сталин боролся с «перегибами на местах», написав своё бессмертное сочинение «Головокружение от успехов» для активистов колхозного движения и для его «дезактивистов», уже раскулаченных, высланных или убитых, или ещё живых, но не пришедших в восторг от идеи отдать то, что они создавали, недосыпая, экономя и что-нибудь «предпринимая» в качестве предпринимателей, – на разграбление и уничтожение – ради торжества светлых идей всеобщего равенства. Написав, чтобы выставить в качестве виновников разорения крестьянства тех самых низовых партийных и советских работников, что кинулись, было (под угрозой расстрела!) исполнять его директиву о 100%-й коллективизации. Борьба против «уравниловки» – из той же оперы: когда идиотизм её становится уж слишком заметным и начинает вызывать лишь истерический смех, то публике демонстрируют борьбу и искоренение... Примерно как сегодня в России с коррупцией.


5.4. Почему невозможны анархия и равноправие

Это, достопочтенный читатель, я предлагаю Вам отрывок (главку) из статьи, автора которой я так и не смог обнаружить: «Стадный инстинкт и его преодоление» Статья произвела на меня глубокое впечатление и заметно помогла мне в моих попытках понять массовое поведение... Я вставил эту статью внутрь собственного сочинения «О стадности, сатанизме, достоинстве и немного о личностном». Вся эта статья неизвестного мне автора необыкновенно интересна, но я привожу только отрывок, имеющий непосредственное отношение к начатому разговору. ?так...

Цитата:
В любом стаде высокоранговые особи имеют власть над низкоранговыми. Поэтому издавна у людей, не желающих подчиняться власти высокоранговых человеческих особей, возникали идеи об уничтожении власти как таковой, как элемента жизни общества. Они сочиняли красивые утопии о том, как все люди станут братьями и никто никого ни к чему не будет принуждать.

Однако, реальные исторические события, при которых общество на некоторое время оказывалось без власти, опровергают идиллические картины утопистов. Реальная анархия представляла собой повальный разгул преступности и полное свертывание какой бы то ни было производительной деятельности. Ни о каком "всеобщем братстве" и речи быть не могло. Очень скоро вместо старой власти возникала новая — неофициальная, но от этого гораздо более жесткая и, с точки зрения рядовых людей, несправедливая. Но если иметь представление о стадной природе человека — то ничего удивительного в этом нет.

До тех пор, пока среди людей есть высокоранговые — инстинктивно желающие повелевать, и низкоранговые — инстинктивно желающие подчиняться, — будет и власть в той или иной форме. Нет официальной власти — будет неофициальная; и исторический опыт показывает, что официальная власть, руководящая по законам, а не "по понятиям", с точки зрения развития науки, техники и культуры все-таки предпочтительнее.

"Хорошо", — соглашаются утописты, — "пусть будет власть, раз уж без нее не обойтись, но власть законная. Напишем справедливые законы, по которым все люди будут иметь равные права и в равной степени участвовать во власти, выбирая всеобщим голосованием наиболее достойных кандидатов". Все это выглядит красиво и кажется легко осуществимым... но опять же — только если забыть о стадном инстинкте у людей.

До тех пор, пока стадный инстинкт влияет на взаимоотношения людей, — они будут выбирать в президенты и депутаты не самого умного или опытного, а самого высокорангового кандидата. Тот же принцип будет действовать при устройстве на работу. Средний покупатель на базаре скорее купит гнилые овощи у высокорангового торговца, чем свежие у низкорангового. Пример с контролером и безбилетником уже разбирался: высокоранговый человек может смело ехать "зайцем", и вряд ли ему что-то за это будет; низкорангового же оштрафуют почти наверняка. О каком равноправии тут может идти речь?

По сути, все учения о необходимости равноправия имеют целью уравнять низкоранговых человеческих особей с высокоранговыми. Но, поскольку они не могут избавить человека от стадного инстинкта, — да и не ставят целью ликвидировать стадо как образ жизни, а стремятся лишь изменить его структуру, то результатом оказывается только перетряска иерархии. Как только где-то устанавливается "равноправие" — сразу появляются те, кто "равнее других", и прежняя иерархия, в полном соответствии со стадным инстинктом, восстанавливается вновь.

Это видно хотя бы на примере борьбы за равноправие женщин, расовых, национальных и сексуальных меньшинств. В тех странах, где эта борьба привела к успеху, произошла только перестановка рангов: женщины стали "равнее" мужчин; негры получили фактически большие права, чем белые; и т.д. Такой же результат имело и коммунистическое движение: от борьбы за права рабочих — к "гегемонии пролетариата", перестановке ранга рабочих выше ранга буржуазии и интеллигенции, что в самом явном виде имело место при советском социализме. В свою очередь, активная неприязнь к представителям тех слоев общества, которые в результате борьбы за "равноправие" повысили свой уровень в иерархии (неграм, гомосексуалистам и т.д.) — это проявление стадного инстинкта тех особей, чей ранг в стаде в результате понизился.
Дополнение от 4 декабря 2017 года: На днях Яков Кротов написал по поводу "отнимания" (пост # 8):

Цитата:
Есть добро, есть зло, а есть сатанинское добро. Вот это и есть суть ленинизма. Превращение жизни в чёрную дыру. Всё отобрать, сосредоточить все ресурсы в руках начальника концлагеря и начать распределять. Точнее, начальник концлагеря не распределяет. Он начальствует над распределением. Распределяет же пахан в камере. Бывают хорошие паханы, правильные, они по совести делят, бывают жадные. Но они одинаково — паханы. Распределяют, но внимательно следят, чтобы распределение шло не за счёт начальника концлагеря, а за счёт ботаников, очкариков, умников, слишком прытких, вякающих, непокорных.

Это во времена Христа детишки ели за столом и проказничали, бросая хлеб — святое! — поганым, нечистым собакам под столом. В России нашего времени за столом — надзиратели с овчарками, и они из своих мисок подкармливают пьяниц, блудниц, воров. По мере необходимости подкармливают и учёных, и учителей, и врачей, но — нехотя, эти ведь им по духу чужие, потому что дух надзирателей есть дух насилия и невежества, как и дух пьяниц, блудниц, воров. Чтобы в России иметь право на подкормку, надо быть идиотом, пьяницей, вандалом, бомжом. Нельзя быть диссидентом, правозащитником, да просто честным и умным человеком, таковые — иностранные агенты, наши люди так не живут. Страшное дело — российское милосердие. Танкист расстреливает дом с чеченской семьёй, все погибают, только котёнка вышвыривает под гусеницы танка. Танкист останавливается и заботливо отряхивает котёнка. Котёнок ему не страшен — отличный объект для милосердия.

Конечно, при этом всё время растёт разруха, дефицит, нищета — для нечистого всё нечисто, и для этих алярюссов рост нищеты отличная причина ещё на кого-нибудь напасть, чтобы было, что распределять. Чёрная дыра стремится заглотить всю планету.
Конец дополнение от 4 декабря 2017 года.

Последний раз редактировалось VladRamm; 04.12.2017 в 23:10. Причина: Опечатки-с... ? название уточнил.
Ответить с цитированием