Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 11.01.2018, 20:47
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Елена Милашина: Спасибо, что живой

Название: Оюб Титиев.1.jpg
Просмотров: 1154

Размер: 120.9 Кб
Уголовное дело против Оюба Титиева — месть за расследование массовой казни в Грозном


9 января в Чечне задержали моего друга, руководителя чеченского офиса «Мемориала» Оюба Титиева. Много лет мы готовились к этой ситуации, знали, что это произойдет. Последний раз, когда виделись, Оюб говорил именно о таком сценарии: «Подкинут наркоту». А я про себя добавляла: «И это — в лучшем случае».

На экстренную ситуацию у Оюба был «браслет Эстемировой». Устройство, которое придумали шведские правозащитники после похищения и убийства в 2009 году чеченской правозащитницы Наташи Эстемировой. Я никогда не забуду, как метались в поисках Наташи коллеги из «Мемориала». Как я повторяла дочке Наташи мантру: «Мама жива, мы ее скоро найдем». Как потом мы ее нашли. На обочине федеральной трассы «Кавказ» с пятью пулями. Две — в голову.

…Шведская кнопка-SOS предназначена для того, чтобы в момент опасности установить геолокацию хозяина браслета. Я много лет подшучивала над этим устройством.

Нажать ты ее не успеешь, зато очень поспособствуешь слежке за собой, — уверяла я Оюба.

Но он упорно носил на руке этот браслет, снимая его только во время поездок за пределы Чечни. Кнопку Оюб не нажал.

Нам невероятно повезло. Задержание видел свидетель. Его друг, с которым Оюб должен был встретиться утром 9 января. Не дождавшись, друг поехал по трассе в сторону Грозного и увидел машину и самого Оюба. И шесть сотрудников чеченской полиции, обыскивающих автомобиль. Оюб и в этот момент сохранял свое удивительное хладнокровие. Он сделал другу жест, чтобы тот не останавливался, не выходил из машины, чтобы проехал мимо. Спас человека.

На самом деле Оюба Титиева задерживали в то утро дважды. Как он рассказал на суде во время избрания меры пресечения, в первый раз его остановили два сотрудника ДПС, и пока один проверял багажник, второй подсунул под переднее сиденье черный пакет с марихуаной. После этого Оюба Титиева доставили в Курчалоевский ОМВД. Там ему предложили сделать «явку с повинной», но Оюб Титиев категорически отказался.

Не хочешь так, будет тебе тогда «по закону», — сказали Оюбу сотрудники чеченской полиции, понимая, что найденная без понятых марихуана не прокатит в качестве доказательства.

Тогда Титиеву отдали ключи от машины и отпустили, посадив в машину сотрудника полиции в штатском, который держал «вещественное доказательство» в своих руках. Для надежности, видимо. Так их — Оюба, полицейского и пакет — и задержали во второй раз — уже «по закону», с понятыми.

Уже через два часа мы точно знали, что его доставили в ОМВД по Курчалоевскому району. Это «родное» ОМВД Оюба. И это — очень страшное место, в котором погибли многие чеченцы. Совершенно точно установлена причастность сотрудников Курчалоевской полиции к зверскому убийству в 2009 году чеченских активистов Заремы Садулаевой и Алика Джабраилова. Курчалоевских мы подозревали и в причастности к расправе над Наташей Эстемировой. Эти подозрения до сих пор не сняты.

Курчалоевскую полицию тогда возглавлял родственник главы Чечни — Хамзат Эдельгириев. Этого человека, совершенно бешеного нрава, боялся сам Кадыров. В конце концов после очередной подрывающей авторитет Кадырова выходки Эдельгириев был снят с должности. Именно тогда Курчалоевское ОМВД перестало мелькать в страшных новостях из Чечни.

Шесть часов МВД Чечни отрицало сам факт задержания Оюба Титиева. Адвоката, оперативно прибывшего к Курчалоевскому ОМВД, не допускали к Оюбу в течение восьми часов — грубейшее нарушение права на защиту. И только когда мы распространили информацию о том, что задержание Оюба видели свидетели, а сотрудники Курчалоевского ОМВД неофициально подтвердили его нахождение в здании, этот факт перестали скрывать. И заявили о статье 228 — хранение наркотических средств. В тот момент мы все испытали нечто похожее на благодарность к чеченскому МВД: спасибо, что живой…

Оюб в Москве: «Я сегодня плохо себя чувствую, потому что не пробежал свои обязательные 10 километров».

Оюб в Праге: «Я сегодня пробежал 10 километров, Прага ранним утром прекрасна!»

Оюб в Стокгольме (жутко холодно, между прочим):

Бегал? — спрашиваю, кутаясь в свитер, пальто, варежки, которые уже прожгла на ветру сигаретой.

А как же! — отвечает довольно, с мягкой укоризной в голосе. — А ты все не можешь бросить курить?

А ты колени не бережешь. Бег по асфальту — это очень вредно! — отшучиваюсь я и немного завидую его силе воли.

До войны — учитель физкультуры. Детский тренер по борьбе. Каждый день — пробежка, через день — тренировка в спортзале. 60 лет человеку. Какая, к черту, марихуана?! Смешно…

Мы подружились с Оюбом с первой же встречи. Наташа Эстемирова привезла меня в Гудермес (тогда Оюб возглавлял гудермесский офис «Мемориала», который пришлось закрыть в 2015 году после нападения кадыровцев). Мне надо было в Ялхой-Мохк. Там была, да и сейчас находится, секретная тюрьма. Одна из многих в Чечне. Я только начинала осваиваться в республике после убийства Ани Политковской. Что бы я могла без моих дорогих и отчаянных чеченских друзей? Наташи, Оюба и тех, кого не могу назвать. Наташу уже можно. Она убита. Оюба — тоже можно. Его, долгие годы выполнявшего невероятно мужественную работу и никогда не светившегося публично («мне еще работать, мне не нужно, чтобы про меня знали»), 9 января засветили те, кто принял решение расправиться с ним. Решение глубоко ошибочное. С далеко идущими последствиями.

Название: Оюб Титиев.2.jpg
Просмотров: 506

Размер: 96.0 КбНаташины уроки. Восемь лет без Натальи Эстемировой. 15 июля 2009 года ее похитили в Грозном, вывезли в Ингушетию и там убили
С первой встречи Оюб стал моим ангелом-хранителем.

Я помню нашу безумную поездку в село Байтарки Ножай-Юртовского района. Когда чеченские власти вопреки всем чеченским обычаям и понятиям о милосердии выдали замуж за 54-летнего начальника Ножай-Юртовского РОВД Гучигова 17-летнюю Хеду-Луизу Гойлабиеву. В мае 2015-го я по просьбе родственников девочки опубликовала обращение к Рамзану Кадырову. Мы думали, он поможет. Ведь это Рамзан категорически запретил брать вторыми женами (а по факту — в любовницы) несовершеннолетних. Я, наивная, совершенно искренне рассчитывала на помощь Кадырова. Он предпочел превратить ситуацию в фарс, лишь бы продемонстрировать, что «Новая газета» «все врет». Девочку и ее семью заставили согласиться на этот брак. Престарелого жениха заставили развестись со своей первой женой, от которой у него было четверо взрослых уже детей. Сыграли «свадьбу века».

Я приехала в Чечню, и мне нужно было ехать в горы, где жила семья Гойлабиевых. Подвергать риску знакомых чеченцев я не могла. На помощь кого-то еще рассчитывать не приходилось. Это было мое личное дело. Моя личная история. Оюб каким-то чудом нашел меня в дагестанском Хасавюрте, где я собиралась брать такси, и сказал: «Одна ты не поедешь». Мы, помню, еще поспорили и даже чуть-чуть друг на друга покричали. Потом, конечно, помирились, наелись чуду (дагестанские лепешки. — Ред.) и рванули в невероятной красоты чеченские горы. Доехали, поговорили с кем получилось, а потом на его «Ладе» мчались в стремительно наступающей темноте по Ножай-Юртовскому серпантину от преследовавших нас машин.

Именно после этой поездки в Байтарки ему предельно ясно дали понять, что может быть чеченцу за помощь мне. Оюб никогда не рассказывал мне, кто именно и как именно ему угрожал.

Об угрозах он говорил, как о шкале: желтый — несерьезно, красный — опасно, но жить и работать можно. Оранжевый у него был только два раза.

Именно после «свадьбы века» он наконец-то согласился вывезти за пределы Чечни хотя бы свою семью. К сожалению, семья скоро вернулась и воссоединилась. Это очень дружная семья. Чудная жена, дочки, сын.

Весь 2017 год на его внутреннем семафоре угроз горел оранжевый и уже не переключался. Именно поэтому всем 9 января было ясно, что с Оюбом случилась беда. И только я одна, как тогда с Наташей, повторяла свою мантру: «Они его отпустят. Он сейчас к нам вернется».

Чем глубже я погружаюсь в Чечню, тем больше понимаю, что дружбу и работу надо разводить. Последние годы я заезжала в грозненский «Мемориал» уже после того, как отрабатывала командировку. Почти перестала использовать информацию Оюба, скорее, сама снабжала его добытыми у своих источников сведениями. Он обижался, конечно. Но я стала слишком опасной для своих друзей в Чечне. Точнее, друзья были дороже любой информации.

Весь прошлый год мы с «Мемориалом» практически параллельно, не пересекаясь, не обмениваясь информацией, работали по одной страшной теме. В январе на территории Полка патрульно-постовой службы им. Ахмата Кадырова произошла массовая казнь. Минимум 27 человек, задержанных по подозрению в причастности к экстремизму, были убиты без суда и следствия.

Мы свели свои данные только тогда, когда среди чеченцев, родственников погибших, нашлись смельчаки, подавшие официальные заявления на имя уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой и председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. Доследственная проверка данных, опубликованных «Новой газетой» и подтвержденных расследованием «Мемориала», идет уже девять месяцев. За это время официально констатирована смерть четырех человек из списка 27. Судьба остальных остается неизвестной уже год. Сомнений в том, что эти люди мертвы, нет. Именно поэтому российские власти не могут решиться на прекращение проверки без возбуждения уголовного дела. А на возбуждение уголовного дела и нормальное расследование этого страшного преступления они, видимо, тем более решиться не могут.

Он мог делать то, в чем ограничены сегодня все приезжие в Чечню журналисты и правозащитники. Он мог говорить с людьми, живущими в республике. В этом смысле задержание Оюба и его уголовное преследование — удар. Удар, сбивающий с ног — но не смертельный. Расследование «январской казни», безусловно, продолжится.

Несмотря на то что громкая история прошлого года с внесудебными расправами в Чечне не была доведена Следственным комитетом до возбуждения уголовного дела, мировая общественность поверила жертвам, журналистам и правозащитникам. А отсутствие адекватных законных действий государства в случае с преследованиями геев в Чечне и «январской казнью» только усилило обнародованные факты.

Итог оказался очень болезненным для чеченской власти. В конце прошлого года Рамзан Кадыров был включен в открытую часть «списка Магнитского» с формулировкой: «за причастность к внесудебным расправам, пыткам и нарушениям прав человека». Через день после включения в «список Магнитского» были заблокированы аккаунты Рамзана Кадырова в соцсетях Facebook и Инстаграм.

К этой мере воздействия можно относиться как угодно, но у чеченского руководства отлучение от Инстаграма вызвало шок и ярость. Кадыров лишился не только «любимой игрушки». Это было его личное СМИ с аудиторией в более чем 4 млн подписчиков. И даже больше того: Инстаграм Кадырова давно превратился в чудовищно эффективный способ распространения по всему миру страха перед чеченскими силовиками.

Блокировка аккаунтов Кадырова привела к повальному и уже добровольному закрытию своих аккаунтов всеми одиозными чеченцами. И действенность «чеченской силы», таким образом, резко сократилась. Бравурные заявления о создании собственной региональной соцсети и переходе в российские соцсети выглядят жалко. Число «друзей» в «ВКонтакте» у Кадырова за время блокировки уменьшилось с 20 до 18 человек.

25 декабря спикер чеченского парламента Магомед Даудов сделал официальное сообщение, размещенное на сайте агентства «Грозный Информ»: «Ответственно заявляю, что одними из тех, кто стоит за ситуацией, связанной с санкциями и блокировкой аккаунтов Главы ЧР в социальных сетях, являются псевдоправозащитники, которые работают во всяких «комитетах» и «центрах», «журналисты» самых лживых СМИ, получающие за свою подрывную антироссийскую деятельность «престижные премии» и «тридцать серебреников» в самом Вашингтоне и в других западных странах… Мы что, и дальше будем молча смотреть, как пытаются дестабилизировать ситуацию в России, посеять вражду в нашем обществе? <…> Если в России не был бы мораторий, с врагами народа следовало бы «Салам Алейкум» и всё».

После такого «салам алейкум» и всё» оставалось ждать конкретных действий. А в Чечне все эти годы оставалась только одна мишень для атаки. Для вымещения злобы и мести. Оюб Титиев был задержан ровно через две недели после этого заявления, в первый же рабочий день 2018 года.

https://www.novayagazeta.ru/articles...tm_source=push
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 16.01.2018, 15:54
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Ольга Боброва и Елена Милашина продолжают рассказ об Оюбе

«Если я признаюсь — значит, меня заставили»

Глава чеченского «Мемориала» сообщает президенту России о том, что его будут пытать

Арестованный на прошлой неделе глава чеченского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев передал через своего адвоката заявление, адресованное президенту Путину, председателю СКР Бастрыкину и главе ФСБ Бортникову. Это заявление он написал еще в пятницу, по собственной инициативе. Приводим его дословно:

«09.01.2018 г. я был задержан сотрудниками Курчалоевского ОВД, и в мою машину было подброшено наркотическое вещество. Против меня было сфабриковано уголовное дело. Полностью подтасованы доказательства моей вины. Вину свою я не признал и не признаю. Хочу довести до Вас, если я каким-нибудь образом признаю себя виновным в инкриминируемом мне деянии, это будет означать, что меня заставили признать себя виновным путем физического воздействия или шантажом».



Напомним, Титиева задержали на прошлой неделе под предлогом проведения антинаркотического рейда. Он уже шестой день находится в ИВС при ОМВД Шалинского района. Адвокат Титиева Петр Заикин еще в прошедшую пятницу подал в чеченский следственный комитет заявление о попытке фальсификации уголовного дела. Из показаний Титиева, данных в ходе суда по избранию меры пресечения, стали известны подробности его задержания . Пакет со 180 граммами марихуаны, в хранении которого обвиняют Титиева, был подкинут ему двумя неизвестными сотрудниками ДПС в 9.05 утра в ходе проверки документов. После этого Титиев был доставлен в ОМВД по Курчалоевскому району, где от него потребовали дать «признательные показания». Титиев категорически отказался подписывать какие-либо бумаги и указал на незаконность следственных действий, в ходе которых в его машине якобы были обнаружены наркотики: изъятие состоялось в отсутствие следователя, не было и понятых. Тогда полицейские сказали Титиеву: «Хочешь, чтобы было все по закону — будет тебе по закону». Правозащитнику отдали ключи от машины, при этом один из полицейских сел в машину вместе с ним. В руках у полицейского был тот самый «обнаруженный» пакет с наркотиками.

Второе задержание, состоявшееся через полтора часа на том же самом месте, что и первое, было «срежиссировано» в соответствии с законом: присутствовали и понятые, и следователь.

В тот день Оюб Титиев должен был ехать на прием к стоматологу — ему предстояла установка зубных протезов. Накануне он был подготовлен к этой манипуляции: ему удалили десять зубов, другие обточили под коронки. Находясь теперь в ИВС, Оюб испытывает сильную боль, не может принимать пищу и сильно потерял в весе. В ИВС нет условий для установки протезов, однако следователь отказывается переводить Титиева в СИЗО г. Грозного, ссылаясь на необходимость проведения следственных действий. Но за шесть дней, прошедших после задержания, никаких следственных действий с Титиевым не проводилось.

Оюб по непонятным причинам помещен в маленькую одиночную камеру без окон. Адвокат Титиева Петр Заикин говорит, что его подзащитного «ломают» физически и психологически, выбивают признательные показания. В Чеченской республике абсолютное большинство приговоров по самым разным уголовным статьям выносится на основании признательных показаний, полученных на стадии следствия. Но случай Оюба Титиева, который отказался признавать вину, — неожиданность для полицейских. Задержание правозащитника быстро получило огласку, и к нему оперативно приехали адвокаты. Без признательных показаний дело Титиева не имеет перспектив в суде, и именно поэтому коллеги и защитники опасаются, что давление на него будет колоссальным.

ПЦ «Мемориал» готовит срочную жалобу в ЕСПЧ по факту пыток, применяемых к Оюбу Титиеву.

Грозный

https://www.novayagazeta.ru/articles...enya-zastavili
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 17.01.2018, 16:27
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Илья Мильштейн: Защита правозащитника

Название: 80478.jpg
Просмотров: 104

Размер: 54.8 КбСреди двух главных русских вопросов один явно лишний, а другой, пожалуй, нуждается в уточнении. Ясно же, кто виноват, - по крайней мере в том подавляющем большинстве случаев, когда власть российская набрасывается на невиновного человека. Следовательно, насчет того, что делать, надо спрашивать поконкретней.

Ставить вопрос надо иначе: как человека спасать?

Ибо силы всегда слишком неравны. С одной стороны, власть российская, эта взбесившаяся безжалостная машина, набросившаяся на человека. А с другой, жертва этого государства - с горсткой родственников, друзей, единомышленников.

Короче говоря, более или менее понятно, что произошло 9 января в Чечне у моста между Курчалоем и Майртупом, где обыскивали и дважды задерживали Оюба Титиева, руководителя грозненского отделения ПЦ "Мемориал". Понятно, откуда у него в машине взялась марихуана. Понятно, почему в Шалинском горсуде его арестовали. Просто у Рамзана Кадырова, включенного недавно в список Магнитского и заблокированного в Инстаграме и Фейсбуке, накопились сильные негативные эмоции и он решил дать асимметричный ответ всем, кто его обидел.

Но до Вашингтона ему пока не дотянуться, равно и до Цукерберга, а "Мемориал" под рукой. Ну и не факт, что врагов, подвернувшихся под руку, надо убивать, это ему в Москве не так давно объяснили. Практичней сажать их по 228-й, чем самому отбиваться от обвинений по статьям, карающим за похищения, пытки и убийства. К подобным довольно разумным советам национальный лидер ЧР иногда прислушивается.

Так вот, Оюба Титиева надо спасать. А методика освобождения заложников, схваченных в Чечне, еще как следует не выработана, но кое-какой опыт уже имеется, и мы можем оценивать сделанные шаги. Например, гласность в его деле - вещь необходимая, причем на всех уровнях, начиная с международного. Правда, считается, что на призывы, доносящиеся из Совета Европы и тем более из Вашингтона, властям в Москве и Грозном плевать, но едва ли они совсем уж равнодушны к мнению Запада. Даже Сталину не очень-то хотелось выглядеть лютым зверем в глазах иностранцев, что уж говорить о нынешних. Оттого выступления в защиту Титиева комиссара СЕ по правам человека Нилса Муйжниекса и официального представителя Госдепа США полезны.

Но еще важней, что за арестованного вступаются в России. По всем возможным каналам связи общества с государством, от СПЧ и уполномоченного по правам человека до газет и блогов. У Михаила Федотова и Татьяны Москальковой прямой выход на Кремль, и, как ни относись к их деятельности, правила игры в правозащиту на современном этапе эти люди знают лучше всех, и если имеется шанс хотя бы вытащить Титиева из Чечни, то они этим шансом воспользуются. В сущности, любые закулисные договоренности, хоть с Кириенко и Вайно, хоть с Кадыровым, хоть с кем сегодня можно только приветствовать.

Проблема в другом. Если Рамзан Ахматович отводит душу и сводит счеты с Америкой, наказывая "иностранного агента", то как ему отыгрывать назад? Сажать ему, что ли, полисменов, которые по приказу высшего чеченского начальства подкидывали наркоту правозащитнику? Судью Хамзата Ибрагимова, им как бы поверившего, выгонять с работы? Такое невозможно себе представить ни в Москве, ни в Шали, так что в обозримые сроки не стоит, к сожалению, надеяться на освобождение заложника. Спасать его в эти дни надо от пыточного следствия и от самооговора, связанного с шантажными технологиями.

А это дело заключенный в одиночку без окон Оюб Титиев берет на себя. В письме, адресованном Путину, Бортникову и Бастрыкину, он прямо сообщает им, при каких условиях может признать себя виновным. Если будут бить и угрожать близким. Разумеется, его заявление не произведет особого впечатления на адресатов, но в той смертельной схватке, в которую он вступил, это шаг одновременно отчаянно смелый и безусловно правильный. Арестованный заранее предупреждает руководителей РФ, ФСБ и СК что будет означать его признание, и тем, хочется верить, спасает себя хотя бы от пыток. Ибо скандальное его задержание обернется еще большим скандалом, если на скамье подсудимых он сознается в том, что перевозил наркотики. А репутация у чеченских дознавателей такова, что в том, какими способами они выбивали это чистосердечное признание, не усомнится никто. Как и в том, кто виноват в трагедии Оюба Титиева.

В целом же спасение заложника в Чечне - процесс долгий, занятие бесконечно тяжелое. Вероятно, будет суд, по сценарию прочих судов по 228-й с чеченской спецификой, и будет приговор, относительно мягкий, и кассация, и попытки его отменить. Решения ЕСПЧ тоже следует ожидать, мало сомневаясь как в его объективности, так и в том, что в России это решение исполнять не станут. Многочисленные примеры перед глазами, и этот проклятый русский вопрос "как спасать?", по сути самый главный из всех, сопровождающих судьбы миллионов безвинно осужденных в прошлом и настоящем, остается без ответа. Не исключено, что ответа в принципе нет.

https://graniru.org/opinion/milshtein/m.266959.html
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 06.07.2018, 19:05
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Илья Мильштейн: Чья перетянет

Название: Оюб Титиев.1.jpg
Просмотров: 31

Размер: 160.1 КбВ деле Оюба Титиева новый поворот. В нем разбирается Генпрокуратура РФ, поручив одному из сотрудников своего регионального подразделения, прокурору Чечни Шарпудди Абдул-Кадырову проверить законность отказа СКР в расследовании дела, которое сопутствует процессу. О том, что наркотики подсудимому могли подбросить полицейские. Теперь Абдул-Кадыров займется кадыровцами и, вероятно, согласится с заключением комиссии СПЧ по научно-правовой экспертизе, усмотревшей в действиях СКР признаки беззакония. А там, глядишь, исполнителей и организаторов провокации против Титиева тоже накажут, самого же политзека освободят, извинившись перед ним и выплатив ему компенсацию. Короче, это страшно обнадеживающее событие: письмо замгенпрокурора Малиновского председателю СПЧ Федотову с сообщением о проверке.

Правда, Генпрокуратура давно уже переписывается с президентскими правозащитниками, обсуждая данный вопрос, и до сих пор целиком и полностью поддерживала обвинителей. Ну, ничего, теперь наконец Чайка и его подчиненные узнают правду. Прямо из первых уст, непосредственно от чеченского прокурора.

Если же размышлять о происходящем всерьез, то, наблюдая этот суд и читая эти письма, мы в тысячный раз находим подтверждение одной банальной мысли: Чечня под руководством Кадырова обрела независимость от России под руководством Путина. Причем на взаимовыгодной основе. Рамзан Ахматович любит повоевать, и ежели где-нибудь в Южной Осетии, в Сирии, а то и в центре Москвы ему предоставляется такая возможность, то он ею охотно пользуется. Когда же у российских правоохранителей, не говоря уж о правозащитниках, возникают вопросы к чеченцам, то худо-бедно решать их они могут только на территории РФ, но не в тех границах, которые обозначены на политической карте мира. На территории ЧР им делать нечего, и российские следователи будут долго стучаться в ворота подозреваемого, постепенно осознавая, что им здесь не рады и лучше бы убраться домой, пока терпеливый хозяин не вышел с ними знакомиться.

А на нет и суда нет, что вполне устраивает Москву и о чем догадываются в Грозном.

В итоге складываются разные парадоксальные ситуации, наблюдая которые, люди гуманистических убеждений безо всяких адвокатов и прокуроров понимают, где, кому и когда надо находиться, чтобы избежать неприятностей. По какую сторону границы. В том числе и заключенным.

Например, осужденным за участие в убийстве Бориса Немцова чеченским бойцам лучше было бы отсиживать свои сроки у себя на родине - тогда бы их не прессовали понаехавшие из СК и ФСБ и любая попытка их допросить приравнивалась бы к вмешательству во внутренние дела суверенной Чечни. Однако приговоренных разбросали по российским лагерям, потому они и подвергаются преследованиям. Нечто подобное, только с обратным знаком, происходит в деле Оюба Титиева.

Его защитники поступают совершенно правильно, требуя изменить подсудность дела и перенести слушания из Чечни в другой регион. Но безрезультатно, как и следовало ожидать. Рамзан Ахматович, цепко удерживая своего заложника, никаким заграничным судам не доверяет. Не исключено также, что, отказываясь отдавать Москве председателя чеченского отделения "Мемориала", он таким образом торгуется с соседней страной. Ну вот как Россия с Украиной по поводу военнопленных. Возможно, он готов обменять Титиева на Дадаева с подельниками и, если это удастся, они вернутся домой героями. Типа как россияне из Катара. Ну разве что красную ковровую дорожку им не станут стелить в аэропорту, дабы не усложнять жизнь Владимиру Владимировичу. Хотя, может, и постелют, как знать.

Но это мы опять увлеклись черным юмором, а что касается участи мемориальца, то действительно же непонятно, как его спасать. Ясно лишь, что чеченский прокурор с говорящей фамилией едва ли обнаружит в действиях задержавших Титиева даже слабый намек на провокацию. Генпрокуратура далеко, а фактический однофамилец и по большому счету БРАТ рядом и абсолютно непримирим к столь позорным явлениям, как наркомания в правозащитной чеченской среде. Вследствие чего, тщательно исследовав бумагу, присланную из российской столицы, прокурор ЧР употребит ее по назначению. То есть в очередной раз очередной чеченский силовик не найдет в деле Титиева признаков беззакония, о чем Генпрокуратура РФ уведомит Совет по правам человека при президенте Путине.

Тем не менее вытаскивать заложника из Чечни необходимо, и это все-таки, при всей ее внешней безысходности, хорошая новость - о том, что Федотов обратился в Генпрокуратуру, а оттуда послали запрос в Грозный. Это в любом случае лучше, чем глухое беспомощное молчание по поводу сфабрикованного дела. Очень важно, что о Титиеве не забывают, что весьма занятые люди в двух государствах тратят свое драгоценное время на вопросы и ответы, поручения и рапорты, проверки и отписки - и бумагооборот нарастает.

Количество пока не переходит в качество, но слегка все-таки осложняет отношения между двумя дружескими режимами, и настанет время, когда они начнут задыхаться под ворохом бумаг. С именами очень разных людей, чьи судьбы, однако, схожи в одном: они стали жертвами произвола и символами позора для тюремщиков. В этом смысле Чечня ничем не отличается от России и практически является ее составной частью.

https://graniru.org/opinion/milshtein/m.271292.html
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 21:46.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot