Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 03.10.2013, 23:38
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Расстрел парламента. Россия-93. Воспоминания

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1380728790.jpg
Просмотров: 766
Размер:	77.0 Кб
ID:	9520Дмитрий Шушарин: Расстрел парламента России. 20 лет спустя

Ельцин и его окружение совершили исторический подвиг, ликвидировав СССР, но они не предложили никакой новой концепции развития России

Против своего обыкновения, вынужден начать с информации, касающейся меня лично. Тема обязывает. Неизбежен вопрос, что делал автор 3—4 октября 1993 года. Отвечаю: был на работе в редакции газеты «Сегодня», позицию которой разделял. При всем критическом отношении к политическому насилию, окружению президента Ельцина и к нему самому, было ясно, что его надо поддержать.

Как? Против парламента! Да как можно было! В том-то и дело, что парламента тогда в России не было. Был рудимент советской власти — Верховный Совет. ? был институт новой, демократической государственности — президентство. Это уточнение необходимо, потому что оно показывает принципиальные отличия кризиса-93 от других политических конфликтов в России.

Все эти конфликты, разумеется, схватки кланов и группировок — внутри элиты. Схватка за власть, которая в русской политической культуре не является производной от общественного договора, имеет (немного поумничаю) автономный онтологический статус и весьма слабо зависит от того, что принято называть ее социальной опорой. Она и есть опора всего общества, а не наоборот.

Социальная структура этого общества определяется, прежде всего, степенью близости к власти. Самостоятельного и самодостаточного социального статуса быть не может. Поэтому в России исключено появление среднего класса в его полноценном, общественно-политическом и социокультурном смысле. Среднему классу имманентна минимальная зависимость от власти, по сравнению с другими социальными группами, — кто ж такое допустит.

? каждый раз, когда кланы сходятся в схватке, человеку неравнодушному приходится выбирать, кому можно сочувствовать, а кому нет. А для точного самоопределения надо соотносить действия разных кланов с чем-то большим, о чем они сами и не задумываются.

Октябрь 1993-го стал кульминацией конфликта, который шел с первых дней гайдаровских реформ. Они сразу же показали, что консолидация элит невозможна. Показали они и другое: главный парадокс того времени — богатство страны при полной нищете населения. Начался дележ ничьей собственности, которая ничего не стоила. Когда нуворишей девяностых называют ворами, это ложь. Они брали ничье и поднимали его из руин. Не мною сказано, что изначально капитализация ЮКОСа была нулевой.

Сторонникам Ельцина и Гайдара обязательно надо представлять их жрецами в белых одеждах. Это не так, конечно. Скорее всего, Гайдар подписал незаконное разрешение на вывоз цветных металлов, благодаря чему обогатились Собчак и Путин. Ну и что? У великого реформатора Витте тоже была репутация коррупционера. Но Гайдар был ориентирован на демократию по образцу цивилизованных стран и поддерживался новыми властными институтами, а его противники цеплялись за рудимент советской власти и докатились до политического союза с фашистскими организациями, существовавшими тогда в России.

Последнее для многих оказалось основанием если не для поддержки Ельцина, то для политического нейтралитета.

Подробности событий хорошо известны, но порой сознательно искажаются. Надо напомнить, что ужасный и кошмарный «расстрел парламента» — штурм здания, где засели боевики, — был после попытки захвата телецентра в Останкино. Бросив там убитых и раненых соратников, мятежники вернулись на Краснопресненскую набережную, где устроили песни и пляски, надеясь утром повторить нападение. Но ночью в Москву вошли войска, верные Верховному главнокомандующему.

Эта новость успокоила собравшихся у Моссовета граждан, готовых взять оружие для защиты президента, как это было в августе 1991 года. Прийти на Тверскую призвал Гайдар. Тогда еще никто не знал, что президентская власть в последний раз обращается к гражданам за помощью. ?збирательная кампания 1996 года — это уже совсем другое. С октября-93 власть существует отдельно, граждане — отдельно. Надо признать, что ответственность за это лежит не только на власти, но это совсем другая тема.

В октябре 1993 года уже формально-юридически, хотя и при помощи силы, было покончено с советской властью. Это было большим историческим достижением, не получившим достойного политического развития. Политика по-прежнему трактовалась занятыми ею людьми как заговор элит против населения (термин не мой). Но дележ собственности и реструктуризация элит проходили в мирной обстановке и с сохранением многих атрибутов демократии. В первые годы XXI века произошла консолидация элит на основе монополии на власть одного из кланов. С тех пор демократия стала ненужной.

На этом можно было бы поставить точку, если бы не вполне естественный вопрос о связи событий в Москве с ситуацией в бывших союзных республиках. Попытка разобраться с этим ведет к более точному пониманию и внутренних политических проблем.

Отношения с соседями не были в центре внимания главных участников событий. Куда важнее было сохранение или захват (для кого как) власти внутри страны. ? реальным был дележ собственности в России. Мятежный Верховный Совет ратифицировал Беловежские соглашения не потому, что осознавал их историческое значение, а потому, что понимал: руки коротки властвовать и хапать в бывшем всесоюзном масштабе.

Надо признать другое — то, на что мало обращают внимание историки и политологи, но что имело роковое значение для дальнейшего существования России и несостоявшейся русской нации. Основы нынешней доктрины Путина были заложены сразу после ликвидации СССР, до октябрьского кризиса. Агрессивная политика в отношении Грузии и Молдавии, поддержка тамошних сепаратистов, непризнание суверенитета бывших союзных республик — все это было в 1992 году. Весной 1993-го Таджикистан делегировал пограничным войскам России полномочия по охране границ с Афганистаном и Китаем. Сделали это люди, пришедшие к власти в Душанбе благодаря русской военной помощи.

В феврале 1993 года «Газпром» на сутки приостановил подачу газа на Украину, что было предвестником путинских газовых войн спустя десять лет. В 1992 году Москва уделяла повышенное внимание Крыму как возможному очагу сепаратизма.

Ельцин и его окружение совершили исторический подвиг, ликвидировав СССР, но они не предложили никакой новой концепции развития России и русских в новом государстве. Они вообще не уделяли этому внимания. То же самое можно сказать не о политической, а об интеллектуальной элите. В результате политика по отношению к бывшим союзным республикам стала диктоваться не национальными интересами России, которые так и не были определены, а притязаниями различных бизнес-групп при явном доминировании силовых ведомств.

? в этом отношении октябрь-93 не изменил ничего.

По официальным данным, в результате октябрьских событий погибли не менее 157 человек, 384 были ранены. Слухи о массовых расстрелах и захоронениях, в том числе на соседнем стадионе (как в Чили) не подтвердились.

Нынешнее отношение россиян к тем событиям определил «Левада-Центр» в своем опросе. Более трети респондентов (35%) не считают правыми ни президента Ельцина и его сторонников, ни членов Верховного Совета РФ во главе с Русланом Хасбулатовым и вице-президента Александра Руцкого. На вопрос «Как вы считаете, кто был прав в дни 3—4 октября 1993 года» большинство ответило «Ни те, ни другие». На сторону Верховного Совета стали 11% опрошенных, а на сторону Ельцина — 7%.

Дмитрий Шушарин, историк, публицист, Москва, специально для «Дня»

Фото Бориса Кавашкина (Фотохроника ТАСС)

http://www.day.kiev.ua/ru/article/po...20-let-spustya

Последний раз редактировалось VladRamm; 08.10.2013 в 05:25. Причина: Название темы изменил
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 03.10.2013, 23:44
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Георгий Сатаров: Двоечники

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 0,,2635994_4,00.jpg
Просмотров: 983
Размер:	14.3 Кб
ID:	9521Мне уже маячит семьдесят; не завтра, но и не за горами. В этом возрасте, и при некотором жизненном опыте, начинаешь понимать, что искать правых и виноватых в каком-либо конфликте – дело, как правило, бесперспективное. Я, например, искренне уверен, что если бы Ельцин распустил Съезд и Верховный Совет народных депутатов в мае, то осенью никакой трагедии не было бы, как и весной. Значит, он и виноват, что долго тянул. Не уверен, что смогу найти много сторонников. Но дело не в этом. Трагедия произошла. Гражданская война – это всегда трагедия. Я так считаю сейчас, и так считал тогда. Конечно, я был по одну сторону баррикад, считал ее правой и надеялся на ее победу. А теперь я вижу, что моя сторона проиграла, не тогда, а сейчас. Проиграли все. А кто победил в результате Великой французской революции, какая политическая сила? Жиронда? Якобинцы? Директория? Никто. Точнее – никакая из противостоящих сторон. Можно рассуждать и по-другому: если двигаться в прошлое, начиная с некоторого конфликта, то можно попеременно находить обоснования вины любой из сторон.

Знаете, через 20 лет, а давайте считать, что мы все стали мудрее на 20 лет, можно уже думать о другом: что привело к этой трагедии? Что получилось в результате? ? каковы выводы для всех нас?

Возможно, я не прав, но мне представляется, что конфликт, подобный произошедшему двадцать лет назад, был почти предопределен. ? дело не в последовательности конкретных событий и действиях отдельных фигур, а в среде, которая возбуждала эти фигуры и формировала эти события. Напоминаю: семьдесят лет большевизма приучили нас, что «кто не с нами, тот против нас!». Поиск компромисса – это проявление слабости. Большевики методично формировали в нас конфликтную политическую культуру. То, что я скажу, может показаться бредом, но я готов обосновывать это перед любыми оппонентами: двадцать лет назад Ельцин был одним из самых компромиссных политиков в России. ?менно поэтому не распустил Съезд в мае, когда у него во внутреннем кармане пиджака уже лежал первый вариант указа о роспуске. Но для компромисса одной стороны мало. Вместе с тем взгляд на политику как на игру с нулевой суммой был свойственен всем. Давайте помнить также, что я назвал только одну из деформаций мышления из числа свойственных хомо-советикус.

Второе обстоятельство, которое мы должны учитывать и которое отличало Россию от большинства постсоветских стран: в России не было общества и элиты, консолидированных вокруг идеи реформ и отказа от советского прошлого. Мы были расколоты. Причем на несколько кусков, и либеральные реформаторы никогда не были большим куском. Добавьте к этому глубочайший финансово-эконмический кризис, обостряющий противостояние. Приправьте это всеобщим идеологическим возбуждением – всеобщей тризной по почившей советской идеологии, и вы получите атмосферу постоянного остервенелого конфликта.

Да, конфликт был неизбежен. Это подтверждается не только тем, что ему предшествовал августовский путч 1991 года, но и всей цепочкой событий с начала 1992 года. Он мог произойти и в марте 1993 года, но тогда нашли выход в референдуме. Конфликт мог произойти и позже – в ноябре, когда мог состояться очередной съезд депутатов, на котором они вновь планировали подвергнуть Ельцина импичменту. Но последнее маловероятно, поскольку в августе Ельцин получил информацию о том, что в Парламентском центре на Трубной площади (сейчас снесен) нелегально концентрируется оружие. Дальше президент отступать не мог.

Закономерен вопрос: а возможно ли было поражение Ельцина и что было бы тогда? На первую половину вопроса ответить трудно. Ясно, что такой исход не был исключен. А со второй половиной вопроса – все очевидно. Мы имели бы кровь и репрессии по всей стране. Это была бы власть свирепой фашистской хунты, возглавляемой смесью Макашовых и Баркашовых. Я помню, как в конце сентября, начале октября видный правозащитник и видный демократический политик взывали (по отдельности) к Ельцину: «Раздавить фашистскую гадину!». Призыв был оправдан. В Белом доме власть уже перешла к Макашовым и Баркашовым; депутаты, Хасбулатов и Руцкой, ничего уже не решали, а служили ширмой; уже были составлены стартовые, победные расстрельные списки. Ельцин раздавил гадину. ? на совести тех, кто взывал, последующие упреки. ?менно он, в очередной раз взяв на себя ответственность, спас множество людей по всей стране от гибели или лагерей, а страну от очередного исторического позорища. Он взял на себя ответственность, и он за все, понятное дело, отвечает. У него так всю жизнь и было.

Но проиграли все равно все. Зрелище конфликта в Москве привело многих в России к разочарованию в демократии. ?менно тогда началось: граждане начали оставлять страну на поток и разграбление политикам, уходя от политики в свое выживание или в свою жизнь – как кому везло. ?менно равнодушие граждан привело к власти Путина и отдало ему и его кооперативу Россию, со всеми потрохами и минералами. Вот тогда и состоялось поражение тех, кто стоял по разные стороны баррикад в 90-х. Как, впрочем, и поражение совершенно непричастных, которые тогда ничего не знали про эти баррикады или даже еще не родились.

Но и это все – не самое страшное. А вот что страшно: никто ничему не научился. Россия – страна уникальной топологии. В какой бы ее сколь угодно малой окрестности она не разделилась на две конфликтующих части, любая из этих частей может снова разделиться на две – по поводу другого конфликта. Страна разделена на ворующих и обворовываемых. Ворующие бесконечно делимы внутри себя. Обворовываемые – то же самое. Страна идет к взрыву, спор вокруг которого может быть только один: это последний? После него ничего не останется? ?ли это еще не все? Страшны не сами трагедии, а мы – не извлекающие из них уроков.

http://www.ej.ru/?a=note&id=13337
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 04.10.2013, 00:25
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Евгения Маляренко: «Это был выбор в пользу варварства»

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 36_01.jpg
Просмотров: 784
Размер:	125.9 Кб
ID:	9522
Октябрь 1993-го: чем он отливается сейчас


4 октября 1993 года расстрелом Белого дома завершился самый острый политический кризис в постсоветской России*. Спустя 20 лет The New Times обратился к политикам и экспертам с вопросом: как эти события изменили ход российской истории?

4 октября 1993 г. Белый дом под обстрелом из танковых орудий
*О том, как и почему это случилось, The New Times подробно рассказывал в № 39 от 29 сентября 2008 г.


Обвальный рынок вместо постепенных реформ

Сергей Бабурин (в 1993 г. — член Верховного Совета РФ, участник обороны Белого дома)


Противостояние между командой Ельцина и парламентом было противостоянием двух концепций дальнейшего развития — концепции социально ориентированных реформ, которую отстаивал парламент, и концепции радикальных, обвальных рыночных экспериментов. После разгрома парламента Россия пошла по пути радикально-безудержной приватизации и бандитского капитализма.

Но изменения затрагивали и другие сферы. В правовой сфере это было формирование новой Конституции, подстроенной под одно лицо — президента. В социальной сфере были демонтаж всех социально-экономических прав граждан и их сворачивание. С точки зрения прав человека, расстрел парламента породил попрание закона во многих других вопросах, начиная с войны в Чечне и заканчивая отъемом и переделом собственности. Путь социально ориентированных реформ, возможно, был бы более длительным, но он защищал экономические интересы простого человека. ? возможно, мы бы избежали олигархического капитализма.


Первая нормальная Конституция

?горь Бунин, политолог


Там была некая развилка, бифуркация: мы могли или вернуться назад, к непонятной системе, или пойти вперед, к продолжению реформ. События 1993 года привели к тому, что мы пошли вперед.

Первое, что произошло, — это, конечно, победа Ельцина. Ельцин тогда был символом прогресса. Второе — мы впервые получили нормальную Конституцию. Референдум по Конституции был блестящей идеей, так же было во Франции после Второй мировой войны, когда на референдуме была принята Конституция Четвертой Республики, без которой Франция была юридически непонятным государством.

? третье — это, конечно, была психологическая травма, потому что впервые было применено оружие. ?, в общем, стало ясно, что невозможно действовать уличным путем, что власть будет отвечать на это достаточно жестко. ? если есть оппозиция, то она должна решать проблемы политическим путем. После этого на улицы никто больше не выходил.

Но этих событий просто не могло не произойти. Были большие социальные группы, которым не нравились ни реформы Гайдара, ни новая система власти, ни авторитарность Ельцина. Эти группы выступали против всего этого и должны были как-то проявить себя. Должен был быть какой-то конфликт. ? поскольку конфликт августа 1991 года, когда разрушился Советский Союз, был бескровным, то, по-видимому, эти группы, которые выступили против власти, надеялись, что так же бескровно им удастся произвести переворот и в 1993 году. Но, как говорится, нашла коса на камень.


Дело Ельцина завершил Путин

?лья Константинов (в 1993 г. — член Верховного Совета РФ, участник обороны Белого дома)


События сентября-октября 1993 года стали ключевыми для новейшей российской истории и предопределили ход развития нашей страны. Все эти 20 лет мы живем под знаком расстрела парламента и Конституции, под знаком формирования авторитарного режима. Эту работу не завершил Борис Ельцин, но завершил Владимир Путин. ? режим Путина есть продолжение и развитие тех тенденций, которые были заложены Ельциным и ярко проявились именно в октябре 1993-го.

С другой стороны, протестное движение, возродившееся в последние годы в России, вот эти многотысячные митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова — хотя большинство их участников и не отдают себе в этом отчет, — они продолжают те традиции, которые заложили героические защитники Верховного Совета, многие из которых отдали жизнь за демократию.

Безусловно, политические изменения проходили неотрывно от экономики, от социальных изменений. Перед обществом был веер возможностей, можно было развиваться в разных направлениях. ?менно сентябрь-октябрь 1993-го сделал возможной номенклатурно-криминальную приватизацию и заложил возможности олигархического режима в России. ?менно те события привели к чудовищному имущественному неравенству в сегодняшней России. Поэтому в известном смысле весь нынешний облик Российской Федерации «вылупился» из октября 1993 года.


Рождение суперпрезидентской власти

Борис Немцов (в 1993 г. — губернатор Нижегородской области)


Это были драматические события, начало гражданской войны, которая, к счастью, не охватила всю страну, а существовала только в пределах центра Москвы. ?, собственно, после этого родилась новая Конституция. В ней есть и положительные моменты, там много хорошего сказано про права человека, свободную прессу и многопартийность, но есть и отрицательные — это суперпрезидентская республика. На мой взгляд, суперпрезидентская власть привела к войне в Чечне, потому что если бы у этой власти не было таких полномочий, президент вряд ли мог бы принять решение о начале войны.

За 20 лет существования этой Конституции стало ясно, что она нуждается в серьезной корректировке: в ограничении власти президента, в его сменяемости, в усилении роли парламента.

С другой стороны, в результате тех событий было покончено с двоевластием, которое существовало в 1993 году. События были, конечно, кровавыми и очень трагичными, но в условиях двоевластия мирные способы не срабатывают. Поэтому можно сколько угодно обвинять Ельцина или тех, кто был в Белом доме, но в истории России двоевластие всегда заканчивалось смутой. А если бы этих событий не произошло, были бы гражданская война по всей стране и еще больший передел собственности. Жертвы — это всегда очень плохо, но при ином сценарии вся страна могла оказаться в крови.


Дискредитация парламентаризма

Глеб Павловский, политтехнолог


После 1993 года в России просто появилась другая власть. Это полностью изменившаяся система власти, которая знает, что, создавая чрезвычайные ситуации, может не рисковать, а, наоборот, укрепляться. ? из чрезвычайных обстоятельств она извлекает дополнительные полномочия. Это свойство возникло именно в противостоянии 1993 года и практикуется до сегодняшнего дня. ?менно 1993 год дискредитировал парламентаризм и вознес исполнительную власть на недосягаемую высоту. Ее монополия возникла в 1993 году и сегодня олицетворяется администрацией президента.

Никто не знает, как могла бы выглядеть Россия, если бы этих событий не произошло. Но она была бы в любом случае Нажмите на изображение для увеличения
Название: 36_02.jpg
Просмотров: 833
Размер:	100.2 Кб
ID:	9523менее пронизанной насилием и пренебрежением к человеку. То, что произошло в 1993-м, — это выбор в пользу варварства в политике. Постепенно это варварство распространилось на всю страну, стало свойственно не только власти, но и обществу, отношениям между людьми. Если бы мы все тогда нашли возможность сделать другой выбор, избежать насилия и крови, мы бы, может быть, жили в менее богатом, но более безопасном обществе.

Ни та ни другая сторона не хотела уступать и была готова к любым действиям


Спасение от развала

Александр Починок (23 сентября 1993 г. сложил полномочия члена Верховного Совета РФ, на следующий день назначен заместителем
министра финансов РФ)


События 1993 года, безусловно, изменили Россию: был распущен парламент, принята Конституция и проведены выборы. Три таких события — это более чем достаточно для крайне серьезных изменений.

Но, к сожалению, любое противостояние президента и парламента наносит непосредственный удар по экономике, и это действительно было. А ситуация, когда гибнут люди, — всегда величайшая трагедия для страны. Это тоже абсолютный минус. Это был один из шагов, которые понизили степень легитимности власти в стране.

Плюсом же я могу назвать, что после этого прошли реальные, абсолютно свободные выборы. Если бы этого не произошло, мы бы в конечном счете отстали еще на несколько лет, у нас был бы очень тяжелый парад суверенитетов. Вполне возможно, что от России откололись бы по крайней мере несколько субъектов, потому что уменьшилось бы влияние президентской власти и слабый президент не смог бы в дальнейшем сохранить страну. Не было бы новой Конституции вместо прежней, устаревшей. ? долго бы работал Верховный Совет, который, как мы прекрасно помним, практически не был в состоянии принимать решения.


?збавление от СССР

Николай Сванидзе, тележурналист, историк


Эти события не изменили практически ничего. Если бы они завершились иначе, российская история пошла бы по другому пути, но не лучшему, чем сейчас, а худшему. Ведь альтернативой всенародно избранному Ельцину был Руслан Хасбулатов (председатель Верховного Совета), за которым стояли силы, скажем так, поднимающего голову фашизма. ? если бы эти силы победили, сразу пошла бы фашистского типа реакция, с большой кровью и очень большими последствиями, значительно худшими и более радикальными, чем в итоге получилось.

Нам сейчас трудно это представить, потому что нам кажется, что у нас авторитарный режим, и многие считают, что хуже не бывает. Но если бы октябрь 1993-го завершился по-другому, мы смогли бы убедиться, что бывает гораздо хуже. ? то, что произошло затем в 1990-е и 2000-е годы, нисколько не меняет того факта, что в 1993-м все завершилось так, как и должно было завершиться.

В результате неуклюжих, но необходимых в тот момент со стороны Ельцина действий была принята Конституция, прошли выборы в Госдуму. Страна получила Основной закон, законодательство и политическую жизнь, более адекватную себе. Потому что до осени 1993-го в стране, которая уже называлась Россией, законодательство оставалось советским, и в нем значилось, что главным является Верховный Совет, а не президент. ? борьба за то, кто в стране «номер один», схватка между советским парламентом и российским президентом была неизбежна. Просто она могла вылиться в разные формы — и вылилась именно в такие. Кстати, не самые худшие, потому что в результате удалось избежать гражданской войны.


Разочарование в демократии

Сергей Филатов (в 1993 г. — глава администрации президента РФ)


Я думаю, что эти события все-таки отрицательно повлияли на нашу дальнейшую жизнь. Во-первых, мы все выходцы из советской системы, которая научила нас во многих случаях решать политические вопросы силовым путем. ? к сожалению, в 1993 году ни та ни другая сторона не хотела уступать и была готова к любым действиям. Во-вторых, 1993 год заставил нас переделать Конституцию, и в новой Конституции у общества не было достаточных полномочий по контролю за властью. А это приводило к тому, что во многих случаях власть, так сказать, распоясывалась. Третье — Конституционный суд, на мой взгляд, перестал быть тем органом, на который возлагали особые надежды: что он удержит власть от нарушения Конституции. К сожалению, мы тогда вышли из конституционного пространства. ? четвертое — мы поколебали у людей доверие к власти и их надежды на то, что мы будем жить в демократическом обществе. Поэтому в значительной степени за последние годы общество и становится таким инертным по отношению к защите конституционных прав.


Начало политической стабильности

Сергей Шахрай (в 1993 г. — вице-премьер правительства РФ, один из авторов новой Конституции)


Самое главное изменение — это рождение новой Конституции РФ. Мы были первой страной бывшего Советского Союза, которая с помощью Конституции вышла из хаоса и угрозы гражданской войны. Это была точка, вокруг которой кристаллизовалась политическая стабильность. В Конституции были заложены не только рыночная экономика и правовое государство, но и статья 7, где говорится, что Россия — социальное государство. А это огромный пакет обязанностей государства перед гражданами. Правда, заложенная в Конституции модель еще далеко не достигнута: по одним параметрам реализовано 20% от потенциала, по другим — 60%. Но вектор задан, страна вышла из политического противостояния, и это главное.

Если бы этих событий не произошло, у нас был бы «югославский сценарий», то есть война всех со всеми. Потому что распад страны тогда уже дошел до автономий: это и Чечня, и Татарстан, не признавший ни Конституцию, ни референдум. Но в самой Конституции был заложен юридический мостик для достижения согласия с Татарстаном через «иные договоры», и через этот мостик Татарстан через полгода вернулся в правовое пространство России. То есть конституционно-юридическим способом была решена и проблема целостности страны.


фотографии: Олег Власов/?ТАР-ТАСС, Владимир Вяткин/Р?А Новости

http://newtimes.ru/articles/detail/72112
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 04.10.2013, 14:29
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Виталий Портников: Зря ждем перемен

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 62032.jpg
Просмотров: 748
Размер:	9.4 Кб
ID:	9530В октябре 1993 года я, как и многие другие, с ужасом смотрел на разгорающийся по Москве пожар, пытался понять, завершится ли схватка президентской администрации и депутатского съезда гражданской войной в столице или перекинется на всю страну. Словом, я жил в том же ежедневном кошмаре, что и большинство людей, надеявшихся, что после августа 1991 года начнутся реальные перемены. Собственно, это большинство было свято уверено, что в случае победы Руцкого и Хасбулатова никаких изменений к лучшему не будет, а вот если Ельцин удержится...

Ельцин удержался. Перемены налицо. Но я пишу это вовсе не для того, чтобы бросать комья грязи в Бориса Николаевича или в свои тогдашние надежды. Октябрь 1993 года оказался не развилкой, он был продолжением, вот в чем дело. ?менно этого мы и не понимали – ни до октября, ни тогда, ни теперь. Продолжением выживания той самой номенклатуры, которая как змей из русских сказок – одну голову отрубаешь, а уже новая растет, краше прежней.

Вся советская история была борьбой за выживание этой номенклатуры. Ее вырубали властители – и тут же формировали слой своих собственных приверженцев. Чекисты воевали с партаппаратчиками, партаппаратчики стремились уменьшить влияние Лубянки, генсеки то превращали региональных князьков в бесправных рабов Москвы, то давали им возможность почувствовать себя настоящими феодалами. Так мы и прожили до 1991 года, когда система, изнуренная собственной бессмысленностью и борьбой всех со всеми, рухнула как карточный домик.

Система рухнула, а номенклатура осталась. ?з окон выбрасывали тех, кто не сумел приспособиться. Потом по окнам тех, кто хотел взять реванш, пуляли из танков. Но самые ушлые, самые способные, самые современные – они остались. ? преспокойно скрестили ту самую идеологию охранительства и "особого пути", торжествовавшую еще в позднем Советском Союзе, но на этот раз очищенную от коммунистической шелухи, с такими деньгами, о которых их предшественники могли только мечтать.

Другое дело, что эта охранительная идеология вроде бы куда в большей степени соответствовала взглядам проигравших в 1993 году, чем представлениям о будущем тех, кто победил. Но прелесть российской номенклатуры как раз в том, что на самом деле никаких взглядов – кроме взгляда через забор Рублевки – у нее никогда не было, нет и не будет. Просто в 1993 году для того, чтобы преуспеть и получить доступ к закромам родины, необходимо было разыграть из себя реформаторов – реформаторов на время приватизации.

А когда приватизация закончилась и никакой необходимости играть в европейцев уже не было – можно стало просто жить где-нибудь на Лазурке. А обворованному населению предложили и дальше слушать его любимую песню "Валенки", только уже в бесподобном исполнении Владимира Владимировича. Номенклатура выжила, победила, обогатилась и приступила к поискам новых спасителей Отечества. А мы все ждем перемен.

http://grani.ru/opinion/portnikov/m.219718.html
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 05.10.2013, 17:57
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Елена Санникова: Перед памятью совести

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1380962060.jpg
Просмотров: 908
Размер:	70.4 Кб
ID:	9544Минуло 20 лет трагедии октября 1993 года в Москве – событиям шокирующим и кровавым, до конца еще не осмысленным и не расследованным, которые долго еще будут разделять общество разностью переживаний и оценок.

А два года назад мы отмечали 20-летие августовских событий 1991-го. Память невольно сопоставляет эти две даты, эти два исторических поворота, эпицентром которых стала одна и та же точка в Москве – так называемый Белый дом на Краснопресненской набережной. О том, что август 1991-го, как песок сквозь пальцы, утек и время повернулось вспять, к политическим репрессиям, о том, что уродливый исторический регресс пришел на смену обнадеживающему прогрессу и к власти со временем пришло нечто похлеще ГКЧП — об этом в той или иной тональности высказались тогда, два года назад, очень многие.

Мне запомнилось, как 19 августа 2011-го на приуроченной к круглой годовщине научно-практической конференции «Рождение российского флага» один из выступавших рассказал о своей глубоко престарелой маме, которая в кругу его седоволосых друзей говорит в часы их угрюмых сетований:

«Мальчики, чего же вы хотите! За какие-нибудь 15-20 лет не могут произойти серьезные перемены...»

Человеку, помнящему события чуть ли не целого столетия, возразить на это нечего. Однако же в августе 1991-го в какой-то считанный миг произошли такие перемены, на которые, казалось бы, и сотни лет маловато. Случилось что-то гораздо более важное, чем смена режима либо формации. В те дни изменились к лучшему сами люди. Мы увидели светлые лица на месте безликой толпы, доброту и приветствие там, где царили усталость и злость, веру, доверие и радость на месте презрительного равнодушия и хмурой замкнутости совка. В независимости от взглядов и пристрастий, от политических либо общественных приоритетов — людей объединил искренний порыв надежды, исчез страх перед репрессиями и КГБ вместе с безнадежным, безжизненным прагматизмом. Люди преобразились — будто не случайно совпал тот день с праздником Преображения.

Потом все улетучилось и утратилось — как вспышка молнии, которая, просияв, погасла.

На смену декабрям приходят январи, а на смену августу 1991-го пришел октябрь 1993-го — безумный расстрел августовской победы, тяжкий грех, оставшийся без покаяния.

Не абсурд ли это — во имя демократии и прав человека лишать жизни вышедших на улицу людей?

Я не раз пыталась задать этот вопрос людям, регулярно собирающимся на Горбатом мосту в годовщину августовских событий. Задала его как-то двум знакомым депутатам и лидерам тех лет, от которых многое тогда зависело.

В ответ я услышала безапелляционное: «Выхода другого не было!», «Они первые начали!», «Они же у мэрии убили людей, в телецентр на грузовике въехали!», «Они бы нас всех у Моссовета убили...».

«Они» и еще раз «они» — агрессивные, дикие, чуждые...

Могу ли я спорить с теми, кто помнит холод той октябрьской ночи у Моссовета, когда просто-напросто было страшно? ?х можно понять так же, как отвоевавших в Чечне ребят, которые нервозно восклицают, что мирных жителей в Чечне нет. А ведь в эти минуты лилась без разбору кровь очень разных людей, собравшихся у телецентра в Останкино…

На юбилейном митинге 22 августа 2011 года, милостиво разрешенным властями на Пушкинской площади, кто-то из выступавших обмолвился, что октябрь 1993-го был «тоже победой». А в это время в толпе митингующих неподалеку от фонтанов стояла Юлия Приведенная под своим многоцветным знаменем. Она с интересом слушала выступления, улыбалась знакомым и даже не ушла, когда услышала о «тоже победе», а лишь снисходительно посмотрела — мол, что обижаться на неразумных? В августе 1991-го она была еще ребенком, а вот два года спустя вошла с приятелями в гущу московских событий. Считает, что остались жива благодаря 28-летнему Геннадию Сергееву из «Альфы», который не выполнил приказ стрелять в людей, за что и погиб. Его именем товарищи Юли назвали свой ПОРТОС, а вот подруга ее, 18-летняя поэтесса Наташа Петухова, в ту ночь была расстреляна в Останкино. Песни на слова Наташи Юля до сих пор поет с друзьями, а 3 октября стоит на акциях памяти в Останкино с ее фотографией — хрупкой девушки со свисающими на плечи волосами, улыбающейся кому-то открытой, почти детской улыбкой.

Наташу горячо любил 26-летний Алексей Шумский, спелеолог и спасатель, одаренный и талантливый юноша. Они вот-вот должны были пожениться. За спиной Алексея была уже не одна спасательная экспедиция. Но эта оказалась последней. Он был расстрелян в момент, когда разговаривал с журналистами у входа в телецентр, и вскоре скончался в больнице. Его, умирающего, вынес из-под огня Терри Майкл Данкен, юный юрист из Луизианы, который в августе 1991-го был на баррикадах у Белого дома и, вдохновленный идеей новой России, поселился здесь, создал юридическую фирму. Как только в Останкино начали стрелять, он кинулся выносить раненых и был расстрелян в упор бойцом из «Витязя», когда нес истекающего кровью Отто Пола, американского журналиста. «Он всегда был таким, и политика тут ни при чём. Просто гибли люди», — говорили о нем друзья…

Вспомним, что герой Достоевского говорит о слезинке ребенка в том смысле, что никакого всеобщего блага не нужно, коль скоро она пролита. ?стория с тех пор по-другому сформулировала дилемму: а его и не будет, этого блага, не будет никакого благоденствия и никакой свободы, если ради них убьют невиновных, если потоками слез покаяния не будет омыта эта кровь.

Ну, допустим, спас расстрел в Останкино тех, кто стоял у Моссовета (хоть для того, чтобы их защитить, вообще никого убивать не было нужно). Но хотя бы — чувство неловкости перед убитыми… Ведь это же так естественно — выразить сожаление, вздохнуть о расстрелянных без вины, попросить прощения у их близких, добиться компенсации их семьям.

Нет, «они первые начали», «тоже победа»...

Какая победа?

Кто-то исполнял в Останкино долг журналиста и наблюдателя, кто-то — по-своему понятый гражданский долг, кто-то уверен был, что защищает Конституцию. Наташа Петухова, как и любой другой человек, имела право в свои 18 лет на жизнь и любовь, на свои убеждения и свои заблуждения, на свой поиск и свой путь. Никто не ответил за эту оборвавшуюся на самом взлете жизнь. Как и за многие другие жизни в тот день.

?, конечно же, ни о какой демократии в стране после тех событий не могло быть и речи: это было не началом конца, а полным ее концом. Демократия начинается не там, где люди делятся на «мы» и «они», «свои» и «чужие», где страх и агрессия овладевают душами перед образом врага. Она начинается только там, где жизнь и права каждого человека воспринимаются как абсолютная ценность. Где не только за свои убеждения люди готовы положить голову на плаху, но и за право человека иных взглядов жить, творить и высказываться.

Победившие в том августе 1991-го не сумели изжить до конца совок в собственных душах. Многие сделали себе из Ельцина кумира — а это ведь нарушение той из 10 заповедей, которая стоит прежде заповеди «не убий». Ельцину нужно было противостоять так же, как ГКЧП, как только он начал нарушать права и свободы человека, как только дубинки и ОМОН пошли в ход при разгонах митингов коммунистов — а ведь такое случалось и до злополучного октября.

Лидеры, стоявшие вместе на трибуне Белого дома в августе 1991-го, просто-напросто не поделили власть и оказались по разные стороны баррикад. Гражданским долгом людей было не давать ни той, ни другой стороне нарушать закон и права человека в этом противостоянии.

В декабре 1993-го отнюдь не конституционным путем была принята новая Конституция – буквально подсунута при голосовании избирателям, не успевшим с ней ознакомиться. Безупречно-идеально составлен первый ее раздел, касающийся прав человека. Но кто же дал полномочия какой-то горстке умников прописывать в ней такие властные привилегии президенту, какими и не всякий-то абсолютный монарх обладает?

Второй вехой, убившей чудо августа 1991-го, был декабрь 1994-го, начало войны в Чечне. Тут, надеюсь, со мной мало кто будет спорить.
А третьей — президентские выборы лета 1996-го. Независимые? Честные? Тогда мы на все закрывали глаза — боялись победы коммунистов.

Сказать по правде, я тогда на выборы не ходила — не за Ельцина же после Чечни голосовать. Однако же радовалась, что победил не Зюганов.

Сейчас нас уже не испугать приходом коммунистов на выборах. Нам бы только их вернуть — эти самые честные выборы. Но мы утратили их еще тогда — летом 1996-го.

Нет смысла противопоставлять Ельцина и Путина — один назначил другого. ? цель существования у обоих оказалась одна: забрать в свои руки как можно больше власти.

Сейчас в оппозиции оказались и те, кто не противился приходу Путина к власти в конце 1999-го, и даже те, кто поддерживал начало второй войны в Чечне.

Но что толку от их красивых фраз на митингах оппозиции? Сделать-то для начала нужно немногое: признать свои ошибки. ?звиниться за них.
Тем же, кто не увидел события октября 1993-го во всей сложности и трагизме, нужно внимательнее их рассмотреть. Посмотреть на фотографии погибших, попытаться понять того юношу или ту девушку, которых привел тогда в толпу протестующих искренний душевный порыв. Попросить прощения у их родных, а перед памятью их склонить колени.

http://www.ej.ru/?a=note&id=13348
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 06.10.2013, 02:22
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Елизавета Покровская: Это нужно видеть

Нажмите на изображение для увеличения
Название: BD.jpg
Просмотров: 825
Размер:	94.9 Кб
ID:	9551Отведите себе 1 час 45 минут времени и обязательно посмотрите этот фильм.

Уровень понимания, на котором авторам удалось сделать эту работу, почти невероятен.

Обсуждать это будем после. Это - чрезвычайно серьезно.

В?ДЕО: Белый дом, черный дым (2013)

Можно посмотреть еще раз. Сразу все может и в голове не уложиться.

Блестящая документальная иллюстрация к историческому анализу, который многие обвиняют в необоснованности. А то и в искажениях фактов.

Смотрите!

http://susel2.livejournal.com/2013/10/03/
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 08.10.2013, 05:16
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 25,440
По умолчанию Сергей Григорьянц: «Чума на оба ваших дома»

Нажмите на изображение для увеличения
Название: sovremennaya-diskussiya.jpg
Просмотров: 752
Размер:	45.0 Кб
ID:	9572«Направо кругом марш…» (о комментарии Виктора Шендеровича 3 октября 2013 года по поводу расстрела Белого дома)

Это была забавная и даже для нашего времени редкостно отвратительная передача. Шендерович минут пятнадцать рассказывал как замечательно, что был разгромлен Верховный Совет, какое счастье, что только благодаря этому мы все живы и в России сохранилась демократия, какая шайка убийц и провокаторов находилась к тому времени в Белом доме и как жаль, что защитник демократии Ельцин так медлил с их уничтожением.

Но потом Шендеровичу был задан новый вопрос, что-то в нем щелкнуло, он развернулся на сто восемьдесят градусов и начал говорить о том, какое омерзение у него вызывают действия Путина и вся нынешняя политика России, как внутри страны, так и за рубежом. Как презирают теперь Россию во всем цивилизованном мире.

Но он, конечно, просто не успел вспомнить, слишком быстро разворачивался, кому именно мы обязаны кооперативом «У озера», гэбней разделившей меж собой всю собственность в России и всю в ней власть и кто выделил из нее и посадил в Кремле столь нелюбимого теперь Шендеровичу Владимира Путина.

? странно повисло в его монологе о Белом доме удивление: почему же никто из этих бесспорных убийц и заговорщиков ни Хасбулатов, ни Руцкой, ни Макашов, ни Баранников, ни даже Баркашов не понесли никакого наказания за свои преступления. Напомню, что Баркашов баллотировался в президенты России, Хасбулатов, продолжавший жить в квартире Михаила Горбачева, мог стать с помощью Кремля владельцем Чечни, об известности и дальнейшем процветании Руцкого и Макашова и напоминать нет нужды. Можно еще прибавить, что все депутаты без исключения получили в награду за испытанные переживания от Ельцина бесплатно по квартире в Москве.

Шендерович дальше трогательно рассказывает, что нашел потом себя в списках террористов Белого дома то ли для ареста, то ли для уничтожения. А мне не надо было искать себя в списках. За месяц до этого сотрудники КГБ и насельники Белого дома с ?льей Константиновом захватили издательство «Советский писатель», где я в то время был генеральным директором и разгромли фонд «Гласность», помещавшийся там же (это уже был второй разгром «Гласности» гэбистами при Ельцине — первый был в 1992 году). Проханов опубликовал на первой полосе мою фотографию вверх ногами, явно показывая, что меня ждет, а Эдик Лимонов (тогда, как и Андрей Синявский, любимый публицист Проханова) описал в своей статье, как они «вскрыв сейф Григорьянца» обнаружили там массу преступных документов в частности рукопись «малоизвестного писателя Солженицына». А еще через десять лет Проханов признался — сказал сзади через плечо, подавая мне пальто:
- А ведь я пытался убить вас, Сергей ?ванович. В ночь после захвата «Советского писателя» я уже ехал в машине по Поварской и увидел вас, идущим с помощником (Димой Востоковым — С.Г.). Я прибавил газу и свернул прямо на вас, но вы успели вскочить на лестницу какого-то подъезда.

Все правильно рассказал. Я только не знал, что за рулем Проханов. А так все, что вы, Шендерович, сказали об убийцах в Белом доме, совершенно верно. Правда, теперь вы вместе с Прохановым — комментаторы на «Эхе Москвы» и по-прежнему спорите друг с другом. Так же как Ельцин с Руцким.

То, что вы сказали о Белом доме — правда, но не вся и без всякого смыла. То, что вы говорили о Ельцине — неправда и никакого смысла в этом тоже нет. Главное же, себя, любимого, вам жалко, а тысяч людей сгоревших в Белом доме (ну как же – «болванки») и погибших в нем и вокруг него — нисколько.

Причина уничтожения Верховного Совета была очень проста — в той относительной демократической форме, в которой он появился при Горбачеве, он уже был не нужен и даже опасен, как не нужны были «Дем. Россия», «Мемориал», «Гласность», профсоюзы — вообще все формы демократии в России. Главное к 1993 году было сделано: от неуправляемого уже из Москвы Советского Союза была отделена довольно управляемая Россия, а Ельцин с Гайдаром успешно провели по примеру коммунистического правительства Мечислава Раковского освобождение цен и приватизацию, которая успешно разделила всю российскую собственность (как и в Польше) между партноменклатурой, «комсомольцами-добровольцами» и офицерами сепцслужб. Теперь владельцы хотели установления их порядка, да и офицеров и правокаторов КГБ надоело делить между Кремлем и Верховным Советом. Крыштановская находит в ельцинском руководстве небывалое число «сотрудников», слишком откровенный (почему и уволен сразу) первый председатель КГБ России ?ваненко только удивляется в Верховном Совете: «Как много тут знакомых».

А дальше все совсем не так, как говорит Шендерович. Уже весной Ельцин говорит «Верховный Совет надо разгромить». Массовых демократических организаций уже нет, выйти на улицы некому, а Верховный Совет все же как-то зависит от тех миллионов людей, которые стоят на улицах русских городов продавая свой жалкий скарб, чтобы не умереть с голоду после реформ Ельцина и Гайдара. Не должно оставаться никого, кто может повторить им вопрос: обещанные вами полгода, год, полтора года, два года прошли, а где же ваше процветание?

А дальше «наши цели ясны, задачи определены, за работу товарищи». Как разворачивались с двух сторон провокации сейчас уже не скажешь (на всякий случай толкового расследования не было). Снайперы на крышах соседних домов могли быть из «Союза офицеров», но скорее — с Лубянки. Вокруг Белого дома в основном были его сторонники и убивать их — бессмысленно. Убитый «альфовец» Геннадий Сергеев был как раз из тех, кто отказался в Кремле штурмовать Белый дом. Убить одного «альфовца», чтобы заставить действовать других — в интересах Кремля. Кто-то подогнал к Белому дому заправленные грузовики с ключами зажигания, а в Белом доме Руцкой месяц назад демонстрирующий журналистам «вечный двигатель» и дегенерат Макашов, обрядившийся в черные плащ, берет и сапоги и изображающий южноамериканского диктатора и посылают безоружных людей на этих грузовиках под пулеметы Останкино. А кто-то поумнее в Белом доме Макашова еще и подзуживает (резидент КГБ в США — ?она Андронов?, агент «Николай» Сергей Бабурин? – да всех не перечтешь) и сочиняет куплет, распевавшийся на всех этажах:

Ах, наш верный Макашов,
Ты спаси нас от жидов.


Не могу забыть, как четвертого октября я с депутатом Аржанниковым (создателем профсоюза работников МВД) и Джоном Шенефилдом — автором закона о ФБР подошли к бывшей мэрии, уже сгоревшей, только на тридцатом этаже светились окна. На парапете кто-то стоял (кажется, Баркашов) и командовал двум десяткам семнадцатилетних детей с цыплячьими шейками, но со щитами больше их самих и автоматами:
- Вон там жиды окопались. Половина направо, половина налево и вверх.
Я только радовался, что Шенефилд не понимает по-русски — он приехал на нашу третью конференцию «КГБ: вчера, сегодня, завтра», которую мы в эти дни проводили в Доме журналистов.

Милиционеры не разбежались в те дни — Шендерович не прав — они заперлись в своих отделениях и ни на призывы Аржанникова, ни даже на мои — я тогда вызывал больше доверия, чем другие, не хотели открывать двери. Они как и «альфовцы» не хотели мешаться в эту гнусную историю. Потому что негодяи аытались командовать ими с обеих сторон и они не хотели быть ни убийцами, ни жертвами. Разница между Белым домом и Кремлем была лишь в том, что в Кремле были хорошо подготовившиеся профессионалы, а в Белом доме — любители, дилетанты. Начинался спланированный и кровавый государственный переворот.

Гайдар в своей последней книге с удовлетворением писал:
- Главное для каждого правительства иметь полк, готовый стрелять в народ.

Ельцин сперва созвал писателей и сказал неопределенно как ему нужна их поддержка (Булат Окуджава от омерзения не пришел). Писатели обещали морально поддержать, но просили хотя бы вернуть «Советский писатель» – он уже был разгромлен КГБ. Ельцин обещал и, конечно, соврал. Потом собрал главных редакторов газет, радио и TV и уже определенно сказал, что на днях будут «некоторые» события и он просит «не нагнетать обстановку».

Переговоры о «нулевом варианте» в отличие от того, что говорил Шендерович были довольно своеобразны. От Белого дома требовали разоружиться (якобы там большие запасы оружия, «но это непроверенные данные» не смог солгать Сергей Филатов), но отказывались даже включить электричество, воду и снять осаду. Такой любопытный ноль.

А потом был вакуумными зарядами, а не «болванками» обстрел и сплошной расстрел всех вокруг и добивание раненых и в Белом доме и в подъездах. Была убита масса девочек и мальчиков — Шендерович «запамятовал», что накануне закончился съезд ВЛКСМ и сотни его юных делегатов пришли (и остались навеки) в Белый дом. Число жертв расстрела, этой удачной операции Ельцина и Гайдара, точно не известно. Украинское радио (не договорившийсь с Ельциным) называло цифру в 2783 человека, есть официальные данные (справка зам. прокурора Москвы и заместителя министра внутренних дел) о кремировании в Москве неопознанных трупов в 1993 году — 2200 тел. Обычная цифра в предыдущие и последующие годы 150-180 тел в год. Говорят, что жертв могло быть и шесть тысяч — я не хочу продолжать эту страшную и веселенькую для Шендеровича тему и приводить разные соображения.

Понятно почему с главными так пугавшими Шендеровича злодеями ничего не произошло. Макашов ничем не отличается от Ельцина, а Хасбулатов от Гайдара. У них было легкое недоразумение, но стоит ли об этом напоминать друг другу. Всех их объединяло даже не то, что это одна компания — советско-гэбешный истеблишмент, точнее банда захватившая уже так давно власть в России. Главное для меня, но не для Шендеровича, было в том, что и тем и другим было совершенно не жаль погибших в Белом доме, вокруг него, вокруг Останкино русских людей и не только русских, но даже и иностранцев, ну разве что пары знакомых. ? у, конечно, ни с одной, ни с другой стороны никто не замечал за компанию уничтоженные ростки русской демократии. Персонажи в обоих лагерях в большинстве своем (были и там исключения Старовойтова, которую травил Гайдар, по рассказу Андрея ?лларионова, и поздно проснувшийся Сергей Ковалев — в Кремле, десятки достойных депутатов — в Верховном Совете) были отвратительны, но в период смуты при Горбачеве удалось заложить фундаменты хоть некоторых демократических институтов. Только после расстрела Верховного Совета стала возможной ельцинская конституция, где все права были переданы Кремлю. Только после него стала возможной Первая, а потом Вторая чеченские войны, передача власти «преемникам», Госдума, которая «не место для дискуссий», и все то дикое и смехотворное бесправие, в котором мы живем.

Роль журналистов многих, не всех — были ушедшие — тоже оказалась недостойной. ?х так легко сманили большими деньгами, возможностью изредка, чуть иронически упомянуть самого Ельцина, что они как-то «не заметили» гибель демократии в России. ? только года три-четыре назад вдруг стали удивляться, а где же демократическое движение? Ведь было когда-то…

Вы очень поздно, господа, созреваете, да к тому же с гнильцой, а потому весь ваш внезапно созревший урожай остается под снегом. А если приблизиться к человеческой плоти, вы уже двадцать лет не способны порвать пуповину, связывающую вас с убийцами.

Опубликовано на сайте: 4 октября 2013, 21:28

http://grigoryants.ru/sovremennaya-d...a-vashix-doma/

Ссылка на этот материал (наводка) обнаружена мною в ЖЖ Елизаветы Покровской. Спасибо. - В.Р.

Последний раз редактировалось VladRamm; 08.10.2013 в 05:29.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 08.10.2013, 15:31
Клио Клио вне форума
Новый участник
 
Регистрация: 08.10.2013
Сообщений: 1
По умолчанию

Нажмите на изображение для увеличения
Название: ШЛЮХ?.jpg
Просмотров: 825
Размер:	115.7 Кб
ID:	9578Очень интересно описаны эти события в повести В. Амутных "Шлюхи". Вот из аннотации:

В 1995 году тираж книги был уничтожен. Текст восстановлен по гранкам.
Амутных В. В. А 63 Шлюхи. Повесть.- М.: Голос, 1995.- 192 с. ISBN 5-7117-0331-5
В гротесковой повести-пьесе "Шлюхи" демократка Аллочка Медная ползает под пулеметными очередями в Останкине, испытывая небывалый доселе оргазм, а таинственное существо из неизвестно какого мира планирует, как шахматист, дальнейшие события в нашей стране. Но правда остается за Никитой Кожемякой и его любимой девушкой Дашей из городка Святая Русь.


Конечно, демократическая публика представлена в гротесково-сатирическом ключе... Но видно, что автор сам был свидетелем тех страшных событий.

Последний раз редактировалось VladRamm; 08.10.2013 в 19:38.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 10:11.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot