Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 04.01.2018, 15:57
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Итоги 2017 года от "Ежедневного журнала"

Название: 1515020663.jpg
Просмотров: 1935

Размер: 184.6 Кб
Николай Сванидзе: Лучше не будет


По левадовскому опросу относительное большинство россиян полагает, что главное российское событие года происходило в Сирии. Из чего можно сделать вывод, что пропагандистская государственная машина работает исправно и все разговоры о том, что она теряет эффективность, не имеют под собой реальных оснований. Наша экономика продолжает все дальше отставать от общемировой по количественным и особенно по качественным показателям, все существенные параметры уровня жизни снижаются, разрыв между кучкой приближенных к престолу счастливцев и огромным большинством россиян растет – но это не приводит пока к видимым сдвигам в общественных настроениях.

Раздражение имеет место, но из берегов ни в коем случае не выходит и имеет исторически привычную левацко-антизападную направленность. Не любят богатых, ненавидят Америку. Это состояние общества позволяет руководству страны рассчитывать на то, что президентские выборы пройдут по максимально благоприятному сценарию. Т.е. достаточно живо по форме, что будет обеспечено участием двух свежих и ярких кандидатов, Ксении Собчак на правом фланге и Павла Грудинина на левом, и вполне предсказуемо по результату. У Ксении Собчак в любом случае объективно нет шансов изменить ход выборов. У Павла Грудинина эти шансы могли бы появиться, будь он пораньше заявлен. А так у него нет времени на раскрутку и на привлечение даже ядерного зюгановского электората. Тем не менее, в перспективе Павел Грудинин представляется вполне реальным политическим игроком, при всех вопросах к его самостоятельности и подготовленности, если политическая игра будет вообще допущена как таковая.

Из интересных событий прошедшего года можно отметить столетие событий 1917-го и продолжение допингового скандала. Юбилей прошел тихонько, на цыпочках, будто кто-то с трудом заснул и его страшновато разбудить. Власть так и не решила для себя, с каким знаком оценивать Октябрь 1917-го, счесть ли его Великой Революцией или антигосударственным переворотом. В отношении обеих исторических интерпретаций в Кремле имеются свои весомые pro и contra, в результате было сочтено за благо мощную дату практически не замечать вовсе.

Что касается допингового конфликта с МОК, то он неожиданно отказался выливаться в пропагандистскую истерику, прекратившись по высочайшему сигналу. Причина одна: был достигнут некий политический компромисс. МОК, хотя и принял известное жесткое решение о недопуске на Олимпиаду российской команды как команды, с флагом и гимном, но вывел за скобки главный и наиболее грозный пункт обвинений – в патронировании и организации допинговых фальсификаций на государственном уровне.

Понимая, что именно этот пункт, а вовсе не дисквалификация саночников и бобслеистов, вызовет в Кремле неконтролируемую эмоциональную реакцию, МОК фактически продемонстрировал Путину жест доброй воли. Изящный жест был оценен, брошенный мячик пойман, заготовленная уже дубина всенародного возмущения так и не поднялась. Наши чистые спортсмены едут в Корею, тема сошла на нет в течение недели.

Более содержательными были процессы, связанные с трансформацией нашей политической системы. Выражается эта трансформация в все более разнообразных формах давления на общество, от законодательного до неформального физического. А связана она с политической, экономической, технологической и культурной изоляцией от западного мира и, как следствие, дальнейшим укреплением позиций силовых группировок во власти.

Прогноз на следующий год не представляется возможным, поскольку стратегия в действиях власти не просматривается, ее действия реактивны и имеют крайне высокую эмоционально-психологическую составляющую. Однако соотношение сил и возможностей влияния на принятие решений на высшем уровне не позволяет предположить сколько-нибудь существенную вероятность отхода от крайне консервативного курса – как внешнего, так и внутреннего. Скорее следует ожидать его ужесточения после выборов.


Фото: 1. Россия. Сочи. 11 июня 2017. Актер Максим Виторган, телеведущая Ксения Собчак и продюсер Александр Роднянский (слева направо) на коктейле фонда RuArts в рамках XXVIII открытого российского кинофестиваля "Кинотавр". Вячеслав Прокофьев/ТАСС

2. Россия. Москва. 9 сентября 2016. Директор Совхоза имени Ленина Павел Грудинин на пресс-конференции, посвященной решению проблем занятости и доходности населения страны через реализацию экспортной стратегии российского сельского хозяйства. Стоян Васев/ТАСС


http://www.ej.ru/?a=note&id=31966

Пётр Филиппов: Часть россиян осознала, что живёт в колонии


Название: 1515021850.jpg
Просмотров: 1328

Размер: 143.0 КбРешение Конгресса США разобраться с вкладами российских бандитов, чиновников и олигархов в американских банках — ключевое событие 2017 года. Оно позволяет нашим согражданам получить доказательства того, что сегодня Россия, благодаря Путину и его коррумпированному окружению, стала колонией. Риторика и антиамериканская телепропаганда — лишь попытка сокрытия неприглядной реальности.

Нынешний колониализм отличается от средневекового. В те времена корысть князей, царей и прочих властителей «естественных» государств толкала на захват других стран. Английские, испанские, голландские, турецкие завоеватели поработили Индию и многие государства Азии и Африки. Россия оккупировала султанаты Средней Азии, Азербайджан. В середине прошлого века этому типу колониализма пришел конец, так как рента не окупала затраты на оккупацию колоний. Страны получили независимость без революций. Наступил второй тип колониализма, когда метрополии выкачивали из вчерашних колоний триллионы долларов за счет дорогих банковских кредитов.

Сегодня Россия влипла в новую, третью форму колониализма, когда правящие воровские элиты России и других отсталых стран стали партнерами-представителями колонизаторов. Если первый колониализм опирался на военную силу, второй — на финансовую мощь кредиторов, то нынешний основан на развращении национальных элит, обучении их финансовым махинациям и перекачке денег из бюджетов в офшорные центры, являющиеся частью экономик развитых стран. Россияне сегодня обогащают своими налогами банки США и Европы, но только малая часть россиян это понимает.

Элиты России, Узбекистана или Таджикистана не в силах хотя бы отчасти приблизить уровень жизни своего населения к стандартам «золотого миллиарда». Зато сами они отчаянно хотят наслаждаться благами цивилизации в европейском стиле. Поскольку в этих государствах нет верховенства права и демократического контроля за действиями власти, богатства этих элит, как правило, имеют рентное коррупционное происхождение. Они могут быть конфискованы при смене режимов, поэтому коррупционеры не чувствуют себя в безопасности и хранят деньги в западных банках. Многие высокопоставленные богачи из постсоветских республик, стран Африки, Азии покупают недвижимость в Европе, перевозят туда семьи, открывают тайные счета и офшорные компании. Между коррумпированными элитами бедных стран и международными финансовыми центрами возникли взаимовыгодные связи. Чистый отток коррупционных денег из стран третьего мира в Европу и США составляет ежегодно около триллиона долларов в год. Тем не менее европейские политические лидеры и самые уважаемые организации вродеFATFилиTransperencyInternationalст раются не замечать этого процесса. Нет и соответствующих международных соглашений.

Единственным позитивным примером служит упомянутое решение Конгресса США. Ключ к обузданию коррупции в России надо искать не только в нашей стране, но и в США и Европе, в международных соглашениях о борьбе с коррупцией и укрыванием уворованных средств. Только так мы можем вырваться из объятий неоколониализма.

Проведенный мною опрос владельцев магазинов и кафе в Петербурге показал, что за год их оборот снизился вдвое. На рост цен и трудности свести концы с концами жаловались почти все опрошенные покупатели. Официальные отчеты об уровне инфляции в стране не соответствуют инфляции в кошельках граждан. Так, цена потребляемого нашей семьей черного хлеба выросла за год почти на 30%. Выросли цены на сыр (изготавливаемый, как выяснилось, из пальмового масла), на чай и кофе. Но в этом году «телевизор опять победил холодильник».Хоть зарплата низкая, а продукты дорожают, но есть потребность хоть чем-то гордиться. Хотя бы любимым футбольным клубом. А уж великой страной, которую все уважают — тем более! Чувство общности и сопричастности великодержавным идеям поддерживает людей даже в том случае, когда цель — иллюзорна.

В России принято обвинять во всех наших бедах США и Европу, а также реформаторов, либералов, «иностранных агентов». Таким образом человек снимает с себя ответственность за собственные неудачи, за свою пассивность и низкую квалификацию. Обвиняя других, он может чувствовать себя психологически комфортно. Власти сознательно поддерживают имперские иллюзии с помощью мракобесия на телевидении. Подчеркнем, что порядки, порождающие системную коррупцию, силовой отъем бизнеса и беззаконие могут существовать, лишь пока общество одурманено иллюзиями и безразлично к реальным проблемам в экономике, образовании, медицине.

Некоторые позитивные сдвиги, однако, можно отметить. Впервые в 2017 году городская молодежь, школьники пошли на митинги, стали интересоваться политикой и природой нашего «естественного» мафиозного государства, нашим неоколониальным рабством. Это вселяет надежду.

Важным итогом года стал также опыт Навального и его сторонников по организации эффективной структуры штабов и проведения митингов в провинции. Это свидетельствует, что по мере смены поколений россияне расстаются со страхом и перестают быть холопами.


Фото: Германия. Гамбург. 7 июля 2017. Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (слева направо) во время двусторонней встречи на саммите "Группы двадцати". Михаил Метцель/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31979

Антон Орехъ: Спорт. Ягодки созрели


Название: 1515021506.jpg
Просмотров: 1270

Размер: 176.0 КбОбычно я пишу для нашей редакции сразу два итоговых текста — отдельно про общественно-политическую жизнь, отдельно — про спорт. Но в этом году спорт был не менее политической темой, чем Сирия, Трамп или вечная Украина. И это плохо для спорта в России, потому что доказывает, что, если спорт интересен многим, значит, в спорте что-то не так. 97% россиян, как свидетельствует один из опросов, знают про допинговый скандал. И это значит, что со спортом дела плохи просто как никогда.

Я сейчас не стану вновь пересказывать все перипетии этой драмы — коль скоро аж 97% россиян в курсе. Я всего лишь скажу о собственном отношении, о тех выводах, к которым пришел, всю жизнь по сути являясь профессиональным болельщиком и немного журналистом.

Был ли допинг в Сочи? Думаю, что был.

Путин проводил эту Олимпиаду не для того, чтобы поразить мир нашим гостеприимством и красотой природы и стадионов. Такие цели ставят маленькие спортивные державы, которым важно участие. А мы держава большая, и нам нужна одна победа. И за ценой мы не постоим.

За четыре года до этого, в Ванкувере, наша сборная провалилась так глубоко, что даже со дна ей уже никто не стучал. Через четыре года в Сочи наша сборная выиграла общемедальный зачет. Даже теперь, после тотального пересмотра итогов, Россия все равно в тройке лидеров (если, конечно, в промежутке между написанием этого текста и его публикацией у наших не отняли еще какие-то награды)!

Конечно, дома и стены помогают, и болельщики болеют, и судьи хозяевам традиционно «подсвистывают». Плюс иностранные тренеры, мобилизованные целой дивизией, плюс два Виктора — Уайлд и Ан. Но я поговорил с некоторыми людьми, которые имеют прямое отношение к некоторым нашим зимним федерациям. И про одну, особо «отличившуюся», мне прямо сказали: там были люди, готовые абсолютно на все! Имелись в виду и спортсмены, и тренеры, и руководство. Хотя в этом виде спорта допинг особо и не требовался! Но на всякий случай! Вдруг поможет! И я уверен, что значительная часть атлетов получали все эти «дюшесы» именно с таким прицелом — «хуже не будет». А мы вас прикроем.

Знал ли об этом Путин? Вряд ли.

Не царское это дело. Есть вещи, понятные и без указаний свыше. Желающих порадовать страну и президента всегда хватает.

Была ли во всем этом система. Безусловно!

И не говорите мне, что системы не было, потому что в нашей стране ни одна система органически не способна работать. Это добрые системы на нашей почве не приживаются, а системы зла растут великолепно. Не хотел всуе поминать ГУЛАГ, но тем не менее: разве это не была система? И разве кто-то скажет, что эта система была неработающей? И чем больше мы пытаемся представить весь этот кошмар как дело рук сумасшедшего Родченкова, чем больше мы напираем на то, что затевалось это — ни много ни мало — к выборам (!!!), тем больше я убеждаюсь, что это была именно система. И тут мы подходим к некоторым деликатным моментам.

Все ли наши спортсмены, которые понесли наказание, наказаны справедливо? Безусловно, нет! И еще раз нет!

И самое грустное в этой истории как раз отсутствие стороны добра и стороны зла. МОК и ВАДА не смогли доказать не только наличия системы, но и убедительно доказать наличия допинга в каждом конкретном случае. И я в который раз уже подчеркиваю, что мировой спорт живет не по закону, а по понятиям. В правовой системе не может быть презумпции виновности. Сомнения трактуются в пользу обвиняемого. Вы должны доказывать, что царапины на пробирках и соль в моче оказались в результате неких махинаций. И что именно этот спортсмен причастен именно к этим махинациям.

Но в практике мирового спорта все ровно наоборот. Атлет должен доказывать свою невиновность. Иногда спустя десятилетие, когда его пробы вдруг решат еще раз проанализировать с помощью новейших методов. А как ты годы спустя сможешь доказать, что писал в баночку без всякой задней мысли?

Строго говоря, и злой умысел доказать очень трудно! Этот как с дачей взятки. Если дающий и берущий не хотят признаваться, а документальных свидетельств не существует, то ты никогда ничего не докажешь.

МОК и ВАДА чувствуют, опираясь на логику, что эти русские не чисты. И соли в моче как-то много, и ДНК чужая, и даже царапины есть. И международные чиновники наказывают спортсменов, потому что их вина «лежит за пределами разумных сомнений». Поэтому создаются комиссии, не предусмотренные уставом, и назначаются наказания, не предусмотренные регламентом. И даже если царапин на пробирке нет, говорят, что «к тому моменту агенты ФСБ, скорее всего, научись вскрывать пробирки, не оставляя следов».

Часть спортсменов лишили наград и пожизненно дисквалифицировали только потому, что они были в списке. Всего лишь на одной бумажке, кроме которой — ничего. Ни один демократический суд не признал бы это веским доказательством вины. Разве что наш, Басманный.

Насколько я уверен в том, что допинг в Сочи был, настолько же я уверен в том, что часть наказанных невиновны.

А в какой-то момент встал вопрос о коллективной ответственности.

И мне было грустно не только то, что это поддержали на Западе, где, опять-таки, правосудие и демократия находятся на иной ступени развития. Меня огорчила реакция моих либеральных товарищей. «Да, наказать всех, всю путинскую сборную»!

А ведь принцип коллективной ответственности — это сталинский принцип! Именно по такому принципу у нас целые народы объявляли врагами и высылали в Казахстан и в Сибирь. Из-за двух предателей — двести тысяч.

Еще большее я расстроился, когда пошла дискуссия о выступлении под флагом МОК, который пренебрежительно называли «нейтральным». Он олимпийский! И сам по себе символ пяти колец прекрасен. Но в момент дискуссии из народа повылезло столько дерьма! И я понял, что живу в стране, где символы важнее людей. Где сломать судьбу человека, в данном случае спортсмена, ради понтов депутатов и прочих бездельников — ничего не стоит. Вот точно так же в свое время ради «светлого будущего» жертвовали судьбами и жизнями. Людей потеряли, будущего не построили.

И если бы Путин решился на бойкот — это решение по своим последствиям было бы сопоставимо с Крымом! Это был бы настоящий железный занавес…

Ну а пока, сборная России, разбомбленная санкциями, без флага и очередного михалковского гимна, поедет на Игры. А все те чиновники, которые занимались махинациями, которые сначала подставили спортсменов в Сочи, а потом просто бросили их, когда начались разбирательства и репрессии, остались на своих местах. Мы не всяких «своих» не бросаем. Мы не бросаем, каких надо «своих».

Сразу после Игр в Рио, куда Россия тоже попала почти чудом, ваш покорный слуга предупреждал: это еще цветочки, настоящие ягодки будут в Пхёнчхане, потому что обвиняют нас в первую очередь по «зимнему» допингу, за Сочи. Но тогда была эйфория и все думали, что дело замнут. И вот ягодки созрели.

Я не уверен, что и Пхёнчханом все завершится. А ведь в 2018 году в России должен состояться чемпионат мира по футболу. Последний спортивный мегапроект Путина… Или как теперь принято говорить — крайний?


Фото: Russia Doping WADA/Lee Jin-man/AP/TASS

http://www.ej.ru/?a=note&id=31980
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.01.2018, 16:05
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию

Андрей Солдатов и Ирина Бороган: Спецслужбы. 2017


Название: 1515023418.jpg
Просмотров: 1323

Размер: 157.6 Кб2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.

И это значит прежде всего, что изменились методы государственного контроля. Эпоха, когда сотрудники ФСБ, прикомандированные к государственным и коммерческим структурам – от театров до спортивных ведомств, – должны были играть важную роль в их управлении, завершается. Ее сменила новая эпоха, и теперь контроль со стороны Кремля осуществляется через выборочные репрессии, жертвами которых уже стали губернаторы, чиновники, министры и театральные деятели. В этом случае на какой позиции находится прикомандированный офицер ФСБ, не имеет большого значения.

В 2017 году стало заметно, что изменился язык спецслужб и их методы.

Дело режиссера Кирилла Серебрянникова – едва ли самый яркий пример нового подхода. Как известно, сотрудники ФСБ принимают в нем живейшее участие, причем, что любопытно, это офицеры подразделения по защите конституционного строя (бывшее Пятое управление по борьбе с диссидентами) – и появились они там, поскольку им «привычно курировать интеллигенцию».

Очевидно, что мы наблюдаем возвращение советских понятий в работу спецслужб. Практика кураторства была и в 90-е и 2000-е годы, но тогда это фактически было прикрытием для поднайма офицеров спецслужбы для разрешения бизнес-конфликтов. Многие годы это было очень удобно – иметь на второй-третьей позиции в госкомпании высокопоставленного офицера ФСБ, с очень высокой зарплатой, мотивировавшей его помогать компании, а не спецслужбе. Нередко банки и компании сами обращались на Лубянку с просьбой о командировании куратора. В 2017 году значение термина «кураторство» изменилось. ФСБ вернула ему советский смысл – и теперь кураторы фактически заняты определением целей для выборочных репрессий.

На этом список советских методов, возвращенных в оборот, не исчерпывается. Донести до каждого, что в новой реальности никто не гарантирован от репрессий, в том числе и сами репрессивные органы – это вполне в духе советских руководителей. В 2017 году прошли чистки как в Следственном комитете (дело начальника Управления собственной безопасности СКР Михаила Максименко), так и в ФСБ. При этом репрессии идут очень по-советски – сначала руководство определяет «проблемный участок», а следом начинается работа по его зачистке.

К примеру, продолжается скандал вокруг российского вмешательства в американские выборы, и на его фоне чистят киберглавк ФСБ – Центр информационной безопасности (ЦИБ). По результатам 2017 года его руководитель Андрей Герасимов снят, один зам отправлен в отставку (получив три года условно за злоупотребления), второй зам Сергей Михайлов, по совместительству шеф самого боевого подразделения ЦИБ – Оперативного управления – и вовсе уже год сидит в Лефортово по совершенно другому обвинению.

Этим аресты в ФСБ не ограничились – летом арестовали сразу пятерых сотрудников московского управления – за вымогательство взятки у руководителя подмосковного предприятия ВПК. В ноябре арестован офицер, курирующий Рублевку. Все это крайне необычно и совсем не похоже на то, как расследовались дела против сотрудников спецслужб в 2000-е.

Тогда схема выглядела просто – если уж сотрудник попался на преступлении, на место выезжала служба собственной безопасности ведомства, быстро убеждала виновного подписать вчерашним числом заявление об увольнении, чтобы не портить имидж ведомства и сохранять секретность (собственно, именно для этой цели службы собственной безопасности и создавались – чтобы ничего не выплывало за пределы ведомства). Очевидно, что сегодня это принцип отменили.

Поразительное интервью директора ФСБ Александра Бортникова к столетию ВЧК с теплыми словами в адрес Лаврентия Берия – лучшее подтверждение того, что и в ФСБ вполне осознали свою новую, а на самом деле хорошо забытую старую роль в новой реальности. Роль ключевого инструмента в системе, в которой управляемость государством гарантируется страхом.

http://www.ej.ru/?a=note&id=31965
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 05.01.2018, 16:11
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию

Название: 1515142505.jpg
Просмотров: 998

Размер: 170.3 Кб
Леонид Гозман: Суровые годы проходят

…«Зимою вновь я не сошел с ума…»
Иосиф Бродский

Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.

Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.

Это был год поражения поддержанной Россией морально и финансово Марин Ле Пен и победы Макрона. Вздох облегчения прошел по всему цивилизованному миру. Но правые популисты (неофашисты?), апеллирующие к самому махровому жлобству, своих позиций не сдают. Их надежды на блиц-крик не оправдались, но позиционная борьба продолжается. Думаю, для многих 2017 стал годом осознания того, что появление персонажей типа Трампа и Ле Пен – не разовые сбои, а симптом серьезных проблем либеральной демократии, которые требуют и глубокого анализа и серьезных мер по восстановлению или даже реабилитации основополагающих механизмов. Правда, немало и тех, кто склонны списывать все на российских хакеров, которые стали своего рода жидомасонами западного мира – их злокозненная активность видна абсолютно везде и объясняет все неудачи.

«Российские хакеры», хотя, уверен, их влияние сильно преувеличивается как раз теми нашими фирмами, которые украли на этой авантюре – вмешательстве – серьезные деньги, стали символом осознания Западом того, что наша страна – враг, к которому так и следует относиться. Одно из следствий этого понимание – увеличение западным миром расходов на оборону. Напомню, что предыдущей гонки вооружений наше тогдашнее государство не выдержало.

Это был год Асада, который сохранил свою власть – не сам, конечно, а с помощью Путина, и Ким Чен Ына, который обнаглел вконец. Хотелось бы, конечно, увидеть суд над ними обоими, но более вероятно, что их рано или поздно прирежут товарищи по борьбе.

2017 у нас – это год углубляющегося кризиса и продолжающегося вранья. Вранья об экономике, которая, по мнению начальства, растет и стала или совсем скоро станет цифровой (как сказал один умный и веселый человек, она уже цифровая – правительство народ только цифрами и кормит). Вранья о наших немыслимых международных успехах, которых, если не считать спасения Асада – а какое отношение это имеет к интересам страны? – вовсе не было. Вранья во внутренней политике, которое триумфально завершается ложью и лицемерием предвыборной кампании. Печально, что врут не только власти, но и большая часть т.н. оппозиции. Собчак говорит, что она баллотируется в президенты, зная, что это не выборы президента, а совсем другой процесс. Тоже интересный, но к выборам отношения не имеющий. А еще она обещала сняться в пользу Навального, если того зарегистрируют, зная точно, что этого не случится. Если уж политика или то, что так у нас называется, не может привести к электоральному результату, то пусть она будет хотя бы честной. Увы.

Ну а единственного человека, который не врал, что он борется за пост президента, выполняя на самом деле задание Администрации за деньги или другие блага, а действительно боролся за пост президента, т.е., строго говоря, единственного участника кампании, ожидаемо не зарегистрировали.

2017 – год, когда многие засомневались, а какая фамилия у президента — Путин или, все же, Сечин? На самом деле фамилия не так важна, а важно, что все более широкому кругу людей становится понятно, что государства – чего-то, регулируемого писаными законами, – у нас нет, а есть некая группа, которая на эти писаные законы плюет и как-то там между собой разбирается. Ну а мы наблюдаем брызги слюны из-под ковра.

2017 – год допинга и мочи. Никогда еще нашу страну так не презирали, и никогда еще она так не заслуживала презрения. Офицеры ФСБ, ворующие баночки с мочой, – это показатель полного распада. Государство может стоять, окруженное врагами, – настоящими, а не выдуманными, может стоять со стагнирующей и даже разрушающейся экономикой. Но не может, когда оно становится лишь предметом презрения и насмешек.

В 2017 не случилось 1917, за что ему спасибо. Впереди 2018.


Фото: Артем Коротаев/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31959
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 06.01.2018, 01:09
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Максим Блант: Обретение альтернативы

Название: 1514836038.jpg
Просмотров: 868

Размер: 155.1 Кб
Максим Блант: Обретение альтернативы

Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.

Взглянув на экономику, которая является неотъемлемой частью этой системы, несложно убедиться, что застой, из которого мы все вышли в начале 90-х, вернулся. Либерально настроенные экономисты, подводившие итоги года на «экономическом клубе» аудиторской компании ФБК, разве что друг друга не цитируют.

Андрей Мовчан: «Тренд на огосударствление сохраняется. Налоговая нагрузка растет. Накопленное технологическое отставание от мира усугубляется».

Никита Масленников: «Налицо классический структурный кризис. Нет драйверов не только для роста экономики, но и для переосмысления экономической политики».

Олег Вьюгин: «Госкорпорптивистская система, которую специально никто не строил, зацементировалась и изменить ее уже практически невозможно. Рост в ней вторичен, важнее перераспределение. Мотивация в госсекторе занижена. «Уставшие олигархи» стремятся не к развитию, а к спасению капиталов. Все движется к своему естественному концу…»

Очевидно, что попытки реформировать эту конструкцию «снизу» или «изнутри» обречены. Фасад подлатать, конечно, можно, чем в последние годы судорожно занимается экономический блок правительства. Львиная доля усилий уходит на решение двух задач: поиск новых источников пополнения бюджета, который к концу этого года благополучно «доел» оставшийся в наследство от «тучных нулевых» Резервный фонд, а также азартный передел все более постного «пирога».

Ковыряться во всем этом, пытаясь понять, что станет той снежинкой, которая спровоцирует обвал, и когда это произойдет, — занятие довольно скучное. Особенно если учесть, что нового тут чего-то сказать сложно, а сценарий того, как могут развиваться события, уже реализовался четверть века назад, и люди моего поколения, не успевшие подружиться с Альцгеймером, прекрасно помнят. Тем более что главный вопрос тут вовсе не в том, когда и как именно наступит «естественный конец» существующей системы, а в том, что вырастет на ее обломках.

Это «что-то» уже активно прорастает, причем происходит это настолько бурно, что делать вид, будто ничего не происходит, уже просто невозможно. Речь о криптовалютах и блокчейн-технологиях, которые появились менее десяти лет назад на фоне кризиса 2008 года, причем, не в последнюю очередь в его результате и в качестве ответа на него. Хакерам и шифропанкам удалось то, о чем никаким навальным и мечтать не приходится — никого не посадив и не расстреляв, выстроить прозрачную, устойчивую к воровству и коррупции систему. Систему, в которую в которую никто никого насильно не загоняет и для функционирования которой не нужно ничьей санкции.

Чтобы не быть голословным и объяснить свой энтузиазм, приведу фрагмент своей статьи, написанной весной 2017 года, еще до того, как биткоин подорожал до миллиона рублей и стал притчей во языцех:

«Лично для меня сегодняшнее государство имеет три, боюсь, если говорить о России, уже неисправимых изъяна – коррупция, неэффективность и отсутствие легитимности. На системном уровне для каждого из этих изъянов существует решение, и эти решения так или иначе связаны (или совместимы) с развитием блокчейн-технологий.

Проблема коррупции решается очень просто: заменой слабого перед многочисленными соблазнами человека двумя сотнями строк программного кода (который, ко всему прочему, готов работать круглосуточно и без зарплаты). Это же относится и к неэффективности: исключение «человеческого фактора» там, где это возможно.

Большинство утверждений, характеризующих нынешнее положение дел, неоднократно артикулировалось и обосновывалось, поэтому ограничусь простой констатацией.

1. Нынешний кризис носит системный характер. Законодательная и судебная ветви власти, равно как и большинство основополагающих институтов пребывают в плачевном состоянии. Экономика (не технологически, а как система экономических взаимоотношений между субъектами) и система управления государством откатились во времена абсолютизма.

2. Коррупция является системообразующим фактором, важным элементом системы управления и поддержки лояльности. Страх (виноваты все) и жадность – основные мотиваторы действующей системы. По мере ужесточения законодательства расширяется доля населения, по умолчанию нарушающего закон. Жесткость законов компенсируется избирательным исполнением, которое носит больше демонстративную функцию.

3. Государство персонифицировано. Путин (вне зависимости от занимаемой должности) – высший судья и арбитр, не связанный законами и правилами. Он принимает решения даже по незначительным, но «чувствительным» вопросам, что делает систему неэффективной и уязвимой.

4. В глазах значительной (более того, растущей) части общества вся система государственной власти утратила легитимность и держится исключительно на нелегитимной же машине подавления. Власть, государство, его специальные институты утратили моральное безусловное право на насилие и принуждение и, по мере усиления репрессивных практик, лишь множат список собственных преступлений. И это лишает общество надежды на мирный, ненасильственный переход власти.

5. Общество поражено кризисом доверия. Нелегитимность власти и ее представителей в значительной степени компенсируется недоверием к оппозиции. Отчасти это объясняется отсутствием четкой политической и экономической последовательной программы — как у политических партий, так и у широкой антипутинской коалиции, так и не сумевшей сформулировать единые требования к конституционной реформе. Украина начала 2014 года от нынешней России отличается наличием у оппозиции простой и понятной альтернативы Януковичу – интеграции в Евросоюз. Это путь, по которому прошел целый ряд восточноевропейских стран с понятными этапами, программами помощи и прочим. У части либерально настроенных российских граждан в какой-то момент появилась надежда на то, что комплексную программу системных реформ «родит» Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина. Однако уже сейчас очевидно, что комплексная программа пишется для Путина и с оглядкой на то, что будет им принято, а что нет. Готовится не программа системных реформ, а программа, которая должна понравиться Путину.

Из всего этого следует несколько довольно важных выводов. Сложившаяся к настоящему времени система не может быть реформируема. Возлагать какие бы то ни было надежды на четвертый срок Путина глупо. Особенно после затеянной в конце «нулевых» модернизации, доверенной клоуну с уточками, поскольку никого другого функцией местоблюстителя наделить было нельзя – опасно. Любой другой правитель, придя он к власти тем или иным способом, вынужден будет либо действовать в рамках сложившейся системы, либо ее демонтировать и строить что-то более современное и конкурентоспособное. Сложившаяся государственная конструкция обречена. Вопрос лишь в том, будет ли она относительно безболезненно демонтирована или рухнет, вызвав серьезные жертвы и издержки. Еще одна угроза исходит из неопределенности относительно того, что вырастет на руинах. Именно эти два фактора являются основными сдерживающими мотивами для значительной части общества. При этом система уязвима, что демонстрирует новая волна протестов, которая началась, несмотря на вышеупомянутые демотиваторы.

Тезис о том, что демонтаж изжившей и дискредитировавшей себя системы государственного устройства и строительство новой – задачи разные, что для их решения нужны разные по темпераменту, складу характера, жизненному и профессиональному опыту люди, высказывался неоднократно. Более того, многие еще в ходе предыдущей волны протестов пришли к выводу, что демонтаж вовсе не обязательно должен предшествовать строительству. Эти два процесса могут идти параллельно.

Практически все попытки, которые в последние годы предпринимались в России – а таких попыток было несколько – начинались (и заканчивались) с попыток сформировать некий орган власти, чаще законодательной. Протопарламент, Координационный совет оппозиции, Лига избирателей. Были предложения по выборам «технического» президента, который обеспечил бы политическую реформу и ушел. Все это пока ничем не закончилось.

Выскажу личную точку зрения, которая может не совпадать с чьими-то другими оценками. Проблема заключается в том, что все это попытки начинались (и, как правило, заканчивались) с рисования квадратиков и стрелочек, которые описывали идеальную с точки зрения авторов систему власти, распределения полномочий и контрольных функций.

А параллельно возникало то, что принято называть элементами гражданского общества. Люди самоорганизовывались для решения тех или иных разовых или регулярных проблем. Сбор средств на организацию митингов и шествий, наблюдение на выборах, помощь задержанным. Есть и другая, гораздо менее политизированная, но непосредственно связанная с кризисом государственных институтов сторона медали. Помощь пострадавшим от стихийных бедствий, тушение лесных пожаров, помощь больным и тем, кто не в состоянии себе помочь. Благотворительность и волонтерские движения делают то, с чем государство не справляется в силу того, что его представители заняты гораздо более важными делами. Действующая система государства неэффективна и построена для решения других задач, главной из которых с некоторых пор стала защита действующей власти. Именно на это направлены и закон об иностранных агентах, и закон о персональных данных, и ужесточение регулирования платежных систем, и непрекращающиеся попытки установить контроль над интернетом, который носят как системный, так и «точечный» характер (достаточно взглянуть на Яндекс).


Уроки биткоина

А теперь, собственно то, ради чего и затевался весь этот текст.

В 2009 году в мире появилась первая децентрализованная криптовалюта — биткоин, запущенная криптографом (или группой программистов-криптографов), действовавшим под псевдонимом Сатоши Накамото. Полушутка-полуэксперимент, уже через пару лет биткоин превратился в полноценную валюту, заставившую финансовые власти крупнейших стран заговорить об угрозе, нависшей надо всей мировой финансовой системой. Любые попытки запретить, взломать, дискредитировать или хоть как-то отрегулировать оборот криптовалют никаких результатов не принесли. Сегодня биткойн, не имевший когда-то никакой ценности, стоит дороже унции золота, а лежащая в его основе блокчейн-технология породила тысячи криптовалют, сотни платежных систем и десятки, а то и сотни платформ, позволяющих решать самые разные задачи – от хранения распределённых реестров до управления автономными демократическими организациями и сообществами. Крупнейшие центральные, коммерческие и инвестиционные банки экспериментируют с блокчейнами в надежде, если не возглавить и увести в нужную для себя сторону, то хотя бы встроиться в новую экосистему, которая уже многими признана революционной.

Чтобы понять, что такого уж революционного предложили миру создатели биткоина и как это соотносится с российским политическим кризисом, имеет смысл остановиться на принципах, которые во многом и предопределили успех первой криптовалюты.


Децентрализация

Биткоин, как и большинство остальных криптовалют, не имеет какого-то единого эмиссионного центра. Это (да простят меня программисты и криптографы за упрощение) программа, запущенная одновременно на огромном количестве компьютеров, которые случайным образом (но в соответствии с заранее заданным алгоритмом) генерируют новые монеты, а заодно верифицируют и удостоверяют сделки с биткоинами. Уничтожить эту систему можно лишь аппаратными средствами – отключив интернет, причем во всем мире и навсегда. Но и этого может оказаться недостаточно, поскольку интернет – вовсе не единственное средство связи между устройствами, оснащенными памятью и вычислительными мощностями, которые могут использоваться для функционирования децентрализованной системы. Устойчивость и эффективность сетевых децентрализованных структур – явление не новое и детально описанное задолго до появления биткоина и даже интернета. Достаточно вспомнить о партизанских движениях и движениях сопротивления. Не забираясь так далеко в исторические дебри, можно привести довольно свежий пример. Яндекс-кошельки, открытые для сбора средств в поддержку Навального, российские власти с легкостью заблокировали. А вот биткоин-кошелек заблокировать никто не может. Его можно только взломать, но уже сейчас есть достаточно эффективные средства защиты, включая «холодное» хранение криптовалют. Так что даже изъятие и взлом компьютеров в офисе ФБК не дают никаких гарантий получения доступа к биткоинам команды Навального. Помимо того факта, что централизованные сервисы – главное «слабое звено», которое в любой момент может быть подвергнуто давлению или атаке со стороны государства, следует отметить, что децентрализованные системы, как правило, дешевле в использовании: централизованные сервисы грешат неоправданно высокими комиссиями.


Отсутствие контроля и неизменные «правила игры»

Раз уж вспомнили про Алексея Навального, уместно остановиться и на проблеме доверия, которую в России (да и не только в России – исключением является разве что Северная Корея) в большей или меньшей степени испытывает любой политик или чиновник. И Навальный не исключение. Среди противников Путина тех, кто не доверяет Навальному, едва ли не половина.

Отличительной особенностью криптовалют является не только отсутствие единого эмиссионного центра, но и отсутствие какого-либо контроля над их эмиссией и оборотом. Правила игры заранее заданы, опубликованы в открытом доступе и оформлены в виде программных кодов, которые каждый желающий может проверить на наличие скрытых багов. Открытый код программирования – важная составляющая. Программе, которая выполняет заранее заданный алгоритм действий, не доверять глупо. Глупо ее подозревать в корыстных или злонамеренных действиях, в стремлении к власти. Использование блокчейн-технологий на системном уровне решает коррупционную проблему, как бы парадоксально это ни прозвучало: ведь коррупционеры так полюбили криптовалюты, в которых с удовольствием берут взятки.


Прозрачность и анонимность

Все операции с биткоином записываются в информационные блоки, которые по мере наполнения образуют цепочку – собственно блокчейн. Это дает возможность при желании проследить все операции, которые совершались с каждой из монет. Однако кто именно стоит за той или иной отправкой или получением денег, выяснить невозможно – их совершали многозначные случайным образом сгенерированные буквенно-цифровые коды. При этом есть возможность всякий раз при отправке или получении той или иной суммы генерировать новую комбинацию. Пользователи получают возможность выбрать комфортный для себя уровень анонимности. В условиях противостояния с государством это весьма важно. Все, кто собирал средства на те или иные некоммерческие проекты, даже непосредственно не связанные с политической деятельностью, знают, что для части жертвователей возможность сделать анонимное пожертвование является определяющим фактором.

Даже если бы блокчейн-технологии ничего, кроме биткоина – никем не контролирующейся криптовалюты и платежной системы, – не предложили миру, их потенциал в деле ослабления традиционных институтов государства и строительстве альтернативных переоценить было бы сложно. Представим себе на минуту ситуацию, в которой значительная часть населения сводит к минимуму использование национальной валюты, закрывает счета в госбанках, получает доходы, которые не нужно декларировать и расходует средства, платя за товары и услуги цену, в которую не заложены НДС, акцизы, страховые взносы. Нелегитимность государства, низкое качество государственных услуг, коррупция и вольное обращение чиновников с деньгами налогоплательщиков, а также политическая монополия – все это превращает неуплату налогов из преступления в форму протеста. Криптовалюты и децентрализованные платежные системы – подходящий инструмент для ухода из-под ставшего неподъемным крыла государства. В том числе и для тех, кто пока не готов идти на площадь, но уже дозрел до «внутренней эмиграции».

Но современные блокчейн-технологии шагнули далеко за рамки простых платежных инструментов. В сочетании со смарт-контрактами – программами, выполняющими те или иные действия в зависимости от наступления тех или иных условий, – они помогают управлять «умными» системами электроснабжения, позволяющими владельцам солнечных батарей и ветрогенераторов не только докупать из сети недостающую энергию, но и поставлять в сеть излишки. Как работают (точнее, как могли бы работать) смарт-контракты, ощутило на себе большинство российских автомобилистов. Плоды работы системы камер слежения в почтовом ящике обнаруживал, наверное, каждый, кто регулярно садится за руль. Можно ворчать на то, как настроена та или иная камера, можно возмущаться тем, что скоростные режимы ничему не соответствуют. Но есть заранее известные каждому, кто получил права на управление транспортным средством, правила, есть алгоритм, который наказывает тех, кто эти правила нарушает. Проблема в действующей системе возникает на уровне «прокладки» между камерой и выставленным штрафом: их выписывает живой человек – инспектор ГИБДД. И ровно по этой причине есть категория водителей, к которым никакие правила неприменимы. Так или иначе, но уровень коррупции на дорогах после того, как началось массовое использование камер, снизилось, несмотря на то, что они не до конца являются смарт-контрактами и работают на базе централизованной системы ГИБДД.

На основе блокчейнов строятся многочисленные крауд- и -шеринговые платформы. Бурный рост последних свидетельствует о том, что стремительно развиваются не только информационные технологии. Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета. Возникают и становятся все более популярными новые экономические и имущественные взаимоотношения в обществе. В политике временные союзы, ставящие своей целью достижение какого-то одного конкретного результата, оказываются гораздо эффективнее традиционных иерархичных партий. Все это ставит вопрос о необходимости единой всеобъемлющей программы для России – страны с гигантской территорией, с чудовищными дисбалансами в экономическом, социальном, культурном развитии между регионами. В любом случае, сегодня написанная в 2008 году программа была бы устаревшим документом. Традиционные государственные институты проходят проверку на прочность не только в России. Для того чтобы взяться предсказывать сегодня, каким будет мир и существующие в нем государства через 10-15 лет, нужно быть очень смелым человеком. Самое разумное, что можно сделать в этих обстоятельствах – пристально следить за развитием технологий и пытаться строить с их помощью элементы системы, лишенные недостатков существующего государства, более эффективные и конкурентоспособные. И речь идет не о системах законодательной или исполнительной власти, а о солидарной системе социальной защиты и помощи, о независимых образовании и здравоохранении, о пенсионной системе – тех «сервисах», которые российские граждане привыкли получать от государства и которые ему от государства и нужны в наибольшей степени. Именно они останутся на обломках того, что сегодня называется государством, а заложенные в них принципы станут основой для строительства чего-то нового».


Фото: Eibner-Pressefoto/EXPA/Michael Gruber/Imago/TASS

http://www.ej.ru/?a=note&id=31976

Последний раз редактировалось VladRamm; 07.01.2018 в 23:08.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 06.01.2018, 19:53
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Сергей Митрофанов: Сошествие в ад

Название: 1515236811.jpg
Просмотров: 693

Размер: 178.2 Кб
Сергей Митрофанов: Сошествие в ад

Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось.

Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям». Образовался массовый консенсус и по отношению к 90-м («годы национального унижения, развала и разграбления России»), и по отношению к Ельцину и Горбачеву («ублюдки, предатели, американские шпиёны, петля по ним плачет»), и по отношению к либералам в целом («заткнуть и никогда больше не допускать до руля, многих арестовать, книжки сжечь»), и по отношению к США («пиндосы гнилые, агрессоры с дутой экономикой и фантиками вместо денег, по морде им, по морде…»), и по отношению к институциональной демократии («буржуазная фикция»), и по отношение к почившему в бозе Сталину («еще придут и цветы на могилу положат»), и по отношению к чекизмусексоты по-прежнему гордятся преемственностью Берии»), и по отношению к объединению Германии («чудовищная ошибка, хотя бы денег надо было побольше срубить»), к американской лунной программе («нет такой, все это сплошное вранье и кино, мы тут первые, а вы рядом не стояли»), к царю Николаю Второму («святой мученик, которого сгубили иностранные агенты, а вообще нам нужен новый царь»)… И это новоприобретенное безумие не гнездится где-то только среди одних маргиналов, российских мауглей, воспитанных в лесах злыми обезьянами и нормальной жизни не знающих, а возгоняется кверху — в Думу, в СМИ, артикулируется устами общественных и политических деятелей. За произнесение подобных мантр не сажают в сумасшедший дом, а дают звания, должности и зарплаты.

Примеров тому квадрильон, хотя запоминаются обычно последние. Так, многих вогнало в черную депрессию (а кое-кого и в нездоровые фантазии) выступление Эллы нашей Панфиловой, потрясшее не столько тем, что она дежурно наговорила в Совфеде про успехи компьютеризации своего ведомства, а скорее — тоном, которым это было сказано, интонациями. С придыханием (или даже с задыханием), почему-то чуть ли ни со слезами в голосе и с бурными проявлениями восторга в ём же. А речь шла всего лишь о бюрократической технике переназначения единственного кандидата (мне одному кажется, что это слово должно его покоробить — какой нафиг «кандидат», когда он уже семнадцать лет бессменный национальный и духовный лидер?). И разве Панфилова при этом не знала, что единственный конкурентный политик к выборам не допущен, что его брат посажен в тюрьму как заложник, а над самовыдвинувшейся вперед Ксенией С. хамски издеваются в эфирах, да и что вообще Путин пообещил, что он не допустит, чтобы по площадям бегали всякие саакашвили и саакашвильки и галстуки жевали? (Страшная, если представить, картина.) Прекрасно знала, но таков победивший стиль — отключения мозга и погружения в черный ритуал постправды.

Ну, вот сейчас я это пишу, а краем глаза слежу за выступлением нашего духовного Ли Куан Ю на Форуме действий Общероссийского общественного движения «Общероссийский народный фронт».

«Вы боретесь против всякой казенщины», — льстит им наш «Ю». «Да-да, боремся, боремся», — благодарно вторят ему все. Вот кто бы знал, что это означает? Где они сталкиваются с казенщиной и как, собственно, с нею борются? С казенными одеялами в больницах они, что ли, борются?

***

Название: 2864786.jpg
Просмотров: 681

Размер: 63.9 КбЭто мы коснулись состояния угнетенного духа… Из реально геополитического же главное в 2017-м — война в Сирии, закончившаяся «взятием игиловского Рейхстага». И хотя Россия положила там в тысячи раз меньше своих бойцов, чем, допустим, СССР в Афганистане или США во Вьетнаме, элита восприняла эту войну очень серьезно — как ключик, которым она откроет дверь, чтобы вырваться из цивилизационного гетто.

В больном воображении российских элит эта война стала выглядеть так: «империя в осаде пошла вдруг в наступление». Моя любимая газета «Свободная пресса» написала, что Россия шла целых пятьдесят лет к тому, чтобы заполучить военную базу в Средиземноморье, и вот — при Путине, благодаря в том числе террористам — наконец заполучила, а теперь будет отгонять оттуда американские авианосцы. Фантастическая, признаться, ситуация, поскольку присутствие США в регионе явно не уменьшается. В реальности это, скорее, инфекция обнаружила наименее иммунозащищенный орган, каким оказалась зараженная террористами и диктатурой катастрофического Асада бедная Сирия, после чего пробила себе путь для череды новых болезненных осложнений.

На самом деле ключик открыл не дверь тюремной камеры самоизоляции на оперативный простор, а дверь в новую еще более мрачную камеру российской милитаризации.

Ради чего? Ради сдерживания. Кого? Знамо кого, США. И хотя у США и союзников военные и гражданские бюджеты, а также реальные военные силы на несколько порядков мощнее российских, а прямое боестолкновение России с Западом чревато непредставимым хаосом в мире, расчет, видимо, строился на эффекте, подмеченном однажды Френсисом Фордом Копполой в его бессмертном творении «Apocalypse Now». Никакая цивилизация не имеет шансов покорить дикие племена, если цивилизации есть что терять — свой образ жизни, а туземцам любые потери по барабану — и так плохо, и так не очень хорошо. Следовательно, можно хулиганить и ничего тебе за это не будет.

Так, декларируется, что никакие жертвы не остановят российский правящий класс в крестовом походе за «русскую правду». (Контрсанкции и закошмаривание себя же запретительными законами — это как бы психологические тренировки в преддверии Апокалипсиса и демонстрация готовности преодолевать этические и политические табу, по сути, элементы запугивания противника.) И никто в российском политическом пространстве не потребует сменить такой правящий класс, как это сделали бы в более цивилизованном обществе, что тоже является результатом «муштры». Но есть надежда, что российские идеологи все-таки преувеличивают дикость населения и отмороженность российской элиты.

Де-факто тут не джунгли, и нам тоже есть что терять. Мы вообще так развращены потреблением, что все отдадим за новые американские кроссовки. Другой вопрос: а как все-таки в рамках нового милитаризма сдерживать тех, кто сдерживаться не желает, а вас попросту не замечает, вроде той же Америки? Ведь даже трудно представить себе поле будущего боя с США и Западом и его причины. Торговать как-то вышло бы лучше. Но у Путина, похоже, есть ответ и на этот вопрос, нашедший свое выражение в новой обложке журнала Newsweek. Путин уверен в неизбежности Третьей мировой войны, приз которой — суверенитет кооператива «Озеро». А раз так, то вынужден к ней готовиться, а в перспективе и начать ее первым, как советовал мудрый Сунь-цзы.

Остается, впрочем, надеяться, что и закончит он ее тоже первым, а с Сунь-цзы, если что, обсудит последствия лично.


Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31948

Последний раз редактировалось VladRamm; 07.01.2018 в 23:09.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 06.01.2018, 23:15
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Алексей Макаркин: Год величия и апатии

Название: 1515237650.jpg
Просмотров: 657

Размер: 158.6 Кб
Алексей Макаркин: Год величия и апатии

В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.

Но интересно, что в ответах на вопрос о том, что именно привлекает в Путине, респонденты чаще всего либо называли личностные характеристики («решительный, мужественный, твердый, волевой, сильный, спокойный, смелый, четкий, уверенный в себе, настоящий мужик»), либо вспоминали о геополитике и месте России в мире («внешняя политика, защита от Запада, уважение в мире, не позволяет «вытирать ноги», поддержка армии, обеспечил престиж»). Лишь 5% респондентов отметили успехи в социально-экономической сфере («обеспечил стабильность, поднял экономику, при нем стали лучше жить, пенсии вовремя платить»). И столько же сочли, что президент «заботится о народе, болеет за народ, за страну, все делает для людей».

Зато когда респондентов спрашивают о том, чем им Путин не нравится, то самый популярный набор ответов: «Не заботится о людях, мало делает для людей, не знает, как живут люди, забыл о простых людях». На втором месте находятся упреки в слишком большой мягкости по отношению к министрам, зависимость от своего окружения, отказ уволить Медведева. В этом опросе социологи не предлагают респондентам готовых ответов – они предложили людям самим сформулировать свое мнение.

Интересны ответы на еще один вопрос – о том, несет ли Путин ответственность за проблемы, стоящие перед страной в период его правления. На этот раз они сформулированы социологами, но их вариативность больше, чем в большинстве других аналогичных опросов. 55% ответили, что в полной мере (еще в январе 2016 года таких было 43%). 21% – в некоторой мере. Лишь 11% придерживаются известного тезиса о хорошем царе и плохих боярах – они выбрали вариант «Нет, он все делал правильно, и если что-то не удалось, то это вина нерадивых и коррумпированных чиновников». И только 9% сослались на объективные обстоятельства, которыми нередко пытаются объяснить неудачи в социально-экономической сфере (наследие 90-х годов, мировой кризис и др.).

Таким образом, лишь явное меньшинство – 20% – снимают с Путина всякую ответственность за проблемы. Это самые твердые путинцы – но вопрос в том, что и их «мягкие» единомышленники почти с такой же твердостью готовы голосовать за президента.

И еще данные Левада-центра. 2017 год назвали «очень хорошим» и «хорошим» 20% россиян, «средним» – 63%, «плохим» и «очень плохим» – 17%. Для сравнения – в 2016 году оптимистов было 13%, а пессимистов – 28%. А на вопрос о том, был ли год в целом удачным или неудачным для Вас лично, 53% посчитали его удачным, а 28% – неудачным (остальные затруднились с оценками). Еще в прошлом году соотношение было куда более грустным – 37% к 40%.

И, наконец, последние цифры в этом тексте. 64% считают, что «русские – великий народ, имеющий особое значение в мировой истории» (в 2016 году с этим мнением согласились 57%). 72% в той или иной степени согласились с тем, что Россия сегодня является великой державой» (в 2016-м – 64%).

Что означают все эти цифры?

Во-первых, россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса. И тут выяснилось, что «этажом ниже» на лестнице потребления тоже можно жить. Конечно, не так, как раньше – но обычно не впроголодь. Если раньше отдыхали в Испании, теперь можно перейти на Турцию. Раньше ездили в Турцию – теперь можно поехать в Ярославль или Владимир (и гостиницы этих городов в рождественские дни переполнены). Если нет денег на внутренний туризм, то можно хотя бы отдохнуть с друзьями под трехзвездочный коньячок. Такая же адаптация происходит и в других областях.

Апатия в отношении общественных процессов не исчезла – но люди сосредотачиваются на двух сферах, которые могут позволить отвлечься от постоянных размышлений о собственном кошельке. Одна сфера – личная жизнь, в которой случается много хорошего даже в трудные времена. Вторая – геополитика и история, гордость за страну и признание ее величия – в общем, все, что греет душу вне частной жизни. Тем более что присоединение Крыма и военные действия в Сирии стали мощной компенсацией за обиды и комплексы 90-х годов.

У людей сложилось ощущение, что Россия стала «не хуже Америки», которая признается великой державой и способна вести военные действия за пределами страны. Можно предположить, что есть еще один фактор – ушел страх, что крымский фактор повлечет за собой катастрофические последствия – войну с Западом или, по крайней мере, экономическую блокаду. А раз так, то можно жить и гордиться – потому что если все время думать о плохом, то можно впасть даже не в апатию, а в черную меланхолию. Разрыв между реальной внутренней ситуацией и декларируемыми настроениями, таким образом, увеличивается.

Во-вторых, отношение к Путину основано не на оценке экономической политики. Здесь есть коренное отличие, например, от Дональда Трампа, последний шанс которого на политическое выживание заключается в налоговой реформе и стимулировании роста. У населения нет иллюзий по поводу ответственности за проблемы – но оно считает, что внешнеполитические результаты являются приоритетными при оценке деятельности президента и принятии решения о голосовании на выборах. Эта тенденция отмечается уже в течение многих лет, но сейчас к ней добавилось еще ощущение, что в экономике удалось добиться, если не улучшения (отмечаемый специалистами рост является незначительным и слабо ощущается населением), но хотя бы «неухудшения». А раз так, то ситуация в ней является хотя бы терпимой. Это не повод для апологии экономической политики (и роли в ней Путина), но и не основание для того, чтобы отказать президенту в поддержке.

Путин как дееспособный президент с массой позитивных характеристик, которые зафиксировал опрос Левада-центра, дает надежду на то, что ситуацию в стране удастся удержать под контролем, что не будет хаоса. Авторитет других властных институтов, выросший после присоединения Крыма вслед за президентским рейтингом, снизился, но утрата веры в Путина станет для многих россиян драмой, которую они хотели бы избежать. Плюс фактор Путина позволяет им не думать о политике и не отвечать за сделанный ими выбор – можно проголосовать, выразив тем самым лояльность, а дальше пускай президент решает, что делать.

Все это актуально для нынешнего времени, но российская власть сталкивается с двумя вызовами – среднесрочным и долгосрочным. Первый связан с тем, что непопулярные меры вроде повышения пенсионного возраста и роста налогов отложены до периода после президентских выборов. Некоторые из них придется начинать реализовывать уже в 2018 году, другие – в 2019-м. В любом случае, состояние экономики (в том числе исчерпание Резервного фонда) уже не позволяет откладывать их на более длительную перспективу. И в этом случае терпимое «неухудшение» может смениться очередным падением, адаптироваться к которому будет сложнее – в условиях отсутствия новых внешнеполитических успехов. События, подобные стремительному присоединению Крыма, происходят нечасто. Подобная тенденция может привести к росту протестных настроений.

Второй вызов связан с развитием страны. Неустойчивый рост не вызывает большого оптимизма. Сводить концы с концами в бюджете удается с трудом, но только в условиях соглашения о сокращении экспорта нефти, позволившего стабилизировать и несколько повысить нефтяные цены. Однако это же соглашение ограничивает развитие отрасли и сдерживает экономический рост. Возникает замкнутый круг, когда и продление действия соглашения, и его отмена будут связаны с серьезными рисками.

Все это входит в число основных проблем четвертого срока Путина, который вряд ли будет спокойным. Поэтому, несмотря на высочайшие президентские рейтинги, позитивные для власти результаты опросов и хотя и небольшой, но все же рост, в элитах не ощущается победных настроений – напротив, преобладает тревожность, чувство растущей неопределенности и другие не радужные эмоции.

Автор — ведущий эксперт Центра политических технологий


Фото: Россия. Симферополь. 4 ноября. Горожане во время празднования Дня народного единства. Алексей Павлишак/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31960

Последний раз редактировалось VladRamm; 07.01.2018 в 23:10.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 07.01.2018, 22:59
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Светлана Солодовник: Церковь в путах политтехнологии

Название: 1515210806.jpg
Просмотров: 453

Размер: 170.9 Кб
Светлана Солодовник: Церковь в путах политтехнологии

2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.

Потом Наталья Поклонская, не довольная тем, как отнеслись к ее жалобе на фильм «Матильда» в прокуратуре Санкт-Петербурга, направила сразу два новых запроса — Генпрокурору и в Министерство культуры — с требованием не выдавать фильму прокатное удостоверение, а создателей фильма привлечь к уголовной ответственности (за клевету, нарушение тайны переписки, неприкосновенности частной жизни и жилища). У нее на руках к тому моменту якобы уже было «в общей сложности 10 тыс. подписей против выхода картины». «Обращающиеся ко мне люди уверены, — писала Поклонская, — что "Матильда" — сознательное кощунство и издевательство над чувствами верующих, что он направлен на разжигание межнациональной и религиозной розни».

И почти сразу прокатчики по всей стране стали получать письма от некоей общественной организации «Христианское государство – Святая Русь», о которой до той поры никто не слышал, с угрозами жечь кинотеатры, если те осмелятся выпустить на экран «Матильду». Русская православная церковь от организации открестилась.

Потом Верховный суд запретил Свидетелей Иеговы, пацифистов и трезвенников, — как экстремистов (не рассылающее угрозы «Христианское государство», заметим).

В апреле Поклонская предъявила городу и миру заказанную ею лично экспертизу, которая постановила: фильм «Матильда» оскорбляет чувства православных буквально всем — от нелестного образа Николая II до выбора на роль царя немецкого актера Ларса Айдингера, который позволяет себе сниматься в порнофильмах.

Летом в атаку пошли болельщики, которые развернули на одном из матчей плакат «За веру, царя и отечество. Учитель, руки прочь от русского царя». Футбольные фанаты вдруг оказались почитателями последнего русского императора. Вообще практически весь год «Матильда» служила привычным фоновым шумом, то назойливо бьющим в уши, то слегка затихающим, пока ее ближе к осени не вытеснил допинговый скандал, вышедший на очередной виток.

Однако все старания яростных борцов с кинолентой оказались напрасными — 10 августа фильм получил прокатное удостоверение.

Официальная церковь до поры до времени отмалчивалась, явно с надеждой ожидая, что позиционные бои приведут к «правильному результату»: фильм запретят и все в очередной раз убедятся, что с верующими шутки плохи. И только когда в кинотеатры стали въезжать напичканные горючим грузовики, устами своих представителей осудила «псевдорелигиозных радикалов».

По первым, еще довольно приблизительным, подсчетам кинопрокатчиков, картина заняла место в пятерке самых кассовых лент года. Причем, по данным компании «Медиалогия», 37% зрителей собирались на «Матильду» именно из-за поднятой вокруг картины шумихи и только 2% не хотели смотреть фильм по причине веры.

Второй довольно важный сюжет года — возобновленное еще в 2015-м по просьбе патриарха Кирилла следственное дело о гибели царской семьи, проблема признания так называемых екатеринбургских останков царскими и их захоронение. Расследование пошло по третьему кругу, поскольку среди православных сохраняется недоверие к проведенным без участия церкви в 90-е годы прошлого века и в конце 2000-х экспертизам. Многие считают, что «екатеринбургские останки» — фальшивка. Теперь церковь создала свою экспертную комиссию (состав ее засекречен), которая работает вместе со Следственным комитетом.

«Мы надеемся, что, поскольку работа очень объемная и отчет будет очень большим, где-то к концу второго квартала текущего года сможем представить итоги: следователи — в Следственный комитет, а мы — к грядущему Архиерейскому Собору», — пообещал в самом начале года «Интерфакс-Религии» епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), один из участников церковной комиссии. Однако с итогами не удалось ознакомиться ни во втором, ни в четвертом квартале, когда состоялся Архиерейский собор, хотя все экспертизы были завершены еще в марте и в июле СК разрешил патриархии публиковать их результаты. Новые экспертизы подтвердили выводы более ранних исследований: останки принадлежат членам царской семьи.

Результаты не только не обнародовали, пуще того — на прошедшей в конце ноября конференции«Дело об убийстве царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия»старший следователь по особо важным делам СК Марина Молодцова заявила, что «следствием планируется назначение психолого-исторической судебной экспертизы для разрешения вопроса, связанного, в том числе, и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи». А епископ Егорьевский Тихон сообщил, что версии ритуального убийства придерживается значительная часть церковной комиссии. Идея «ритуального убийства» возмутила здравомыслящую часть общества, и то, что признание царских останков церковью в очередной раз откладывается, как-то отошло на второй план.

Между тем, это выглядит загадочным, даже если учесть существующую в церковных кругах довольно влиятельную фундаменталистскую оппозицию «екатеринбургским останкам» и нежелание патриархии идти на открытый конфликт с этим крылом. Нельзя же вовсе пренебрегать здравым смыслом? Однако если посмотреть на общественно-церковные коллизии этого года в ракурсе грядущих президентских выборов, то возникают некоторые дополнительные соображения.

История с «Матильдой» — что это было:спонтанные выступления православных радикалов или целенаправленная подготовка к предвыборной кампании Владимира Путина? Попытка проверить, можно ли всерьез ставить на «православную карту»? Можно ли довести «оскорбленные чувства» до той точки кипения, которая дает надежду на возгонку некоей объединяющей православно-державной идеи?

Если так, то ответ оказался крайне неблагоприятным для патриархии: народ в массе своей не только выказал полное равнодушие к «безнравственности» создателей фильма, но и, по опросам той же «Медиалогии», осудил скорее агрессию защитников «традиционных ценностей» в лице царя-батюшки и «православной Руси» (позицию Натальи Поклонской не одобряют 65% жителей обеих столиц, 52% населения городов-миллионников и 48% всех опрошенных).

Не исключено, что и царские останки, как это ни печально, тоже разменная карта в предвыборных играх. А ну как могут еще пригодиться — стоит ли спешить ставить в этом деле точку? Нет, еще потянем, проверим версию «ритуального убийства» — как будто версии ритуального убийства проверяются. Все это очень похоже на желание сохранить некую заповедную территорию, благодатную для прорастания семян мифотворчества.

У церкви своя фига в кармане: царские останки — удобный ресурс для шантажа власти, раз уж Путину так хочется примирить «белых» и «красных».

Церковь все глубже затягивает в политику. С мест приходит информация, что особые отделы государственных вузов и научных институтов все чаще запрещают проводить совместные конференции с представителями других христианских вероисповеданий — с баптистами, с евангелистами и пр. антиэкстремистское» законодательство подготовило почву для дискриминации религиозных меньшинств, и в последние годы она ощущается все сильнее). Некоторые митрополиты целиком и полностью поддерживают эту практику, не без удовлетворения наблюдая за расправой с «неблагонадежными». И кажется, не замечают того, что правоохранительные органы уже выпестовали «воцерковленных» особистов, которые готовы искать ереси и в среде православного священства…


Фото: Россия. Екатеринбург. 17 июля 2017. Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий (слева) и заместитель председателя комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Наталья Поклонская во время крестного хода в память о последнем российском императоре Николае II и его семье от Храма-на-Крови в Екатеринбурге до монастыря святых Царственных страстотерпцев в урочище Ганина яма в Свердловской области. Шествие состоялось в рамках международного фестиваля православной культуры "Царские дни". Донат Сорокин/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31981

Последний раз редактировалось VladRamm; 07.01.2018 в 23:11.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 07.01.2018, 23:07
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Антон Орехъ: Годы идут...

Название: 1515017191.jpg
Просмотров: 412

Размер: 172.1 Кб
Антон Орехъ: Годы идут...

Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше…

От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.

Я все чаще вспоминаю август 1991-го. Конкретно для моей семьи то время было противоречивым и трудным, но мне было девятнадцать, и казалось, что все теперь меняется к лучшему, что впереди широкие горизонты — что все случилось для меня вовремя! Ты молод, сил вагон, мыслей навалом, а возможности открываются невиданные! И о возможностях страны думалось тогда даже больше, чем о личных возможностях.

И вот прошло 26 лет, даже чуть больше. Мне 45. и я понимаю, что жизнь совершила какой-то полный круг и мы — и я — вернулись даже не в исходную точку, а куда-то еще дальше. Когда мне было не то что не девятнадцать, а я едва в школу пошел.

Современное телевидение говорит и показывает всю ту же невероятную пропагандистскую муть, что и тогда, разве что технологии промывания мозгов стали не в пример совершеннее. Страна опять во враждебном окружении. Очарование Трампом сменилось разочарованием — но это было так нетрудно предсказать. Это лишь Маргарита Симоньян хотела кататься по Москве с американским флагом в честь нового президента США, а умным людям все было понятно сразу. Мы с Америкой снова злейшие враги.

Мы опять вооружаемся перед призраком НАТО. Только черту провели уже по границам бывших советских республик. Сталин набирает популярность тем более, чем глубже уходит в могилу. Сталинские репрессии получают все больше одобрения и лозунг «можем повторить», боюсь, касается теперь не только войны и Победы. А про фашистов и Великую Отечественную говорят столько и с таким напором, словно закончилась она на днях. Коля Десятниченко со своими педагогами испытал всё это на себе в полной мере.

Фигура Путина почти полностью закрыла горизонт, а оппозиция растворилась где-то между малочисленными акциями Навального и индивидуальным перфомансом Ксении Собчак.

Люди стали жить еще труднее, но трудностями их не напугаешь. Рост экономики в полтора процента радует граждан, как полет в космос. Хотя не факт, что какой-то рост вообще есть. Но граждане, которые и так не любили думать своей головой, нынче делают это еще менее охотно.

Нас ждут выборы, хотя выборами это все давно уже не является. Нас ждет тот же Путин еще минимум на шесть лет. Путин, который и так-то был скверен, а с возрастом все его вредные привычки только обострятся. Процессы полного разложения власти и общества от этого лишь ускорятся.

И общество виновато в этом никак не меньше власти. Вы знаете, я тут ремонт делал несколько месяцев — и пришел в ужас. Потому что за все это время, кроме моей бригады (слава богу!), не видел ни одного человека, у которого руки не росли бы из задницы. Ни одного из нескольких десятков! Путин в этом виноват? В том, что почти никто не может и не хочет работать? Зато никто не упустит шанса своровать, что плохо лежит.

Последние 18 лет надежды таяли, а мои былые юношеские восторги развеивались. Восемнадцать лет! И еще шесть! И еще?

Через шесть лет мне будет за пятьдесят. Еще через шесть я подойду к пенсии. Что останется от моих идеализмов к тому моменту?

Но страна наша тем и удивительна, что в ней все может перемениться в один момент. В тот момент, когда уже и не ждешь никаких перемен.

Хотя перемены могут быть вовсе не обязательно к лучшему. Но в Новый год — хотя бы в Новый год — о худшем думать не хочется. Остается верить в чудеса. Но не сидеть в ожидании чудес сложа руки! Потому что само собой в нашем Отечестве происходит только зло. А ради добрых дел приходится потрудиться.

http://www.ej.ru/?a=note&id=31942
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 08.01.2018, 18:10
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Александр Гольц: Фейерверк над развалинами

Название: 1515314152.jpg
Просмотров: 263

Размер: 102.1 Кб
Александр Гольц: Фейерверк над развалинами

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года

Александр Гольц

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года.

Фото: Сирия. Латакия. Многофункциональные бомбардировщики Су-34 перед вылетом с авиабазы Хмеймим в пункты постоянного базирования на территории России. Снимок с видео. Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС

http://www.ej.ru/?a=note&id=31978
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 09.01.2018, 20:15
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,737
По умолчанию Игорь Яковенко: 2017 - год катастрофических побед

Название: 1515475937.jpg
Просмотров: 158

Размер: 186.2 Кб
Игорь Яковенко: 2017 - год катастрофических побед

В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает.

Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население. Можно построить две отдельные формулы – отдельно для «измерения» государства, с телевизором в знаменателе, отдельно для «измерения» страны, тут в знаменателе будут данные Левады-центра. Но поскольку Левада-центр с разной степенью достоверности и честности исследует то, что в головы россиян вложил телевизор, мы не будем умножать сущности.

Итак, что имеем в знаменателе. Телевизор круглосуточно рассказывает о величии России, о том, как она в одиночку спасает глобус от мирового терроризма, от козней Запада и фашистов, захвативших власть в Украине. То, что в результате произошло с головами россиян, зафиксировал Левада-центр в ноябре 2017 года. В этом году достигло исторического максимума число россиян, считающих, что русские – великий народ, имеющий особое значение в мировой истории. Сегодня так думают 64% опрошенных, что в 5 раз больше, чем в 1992 году, когда таких было 13%. Доля тех, кто считает русских таким же народом, как и другие народы, сократилась почти в 2,5 раза: с 80% в 1992-м до 32% в 2017-м.

Со знаменателем, который стремится к бесконечности, разобрались, теперь о числителе. Путин на встрече с рабочими депо «Москва – Киевская» сказал, что «2017-й год складывается для России в целом удачно», и тут же соврал, что реальные доходы россиян выросли. Путин врет всегда безоглядно и вдохновенно. Примерно в то же самое время карманный Росстат сообщил о снижении реальных доходов россиян за 11 месяцев на 1,4%. Свыше 20 миллионов граждан России выживают в нищете, имея доход ниже прожиточного минимума.

Особую гордость в популяции вызывают успехи России и лично Путина на международной арене. «Россия уничтожила ИГИЛ!» — всю вторую половину 2017-го кричит телевизор. «Мы уничтожили ИГИЛ. Война закончена», — сообщает подведомственной популяции Путин. «Мы спасли мир от террористов ИГИЛ, а кто же еще?» — знают все россияне. То, как наши ВКС лихо бомбят Сирию, нам целый год показывали по телевизору. Но по поводу того, что Россия уничтожила ИГИЛ, и по поводу окончания войны есть два вопроса. Вопрос первый. Террористическое квазигосударство ИГИЛ имеет две столицы: Мосул в Ираке и Ракку в Сирии. Оба этих города были освобождены от террористов при поддержке международной коалиции во главе с США. Ни войска Асада, ни войска Путина в этом не участвовали. Это не означает, что Россия не принимала участие в разгроме ИГИЛ, но довольно убедительно свидетельствует, что роль России в войне в Сирии, мягко говоря, весьма преувеличена. То есть и тут знаменатель стремится к бесконечности, в то время как числитель представляет собой довольно скромную величину. То же самое и со вторым вопросом – об окончании гражданской войны в Сирии. Поскольку после того, как Шойгу и Путин об этом объявили, геноцид сирийского народа продолжается и люди гибнут сотнями и тысячами. То есть вмешательство путинской России в войну в Сирии, во-первых, не стало главным фактором в разгроме ИГИЛ, во-вторых, не принесло мир на землю Сирии. Единственное, чего смог добиться Путин – сохранение власти диктатора и убийцы Асада над частью сирийской территории.

Чем стал 2017-й год для России? Это был год мракобесия, год торжества подлости, лженауки и пошлости, а также год потери будущего.


ГОД МРАКОБЕСИЯ

Весь год страна наблюдала за тем, как депутат Поклонская, внезапно впавшая в сектантский припадок царебожия, прикидывалась юродивой и бросалась на режиссера Учителя и его фильм «Матильду». У юродивой немедленно появились сторонники и последователи. По всей стране случились «всероссийские стояния за веру, Отечество, народ и царя». Стояли против фильма «Матильда». Некоторые стоянием не ограничились и принялись жечь машины у офиса режиссера Учителя. В движении к Средневековью депутата Поклонскую поддержали многие, один из первых – глава Чечни Рамзан Кадыров, который потребовал, чтобы злосчастный фильм не получил прокатного удостоверения на территории Чечни.


ГОД ЛЖЕНАУКИ И ХАНЖЕСТВА

Противостояние между исторической наукой и министром культуры Мединским в 2017-м завершилось викторией Мединского и, соответственно, полным разгромом и капитуляцией исторической науки.

То, что докторская диссертация Мединского не имеет ни малейшего отношения к науке вообще и к истории в частности, очевидно любому, кто имеет малейшее представление о науке и ее методах. Именно такой вердикт по данному тексту вынес экспертный совет ВАК. Но, поскольку в путинской России идет целенаправленное уничтожение и унижение науки, во главе Министерства образования и науки стоит Ольга Васильева, неоднократно доказавшая, что для нее авторитет церкви выше авторитета науки. Естественно, Васильева поддержала Мединского, и он остался доктором исторических наук.

Та же Васильева совместно с еще одной православной кликушей во власти, омбудсменом по правам ребенка Анной Кузнецовой продавили в 2017 году решение о включении в школьный курс «Нравственных основ семейной жизни». Заниматься школьникам предложат по учебнику, написанному монахиней (!) и священником.


ГОД НЕГОДЯЕВ

2017-й стал годом триумфа нескольких россиян, каждый из которых является эталонным негодяем, то есть воплощает в себе все самые отвратительные черты человеческой натуры. Среди этой галереи россиян-победителей выделяются двое: Игорь Сечин и Рамзан Кадыров. Сечин в 2017-м одержал много побед. Главная из которых, несомненно, посадка федерального министра Улюкаева, которого Сечин поймал на колбасу как самого глупого карася. Отобедав министром Улюкаевым, Игорь Иванович принялся добывать себе на ужин Евтушенкова с его АФК «Системой», но эта добыча оказалась шустрой и верткой. Евтушенков почему-то отказался быть съеденным и, прекрасно понимая, что в Башкирии, где поначалу настиг его своим иском Сечин, Игорь Иваныч его точно сожрет, отчаянно рванулся в Москву, где стал носиться в поисках спасения между Кремлем и Московским арбитражным судом, оглашая планету воплями: «Помогите! Хулиганы имущества лишают!» Путину этот шум надоел, и он предложил Сечину и торчащему у него из пасти Евтушенкову помириться и не пугать бизнес. Тут важно не то, что Путин сказал, а то, что не факт, что Сечин его послушает…

Превращение сферы российского бизнеса в аналог парка Юрского периода, в котором зубастые рептилии пожирают друг друга в зарослях гигантских папоротников и хвощей, это важный штрих к портрету 2017 года…

Рамзан Кадыров в 2017-м окончательно утвердился в трех ипостасях. Кадыров автономный начальник путинского спецназа с широчайшим диапазоном действий – от спецопераций в Сирии до усмирения недовольных внутри страны. За это он имеет полное освобождение от обязанности выполнять российские законы, а также уникальный статус феодального вассала, который получает дань от своего собственного сеньора. Полный отморозок в статусе главы региона с собственной гвардией не может не стать ньюсмейкером, поэтому Кадыров – самый популярный блогер в рунете.

Обратная зависимость между моралью и успехом в России не новость, но в 2017 она стала жесткой и линейной. Тотальная безнравственность окончательно стала фильтром на пути к успеху.


ИЗГОЙСТВО

В 2017-м Россия сделала широкий шаг на пути к превращению в мирового изгоя. Решение МОК, исключившего страну из мирового олимпийского движения, лишение многих прошлых олимпийских наград, плюс решение Конгресса США о новых санкциях, плюс неизбежный суд по Боингу, на котором Россия наверняка будет главным фигурантом – все это довольно быстро превращает Россию в страну, с которой все меньше находится желающих иметь дело.


ТОРЖЕСТВО ПОШЛОСТИ И УТРАТА БУДУЩЕГО

Символ прошлых лет – ядерный пепел, в который телеведущий Киселев грозил превратить Америку, сменился в 2017-м новым символом – ведром с надписью «говно», который телеведущий Шейнин вносит в студию и предлагает отведать оппонентам. Путинский телевизор окунул в шейнинское ведро всю страну. С той лишь разницей, что у Шейнина, по его словам, в ведре был шоколад, а для страны столько шоколада не нашлось, так что Россия плавает в иной субстанции.

Невыносимая пошлость стала еще одним фильтром на пути к успеху. Об этом свидетельствуют новые лица, заявившие о себе в качестве участников президентской гонки. Одна из самых пошлых передач российского ТВ, «Дом-2», стала весьма надежным социальным лифтом. Одна ведущая этой программы – Ксения Собчак – становится кандидатом в президенты с мощным административным ресурсом и с заявкой на создание парламентской партии. Вторая – Ольга Бузова – открывает в себе вокальный талант, дает сольные концерты и получает место ведущей в прайм-тайм на федеральном канале. Еще один апофеоз пошлости – кандидат от КПРФ, сидящий в интерьере с двумя портретами В.И. Ленина и макетом клубники угрожающих размеров.

Стартовавшая в 2017 году президентская кампания, в которой не предусмотрены никакие выборы, конкуренция, вообще не предусмотрен какой-либо политический процесс – это довольно внятный мессендж, который Россия посылает всему миру, оставляя копию себе. Суть мессенджа изложена в четырех словах: «У РОССИИ НЕТ БУДУЩЕГО». Проект коммунистического будущего России умер в 70-х годах прошлого века и был захоронен в 1991-м. Выбросив истлевшую шинель коммунизма, голая Россия попыталась втиснуть свои обильные телеса в либеральные одежды свободного рынка и демократии. Портные оказались жуликами, наподобие тех, из сказки Андерсена «Новое платье короля», которые украли весь материал и пытались убедить народ, что голый король одет в роскошные одеяния. Обман держался недолго, Россия разочаровалась в любых идеологических одеждах и позволила новому проходимцу укутать себя дерюгой имперского мифа про «вставание с колен», «возвращение величия» и прочий бред, которому «крымнаш» придал новый импульс и обогатил сказкой про «русский мир», «Новороссию» и пр.

В 2017 году все эти мифы растаяли в воздухе. Никто не верит в «русский мир», в «Новороссию» и прочую чушь. Россия вновь осталась голой, без какого-то ориентира, показывающего очертания будущего. Приговоренная к пожизненному Путину, страна впала в прострацию, больше всего напоминающую состояние комы. Что и когда выведет ее из этого состояния, предсказать невозможно. Россия вползла в 2018-й год, не приходя в сознание и не проявляя особого интереса к своей судьбе. Впрочем, и весь остальной мир все меньше интересуется Россией. Если бы не второй в мире запас ядерного оружия, человечество вполне согласилось бы забыть, кто там валяется в северной части Евразии…

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

http://demset.org/f/showthread.php?t=14575

http://www.ej.ru/?a=note&id=31988
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 06:00.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot