Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Авторские форумы > Владимир Рамм

Ответ
 
Опции темы
  #21  
Старый 15.12.2014, 01:25
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию

В большом 14-этажном доме, где я живу (снимаю квартиру), внизу – офис. Там есть менеджер со своим кабинетом и приёмная – с секретарём (можно сказать: представителем по связям с общественностью «public relation»). Собственник сменился несколько месяцев назад, так что живу-то я давно, а «начальство» для меня «сравнительно свежее». В доме больше половины жильцов говорит по-русски. И значительная часть из них по-английски просто не понимает. Секретарь, к счастью, хорошо владеет английским языком (родной-то у неё русский), а менеджер по-русски не разговаривает совсем. Заботясь о жильцах, офис вывешивает свои объявления (о том, что не будет воды – в связи с тотальной заменой смесителей или туалетов; о временном отключении одного из двух лифтов – в связи с ремонтом; о какой-нибудь благотворительной акции и пр.) в двуязычном варианте: по-английски и по-русски... Может, и есть в доме носители иных языков (испанского и португальского-то определённо), но я ими не интересовался, а офис о них не заботится... К сообщениям на русском языке «начальство» относилось с небрежением – огромное количество ошибок – не только в знаках препинания, но и в правописании (слово «обсалютно» мне до сих пор снится). В офисе, кроме секретаря есть ещё говорящий по-русски «завхоз»: курирующий деятельность тех, кто осуществляет обслуживание техники и всякие починки... Я не знаю, кто исполнял на бумаге русские тексты, – думал, что секретарь и пытался обратить именно её внимание на необходимость некоторой заботы о грамотности... На что получил, в конце концов, вполне советский ответ: «Скажите спасибо, что вам вообще русский перевод предлагают. Государственный язык – английский; и писать по-русски вам никто не обязан». И тогда я, в очередной раз прочитав объявление, вывешенное на каждом этаже и у входа в офис, красным фломастером исправил грамматику в объявлении у себя на этаже... И... Ничего не случилось!.. Тогда (через пару дней) я исправил тем же фломастером ошибки в объявлении, висящем прямо у входа в офис. И вот тогда меня специальной повесткой (!) вызвали в офис для дачи объяснений по поводу my inappropriate behavior. К менеджеру. И мне удалось-таки по-английски объяснить, что как для меня «русский язык – единственное моё настоящее отечество»©, так и для многих других жильцов он выполняет ту же роль. Если вы хотите оказать людям услугу, не оскорбляйте их при этом... Ведь вывешивая такое позорище (такие тексты), вы их реально оскорбляете. Если у вас нет никого, кто умеет грамотно писать по-русски, можете меня звать (я легко достижим), или лучше не пишите вообще – пусть понимают английский; вы, действительно, не обязаны... И продемонстрировал ей пример: вот жильцы ежемесячно платят за рент (моя-то плата перечисляется автоматом, но многие чеками платят или наличными). «И вот представьте, – говорю, – пришёл я к вам и плачу наличными». Вот так: вынул две десятки и бросил ей под ноги. «Вы не сможете сказать, что я не заплатил за рент; но в полицию вполне можете обратиться – я веду себя недопустимо грубо по отношению к Вам». С русским языком ситуация аналогична...

Вы знаете, читатель, эта американская тётка поняла-таки мои (англоязычные) объяснения, согласилась со мною и даже поблагодарила. Я не знаю, какие меры они там в офисе предприняли... Может, воспользовались программой, которая проверяет русский spelling – я и такое им предлагал. Но ситуация изменилась кардинально. На вывешиваемых по-русски текстах ошибок нет.

И зачем я Вам об этом рассказал, терпеливый мой читатель?.. А это я продолжаю полемику с овеном. Певица может своим голосом заслужить всемирное признание и многочисленные награды. Но когда она выходит на сцену (или на камеру), она не может себе позволить небрежностей ни в одежде, ни в причёске... Мало того!.. Она, подобно какой-нибудь Анне Нетребко, упомянутой Шендеровичем, не может позволить себе «дряни мыслей» (говоря словами А.Н.Радищева). Идея Чехова, о том, что в человеке, мол, всё должно быть прекрасно, - это не софизм или скороговорка; это совершенно прикладная мысль.

Макаревич, после фотографий с дня рождения Ремчукова стал мне неинтересен (ни он сам, ни материалы о его творческо-концертных страданиях). Венедиктов – не после статей Пионтковского «Крот» и «Капо», опубликованных несколько лет назад, а ещё ранее, когда речь зашла о его «общественно-полезном» сотрудничестве с силовыми и карательными структурами, перестал привлекать интерес... Сейчас проверил через Google, вывешивал ли я какие-либо его тексты когда-либо... Нет, вроде ничего не нашёл. Нынешняя его фотосессия с этого же дня рождения, как мне кажется, окончательно закрывает вопрос об «оппозиционности» этого персонажа... Как и других «лихих» статусных «оппозиционеров», скажем, Навального, Ходорковского, Ксюши...

Я не говорю, что их тексты совсем не заслуживают внимания... Отнюдь. Но речь идёт не о внимании к тому, что они говорят, а к тому, что они хотят «втюхать» ошарашенной публике... Как уже много лет только такого внимания заслуживал Димон (а ныне не заслуживает, по моему убеждению, и такого) и как, по меньшей мере, со стерхо-олимпийско-крымских времён, только такого внимания заслуживает и великий Пу.

Нетерпимость к небрежности. Внимание к ритуалам (как призывал Конфуций) – это, убеждён, «мелочь», вроде крошечной дырки в камере... В дороге эта «мелочь» подведёт Вас – колесо спустит... Может, как говорят блондинки из анекдотов, не всё, а только снизу, но Вы о своей небрежности, тем не менее, ещё пожалеете...

Ещё раз, речь не о текстах... В последнем латынинском «Коде доступа», в котором я при переносе к нам на форум опять, как при «работе» с «Особым мнением» Шендеровича исправил несколько десятков ошибок, есть суждения, которые вызывают у меня неприятие. Порождённое тем самым расхождением в отношении к праву... Или иначе: расхождением в выборе между правом и целесообразностью (право уничтожающей), о котором я писал в тексте «Избирательное право… Зачем?..»; там ещё длинный подзаголовок «Юлия Латынина говорит об ужасных последствиях избирательного права для черни… Я настаиваю на необходимости всеобщего избирательного права… Кто из нас чего не понимает?..». Я готов к полемике с идеями Юлии Леонидовны (пусть даже она и не подозревает о моём существовании – да у меня и нет задачи переубедить её; я забочусь лишь о том, как противостоять её «идеям»). Но Ю.Л. хотя бы последовательна, что наводит на мысль... мм-м... делает не вовсе безумной мысль о том, что она искренне заблуждается, увлекается, что попытки манипулировать слушателями не являются её основной целью... Может... побочной. Но небрежность по отношению к публике – это не идеи; это демонстрация того, что на публику ей (и всему обслуживающему «Эхо» персоналу) глубоко наплевать (мягко говоря). И это ведёт к «инфляции» выпускаемых от их имени текстов... К девальвации их – совсем как с рублём...

Последний раз редактировалось VladRamm; 26.04.2015 в 04:58. Причина: опечатки исправлял
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 31.12.2014, 23:25
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Андрей Мальгин: Это - не объективность

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 545C984BF1A51.jpg
Просмотров: 209
Размер:	15.8 Кб
ID:	13529Эта "заметка" Андрея Мальгина вроде, на первый взгляд, не про то, о чём я пытаюсь говорить в этой теме. Но на второй (чуть более пристальный) таки совсем про то. Про стиль общения с читателями-слушателями... Про изображение объективности...

Это - не объективность

Давно хотел сказать пару слов об "Эхе Москвы". Но сдерживался. Сегодня все-таки скажу

Сегодня утром "Эхо Москвы" проводило опрос среди слушателей: "Готовы ли вы сесть в тюрьму из-за поддержки Навального?"

Мне не кажется эта формулировка безобидной. Наоборот, мне кажется она вредной. Опрос проводился в обрамлении выпусков новостей, где сообщалось о задержании протестующих. Неудивительно, что только 8 процентов слушателей согласились ради Навального сесть в тюрьму.

В принципе - в этой формулировке, как в капле воды, отражается позиция "Эха Москвы" в целом. Это действительно клапан для выпуска пара (пар выпускается в интересах режима, естественно), для этого и устроена эта игра в объективность. Увы, в критических ситуациях "Эхо" перестает играть в объективность.

Пару лет назад в коридоре "Эха Москвы" у меня вышел спор с одним из их радиоведущих (мы давно знакомы). Мой собеседник полагал, что бочку мёда невозможно испортить каплей гoвнa, и Проханов в эфире или Потупчик на заглавной странице сайта - это не страшно. Это, мол, позволяет, рядом печатать Навального или Шендеровича. Я считал по-другому: капля гoвнa портит всю бочку мёда. Но вот сейчас, если вы откроете эховский сайт или включите эфир, вы убедитесь, что соотношение гoвнa и мёда ровно 50:50. Венедиктов за этим тщательно следит: чтобы доля гoвнa не увеличивалась, но и не уменьшалась. Чтоб ровно пополам. Чтобы пропорция не нарушалась, он в последнее время даже отказывал Немцову и Навальному в публикации записей в их личных блогах.

Почему? Потому что ситуация критическая. В таких ситуациях "Эхо" всегда подставит плечо режиму.

Сейчас я реже открываю их сайт и, кроме редких поездок в Москву, не слушаю эфир. Но все последние (так называемые "протестные") годы я заметил, что перед массовыми московскими акциями в новостях "Эха" они компрометируются. Именно в новостях это видно наиболее наглядно, потому что в авторских программах все загромождено смыслами, а тут несколько строчек - простенько и со вкусом.

"Директор гастронома "Новоарбатский" Людмила Сергазина выразила обеспокоенность тем, что любой митинг дестабилизирует обстановку. Это будет последний день выходных. Москвичи пойдут в магазины за продуктами – запасаться на неделю, и, вероятно, они выберут не наш магазин из-за митинга, - приводит слова менеджера ИТАР ТАСС. Директор кафе "Шоколадница" на Новом Арбате даже не исключил, что заведение на время мероприятия придется закрыть". (отсюда)

В сентябре 2012 года, через две недели после того, как участницы "Пусси Райот" были приговорены к двум годам лагерей, "Эхо Москвы" было задействовано параллельно с Аркадием Мамонтовым (канал РТР) для распространения состряпанной в Кремле версии о том, что акция "Пусси Райот" в ХХС была организована на деньги Бориса Березовского для подрыва доверия к РПЦ. Целый день они передавали это сообщение в новостях. Замечу, что через несколько дней должно было состояться рассмотрение аппеляции на приговор, и общественное мнение обрабатывали всеми возможными способами.

Не побрезговало "Эхо" поучаствовать в обработке общественного мнения в дни, когда принимался антисиротский закон. Павел Астахов у них тогда звучал несколько раз в день, занимаясь откровенной дезинформацией. А новости каждый час открывались таким сообщением:

Цитата:
Запрет на усыновление детей американцами поддерживают более половины россиян.

Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного фондом "Общественное мнение". Как рассказал "Эху Москвы" его глава Александр Ослон, не поддерживает скандальный закон только 21% граждан. В опросе участвовали полторы тысячи человек из 46-ти регионов. (отсюда)
Конечно, сообщали они в те дни и о других мнениях, демонстрируя "объективность". Но это не объективность. Это всего лишь бочка меда, в которую навалили гoвнa. Из той же серии рекламные баннеры, которые во время каждой избирательной кампании призывали с главной страницы сайта "Эха Москвы" голосовать то за "Единую Россию", то за Путина, то за Собянина. Насчет Собянина - это вообще отдельный разговор, тут, кажется, все в курсе всего, расшифровывать не надо. И напрасно главный редактор станции ссылается на то, что это все проделки рекламной службы, он-де ни при чем. При том. Очень даже.

Сейчас, когда вскрыли почту деятелей из кремлевской администрации, занимающихся контролем СМИ и интернета, там можно найти любопытные моменты:

Цитата:
"Шалтай-Болтай" ("Анонимный интернационал") опубликовал письма, которые, как утверждается, были обнаружены в электронной почте замначальника управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко. Письма датированы 2013–2014 годами.
28 ноября 2013 года с ящика, который принадлежит Игорю Руденскому (вероятно, депутату Госдумы Игорю Руденскому), на почту Прокопенко поступило письмо, в котором отправитель опровергал выявленные Алексеем Навальным сведения о поселке с дачами высокопоставленных чиновников. Прокопенко, в свою очередь, отправил письмо на адрес, который может принадлежать главреду "Эха Москвы" Алексею Венедиктову. Так или иначе, через некоторое время этот текст появился на сайте "Эха Москвы" с подписью Игоря Руденского. (отсюда)
Кристина Потупчик опубликовала за неполные три года на сайте "Эха" 280 заметок, большинство из которых украшало главную страницу сайта. Нигде ей не давали слова в таком объеме: ни во "Взгляде", ни в "Комсомольской правде", ни в превратившихся в нашистскую стенгазету "Известиях". Отчеты об этих публикациях аккуратно приходили в администрацию президента.

Алексей Венедиктов на все подобные упреки отвечает одинаково: "Зато я сохранил радиостанцию".

Это вопрос сложный. Там действительно работает масса приличного народу. Многих я знаю лично уже 25 лет, когда "Эхо" сидело в весьма стесненных условиях возле ГУМа и питалось святым духом. Кроме того, на сайте в разделе блогов собираются тексты, которые, чтобы их прочитать в оригиналах, пришлось бы искать в разных местах. Это удобно. Правда, приходится закрывать глаза на г***, которое обрамляет эти тексты справа, слева, снизу и сверху: всех этих потупчиков, юриевполяковых и так далее.

Но вы готовы включить в свое меню экскременты в качестве гарнира к основному блюду? Я - нет. Лучше уж откажусь от основного блюда.

Blogspot.ru

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=54A44E9FAC4FB
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 08.04.2015, 21:20
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Игорь Яковенко: "Эхо" и вата

Нажмите на изображение для увеличения
Название: maxresdefault.jpg
Просмотров: 350
Размер:	60.9 Кб
ID:	14734Нажмите на изображение для увеличения
Название: 22bbb888.jpg
Просмотров: 227
Размер:	52.8 Кб
ID:	14735К 15-й годовщине путинского царствия журналистика как самостоятельная территория общественного разговора исчезла. Остались мелкие, в основном микроскопические, островки. Самый крупный остров журналистики в России – «Эхо Москвы».

Его аудитория неизмеримо меньше аудиторий пропагандистских телеканалов, и одновременно неизмеримо больше всех остальных островков журналистики, которые к тому же постоянно уходят под воду цензуры. Мокрые, голодные и продрогшие журналисты, как зайцы из рассказа Некрасова, все эти 15 лет прыгали в лодку Алексея Венедиктова. «Эхо» постепенно становилось монополистом в сфере плюралистической информации. И заболело всеми болезнями, присущими любому монополизму.


Синдром советской продавщицы

Те, кто открывал магазины после развала СССР, принципиально не брали на работу людей с опытом в советской торговле, поскольку навыки, приобретенные в этой системе, искоренить невозможно. Это синдром советской продавщицы, состоящий из трех частей.

Часть первая: хамство по отношению к покупателю, воплощенное в незабываемых «вас много – я одна», «не нравится – не бери», «разуй глаза – все перед тобой на прилавке».

Часть вторая: умение достать дефицит и толкнуть его из-под прилавка.

Часть третья: привычка халтурить, работать спустя рукава, утрата профессионализма.

Все эти признаки синдрома советской продавщицы обнаруживаются у ААВ и в целом сказываются на работе «Эха Москвы».

«Не нравится – слушайте другое радио!», «Аптека – за углом!», а также иные, не менее хамские реплики, стали нормой общения главного редактора «Эха» с теми, кто, по идее, является его кормильцем – со слушателями.

Не менее опасен для журналиста другой синдром, которым страдает Венедиктов, и который является оборотной стороной той деятельности по сохранению радиостанции, которую Венедиктов должен вести в коридорах власти.

Власть обложила Венедиктова, а через него «Эхо», двумя «налогами на плюрализм». Один – это необходимость, наряду с мнением профессиональных экспертов и просто умных людей, пускать в эфир нечто неудобосказуемое. Это тоже классика советской торговли: товар с нагрузкой – хочешь дефицитную гречку – покупай в придачу банку морской капусты. В данном случае, хочешь, чтобы были в эфире Ирина Петровская, Виктор Шендерович и Владимир Кара-Мурза – терпи Олега Царева, Андрея Фефелова и Марию Захарову.

Это в целом посильный и терпимый налог, который, к тому же, казалось бы, согласуется с изначальным принципом «Эха»: «Все значащие точки зрения на события должны быть представлены». Тут, правда, главное слово – «значащие». Как отделить их от «незначащих»? Впрочем, на то и главный редактор.

Второй налог посерьезнее, тем более что его бремя целиком ложится на плечи ААВ. Этот налог называется GR, необходимость постоянно тусоваться в коридорах власти, и не просто тусоваться, а дружить. Иначе в сегодняшней России не выжить, как показал опыт НТВ и многих других, более мелких СМИ. Судя по результатам, ААВ – хороший GR-щик. Но проблема занятия GR-ом, как и любой иной маркетинговой коммуникацией, в том, что это занятие почти невозможно совмещать с журналистикой. И у ААВ это совмещение получается все хуже. Все чаще он ведет себя не как журналист, а как молодой неопытный секретоноситель, как, например, в случае с «пропажей» Путина, когда ААВ писал в твиттере, мол, не волнуйтесь, через два дня все сами узнаете.

Игры с властью все больше отражаются на контенте, создают все больший перекос в сторону провластно настроенных экспертов и журналистов. С сайта «Эха» из-за цензуры был вынужден уйти Андрей Пионтковский, незадолго до убийства Бориса Немцова, «Эхо» подвергало цензуре его блог. Всеядность «Эха» была бы оправдана, если бы оно было бы главным медийным ресурсом страны. В условиях, когда на главных каналах страны изобильно представлена одна единственная точка зрения, отдавать ей половину «Эха» и выдавать это за плюрализм, — это очень похоже на лукавство.


Леся и Шендерович. Профессиональная деградация «Эха»

Специалисты по психологии труда считают, что наиболее тяжелым случаем профессиональной деформации является сочетание должностной и адаптивной деформации. У ААВ именно этот случай. И это сказывается на работе всего «Эха».

Выше разбиралась проблема гостей. Они определяют содержание. Но журналистика, как и любая профессия, – это, прежде всего, форма. И с этим на «Эхе» в последнее время все бОльшие проблемы.

Невозможно объяснить чудовищный непрофессионализм целого ряда молодых журналистов «Эха», когда рядом, по тем же коридорам, ходят мэтры журналистики, такие как Марина Королева и Сергей Пархоменко, Ирина Петровская и Владимир Кара-Мурза, Натэлла Болтянская и Ксения Ларина. Да и сам ААВ, если отбросить GR-деформацию, – блестящий интервьюер. Казалось бы, учись, впитывай, тянись. Ладно, сами могут не понимать меру своего непрофессионализма, но уж ААВ, человек, несомненно, высокопрофессиональный, не может не понимать, что у него в коллективе играют на понижение… Хоть бы школу для них создал… Или завел омбудсмена, как в «Гардиан», попросив эту функцию выполнять ту же Петровскую или Богомолова.

Главное конкурентное преимущество «Эха» – калейдоскоп «Особых мнений». С набором гостей ясно – там действует тот самый налог. Но практически все молодые журналисты «Эха» просто не умеют брать интервью и вместо того, чтобы выявлять и помогать структурировать «особое мнение» гостя, либо предъявляют публике свое «особое мнение», либо откровенно мешают гостю говорить, спорят с ним, путая жанр интервью с жанром дискуссии.

Вот, например, «Особое мнение» от 26.03.2015. Гость Максим Шевченко, журналист Карина Орлова. Говорят об атмосфере ненависти в России и, естественно, об Украине. Журналистка спрашивает Шевченко, на чьей он стороне в конфликте Порошенко и Коломойского.

Цитата:
Ш. — … они являются в равной мере ответственными за гражданскую войну, которая полыхает в Украине, в которой погибли десятки тысяч людей уже…
О. – Они ответственны. Не Россия?
Ш. – Они ответственны, они начали первыми, двинули войска, вооруженные отряды.
О. – Неправда.
Ш. – Это неправда, по-вашему, по-моему, это правда.
Далее разговор про неонацистский форум в Петербурге.

Цитата:
Ш. – Они (неонацисты) имеют право выступать.
О. – Правда?
Ш. – Да.
О. – Нет.
Вот эти крайне содержательные реплики: «да» — «нет» на протяжении всей передачи.

Вот пикировка гостя и журналистки по поводу возможности угрожающего высказывания в СМИ:

Цитата:
Ш. – Надо различать действие и высказывание.
О. – Оскорбление.
Ш. – Если вы докажете, что это оскорбление.
О. – Ой, если бы вы были судьей, ни одно оскорбление никогда не было бы доказано.
Ш. – Карина, хватит.
О. – Ну вы все выкручиваете.
Ш. – Хватит на глупость все. Я судьей не буду.
О. – Я надеюсь.
Ш. – А вы надеюсь, будете.
О. – Много людей спасете.
Ш. – Мы обсуждаем принципы, или вы на меня опять переключаете, Карина?
Карина Орлова сделала все, чтобы Максим Шевченко не смог или не захотел высказать своего особого мнения в данной передаче. Шевченко – мракобес, это правда. Но если его зачем-то приглашают на передачу «Особое мнение», зачем ее превращать в «Дом-2»?

Карина Орлова весьма неглупый, искренний и образованный человек. Небесталанный. Чтобы в этом убедиться, можно почитать ее блог на «Эхе». Но она совершенно не умеет брать интервью. Этому ремеслу ее и других молодых журналистов могли бы научить те мастера, которых на «Эхе» больше, чем где-либо в любом другом СМИ России.

Кроме непрофессионализма на «Эхе» есть еще и профнепригодность. Самый яркий пример – Леся Рябцева. Тут обучение не поможет.

Вот концовка «Особого мнения» Виктора Шендеровича с Лесей Рябцевой. Говорят о тех 12 молодых людях, которые дежурили на мосту, где убили Немцова.

Цитата:
Р. – Но чего они делали, стоя на мосту?
Ш. – А что бы вы им предложили – идти на штурм Кремля? Они добьются, что будет этот мемориал.
Р. – Вы верите в то, что добьются мемориала?
Ш. – Да, если они будут стоять, если их будет не 12, а их будет 24 – 48 – 96 и т.д. — они добьются, что будет этот мемориал и люди будут понимать, что они не отребье и не национал-предатели.
Р. – То есть, по-вашему, Немцову нужен этот мост и назвать его Немцовым мостом?
Ш. – Немцову ничего не нужно – нам нужно, чтобы это было.
Р. – Для чего?
Ш. – «Самостоянье человека – залог величия его» — напомню я. Пушкина уже цитировал сегодня. Без этого самостоянья человека не будет страны, будет барак….
Р. – Не очень понимаю, как это можно что-то поменять, но пусть стоят.
Ш. – По счастью они не спрашивают у нас, Леся.
Далее разговор идет о самом Шендеровиче, о том, кто он и зачем делает то, что он делает. Виктор Шендерович говорит о том, что он умеет делать лучше всего, а именно формулировать, распространять формулировки. Говорит опять о самостояньи человека и о том, что стремится следовать совету Катона старшего: «делай, что должно, и пусть будет что будет».

И, далее, вишенкой на торте, финал от Рябцевой:

Цитата:
Р. – То есть, вместо того, чтобы помогать тем ребятам, которые стоят на мосту, вы просто о них говорите – примерно так. Это было «Особое мнение». Леся Рябцева, Виктор Шендерович. До свидания!
Ш. – Отлично закончили! Молодец, Леся!
Примерно так Леся Рябцева проводит все свои эфиры. Вот, например, концовка «Особого мнения» с тем же Максимом Шевченко:

Цитата:
Р. – Как вам кажется, какая главная угроза для России сейчас?
Ш. – Я считаю главной угрозой для России отсутствие ясно сформулированных целей стратегического развития, которые существуют в сознании правящей элиты. И конфликт между элитными группировками, не конкуренция, а конфликт, который может привести к тяжелым последствиям.
Р. – Ничего не поняла. В общем, продолжим через неделю.
Сотрудница «Эха» активно мешает гостю, которого пригласили для того, чтобы он высказал свое «особое мнение», это мнение высказать. Вместо этого занимается самоутверждением за счет гостя. Это как будто человека пригласили на соревнование по бегу, а заставляют бежать в мешке. Такой жанр тоже существует, но это все-таки пока не Олимпийский вид.

Может возникнуть гипотеза, что на «Эхе» идет поиск новых форм интервью, в частности, интервью-провокации. Можно было бы обсуждать перспективы такого подхода, если бы не блог Леси Рябцевой, который постоянно присутствует на сайте «Эха» в качестве одного из самых важных текстов.

Вот из последнего: «Краем уха: образ Рябцевой». «Нам нравится верить в какого-то идеального Шендеровича, пропИтого Венедиктова, агрессивного Багирова и тупую Рябцеву. Так вот, на этой же глупости, иллюзорности и эгоизме (потому как ничего, кроме ложного эго в этой истории нет) остальные строят свои реальности, легко варьируя между общественным мнением. Оттого, например, мне так легко вести эфиры с вашими псевдогероями. Битый час вынуждать человека признать, что в нем нет дела, а только слова. Так и появляется проповедник Шендерович».

Тут надо незамедлительно обратиться к Марине Королевой с просьбой пощадить чувство языка читателей сайта «Эха» и объяснить юному дарованию, что между общественным мнением невозможно варьировать. А заодно и раскрыть ей смысл и значение нескольких десятков слов, которые она употребляет ни к селу, ни к городу.

В другом блоге помощница ААВ сообщает, что она научила своего шефа покупать себе билеты, называет его Лохматым и рассказывает, что отпустила его одного, потому, что осталась в Москве за главную.

В блоге под названием: «Краем уха: письмо коллективному Красовскому №2», — сотрудница пишет такое: «Хочу вас идиотов, любить, А не смотреть на ваши пришпиленные злобой ярлыки. Ярлыки про то, кем вы не являетесь. Ярлыки «коллективного Красовского», «позерского Азара», «псевдочестного Навального», ну или, наконец, «офигеть какого остроумного Кононенко» и «суперзвездецкого Кашина»

За 41 год преподавания мне не раз встречался такой тип студентов, которые категорически не хотят учиться, просто физически отторгают знания, зато стремятся самоутверждаться за счет презрительного отрицания и шельмования тех людей, институтов и ценностей, понять которые они в принципе не способны. Это почти никогда не лечится.


«Эховская тусовка»

Сегодня сложилась ситуация, когда большинство думающих профессиональных журналистов и экспертов в той или иной мере завязаны на «Эхо Москвы», и так или иначе включены в нормативную систему той общности, которую можно назвать «эховская тусовка». Отличие тусовки от института в том, что здесь действуют иные нормы. Главная из них – цензура тусовки.

Основной принцип этой цензуры в том, что «Эхо» нельзя критиковать, поскольку это единственное оставшееся относительно независимое СМИ. «Не трогайте «Эхо» — с чем вы собираетесь остаться!». Примерно тот же принцип и в отношении ААВ: запрет на критику из условного «либерального лагеря». Поскольку из лагеря «консервативного», а попросту говоря, из лагеря государственного фашизма постоянно несутся вопли, призывающие закрыть «Эхо» или, по крайней мере, отстранить от руководства им Венедиктова. То есть, критика «Эха» и лично ААВ вроде как вода на мельницу государственного фашизма.

Понятно, что это полная чушь. Критика, направленная на повышение профессионализма «Эха» неизбежно повысит его популярность и авторитет. И позволит остановить стремительный процесс превращения «Эха» в «демократическое» подразделение информационных войск Путина. Что же касается GR-налога, который ААВ вынужден исполнять, то этот крест ему суждено нести до скончания либо «Эха», либо путинского режима. Надеюсь, что второй помрет раньше первого. Кстати, после демонтажа путинского режима «Эхо» в таком виде тоже существовать не сможет. Либо трансформируется, либо тоже умрет. Но это будет уже другая история.

P.S. Кстати, лучший способ убить эхо – обить стены ватой. Ваты на «Эхе» в последнее время стало критично много.

Оригинал

http://echo.msk.ru/blog/igor_yakovenko/1526566-echo/
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 09.04.2015, 06:25
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию А.Венедиктов обиделся и строго отчитал И.Яковенко. А тот...

Игорю Яковенко

ААВ-старший, Эхо Москвы


С любопытством и интересом прочитал Ваш разбор нынешнего состояния «Эха Москвы».

Как всегда, вы искрометны и ярки, парадоксальны и лукавы. Наслаждение.

Не буду отвечать Вам по поводу квалификации того или иного журналиста «Эха» – я представляю, что у каждого ведущего есть фан-клубы и антифан-клубы.

Я представляю, что и ведение интервью, как в теории, так и в практике является предметом обсуждения в профессиональной среде – ведь интервью Познера и, скажем, Собчак с трудом можно причислить к одному и тому же жанру.

Я так же не хочу с Вами полемизировать по тому, кому предоставлять эфир.

Многие хотели бы (с разных сторон), чтобы «Эхо» было однополярным (оппозиционным или проправительственным). Сколько раз мне разные люди, обладающие возможностями относительно судьбы «Эха», говорили – «Убери Альбац, убери Шендеровича, убери Алексашенко, Пархоменко, Латынину…» или «Не позорься с Прохановым, не позорься с Шевченко, Шаргуновым…». Не получится.

На что я хотел бы ответить – это некий «запрет на критику Эха».

Вот уж чистая галлюцинация.

«Эхо» критикуют не только все, кому ни лень, но даже те, кому лень.

От президента Путина до Григория Явлинского, от Гарри Каспарова до Рамзана Кадырова, от Эдуарда Лимонова до Андрея Пионтковского, от Вас до ряженых казаков и нашистов, устраивающих пикеты под нашими окнами, от сторонников Новороссии до украинских властей…

И это нормально.

Критикуйте.

Я почитаю.

http://echo.msk.ru/blog/aav/1526586-echo/



В тот же день, по прошествии нескольких часов И.Яковенко ответил. Там же на "Эхе":


Алексею Венедиктову

Игорь Яковенко


Сожалею, что Вы ушли от содержательного разговора о процессе деградации «Эха». Возможно, Вы не видите этого очевидного для меня и многих наших с Вами коллег, экспертов и слушателей факта. Возможно, видите, но не хотите обсуждать публично. Возможно, не считаете меня достойным собеседником. В любом из этих случаев это Ваше право и Ваш выбор, который я уважаю.

Тем не менее, полагаю, что некоторые Ваши слова, адресованные мне, не могут остаться без публичного ответа.

1. Интервью, а «Особое мнение» относится именно к этому жанру, – это способ донести до аудитории мнения и знания, носителем которых является гость, а не журналист. Надеюсь, что Вы не сомневаетесь в том, что сотни тысяч слушателей радио и читателей сайта привлекает на «Эхо» Виктор Шендерович, а не Ваша сотрудница?

И интервью Познера, и интервью Собчак, при всех различиях в стиле и уровне мастерства обоих, находятся внутри журналистского поля. То, что делают Ваши сотрудники, часто выходит за пределы этого поля. Если журналист берет интервью с заведомой и нескрываемой неприязнью к взглядам собеседника, и ставит своей задачей переспорить собеседника, как это было в случае «О.М.» Карина Орлова – Максим Шевченко, это непрофессионально.

Если журналист откровенно троллит собеседника и завершает интервью откровенным хамством, как в случае «О.М.» Леся Рябцева – Виктор Шендерович, это уже явное «вон из профессии», по выражению еще одного Вашего ведущего.

2. Вы ранее заявляли, что если гостя не устраивает журналист, меняют гостя, а не журналиста. Разумеется, Вы как главный редактор имеете право на любую позицию, в том числе и такую, но это позиция самодура. В том, что из всей медиа империи Владимира Гусинского выжило только «Эхо», есть и Ваша заслуга, наряду с заслугой Владимира Путина, уничтожившего всех Ваших конкурентов. Вы с ним соавторы той медийной конструкции, при которой «Эхо» стало единственной щелочкой, через которую к своей аудитории могут добраться Шендерович и Илларионов, Алексашенко и Мирский, Петровская и Бабченко. Подчеркиваю, до своей, а не до Вашей.

Вы стали монополистом потому, что, благодаря своему гениальному GR-дриблингу, сумели сохранить «Эхо», когда Путин зачищал медийное поле. А теперь Вы держите в заложниках и профессионалов, которые чувствуют ответственность перед своей аудиторией, и аудиторию, которая хочет слушать и читать мнение Шендеровича, а ей говорят, что это возможно только при условии, если общение будет через Рябцеву. Или не будет вообще.

3. И, наконец, про «галлюцинации», как Вы назвали мое утверждение о существовании тусовочного негласного запрета на критику «Эха». Да, Вас поливают на федеральных каналах, в «Известиях» и «КП», регулярно требуют закрыть «Эхо». Каждый такой полив – это орден на Вашу грудь, потому что это попытка цензуры, попытка вообще стереть либеральную и демократическую часть спектра из российского пространства мнений, сделать ее несуществующей. Что же касается моей критики, то она касается главным образом профессиональной деградации «Эха», что я попытался показать на конкретных примерах.

Доказательством того, что этот «тусовочный запрет» существует, стал тот фантастический по своему хамству выплеск из недр «эховской тусовки». Мне было ясно, что я вскрываю довольно застарелый гнойник, но такой обильной струи гноя в свой адрес не ожидал.

Вы, конечно, понимаете, что я говорю о тексте, который разместил на сайте «Эха» профессиональный провокатор, по чьему доносу было открыто дело ЮКОСа и 10 лет отсидел МБХ (Речь идёт о тексте г-на Белковского, открывшего рот в защиту "Эха" от И.Яковенко).

Будучи штатным провокатором, данный персонаж ничего не сказал по существу моего текста, мгновенно применив древнюю уловку провокаторов под названием argumentum ad hominem, которая на Руси называется «не по тезису, а по фейсу», обозвав меня матом. Мат меня не смущает, слышал частенько и не такое, просто я где-то читал в правилах Вашего сайта, что оскорблять кого-либо на «Эхе» вроде, не принято. Ну, впрочем, это уж совсем Ваше внутреннее дело.

Да, и еще: провокатор по своей привычке солгал, сообщив, что я «отсиживаюсь в Праге» и именно поэтому отважно заявил, что готов «ответить за базар». Не буду отвечать на «фене» (кажется, так называется тот способ, которым общаются урки и гебешные провокаторы) – отвечу по-русски: я – в Москве и иногда бываю на «Эхе», поэтому, несмотря на некоторую немощь, неизбежную в моем возрасте, готов спросить за оскорбление негодяя, невзирая на то, что негодяй на 20 лет моложе.

http://echo.msk.ru/blog/igor_yakovenko/1526966-echo/
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 10.04.2015, 23:23
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Александр Скобов: Мои 3 копейки в дискуссию об "Эхе Москвы"

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 53DC74BC26B01.jpg
Просмотров: 248
Размер:	19.7 Кб
ID:	14752Дипломатический этикет общения с врагом не допускает панибратства

Надеюсь, мой текст не будет воспринят как очередной наброс на вентилятор. Все, чего я хочу, это перевести дискуссию, которая уже идет на повышенных тонах, в конструктивное русло.

1. О миссии "Эха". Вот меня, отмороженного радикала, которому всегда недостаточно "оппозиционненького", ну ни разу не возмущает то, что "Эхо Москвы" дает слово Александру Проханову, Максиму Шевченко и даже самому Сергею Шаргунову. И вовсе не потому, что я противопоставляю понятия "настоящего, классического СМИ" и "пропагандистского рупора". Не верю я в нейтральную, "ничью" журналистику. Общественная жизнь конфликтна по природе, и в любом конфликте журналист всегда занимает чью-то сторону. Вольно или невольно. Он вовлечен. И в нашем обществе, в котором с перестройки идет острая идеологическая борьба, "Эхо Москвы" всегда занимало вполне определенную идеологическую позицию, отстаивало и пропагандировало (именно пропагандировало) вполне определенную систему ценностей. А именно, либерально-западническую систему ценностей. Таковы собственные убеждения абсолютного большинства сотрудников радиостанции. Есть яркие исключения, но их немного. Просто собственную гражданскую позицию тоже можно совмещать с журналистской добросовестностью. И действительно давать слово носителям разных точек зрения. Аргумент, что сегодня у идеологического противника и без "Эха" миллион возможностей доносить свою точку зрения до гораздо более массовой аудитории, не работает. Если человек сам не является журналистом или политиком, но имеет свои вполне сформировавшиеся идеологические пристрастия, он редко мониторит "вражеские" СМИ. Ему просто не хватает на это времени. Так что он узнает о позиции врага через привычные и понятные "свои" СМИ. Но миссию "Эха Москвы" я вижу не только в том, чтобы просто информировать свою аудитория о позиции идеологического противника. Сегодня, когда общество предельно поляризовано и накал взаимной непримиримости зашкаливает, очень важно сохранить хотя бы минимальные каналы коммуникации с оппонентами. Все войны когда-нибудь заканчиваются. Сегодняшний враг завтра может оказаться партнером по переговорам о мире. "Эхо Москвы" сохраняет для этого мостки, хоть и хрупкие. Поэтому, слава "Эху", героям слава!

2. Об агрессивной манере ведения эфира. Если ты приглашаешь в эфир идеологического противника и берешь у него интервью как ведущий, это все-таки естественным образом предполагает, что ты не будешь его грубо перебивать, мешать договорить, постоянно подкалывать, стараться выставить шутом и страшилкой для детей. Даже если перед тобой реальная страшилка для детей. А иначе зачем приглашать? Чтобы просто насмеяться над человеком? Подобные эпизоды, которые, к сожалению, случаются еще иногда на "Эхе" не только входят в противоречие с той благородной миссией радиостанции, о которой я только что сказал, но и создает реальный риск того, что впросак может попасть сам ведущий. Мне вспомнился один эфир с Максимом Шевченко, во время которого ведущая категорически отказывалась верить, что в США существовала смертная казнь за изнасилование. Между прочим, мое поколение при совке по роману "Убить пересмешника" школьные сочинения писало. Выставлять против атакующего либерально-западнические ценности Максима Шевченко (а он – серьезный, сильный боец) человека, который не знает классической американской литературы – это профессиональный прокол. Ведущей еще повезло, что Шевченко не стал развивать эту тему.

3. О духе тусовки. Корректность и даже доброжелательность по отношению к идеологическому противнику, сохранение каналов коммуникации с ним вовсе не означают отсутствие дистанции. Напротив, дипломатический этикет общения с врагом не допускает панибратства. Враг все-таки остается врагом, и это должно быть обозначено. И вот в этой связи не могу не вспомнить, как один из основных ведущих "Эха" вел регулярные эфиры с известным матерым фашистом. Каждый такой эфир начинался с заставки, в которой ведущий и гость трогательно изливались в беспредельной любви друг к другу. А потом ведущий позволял гостю хулиганить в эфире, как тому хотелось. Мол, наше корпоративное, тусовочное единство выше любых идеологических разногласий. А наши баталии – гладиаторские игры для развлечения публики. Вот это коробит больше всего. И это самое опасное. Конкретный журналистский прокол можно отфиксировать и исправить. А здесь речь идет о гораздо более трудноуловимой материи – именно о духе. Той передачи на "Эхе" давно нет. Очень бы хотелось, чтобы подобного и не было.

Livejournal

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5526BFC3F2545
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 12.04.2015, 16:30
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Михаил Берг: Либералы по расчету vs. Либералы по любви

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Михаил Берг.2.jpg
Просмотров: 167
Размер:	28.5 Кб
ID:	14768Несостоятельность и исчерпанность российского правого либерализма, как политической стратегии сегодня

Конфликт между Игорем Яковенко и Венедиктовым-Белковским (см. пост # 24) интересен не только с концептуальной точки зрения, как конфликт между либерализмом по расчету и либерализмом, так сказать, по совести. Но и как спор разных аудиторий, акустик, спор разных предпочтений, что ли. Ведь, как показывают статусы Яковенко и Белковского в фейсбуке, и у того и другого большое число сторонников, в том числе из самой что ни есть либеральной публики (см. пост # 25). Есть эхо у "Эхо", но есть эхо и у тех, кому "Эхо" – не эхо, а путинский карман.

Вообще ситуация, когда российское общество предпочитает не осторожную дулю в уме, а позицию куда более откровенную и радикальную, встречается в отечественной истории не так часто, как ситуации прямо противоположные. Революционеров, пока власть еще не завоевана, мало всегда, а вот на следующий день после "взятия Зимнего" число заявлений на участие в истории и дележе власти естественным образом возрастает. Но нам, конечно, интереснее рассматривать ситуацию не выхода из туннеля типа горбачевской перестройки (для этого нет никаких оснований), а ситуацию входа в туннель, опустившегося занавеса, темноты в зале, в котором даже лампы пожарных выходов не горят.

Вот несколько исторических аллюзий. Век с лишним назад, в начале 1900-х, в России становится невероятно популярным индивидуальный террор. И в 1904, когда эсер Созонов убил министра внутренних дел Плеве (сменившего также убитого в 1902 министра Сипягина), российское общество охватило ажиотажное воодушевление. Интересны, однако, реакции разных политических сил. Радикал Ленин, не поддерживавший террор, хотя и обмолвился меланхолически: "Чисто сделано", но критическое отношение к стратегии старшего брата не изменил. А вот самый что ни есть либерал, будущий министр Временного правительства и враг большевиков, Павел Милюков (Гессен сидел с Милюковым в печали) был в таком искреннем восхищении, что при встрече в Лондоне с тем же Лениным уговаривал последнего отказаться от критики террора, утверждая, что "еще один-два удачных террористических акта – и мы получим конституцию". То есть либерал видит полезность радикальных методов борьбы (особо отмечу отчетливость артикуляции: теракты названы без стеснения терактами), а вот главный радикал наступающего века отказывает им в осмысленности.

Меняем декорации на брежневский застой и попытки ему противостоять со стороны диссидентов. В мемуарной книжке Буковского "И возвращается ветер" есть два симптоматичных момента. Первый: после возвращения из лагеря автор с изумлением стал встречать бывших соратников – переженившихся, гуляющих с колясками и смущенно улыбающихся на вопрос: как дела, чем занимаешься? И разочарованный революционер характеризует вполне понятный оппортунизм комментарием: мол, очевидно, двух ног для устойчивости показалось мало, понадобилась опора. Справедливо, хотя и универсально.

Второй, еще более примечательный, конечно, про грузовик, который подъезжает как бы ниоткуда, и из него без всяких вопросов начинают раздавать оружие – и так понятно зачем. Собственно вот вся цитата, не пропустите рифму с сегодняшним днем: "А тут на одной стороне – НАШИ, русские, которых, не спросясь, гонят убивать. И на другой стороне – тоже НАШИ, потому что я и на их месте делал бы то же самое. Как изнемогали мы от московской тишины, от спокойной будничной жизни! Казалось, вот сейчас затормозит грузовик у нашего двора, запыленный грузовик защитного цвета. "Пора", – скажут нам и начнут подавать через борт новенькие автоматы. И мы пронесемся бурей по чердакам и проходным дворам, в которых знаем на ощупь каждую балку, каждый поворот, туда, к центру, к кремлевским звездам!"

Почувствуйте, однако, разницу. Буковский, в смелости которого у меня нет ни малейших сомнений, говорит о праве на восстание, легитимированное еще Локком, образным и неловко поэтическим иносказанием, напоминающим стиль уютного Аксенова. И дело здесь не столько в страхе перед властью, хотя, в отличие от русской монархии, советская власть пресекала возможность своего свержения на уровне мыслепреступлений. Это так. Однако опасается Буковский, как мне кажется, совсем другого: он боится быть непонятым советским читателем, который давно отгородился от более-менее радикального недовольства не только колясками с детьми, но нормальной карьерой, вписанностью в систему, вполне комфортным (да и не столь удивительным) конформизмом. Автор мемуаров это прекрасно осознает и боится порвать последнюю нить понимания, в которой место для вчерашнего подвига занято сегодняшним разочарованием. И занято, как мы видим, надолго.

Почему? Потому что все стратегии опробованы, и все они дали отрицательный результат. Чтобы не удаляться от темы, структурируем эти стратегии на внутреннем материале статьи как: 1) Путь старшего брата Ленина. 2) Путь самого Ленина. 3) Путь Милюкова. Я не помню, чтобы кто-то, кроме Стомахина, говорил сегодня публично о вооруженном восстании, вооруженной борьбе, реальности пути народовольцев или эсеров. Этот выбор если и подразумевается, то скрытый таким метафорическим слоем макияжа, что за румянами старую кожу уже не разглядеть. Кто-то вздохнет, эх, нет у нас народной воли. Так, с маленькой буквы. Или: разве эти мироновские гниды – эсеры, одна пародия. То есть даже по отношению к уровню диссидентской мысли 1970-х, которая говорила на тему радикализма глухо и поэтично, эволюция куда как отчетлива. И не только от страха (хотя страх есть, и он вполне обоснован), сколько из-за недоумения, как быть: ведь путь этот был пройден от начала до конца и привел в тупик.

Путь младшего Ульянова по понятным причинам пользуется сегодня никак не большей популярностью. Левая идеология скомпрометирована советским периодом и отдана на откуп маргиналам типа Удальцова (которых маргинальность, однако, не спасла от тюрьмы и сумы). Но главное, что привлекательность социального государства, полученная не в результате выборов (которые еще долгие годы будут невозможны), а завоеванная в итоге переворота (революции), сегодня находится в России как никогда низко по рейтингу востребованности. Реабилитация же марксизма – это такой долгий и неблагодарный путь, что и обсуждать его подробно здесь не стоит. Революция (один из самых действенных исторических инструментов) – самая непопулярная идея среди российских интеллектуалов либерального извода.

Однако и путь Милюкова не намного привлекательнее: кадет, последовательный либерал, умудрившийся получить власть, упавшую ему (и его товарищам) в руки почти даром. Но, увы, не сумевший ею воспользоваться, предначертав своей биографией (не случайно вызывавшей ироническое неприятие уже у Саши Черного), возможно, перспективную траекторию поражения для либеральной идеи в России. Потому что эта идея между сотрудничеством с деспотической властью и протестом против нее, куда чаще выбирает первое. Но выбери она второе (как это делают и будут, конечно, еще долгое время немногие и молодые), как обойти тот очевидный вывод, что и этот путь был уже использован и привел к той же точке в тупике.

Почему я вспомнил об этом на фоне конфликта Игоря Яковенко с Венедиктовым-Белковским?

Потому что разница между ними (при всей моей симпатии к Яковенко) не политическая, а этическая и эстетическая.

Они все либералы с пустым патронташем идей, и только логика развития событий (и, возможно, характеров) одного из них, Яковенко, сделала более жестким критиком власти, а того же Венедиктова не столько мягким, сколько лукавым, но все равно критиком с либеральных же позиций. И при этом спасающим власть и даже полирующим ее репутацию.

В этом смысле Белковский для одних находится ровно посередине: он сделал ставку на те возможности, которые дает ему (и другим) нежелание авторитарной власти превратиться прямо сейчас в отчетливо тоталитарную. Для чего и содержит загончик иллюзорной свободы типа "Эха". Если завтра терпение власти лопнет, или ее политическая бухгалтерия оценит существование этой иллюзии как политически нерентабельное, Белковский будет выбирать среди множества других либеральных позиций, ближе к Познеру или Собчак, к Яковенко или Шендеровичу. Обнаруживающих, повторим, эстетическую и этическую разницу при очень близкой политической позиции: либерализма, причем с одним и тем же акцентом – правого либерализма.

Пионтковский обвинил Белковского в эстетической ошибке при написании хамского ответа Яковенко. Я эстетической ошибки здесь не вижу. Есть некоторое головокружение от успехов и вообще не очень твердое представление о культурной норме. Как, впрочем, и полагается человеку вполне девиантному. Белковский отчетливо эксплуатирует свою экзотичность и жовиальность, с отчетливой сумасшедшинкой, я бы сказал. То есть любить в разной степени себя – свойственно, конечно, всем, но демонстрировать это публично, хвалить себя 22 раза за полчаса (здесь они с Венедиктовым – однояйцевые близнецы) это – какой-то либеральный вариант лимоновского нарциссизма. Но это все равно не столько эстетика, сколько этика и социальная невменяемость.

Яковенко – честнее и последовательнее, Белковскому тесно в этических рамках приличного человека в эпоху Путина, но при этом он, конечно, ярче и что важнее – эстетически современнее Яковенко. Увы, так бывает. У Белковского множество завиральных идей на пересечении неканонического православия с гороскопами, но он, постоянно целуя свое отражение в зеркале, проживает эти идеи интереснее, богаче, самобытнее. В другой языковой реальности.

Характерно, что и Яковенко, и Белковский обвиняют друг друга в одном и том же: в конформизме – извечной беде русского либерализма. Белковский Яковенко в конформизме старом, еще досоветском. Яковенко Белковского в конформизме (или провокаторстве) куда более свежем и стоившем, возможно, Ходорковскому тюрьмы, а Путину еще одного аргумента для завинчивания гаек.

Но при всей разнице в нюансировке этот конфликт характерен совершенно другим: отчетливым отсутствием политического разнообразия в общественной жизни современной России.

В том числе – оппозиционной. Есть "Эхо", нет "Эха", есть разные уровни дистанцирования от власти, с возможностью заработать на этом дистанцировании или без него, но перед нами проходит только тень отца Гамлета: несостоятельность и исчерпанность российского правого либерализма, как политической стратегии сегодня. Множество маленьких Милюковых, делающих вид, что не знают, чем в российском календаре кончается сопливый либеральный февраль: холодным кровавым октябрем.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=552976CBC5DB6
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 19.04.2015, 00:07
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Анастасия Миронова: Про "Эхо": беззубо, безного и лаяй

Нажмите на изображение для увеличения
Название: mironova_1.325.jpg
Просмотров: 243
Размер:	113.3 Кб
ID:	14860Пора уже развенчать застарелые мифы о нашей самой свободной радиостанции. Сколько можно чествовать героев исключительно по совокупности их предыдущих заслуг? «Эхо» изменилось, и не время молчать об этом.

С большим удивлением узнала я, что разговоры о качестве работы «Эха Москвы» наконец-то вышли в публичное поле и даже попали на «эховский» сайт. Жаль только, что главный редактор фактически государственной радиостанции не ответил даже на те немногие претензии, которые прорвались в публичное поле.

Почему Венедиктов не отвечает? Игорь Яковенко точно назвал причину — синдром советской продавщицы дефицитных товаров (см. пост # 23). Я бы обозначила проблему короче — понты. Лично у Алексея Венедиктова и, в его лице, всей радиостанции наросло на носорожьей шкуре слишком много понтов. О них-то и предлагаю поговорить.

Миф про всемирную известность

Для начала хотелось бы определиться, откуда и на каком основании эти понты выросли. «Эхо Москвы» называется Венедиктовым свободным независимым медиа. Ой-ли? Про дворцы Путина и его самолеты это свободное медиа хоть раз сообщало? А про дочку Путина? А про его друзей? Может, про могилы погибших на Украине десантников? Или — про фальсификации на выборах? Последние московские мэрские выборы Алексей Венедиктов обслуживал в каком-то штабе и заверил нас в чистоте процедуры. Когда на «Эхе Москвы» говорили, что фальсификации выборов делаются не в их день, а гораздо загодя, путем админдавления, антиконституционных законов и пр.? Напротив, весь последний электоральный цикл Алексей Венедиктов говорит нам совсем о другом.

Главный редактор и его многолетние сподвижники как бы намекают нам, что «Эхо Москвы» — известный в мире бренд российской свободы слова. Кому известный? Эти слова могут легко очаровать основную аудиторию радиостанции, тех слушателей, которые никаких иностранных экспертов и журналистов знать не знают и которые верят Венедиктову на слово. А я знаю нескольких сотрудников всемирно известных СМИ, в том числе и тех, кто работал на Украине весь прошлый год. В глазах этих журналистов — немецких, британских, польских — у «Эха Москвы» репутации нет. Радиостанция известна только тем журналистам мировых СМИ, которые непосредственно работали с эховцами бок о бок. Причем, известно «Эхо» как продукт преступного компромисса журналистики с властью. Строго говоря, в глазах корреспондента какого-нибудь Bild или Gazeta Wyborcza работа «Эха» не журналистика. Повторяю на полном серьезе: у журналистов лучших медиа мира уважения к «Эху» нет, это раз. «Эхо» знают немногие, это два. Обычная иностранная публика про «Эхо» не знает ничего. Это три. Так что, господин Венедиктов не является всемирным рупором русской свободы слова.

Миф про качественную журналистику

Далее. В моем представлении качество работы СМИ определяется не только его аудиторией, но и умением добывать информацию. Самая большая аудитория у Первого и второго телеканалов, а также у «Русского», «Дорожного радио» и журнала сканвордов «Тещин язык». Однако мы не станем на полном серьезе называть их эталонными СМИ.

У «Эха» есть рейтинг, а что еще? Скажите мне, когда вы слышали на «Эхе» добротные эксклюзивные новости, расследования, которые говорили бы о существовании на радиостанции качественной новостной службы и разветвленной корреспондентской сети? Нет такого давно! «Эхо» перестало генерировать новости — информационные блоки его превратились в пересказывания новостных лент информагентств и других СМИ. Эксклюзив на «Эхе» появляется только в ходе интервью или особых мнений и обычно представляет собой цитату с малозначимым высказыванием. Отсутствие собственной информации — это едва ли не самое важное, к чему пришло «Эхо» при Венедиктове. Жаль, что критики радиостанции отчитывают главного редактора за что угодно, только не за это. А ведь он сделал радио не только беззубым (об этом позже), но и безногим, т. е., без полевых корров и хороших журналистов, которые добывают информацию непосредственно у людей, принимающих решения. Из средства массовой информации «Эхо» превратилось в средство массового информирования. Разницу чувствуете? Да и информирование идет строго ограниченное. На «Эхе» давно существует цензура, которая признается и главредом — ее он куртуазно называет компромиссом. Чтобы вообразить себе всю глубину компромисса, не поленитесь хотя бы полдня послушать выпуски эховских новостей — они превратились в безобидные сводки с уклоном в криминал. Я работала на питерском «Эхе», причем — на их сайте. И я утверждаю, что ни одну очень громкую тему мы не могли отписать без звонка от Венедиктова. И это мы — сайт в Петербурге!

«Эхо» — ретранслятор информации и мнений. Вероятно, господин Венедиктов скажет, будто ретрансляция и есть задача СМИ. Заведомо знайте — он вас обманывает, потому что задача СМИ — поиск и донесение информации до общества. «Эхо» информацию давно не ищет, а если и ищет, то складывает в стол.

Миф о репутации

Кстати, мне интересно: г-н Венедиктов регулярно в Твиттере сообщает нам о встречах с разными чиновниками и даже министрами. Но почему-то после его встреч никаких новостей от этих министров и их министерств на «Эхе» не появляется. Зачем г-н Венедиктов к ним ходит? Зачем сообщает о своих встречах в Твиттере? Он и впрямь думает, что кругом дураки? А зачем Алексей Венедиктов любит подчеркивать, что у него в голове много информации от самых разных высокопоставленных лиц, но поделиться он ею не может? Да любой американский, немецкий, французский главред будет до последнего скрывать, что узнал нечто, чего его СМИ обнародовать не может. Ведь это позор! Для них позор, а у нас за это Венедиктову руку жмут. Уважают...

Ах, да, о рукопожатиях... Мы все помним фоторепортажи со светских раутов, где г-н Венедиктов обнимается с самыми одиозными чиновниками от пропаганды. Мы знаем, что главный редактор якобы независимого СМИ веселится в компании пресс-секретаря Владимира Путина. Вы меня извините, но этого какой-нибудь французский редактор — даже самый завалящий редакторишка — стыдился бы, ибо у него есть репутация. Господин Венедиктов тоже думает, что у него есть репутация. На самом деле ничего у господина Венедиктова нет и быть не может. И даже не потому, что он веселится с Дмитрием Песковым или с ответным визитом ходит в гости к Константину Ремчукову, который превратил «Независимую газету» в рупор администрации президента, а недавно так неловко попался на переписке в жанре «Чего изволите?». У нас ни в политике, ни в медиа нет института репутации. Откуда же взяться тогда самой репутации?

Миф о спектре мнений

Мы уже увидели, что «Эхо Москвы» в лучшем случае имеет право претендовать на статус ретранслятора новостей и мнений. Что же оно ретранслирует? Мнение Ремчукова по вопросу «Чего изволите?» Прилепина? Фефелова? Это так существенно? Гораздо существенней их репутации?

Давно пора в лицо смеяться тем, кто продолжает мусолить сказочку про классическую журналистику мнений на «Эхе». Во-первых, эта журналистика подразумевает представление спектра мнений на фоне полного информирования. Венедиктов предлагает слушателям мнения выборочные, а информацию — скудную. На Касьянова с Шендеровичем и Альбац приходится слишком много шаргуновых, марковых, ремчуковых и пр. Кроме того, оппозиция представлена узким кругом дозволенных лиц, которые годами порой не выходят из эфира радиостанции. Годами! Почему на радио представлен лишь либеральный истеблишмент? У нас в стране других несогласных нет? Ах, так хочет главный редактор? Тогда дорогой главный редактор должен знать, что он делает не журналистику мнений.

Миф об информативности

Как называется у журналистов то, что Венедиктов зовет политикой компромиссов? Я не знаю. Зато я вижу, к чему она привела «Эхо». Вы попробуйте подсчитать, какова доля информационных и аналитических программ в общем эфире «Эха»? Если вычесть музыкальные, детские, просветительские, садово-огородные передачи, задушевные разговоры со слушателями, милый треп, вроде «Кейса» и пр.? Я как-то посчитала, и доля эта у меня получилась очень малой. Настолько неправдоподобно малой, что я боюсь называть цифру — вдруг ошиблась и Венедиктов меня потом засудит?

Эфир «Эха» заполнился безобидной болтовней, в которой удельный вес информационных программ и особых мнений смешон. А с учетом цензурирования этих программ — вообще ничтожен.

Говорят, будто Венедиктов имеет право делать из радиостанции хоть козье стойло (конечно, имеет, если он забыл, что возглавляет практически государственное СМИ). Да пожалуйста! Но тогда пускай прекратит уже называть себя независимым рупором, символом свободы слова, едва ли не последним независимым СМИ в России. СМИ без информации это не СМИ, а информации на «Эхе» все меньше.

Миф о профессионализме

И подается эта информация все хуже. Я специально повременила со своим текстом — ждала, к чему же приведет скандал вокруг Леси Рябцевой. К сожалению, не привел ни к чему стоящему. Леся Рябцева — это символ деградации «Эха», как профессиональной, так и управленческой. Что мы видим? Человек с говором, просторечием, проблемами дикции и со сниженной грамотностью почти не выходит из эфира. Да, Леся Рябцева очень плохо связывает слова! Да, она не производит впечатление сколько-нибудь образованного человека! Да, она говорит в прямом эфире «хозяевА» и «плохо воняет»! Да, она изъясняется штампами и демонстрирует тяжелые проблемы с логическим мышлением! Да, она пишет на сайте редкостную ерунду, которой почему-то находится место на главной странице! Да, таких, как Леся, на «Эхе» немало! Но все эти претензии предъявлять глупо, потому как на них Венедиктов всегда отмахивается ссылкой на вкусовщину. Делает вид, будто образование, грамотная речь и извилины в голове распознать нельзя, будто все это — дело вкуса и будто на Лесю Рябцеву есть потребитель. Бессмысленно требовать оценки профессиональных качеств Рябцевой и пр., потому как на все вопросы Венедиктов будет отвечать, что считает Рябцеву сравнимой с прочими высокими профессионалами. А так как аудитория уверена, что Венедиктов — сам высокий профессионал, то аргументов больше не потребуется. Вообще бессмысленно что-либо говорить Венедиктову, потому как он, хоть и является главредом, повторяю, практически государственного СМИ, ни на какие вопросы ответов не дает. Земля вращается вокруг Солнца, человек состоит из воды, а Венедиктов — профессионал. И точка! А почему профессионал, никто уже не спрашивает.

Непонятно, почему человека, который довел радио до нынешнего состояния, продолжают называть профессионалом. Видимо, по аналогии с олимпийскими чемпионами: те тоже всю жизнь чемпионы, но спортсменам хотя бы не приходит в голову безоговорочно верить, будто чемпион двадцатилетней давности превосходит их в скорости и чистоте исполнения. Иначе бы чемпионов определяли пожизненно: скончался главный по прыжкам в длину — выбираем нового и лет 50 еще его рекорд не пересматриваем. На «Эхе» ведь происходит именно это.

Миф об аудитории

Святая вера в Венедиктова привела к тому, что «Эхо» многим людям стало невозможно слушать. Ведущие там провинциально гундосят, говорят с ошибками, «экают», «мэкают», половину наречий заменяют словом «тупо» и проявляют прочие чудеса речевой беспомощности. Ряд молодых ведущих, из тех, что почти полностью заполонили эфир, плохо образованы, слабо эрудированы и о предмете разговора знают мало. Неинтересно слушать какой-нибудь «Разворот», если ведущий о теме беседы знает меньше слушателей. А ведущие, к сожалению, путают даты, имена, не знают контекста событий и не обременены элементарными знаниями. Их слышишь и понимаешь, что к эфиру они не готовятся. Даже Латынина, похоже, теперь не готовится — вот уж кто всегда и все путает!

Ведущих, которые знают, о чем говорят, и которые в принципе много чего знают, в эфире «Эха» осталось немного. Если не следить специально за сеткой вещания, попасть на них не так просто.

Я давно перестала слушать «Эхо». Включала несколько раз в записи, чтобы прослушать скандальные передачи. Также слушаю «Эхо» каждый раз перед тем, как сажусь про него писать. Ни в каких других случаях я это радио не слушаю. Во-первых, мне неинтересно — эксклюзивной информации я там почти не слышу. Во-вторых, это не мой уровень. Как не читаю я журнал «Тещин язык» и не смотрю сериалы телеканала ТНТ, так я не слушаю и «Эхо». Это не мой уровень, у меня уши краснеют от стыда за других, когда я слышу мэкающего ведущего, переминающегося с «хозяевОв» на «тупо».

Алексей Венедиктов любит козырять рейтингами. Ах, у «Эха» вырос рейтинг! Ах, Лесю Рябцеву слушают не отрываясь! Так у журнала «Тещин язык» рейтинг куда больше. А у сериала «Обручальное кольцо» какой был рейтинг?

Когда нам говорят про рост рейтинга «Эха Москвы», надо задуматься, а кто, собственно, теперь слушает «Эхо» и почему? У «Авторадио» рейтинг разве не выше? Леся Рябцева и прорва другой недоученной молодежи нужна «Эху», чтобы оторвать кусок аудитории у «Авторадио»? В этом хитрый план Венедиктова или нет давно никакого плана, а все назначения делаются исходя из личных симпатий?

Я не знаю, что заставляет образованных людей продолжать включать это радио. Наверное, привычка в сумме с общественным мнением. Наша интеллигенция, особенно столичная, еще не пересмотрела свой постулат о том, что слушать «Эхо» — правильно. Помимо этих упертых демократов радиостанцию слушает аудитория, которой не режут слух «хозяевА» и которая с радостью погогочет вместе с молодыми ведущими. Что касается рейтинга Леси Рябцевой... Если бы Алексей Алексеевич, вместо Рябцевой запустил в эфир говорящую собаку, рейтинг никто бы уже побить не смог. Да ладно собака! Посадите вместо Рябцевой какую-нибудь задорную деваху с молодежного радио про сиси-писи и можете всю неделю о рейтинге вообще не вспоминать — деваха нагогочет. Только разве это станет показателем качества именно Алексея Алексеевича работы? Может, это показатель работы друга Алексеея Алексеевича по фамилии Фурсенко, который подготовил для Леси Рябцевой благодарную аудиторию?

Леся Рябцева — не просто странная фигура, заполонившая радийный (и не только) эфир. Она — символ нового «Эха», того, где мэкают, бэкают, не думают о качестве и где давно ничего не обсуждается. Качество неважно. Также оно стало неважно и для журнала «Дилетант».

Зарождавшийся как популярный журнал по истории для интеллигенции, он превратился в площадку для личностных тестов, вроде «Узнай, кто ты из героев «Стартрека»». Зайдите на сайт «Дилетанта» и вы увидите кашу из подобных тестов, исторических дайджестов для учеников коррекционных школ и поверхностных статеек по типу «10 фактов, которые вы не знали про репу». И все это, заметьте, удобрено пунктуационными и даже орфографическими ошибками. Мне интересно: когда Виталий Дымарский появляется в эфире и выступает как видный интеллектуал, он помнит, что журнал его — давно не про неизвестную историю, а про «Стартрек» и репу? Интересно, каково это — иметь такое образование и издавать тесты для 17-летних?

Миф про свободу на «Эхе»

Мне кажется, на «Эхе» многим старожилам стало не по себе. Не верю я, что Ксения Ларина или Марина Королева спокойно слушают, как на всю страну своим убогим русским языком трещат их молодые коллеги. Не верю, что Ольга Бычкова ровно дышит, слыша «интервью» Леси Рябцевой или Карины Орловой. Не верю, что Ольга Журавлева не морщится, слыша в эфире Ирину Баблоян с ее говорком и огубленным Л. Не верю!

Так почему же все молчат? Почему никто на «Эхе» ни разу не выступил против очевидного деградационного курса? Почему молча терпят сокращение зарплат, когда у самого Алексея Венедиктова, по слухам, за которые я не ручаюсь, зарплата 25 тыс. долларов в месяц и он постоянно путешествует? Почему 15 лет на «Эхе» царит кладбищенская стабильность и завидное единодушие? Да, у нас и в стране все эти 15 лет — одна сплошная стабильность, но мы-то с вами знаем, чем она была достигнута. А как ее добились на «Эхе»? Как получилось, что Венедиктова вновь переизбрали почти единодушно? Как так стало, что рафинированные интеллектуалы из числа давних ведущих радиостанции молчаливо смотрят на ее новые правила? Как вообще так вышло, что за главным редактором практически государственного — да сколько можно повторять?! — СМИ закрепилась репутация человека, который никогда ни на какие вопросы не отвечает? Как сталось, что никто из старожилов «Эха» не выступил с сообщением о том, что, например, в гендиректоры петербургской радиостанции навязывали просто жену чиновника, причем — навязывал сам Венедиктов? А почему об этом не написал никто из петербургских СМИ? Почему моим материалом о делах в новом руководстве «Эха Москвы» и участии в них Алексея Венедиктова не заинтересовался никто не только в Москве, но и в Петербурге, который напрямую пострадал от описанных мною лиц и событий? Почему любое предложение обсудить публично деятельность Алексея Венедиктова и формат радиостанции упирается в молчаливо опущенные глаза редакторов? Почему даже петербургские главреды окололиберальных СМИ боятся ссориться с Венедиктовым и почему свободная пресса в принципе никогда, ни при каких обстоятельствах не задает Венедиктову вопросы?

На все эти вопросы есть только один ответ — потому. Всё, никакого другого ответа нет, потому как и на вопросы никто не отвечает. Вы заметили? «Эхо» в лице главного редактора давно перестало отвечать на какие-либо серьезные вопросы. Чем ниже падают, тем быстрее растут понты. Это у них теперь вроде крыльев.

А отвечать на вопросы надо. Объясните Алексею Алексеевичу, что он возглавляет государственное СМИ. Большая доля акций «Эха» принадлежит «Газпрому», то есть нам с вами, как это ни противно Венедиктову. Если уж господина Венедиктова не стесняет сам факт его работы на государственное медиа, пусть он постесняется хотя бы показывать нам, коллективным собственникам, дулю. Или насчет истинных собственников государственных активов у Алексея Алексеевича есть какие-то другие соображения?



Анастасия Миронова, журналист, филолог.

Источник: rufabula.com
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 24.04.2015, 06:27
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Александр Подрабинек: Особые цифры

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1429836418.jpg
Просмотров: 194
Размер:	82.1 Кб
ID:	14916Мнения, конечно, могут быть разные. Тем более «особые мнения». Но там, где речь идет о цифрах, мнения отступают на второй план. Если у кого-то есть свое особое мнение, что дважды два будет шесть, ну, в крайнем случае, пять, то этот человек интересен для психиатров, ну, в крайнем случае, для педагогов.

В студенческие годы я проходил практику в одной московской психиатрической больнице. Там был такой очень тихий пациент, который утверждал, что всем в мире управляет некая мировая закулиса, принимающая иногда образ злобного крокодила, облучающего хороших людей специальными невидимыми лучами. Несчастный считал себя хорошим человеком и потому безнадежно облученным. Он был абсолютно убежден в своей правоте, и с ним никто не спорил. Ну, такое особое мнение у человека, чего спорить?

Ровно поэтому бессмысленно спорить, например, с Александром Прохановым, утверждавшим в «Особом мнении» на «Эхе Москвы», что Россия — это страна, через которую реализуются райские смыслы. Или с Андреем Фефеловым, утверждавшим в той же программе, что людям на Западе повсеместно вживляют под кожу чипы. Слушать этих людей, правда, тоже нет никакого смысла, но это уже дело сугубо личное.

Другое дело — цифры. Если у ведущей «Эха Москвы» Леси Рябцевой такое мнение, что в России проживает 8 миллионов человек, то это не вопрос особого взгляда на российскую действительность. Это вопрос профнепригодности радиоведущей. Точнее — даже ответ, а не вопрос.

Если гость «Особого мнения» Сергей Марков утверждает, что история России насчитывает тысячу веков, то это вопрос не особого мнения Маркова о российской истории, а вопрос уважительного отношения радиостанции к своим слушателям.

Первая известная науке письменность появилась примерно 5-6 тысяч лет назад, тогда же появились и первые государства. А г-н Марков, «директор Института политических исследований» и доверенное лицо Путина, сообщает радиослушателям, что российская история включает в себя тысячу веков — сто тысяч лет!

Свобода слова непререкаема. В эфире можно нести любую чушь. Однако будет жаль, если радиостанция «Эхо Москвы» пойдет той же дорогой, что и телекомпания НТВ. Если же такая цель уже обозначена и плевать на радиослушателей, то лучше сразу позвать в эфир депутата Госдумы Евгения Федорова и того пациента из психбольницы, что грезил всемирным заговором и злобными крокодилами.


Фото ТАСС/ Михаил Джапаридзе

http://www.ej.ru/?a=note&id=27596
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 26.04.2015, 02:56
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Маленькая подлость "Эха Москвы", сделанная по-глупости?..

Маленькая подлость "Эха Москвы", сделанная по-глупости или от "большого ума"?

Я только что вывесил "Код доступа" Ю.Латыниной. Первая часть материала посвящена столетию с момента геноцида армян... Юлия Леонидовна говорит, в частности, о позиции сегодняшнего турецкого правительства: обсуждает его позиции, отговорки, перспективы выхода из кризиса взаимонепонимания... Говорит и о том, почему Эндорган (как, впрочем, и Обама) избегает употреблять слово «геноцид». Отношение автора (Ю.Л.) к официальной позиции Турции из её текста видно однозначно. Но "Эхо", вынося некоторые латынинские цитаты в качестве анонса, не просто поступает, на мой взгляд, малоквалифицированно; оно поступает подло. Цитату из позиции Эндоргана, пересказанную Латыниной (и явно ею не одобряемой и даже высмеиваемой), "Эхо" приписывает самой Латыниной (вот посмотрите в первоисточник):

Цитата:
ЛАТЫНИНА: Употреблять слово «геноцид» — это оскорбление турок
Опять Пушкина вспомню: "...старайтесь сохранить и в подлости оттенок благородства"... И Бисмарка: "Глупость - это, конечно, драгоценнейший дар божий; но не следует им злоупотреблять"
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 15.05.2015, 23:24
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,860
По умолчанию Виктор Шендерович: Леся как типовое

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1431708405.0.0.jpg
Просмотров: 251
Размер:	122.0 Кб
ID:	15147Есть такой человек — Отар Кушанашвили.

Прославился тем, что публично нахамил Алле Пугачевой.

В тот день, собственно, он и вошел в культурную элиту страны в качестве музыкального критика.

Были в биографии г-на Кушанашвили и другие звездные моменты, как-то: матерщина в прямом эфире Первого канала, прыжок лицом в пол на рок-концерте (публика побрезговала ловить), выход на поле во время отборочного матча Россия-Португалия (тут как раз поймали)…

В общем, человек с биографией.

Которая началась сразу с высшей точки: нахамил Алле Пугачевой!

Я вспомнил об этом господине сегодня после очередного хамского поста Леси Рябцевой на блоге «Эха Москвы». Собственно, не после ее поста даже, а после того, как пятнадцать человек вокруг меня разорвало от ярости и девятеро в этом разорванном состоянии захотели немедленно ей ответить.

Чем доставят, я полагаю, немалое удовольствие клиентке.

Ибо клиентка вылупилась в журналистику хотя и не так давно, но прямиком из пиаровского яйца, и уж что-то, а эти законы понимает твердо — и с самого своего появления на поверхности неустанно и прилюдно хамит, провоцируя многочисленные упоминания своего имени, сладкий мед профессии.

Рейтинг цитирования у нее на отменной высоте, о чем недавно с радостью сообщил публике ее босс. Типа, какие претензии? Отличная работа.

О, да. Если я в ближайшем «Особом мнении» высморкаюсь в прямом эфире и размажу сопли по телекамере, мой рейтинг удесятерится. Меня даже в программе «Вести» покажут, пожалуй. Но я воздержусь.

Г-жу Рябцеву правила приличия не удерживают, и она расчетливо хамит. Список людей, которым она нахамила, уже довольно велик, и люди это все очень известные, иногда — известные не меньше Пугачевой. И если хамить им не из своего фейсбука, а на блоге «Эха Москвы», рейтинг можно считать гарантированным!

Птичьего мозга, который иногда по ошибке принято считать гуманитарным, вполне хватает на то, чтобы понимать это и попадать клювом по зерну.

К г-же Рябцевой (как и, в предыдущем случае, к г-ну Кушанашвили) вопросов нет: она живет по правилам своей профессии, и очень успешно. И если бы она была частным лицом, у меня не было бы вопросов даже к радиостанции, позиционирующей себя площадкой для всех мнений. Там, где есть Фефелов, отчего бы не быть Рябцевой?

Но эта госпожа — помощник главного редактора, и это обстоятельство заметно меняет суть дела. Cказанное ею автоматически проецируется на позицию и культурный уровень радио.

И вопрос у меня — нет, уже не к Венедиктову (Рябцева в повышенном статусе и есть его ответ на все вопросы)… Вопрос к моим коллегам с «Эха Москвы», к дюжине славных интеллигентных людей, с которыми многие годы напролет ассоциировалось название станции; вопрос вполне риторический: друзья, вы отдаете себе отчет, что сейчас происходит непоправимое обрушение вашей коллективной репутации?

И второй вопрос — уже не риторический: намерены ли вы что-то с этим делать или склонны ждать, пока все сгниет окончательно?



Фото: Россия. Москва. 1 апреля. Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов (в центре) и специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой (справа) на XXVII церемонии вручения национальной кинематографической премии "НИКА" в Московском государственном академическом театре оперетты. Леся Рябцева слева. Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев

http://www.ej.ru/?a=note&id=27728
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 01:57.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot