Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 10.12.2012, 12:09
info info вне форума
Administrator
 
Регистрация: 21.12.2008
Сообщений: 105
По умолчанию Аркадий Бабченко: Фандоринщина

Нажмите на изображение для увеличения
Название: babch.jpg
Просмотров: 548
Размер:	50.1 Кб
ID:	7029Пять постов в ленте подряд про очередное откровение Акунина. Даже заинтересовался. Пошел почитать. Главные тезисы, которые вынес из поста Григория Шалвовича - "Я против не только революции вообще, но и против так называемой мирной революции... Я боюсь хаоса". Ну и дальше про центризм, про давление на власть, которое надо наращивать, чтобы заставить её выпустить из лап рычаги и еще много букв в стиле - господа-вы-звери-давайте-мирно-за-все-хорошее-против-всего-плохого.

И дальше пять постов френдов, которые на абсолютном серьезе обсуждают варианты "наращивания давления на власть". Тоже боятся хаоса, видимо.

Я когда подобное читаю, каждый раз перед глазами одна и та же картинка появляется.

Ночь. Армия. Умывальник. На кафеле в кальсонах, белухе и тапочках стоит тощий очкастый и распинается перед толпой в очередной раз отпижженных и прокачанных духов про центризм, про то, что он против духовской революции, и даже мирной, что на дедов надо давить всеармейской кампанией духовского неповиновения, постепенно отбирая у них рычаги, а иначе, если этих дедов скинуть, то в армии наступит хаос, которого он очень боится, и прочая, и прочая. А духи, только что в очередной раз отпижженные, вместо того, чтобы взять дужки от кроватей и пойти всей толпой отвалдохать дедов так, чтобы неделю под себя костями срали - духов-то полказармы, а дедов шесть человек - духи вместо этого почему-то - по совершенно необъяснимой для меня причине! - стоят, и, открыв рот, слушают тощего. И как бандерлоги за Каа повторяют: "я против мирной революции... я боюсь хаоса... наращивать давление... отобрать рычаги... дай бог без коллапса".

А за всем этим, на Камчатке, голые по пояс, на подоконнике сидят деды. Курят, лузгают семечки, хавают только что отобранную у этих самых духов колбасу, время от времени пинками вытягивают из толпы то одного, то другого, и под предлогом "родину, падла, не любишь" сажают на крокодила или прогоняют через тапик. Здесь же. Никого не стесняясь. Чтоб не расслаблялись. Да и развелкухи для. И, полунаклонив так голову, тоже слушают тощего очкастого. Ну, чисто интересно же. Культуры похавать. Прикольно трет очкастый - "коллапс", "центризм", "консенсус". Они понимают, что говорят-то вроде про них, но словей этих не знают.

Деды знают одно - духи, поначалу, вроде залупились на духовской бунт и вроде даже совсем чуть было не отпиздили их дужками кроватей (реально тогда стреманулись, ага), но потом вперед вылезли самые очкующие и хитронарезанные, проехались по ушам своим же, уговорили их на полпути, что лучше все-таки не идти в каптерку пиздить дедов, а то места там мало, а нас от дедовского беспредела собралось много, будет кровавая баня, да и вообще с нами женщины и дети - а лучше коллективно стукануть комбригу на дедовской беспредел - и по оконцовке у духов на полпути очко и сыграло. Ну, в натуре, драться-то никому не охота. У каждого перед дракой очко жим-жим. А тут чуваки вроде как предлагают и рыбку съесть и вообще.
Положили они дужки и пошли толпой к комбригу. Тот послушал-послушал, и приказал комбату, чтобы баранов этих, е**ный в рот, видно больше не было.

Комбат репу почесал-почесал, вызвал к себе ночью из духов самых говорливых да и договорился с ними под вискарик, что бунтовать-то они, конечно, могут. Свобода всяко лучше несвободы. Но только - на пустыре и за помойкой. А то, мол, кровавая баня. А с вами женщины и дети.

Духи с глузду бунтовать за помойку аж целых девять раз ходили. Но в итоге даже самые длинношеие поняли, что что-то здесь не так. Ходим-ходим за помойку, а нас как пиздили, так и пиздят. Как пробивали фанеру, так и пробивают. Как сажали на крокодила, так и сажают.

И даже еще хуже стало.

И тех самых хитронарезанных, кто с замполитом ночью вискарь пил и про помойку договаривался, притянули-таки в умывальник на разборки.

И вот теперь тощий очкастый стоит перед ними и рассказывает, что вообще-то он изначально был против бунта, что надо отбирать рычаги и наращивать давление, что дедов надо прогонять постепенно, а иначе, если их просто взять и прогнать - без науки - то тогда коллапс и хаос. А он этого очень боится.

И, поразительное дело, половина духов по прежнему смотрит ему в рот, кивает каждому слову и на полном серьезе обсуждает про наращивание давления. Делая вид, что не замечают, как в этот самый момент на Камчатке деды пиздят очередного вырванного из толпы.
А деды сидят так на своей Камчатке, лузгают семечки, и, полунаклонив голову, тоже слушают. А чего им теперь очковать-то? Духовской бунт не то, чтобы подавили - духи своей залупы сами очканули и сами рассосались. За дужки уже никто не возьмется. Ну, за помойку еще пару раз сходят - ну и хер с ними, охота дуракам задницу морозить, пусть морозят. Колбасу-то из посылок все равно отдают исправно, больше не залупаются уже. Да и ходит их туда каждый раз все меньше. В общем, до дембеля по-любому в тепле досидим.
Заканчивается это всегда одинаково. Самый тупой дед, которому первому надоедает слушать этот спектакль с незнакомыми словами, спрыгивает с подоконника, сплевывает на пол, и со словами "зае**л, бля" - проходя мимо бьет тощему очкастому в торец. Тощий очкастый размазывает по полу свои кровавые сопли, деды по одному спрыгивают с подоконника и идут, картинно переступая через него, в располагу чифирить и терки тереть. Самый мелкий и самый залупастый дед щелчком кидает в очкастого бычок, сплевывает и, притянув его за шкиру, говорит в ухо - "из-под шконки чтобы больше не вылезал, поал?"

И все заканчивается.

Деды чифирят с духовской колбасой, духи по отбою прокачивются, пропижживаются и по команде замирают под одеялами и полчаса не издают ни звука, самым хитронарезанным - тем, что были переговорщиками - тоже наливают полстакана на всех и в казарме восстанавливается стабильность и лодконераскачивание.

Но духам, на всякий пожарный, собираться больше трех запретили. Да еще дернули двенадцать первых попавшихся, назначили их крайними и отправили на губу очки пидарасить. Так, чисто чтоб службу поняли.
И лишь из-под шконки, сквозь бульканье кровавой юшки, в холодном свете луны время от времени доносилось еле различимое: "я против мирной революции... я боюсь хаоса... надо наращивать давление" и так и не понятое дедами странное слово "консенсус"...

ЗЫ: Блин, сколько раз я такое видел. В армию бы что ли, для начала, сходили. Или Шаламова бы накрайняк почитали. Наращиватели давления.

ЗЫЫ: Это я не ради наезда, упаси боже. Просто у аффтара в свое время тоже вот так вот очко сыграло. О чем он следующие полгода так жалел, так, блин, жалел... До сих пор жалеет. А стоматолог до сих пор смеется. "Где твои семнадцать зубов, - шуткует. - На Большом Каретном?" Так что аффтар знает, о чем говорит. И зарекает всех остальных от повторения своих ошибок.

Потому что побежденным - горе.

http://starshinazapasa.livejournal.com
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 11.12.2012, 01:43
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 24,739
По умолчанию Борис Акунин и "год спустя"

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Борис Акунин.1.jpg
Просмотров: 566
Размер:	25.0 Кб
ID:	7036Не только Аркадий Бабченко, но и многие другие известные блогеры с "недоумением" отнеслись к акунинским откровениям. Каспаров.ру поместил обзор таких "недоуменных" суждений. Я не стану выбрасывать отрывок из сообщения, размещённого в ЖЖ Аркадия Бабченко (см.пост # 1) - он там, в обзоре, очень органичен...

О "логическом противоречии" Бориса Акунина


Год назад, когда протестные митинги в России вновь стали массовыми, писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) прервал зарубежный отдых и вернулся в Москву, выступил на Болотной площади. Сегодня он называет себя "центристом" и надеется на "компромисс и консенсус". Блогеры критикуют позицию Григория Шалвовича.

"Сейчас в связи с приятной годовщиной многие из тех, кто так или иначе участвовал в протестном движении, стали мериться своими оппозиционными заслугами: кто боролся с режимом с самого начала, кто присоединился позже, кто "прибежал на готовенькое", — пишет Борис Акунин. — Это напоминает иерархию старых большевиков, которые делились на товарищей с "дофевральским", "дооктябрьским" и "послеоктябрьским" стажем. Что касается меня, то я прибежал на готовенькое.

Моя личная годовщина наступает только сегодня. 9 декабря прошлого года я повесил у себя в блоге пост "Не усидел" и сорвался из Франции в Москву — помогать политактивистам.

Меня сильно расстраивает то, что участники этих замечательных событий сегодня ругаются между собой, осыпая друг друга обвинениями и даже оскорблениями. Такое ощущение, что основной запал расходуется не на борьбу с режимом, а на выяснение отношений между союзниками по оппозиции.

Нет никаких "изменников" и тайных "агентов Кремля". Просто оппозиция состоит из нескольких групп, у которых разные представления о правильности. И каждая группа действует в соответствии с этими представлениями.

Хочу объяснить, взглядов какой группы придерживаюсь я. Эти люди не могли и не могут предать никакую революцию, потому что никогда и не были ее сторонниками. Они, если угодно, изначальные контрреволюционеры. Впрочем лучше буду говорить только за себя. Я — центрист, противник крайностей. Я готов слушать левых, правых, путинистов — и всегда буду надеяться на компромисс и консенсус. (При соблюдении одного принципиального условия, о котором скажу ниже). И больше всего лично мне сейчас не хватает партии центристов.

Как только она сформируется, у страны появится шанс сохранить общественную стабильность при переходе от авторитарной системы к демократической. Что всех нас — сторонников демократического пути — объединяет, и так ясно. Более радикальные, менее радикальные и совсем не радикальные хотят добиться, чтобы в России

— существовала сменяемость власти;

— нормально работала система выборов;

— был независимый парламент;

— был независимый суд;

— была неподконтрольная власти пресса.

Итак, решительно расчехляюсь….

Я против не только революции вообще, но и против так называемой мирной революции
.

Я не хочу, чтобы авторитарный режим рухнул в результате майданов, блокады магистралей, всероссийских кампаний гражданского неповиновения и массированных "оккупаев". Я боюсь хаоса, которым будет сопровождаться такое политическое сотрясение. Я за то, чтобы постоянно наращивать давление на власть, заставляя ее выпускать из лап рычаги, в которые она вцепилась: органы законодательной власти, назначение губернаторов и мэров, контроль над судами и телеканалами. Я хотел бы, чтобы авторитарный режим рухнул не в одночасье, с грохотом и треском, а сменился в результате честных выборов всех уровней. Тогда, бог даст, обойдется без коллапса. Вот что такое, на мой взгляд, "центризм". Во всяком случае, так он выглядит сегодня.

Завтра, возможно, и центристы захотят революции — если Путин продолжит "закручивать гайки". Но сегодня — так.

Значит ли это, что центристы должны сейчас сотрудничать с властью, "оздоровляя ее изнутри"? Ни в коем случае. До тех пока в России есть политзаключенные, всякое сотрудничество с режимом кажется мне стыдным. Я думаю, что те наши коллеги, кто в той или иной форме работает с этой администрацией или даже просто ее консультирует, совершают тактическую и этическую ошибку. Я уверен, что арестанты Болотной, арестанты ЮКОСа и другие политические до сих пор сидят за решеткой еще и потому, что нашлось изрядное количество людей с хорошей репутацией, которые заседают в разных благонамеренных советах и даже занимают официальные посты. Какими бы прекрасными соображениями эти люди ни руководствовались, на деле они коллаборационируют с путинским режимом и продлевают его существование.

Время от времени мне звонят разные вельможи, предлагают встретиться, обменяться мнениями, обсудить ситуацию и прочее. Я всегда уклоняюсь от подобных бесед — очень вежливо (мы, центристы, вообще люди вежливые).

Ну как я буду "обсуждать ситуацию" с членами команды, которая использует правоохранительную машину для расправы с политическими оппонентами?"

"Акунин разразился Интеллигентским Политическим Манифестом, вот так, с больших буков, потому что он полностью и на сто процентов продемонстрировал стиль и образ мышления русской интеллигенции в сфере общественно-политических материй, — пишет Николай Троицкий. — Совершенно естественно, что созданный Акуниным МанифестЪ оказался внутренне противоречивым, его тезисы безнадежно ругаются между собой. "Я — центрист, противник крайностей… Я не хочу, чтобы авторитарный режим рухнул в результате майданов…"

Правильно! Замечательно! Мысленно аплодирую, подписываюсь под каждым словом, от радиКАЛизма и радиКАЛов, искренних и притворных, нет никакой пользы, кроме вреда. Но затем Акунину решительно изменяет логика, и он уходит в область интеллигентской утопии.

Как можно "наращивать давление на власть", отказываясь от какого-либо сотрудничества с нею? Тут уж точно или снять трусы, или крестик… Акунин, как типичный представитель нашей интеллигенции, сам не знает, чего хочет и добивается. Вернее, хочет добиться сразу нескольких противоположных целей — и чтобы режЫм сменился, и чтобы мирно, и чтобы в результате "честных выборов".

"Под мирной революцией надо подразумевать массовое народное недовольство каким-то или какими-то решениями властей и готовность большого числа людей мирно, но явно протестовать против таких решений. И затем — из-за массового протеста — власти вынуждены или уйти в отставку, или бежать, или проводить выборы, — вступает в спор с Акуниным Олег Козырев. — Теперь пример. Есть сквер, который хотят вырубить. Чиновники обычно посылали людей за бумажками и в суды. А пока судились да бегали по правозащитникам — сквер вырубали. Потом появились защитники Химкинского леса и они ввели новый стандарт — сами встали между пилой и деревом. Мирно, но все же отделяли пилу от дерева. И сами послали пиливших за бумажками на право пилить. Подобный стандарт взяли на вооружение многие малые группы и кое-где удалось дорогое для жителей отстоять.

Мирная революция — это когда люди выходят и стоят между теми, кто хочет уничтожить что—то дорогое для них — и тем, что собственно и дорого. Просто выходит за это очень много людей, или достаточно для того, чтобы власти, наконец, подчинились. Как видим — ничего страшного. …

"Будет хаос"… Да не будет никакого хаоса. В 1991 году разве он был?


Куча стран проходила через смену власти — никаких проблем. Более того, нам повезло, т.к. на сегодняшний момент в России высочайший уровень самоорганизации. Есть даже гражданские проекты, которые с легкостью на первое время могут заменить целые министерства и институты. И уж точно нам повезло с выборной системой, опробованной на КС — такого преимущества не было ни у одной политической силы в мире перед их мирными революциями. Москва многократно доказала, что намерена и будет протестовать мирно.

И Марши несогласных, и Триумфальная площадь, и защитники Химкинского леса, и марши периода Болотной и Сахарова — все это потрясающий пример самоорганизации и выдержки граждан России. Тем более, что и в Конституции достаточно положений, позволяющих даже в рамках повальной отставки нынешней элиты найти законные механизмы восстановления всех институтов. На все крайние и трудные случаи есть референдум граждан страны. Все службы будут работать. вода в кранах будет и свет в домах. От того, что Путин например уйдет, люди на работу в ЖЭК ходить не перестанут."

"Когда подобное читаю, каждый раз перед глазами одна и та же картинка появляется, — пишет Аркадий Бабченко (см. предыдущий пост). — Ночь. Армия. Умывальник. На кафеле в кальсонах, белухе и тапочках стоит тощий очкастый и распинается перед толпой в очередной раз отп-женных и прокачанных духов про центризм, про то, что он против духовской революции, и даже мирной, что на дедов надо давить всеармейской кампанией духовского неповиновения, постепенно отбирая у них рычаги, а иначе, если этих дедов скинуть, то в армии наступит хаос, которого он очень боится, и прочая, и прочая.

А духи, только что в очередной раз отп-женные, вместо того, чтобы взять дужки от кроватей и пойти всей толпой отвалдохать дедов так, чтобы неделю под себя костями какали — духов—то полказармы, а дедов шесть человек — духи вместо этого почему—то — по совершенно необъяснимой для меня причине! — стоят, и, открыв рот, слушают тощего.

И как бандерлоги за Каа повторяют: "я против мирной революции... я боюсь хаоса... наращивать давление... отобрать рычаги... дай бог без коллапса". А за всем этим, на Камчатке, голые по пояс, на подоконнике сидят деды. Курят, лузгают семечки, хавают только что отобранную у этих самых духов колбасу, время от времени пинками вытягивают из толпы то одного, то другого, и под предлогом "родину, падла, не любишь" сажают на крокодила или прогоняют через тапик.

Здесь же. Никого не стесняясь. Чтоб не расслаблялись. Да и развлекухи для. И, полунаклонив так голову, тоже слушают тощего очкастого. Ну, чисто интересно же. Культуры похавать. Прикольно трет очкастый — "коллапс", "центризм", "консенсус".

...Блин, сколько раз я такое видел. В армию бы что ли, для начала, сходили. Или Шаламова бы на крайняк почитали. Наращиватели давления."

"Я, как обычно, не согласен с Григорием Шалвовичем во многом, но в целом его представления и убеждения кажутся мне стройными, достойными, логичными. Тем более странной мне показалась его последняя запись в ЖЖ, — отмечает Демьян Кудрявцев. — Он против революций, даже мирных, то есть против передачи власти в результате не описанных в законодательстве процедур (или прикрываясь видимостью таковых).

Он за то, чтобы "постоянно наращивать давление на власть, заставляя ее выпускать из лап рычаги, в которые она вцепилась: органы законодательной власти, назначение губернаторов и мэров, контроль над судами и телеканалами". "Я готов слушать левых, правых, путинистов — и всегда буду надеяться на компромисс и консенсус". Но при этом, Григорий Шалвович, не готов взаимодействовать с властью, даже слушать, разговаривать, пока ОНИ не отпустят политзаключенных.

Я вижу здесь серьезную логическую ошибку.

Если мы хотим сохранения всех законных процедур, хотим консенсуса, и одновременно, хотим наращивать давление, то мы должны себе ответить на вопрос — каким образом власть должна выпустить политических заключенных, не вмешиваясь в деятельность судов (это незаконно)? Кого считать политическим заключенным, и как это обозначить процессуально? Должна ли власть их просто отпустить или реабилитировать? На момент первого срока и первой посадки являлись ли Ходорковский и Козлов соответственно политическими заключенными или нет? Нужно ли отпустить нацистов?

Есть еще ряд важных вопросов. Ответы могут быть разные. Власть вмешивалась в деятельность суда, вот пусть вмешается в обратную сторону. Или пусть президент просто всех помилует без прошения, это законно. Давайте считать политическими всех, кого сочтет таковыми независимая инстанция — ЕСПЧ? Пусть Путин "пошлет политический месседж силовикам", что он против посадок?

Давайте просто проведем амнистию по всем экономическим статьями и первоходкам, все равно тюрьмы переполнены?

Ответы, повторюсь, могут быть разными. И все они приведут к сложностям, но еще неправильнее такого ответа не предлагать.

Более того, выработкой такого ответа и должна была бы заняться согласительная комиссия из представителей разных политических сил, включая провластные, но ведь Григорий Шалвович не готов их слушать, пока они не отпустят политических заключенных. По-хорошему, сначала должен как-то (сам по себе?) реформироваться судейский и депутатский корпус, потом должны быть приняты поправки к законам, и суды должны не только выпустить всех политзаключенных, но и создать условия при которых политически мотивированные преследования и бездоказательные обвинения не смогут пройти в суде, а значит не будут иметь смысла еще и на этапе следствия.

Но ведь само это не произойдет? Это произойдет либо в результате революции, либо в результате постоянного ежедневного диалога власти, оппозиции, и еще широкого ряда групп между собой, диалога трудного и долгого. Под взаимным давлением и с политической волей изменить систему и превратить ее в устойчивую европейскую модель.

Сегодня у власти такой воли и готовности не видно. Но такая готовность должна быть у "акунинцев".

Разумеется, нельзя ждать всех результатов диалога, который еще даже не начался, чтобы выпустить политзаключенных. Каждый день в российской пенитенциарной системе это день унижения и по сути пыток, который может стать последним для заключенного (и не только для политического), они должны быть отпущены как можно скорее, но технологию их выхода, которая не будет очередным политтехнологическим финтов, очередным насилием над правовой системой, должны предложить как раз оппозиционные центристы, и вкупе с этой технологией предложить свою уступку.

Например, вот по такой технологии завтра выходят политические заключенные, а оппозиция снимает требование немедленных перевыборов, а вместо этого создается совместная комиссия по реформе судебной системы.

Ну или что-то такое. Или что-то совсем другое. Но что-то.

Невозможно не предлагать рецептов, называя себя центристом, конструктивным, разумным и так далее.

Есть среди оппозиции другие люди, назовем Лимонова, хотя их много больше, которые не считают необходимым соблюдать процедуры, а хотят передачи власти. Они тоже с властью разговаривать не готовы, да и им и не надо. В их действиях и словах много неправильного, но вот этого логического противоречия у них нет".

http://www.kasparov.ru/material.php?id=50C5A34C55407
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 11.12.2012, 01:51
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 24,739
По умолчанию Гарри Каспаров: Центрист-мечтатель

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 50B484688E366.jpg
Просмотров: 524
Размер:	19.5 Кб
ID:	7038Годовщину начала массовых протестов Борис Акунин решил отметить изложением своего политического кредо. Этот вполне искренний текст буквально соткан из логических противоречий.

С одной стороны, Акунин не сомневается, что и радикальная часть протеста, и умеренные ("революционеры и адаптанты" по классификации Лилии Шевцовой) разделяют общие стратегические цели. С другой стороны, тактические разногласия в определении алгоритма действий будут неизбежно приводить к неразрешимым конфликтам интересов.

Очевидно, что успех протестного движения напрямую зависит от координации усилий различных общественно-политических сил, недовольных положением дел в нашей стране. Однако для успешной совместной работы необходимо ясное понимание того, что каждый из нас вкладывает в требование перемен. Демонтаж путинского режима или политическую реформу существующей системы? Резкое сокращение полномочий президента (а возможно, и переход к парламентской республике) или замену плохого Путина на хорошего Медведева (Кудрина, Шойгу и далее по списку)? И конечно, ключевыми остаются вопросы, какими методами мы собираемся добиваться поставленных целей и как мы себе представляем реалистичный сценарий перемен в России.

Объявивший себя закоренелым "центристом" Борис Акунин категорически не приемлет революционной смены вех, даже если такая революция будет носить абсолютно мирный, ненасильственный характер. При этом он отвергает классическую центристскую формулу о благотворном характере влияния на власть изнутри. Невозможность каких-либо конструктивных переговоров с режимом, продолжающим политические репрессии, сегодня является для Акунина аксиомой. Только одно это признание апологета "умеренных" делает прошедший год важнейшим шагом вперед в процессе политического созревания российского гражданского общества. А ведь тогда, в декабре 2011 года, многим неофитам протестного движения требование освобождения всех политзаключенных казалось досадной помехой на пути переговоров с властью о проведении комплексной политической реформы.

Ирония судьбы — подняв столь высоко планку этических требований, Акунин оказался в логическом тупике, ибо убежденный сторонник "центризма" по определению является конформистом, а под давлением обстоятельств вполне может стать и коллаборационистом. В любой системе координат центр служит источником сохранения статус-кво и по своему назначению не может генерировать импульсы перемен, направленные на изменение сложившегося равновесия. Истинного "центриста" не должны отвлекать от беззаветного служения высокому делу эволюции ни Норд-Ост, ни Беслан, ни убийство Политковской, ни прочие свинцовые мерзости правящего режима. Кстати, идею центристской партии реформ за девять десятилетий до Акунина блестяще спародировал Ярослав Гашек, создавший состоящую только из него "партию умеренного прогресса в рамках закона о последних выборах".

Право народа на свержение деспотической власти уже более двух столетий является неотъемлемой частью политического менталитета свободного общества. Коалиционное протестное движение в России неуклонно придерживается концепции ненасильственного сопротивления и нашей главной задачей является сохранение мирного характера протеста, но ни в коем случае не за счет отказа от массовых акций как таковых. Бесплодные фантазии о том, как в один прекрасный день на честных выборах в России сменится вся вертикаль власти от муниципалитета до Кремля, — это отчаянная попытка втиснуть виртуальный хэппи энд в кошмарную реальность надвигающегося на Россию "Дня опричника".

И в заключение мне бы хотелось обратиться к читателям "Эха Москвы", составляющим значительную часть избирателей Координационного совета, с просьбой высказаться по 4 вопросам, выставленным на голосование в КС.

1.Является ли нынешняя власть в России легитимной?
2. Должен ли КС стать штабом мирной антикриминальной революции?
3. Должен ли КС разработать "дорожную карту" от дня Х (падения режима), до проведения свободных выборов в России?
4. Должен ли КС инициировать создание Форума свободной России?

Голосование на сайте "Эха Москвы"

http://www.echo.msk.ru/blog/kasparov_garry/965952-echo/

http://www.kasparov.ru/material.php?id=50C606B56F7F1

Последний раз редактировалось VladRamm; 11.12.2012 в 02:53. Причина: Опечатки-с...
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 11.12.2012, 13:13
German German вне форума
Banned
 
Регистрация: 10.07.2012
Сообщений: 115
По умолчанию

Спасибо, Владимир за сайт!
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 11.12.2012, 20:09
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 24,739
По умолчанию Александр Скобов: О правильных и неправильных центристах

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 318438.jpg
Просмотров: 584
Размер:	54.0 Кб
ID:	7042Re: Ответ Акунину

Хочу выразить признательность Борису Акунину за то, что он публично снял с себя овечью шкуру и с присущим ему чувством юмора честно продемонстрировал миру волчий оскал противника революции. Он сделал важный шаг к разрешению недоразумения, возникшего в ходе спора между радикальными овечками и умеренными волками.

В своей полемике с радикалами умеренные вольно или невольно (я надеюсь, что именно невольно) стали отождествлять революцию с насилием и кровью. В результате их критика сторонников «мирной ненасильственной революции» не только била мимо цели и не способствовала выяснению спорного вопроса, но и давала радикалам повод подозревать их в сознательной подмене понятий.

Акунин прямо говорит, что он противник любой революции, даже мирной и ненасильственной. Он не хочет, чтобы авторитарный режим рухнул в одночасье, с грохотом и треском, в результате майданов, блокады магистралей, всероссийских кампаний гражданского неповиновения и массированных «оккупаев». Он боится хаоса, которым будет сопровождаться такое политическое сотрясение. Если же «постоянно наращивать давление на власть, заставляя ее выпускать из лап рычаги, в которые она вцепилась», можно будет и эту власть постепенно сменить в результате честных выборов всех уровней, и коллапса избежать.

Таким образом, главное, что, по Акунину, отличает эволюционистов от революционеров, - это принципиальное стремление сменить власть на выборах, организованных самой этой властью в рамках обычных (штатных) процедур. В то время как революционеры добиваются смены власти вне рамок штатных выборных процедур.

При этом Борис Акунин подчеркивает: зафиксировать главный пункт, по которому центристы (эволюционисты, умеренные) расходятся с более радикальным крылом оппозиции, – это не значит разругаться и разбежаться. Напротив, такая фиксация поможет обеим сторонам определить, где они могут рассчитывать на солидарные действия, а где нет. Таким образом, выступление Акунина – не попытка размежевания с радикалами, а протянутая рука для сотрудничества. Он призывает своих единомышленников к сдержанности в полемике с оппонентами.

Акунин формулирует несколько принципов «правильного» с его точки зрения центризма, чрезвычайно важных для перспектив сотрудничества центристов с радикалами:

1. Пока в России есть политзаключенные, всякое сотрудничество с режимом с целью «оздоровления власти изнутри» недопустимо. Более того, даже неформально обсуждать с представителями власти какие-либо другие вопросы можно будет лишь на следующий день после того, как будут освобождены Ходорковский, Лебедев, узники Болотной, Толоконникова, Алехина (и далее по списку). Акунин фактически отмежевывается от «неправильных центристов» - тех, по словам Гарри Каспарова, неофитов протестного движения, которым в декабре 2011 года требование освобождения всех политзаключенных казалось досадной помехой на пути переговоров с властью о проведении комплексной политической реформы. Тех, кто считает, что «от беззаветного служения высокому делу эволюции не должны отвлекать ни "Норд-Ост", ни Беслан, ни убийство Политковской, ни прочие свинцовые мерзости правящего режима». Акунин пишет, что «политические до сих пор сидят за решеткой еще и потому, что нашлось изрядное количество людей с хорошей репутацией, которые заседают в разных благонамеренных советах и даже занимают официальные посты». А просто так отмахиваться от мнения людей своей среды всем этим членам различных благонамеренных советов будет гораздо труднее, чем от мнения всяких там «радикалов-маргиналов».

2. Акунин прямо пишет, что конечной целью протестного движения является смена власти. Ограничиваться влиянием на нее он, в отличие от некоторых видных представителей «умеренной партии», не собирается. И удовлетворяться некоторой гуманизацией системы при сохранении Путина у власти еще лет на 50 – тоже. Видимо, более богатый жизненный опыт подсказывает ему, что независимый суд, честные выборы, свобода СМИ с нынешним начальством несовместимы.

3. Акунин допускает, что при определенных обстоятельствах (если, например, Путин продолжит закручивать гайки) «правильные центристы» тоже могут захотеть революции.

А теперь вернемся к расхождениям «правильных центристов» с революционерами. Акунин надеется, что давление общества сможет вырвать у режима такие уступки, которые позволят не допустить фальсификации организуемых этим режимом выборов. Радикалы в это не верят. Реальной гарантией честности следующих выборов они считают лишь отставку Путина.

Мне представляется, что это расхождение носит скорее отвлеченно-теоретический, чем практический характер. Окажется ли путинский режим способен на принципиальные уступки обществу, которые позволили бы ему сравнительно плавно и безболезненно сдать власть, зависит в большей степени от процессов в правящей элите, а не в оппозиции. Наращивание общественного давления необходимо в любом случае, а его техника в обоих случаях одинакова и включает в себя кампании гражданского неповиновения. Акунин относится к таким кампаниям с опаской, а между тем именно он стал инициатором самой яркой акции гражданского неповиновения последнего года – «контрольной прогулки писателей».

Практический вопрос, вызвавший последнюю серию конфликтов в оппозиции, несколько иной. Я бы сформулировал его так: должно ли на знамени протестного движения быть начертано требование досрочной отставки Путина? Радикалы считают, что незаконность нынешних Думы и президента – самое уязвимое место режима, и в это место надо последовательно бить, постоянно напоминая обществу об очевидных фальсификациях на последних выборах. Умеренные говорят, что общество в большинстве смирилось с фальсификациями, а потому надо встать на почву «реальной политики» и не педалировать эту тему. Хотя «эволюционисты» и не всегда об этом открыто говорят, но их неприятие лозунга отставки Путина часто объясняется тем, что они считают его помехой для достижения компромисса с режимом. Им близка «политика умиротворения»: склонять режим к уступкам, убеждая его, что оппозиция «не страшная».

С радикальной точки зрения именно требование отставки Путина и перевыборов может заставить правящую элиту всерьез задуматься о реальных уступках и компромиссах. Именно это требование должно стать «мирными предложениями» оппозиции на возможных переговорах. Если же у режима есть альтернативные предложения, пусть представит. Если они окажутся серьезными, мы рассмотрим. Никто же не мешает высшим официальным лицам признать, что бесчисленные сообщения о фальсификациях имеют под собой серьезные основания. Создать специальную комиссию по расследованию с участием представителей оппозиции. Наказать фальсификаторов. Разве «правильные радикалы» были бы против? И это как минимум сделало бы вопрос о сроках ухода Путина и перевыборах обсуждаемым.

Было бы весьма ценно, если бы «правильные центристы» сформулировали свою позицию по вышеназванному практическому вопросу. Если удастся прийти к взаимопониманию по этому вопросу, проблем с солидарными действиями не будет. А горячность некоторых радикалов можно пережить, что и советует своим единомышленникам Борис Акунин. Что же касается его призыва к «правильным центристам» создать свою партию, я могу порекомендовать человека, который мог бы выступить инициатором ее создания. Мог бы стать ее лицом. Это сам Борис Акунин.

http://grani.ru/blogs/free/entries/209535.html
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
методы протеста, акунин, бабченко

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 12:04.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot