Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 08.08.2018, 22:15
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Путинская власть запугивает детей

Название: Dj9WL3FWwAEEYUy.jpg
Просмотров: 751

Размер: 34.9 Кб
Джордано Бруно из Барнаула:
«Всем привет, меня зовут Маша, мне 23 года и я - экстремистка»


Индустриальный районный суд Барнаула начал рассмотрение дела 23-летней Марии Мотузной, обвиняемой в экстремизме и оскорблении чувств верующих из-за изображений, которые она сохраняла на своей странице в социальной сети "ВКонтакте".

На первом заседании подсудимая отказалась от ранее данных признательных показаний и попросила об изменении порядка рассмотрения дела с особого на общий.

"Я отказываюсь от данной ранее явки с повинной, так как мне не был предоставлен адвокат... Вину не признаю", - сказала Мотузная (цитата по Интерфаксу).

На заседании Мотузная также заявила, что отказывается от защиты государственного адвоката Ирины Сертягиной, и попросила привлечь к защите общественного деятеля Виктора Рау.

Судья Сергей Трушкин удовлетворил ходатайство об изменении порядка рассмотрения дела и назначил следующее заседание на 15 августа. В допуске к защите Рау суд отказал.

По мнению адвоката Мотузной Алексея Бушмакова, процесс может затянуться из-за неявки свидетелей. "Я, честно, не надеюсь на оправдательный приговор. Надо быть здравомыслящим человеком, не надо рассчитывать на чудо", - цитирует защитника "Медиазона".

На оправдательный приговор не рассчитывает и сама подсудимая. "Мне обещали, что если я признаюсь, получу исправительные работы. Кроме того, адвокат не присутствовал при этом процессе, впоследствии мне объяснили, что это нарушение. Вину я не признаю, но не надеюсь на оправдательный приговор", - заявила журналистам Мотузная.

"Меня зовут Маша, и я - экстремистка"

Жительница Барнаула Мария Мотузная рассказала о том, что стала обвиняемой по делу о возбуждении ненависти либо вражды (ст. 282.1 УК) и оскорблении чувство верующих (148.1 УК), в конце июля. В своем "Твиттере" девушка написала, что поводом для обвинений стали картинки, которые она сохраняла на своей старой странице "ВКонтакте".

Мотузная рассказала, что 8 мая в ее квартиру пришли с обыском, изъяли домашний компьютер и телефон, после чего отвезли на допрос, где показали скриншоты картинок, которые она сохраняла в 2015 году - мемы на религиозную тему, а также мемы, где речь идет о чернокожих.

По словам Мотузной, она была напугана и дала признательные показания. При этом государственный адвокат никак ей не помогла и не разъяснила права, утверждает девушка.

.............................................

В своем "Твиттере" Мотузная опубликовала часть материалов дела, в том числе заявления студенток алтайского филиала Российской академии народного хозяйства Дарьи Исаенко и Анастасии Битнер, которые стали основанием для вобуждения дела.

По заявлению этих же студенток было возбуждено дело против студента Алтайского краевого колледжа культуры Даниила Маркина. Его также обвиняют в оскорблении чувств верующих из-за мемов на религиозную тематику, сохраненных на его странице во "ВКонтакте".

До отдельных людей абсурдность ситуации очевидна, но система набрала ход

Компания Mail.Ru Group, которой принадлежит "ВКонтакте", 6 августа выпустила пресс-релиз, в котором призвала изменить законодательство и правоприменительную практику в отношении пользователей социальных сетей.

"Мы видим, как во многих регионах нашей страны становится популярной практика возбуждения уголовных дел на пользователей за лайки и репосты в социальных сетях. Зачастую действия правоохранительных органов явно не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в комментариях или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой", - заявили в компании.

В Mail.Ru также призвали амнистировать тех, кто был несправедливо осужден за лайки и репосты в социальных сетях.

"Считаем необходимой амнистию несправедливо осужденных, отбывающих срок по соответствующим обвинениям и декриминализацию подобных случаев в будущем", - подчеркивается в пресс-релизе.

Подала голос и РПЦ

Русская православная церковь попросила верящих в бога судей и следователей заканчивать дела об оскорблении чувств верующих примирением сторон. Об этом сообщается на сайте Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

В церкви считают, что в случае, когда обвиняемый признает свою вину и сожалеет о поступке, верующие люди должны просить о прекращении уголовного преследования.

Стоп! А вот здесь стоит остановиться. В РПЦ считают, что "когда обвиняемый признает свою вину и сожалеет о поступке, верующие люди должны просить о прекращении уголовного преследования"! (такого же требовала и средневековая инквизиция, но от костра это не спасало)

Но Мария не признает свою вину и в этом она совершенно права. С чего ей виниться? Она никого не оскорбляла, ни за кем не бегала, навязывая свое мнение (навязывают, как раз, ей). Она разместила свое мнение на своей странице (имела полное право) и те, кто с ее мнением не согласны имели все возможности не оскорбляться, например, не посещать ее страницу.

Согласно канонам РПЦ, все живущие заранее грешны, уже с момента рождения. Свой грех они должны замаливать молитвой, только тогда они имеют шанс быть прощенными и спасенными. Мария не разделяет такую концепцию мира. Она не считает себя грешной, то есть виновной.

Так кто и у кого должен прощения просить? Верующие люди должны просить не у суда прекращения уголовного преследования, а прощения у бога. Прощения за то, что они породили зло, плодят его и на нем настаивают. Но они не только не просят прощения, они даже не сожалеют.

Не следует истинно верующим стучать в весьма сомнительные органы, используя в качестве своих защитников чертей, а молиться, помня Моисеевы заповеди. Но, каков поп, таков и приход.

Ну кто бы мог подумать, что в России 21 века такое возможно? Герцен, Толстой, Пушкин, Салтыков-Щедрин? Несомненно, что все они оказались бы на скамье подсудимых сегодня и сроки получили бы не малые.

Ну, а чего еще ожидать, если "святые судилища" в России оказались в руках чертей и прочих представителей ада?

"В моем деле два тома и около 400 страниц, – пояснила Мотузная. – Просто посмотрите на эти два изображения. Там все такое".

Дело Мотузной вызвало широкий общественный резонанс и возмущение у пользователей социальных сетей.

29 июля в "Твиттере" появился аккаунт "Текстовые мемы за которые ты сядешь" (пунктуация сохранена), в котором публикуются описания мемов, взятые из уголовных дел. На него подписались почти 8 тысяч пользователей.

"Мне просто было интересно, за какие мемы можно присесть. Довольно дико, что следователи обращают внимание на эти мемы и описывают их таким языком. Непонятно, как вообще в голову могло прийти за такое преследовать людей"

Вот одна из таких картинок:
Или вот эта:
Название: DjbJVe6W.jpg
Просмотров: 290

Размер: 62.0 КбНазвание: dve-bedy.jpg
Просмотров: 304

Размер: 82.4 Кб

"Сам контент "Твиттера" состоит из прямых цитат решений государственных экспертов и не ставит своей целью кого-то оскорбить", - отмечается в аккаунте.

Некоторые пользователи предложили устроить бойкот "ВКонтакте" и призвали удалить из социальной сети свои профили.

"Бойкот ВК. За последние несколько лет за посты в ВК завели более 4000 уголовных дел по стране. 85 процентов осужденных за "экстремизм" - это ВК. Соцсеть сдает людей и сотрудничает с ФСБ. Удаляйте свои страницы оттуда", - написал пользователь "Твиттера" Александр Тверской. Его твит набрал почти 2 тысячи ретвитов.

Ранее стало известно, что в Барнауле за месяц было заведено три уголовных дела за шутки про религию в социальных сетях. Андрей Шашерин, Мария Мотузная и Даниил Маркин обвиняются в "возбуждении ненависти или вражды" и "оскорблении чувств верующих" из-за так называемых мемов.

Мотузной и Маркину грозит до пяти лет лишения свободы.

СМИ сообщают, что заявления на обоих написали одни и те же люди – студентки Академии госслужбы при президенте РФ Анастасия Битнер и Дарья Исаенко (у каждого дьявола свои черти-шестерки).

А девочка Мария молодец. Будет очень стыдно и подло, если общество даст ее в обиду. В одной соседней стране жители, защищая своих детей, свергли власть. Новой пока еще не построили, мешают им в этом очень здорово, но у них все впереди.

А вот не позади ли все у России? Как мы так незаметно докатились до жизни такой? И это страна, которую еще двадцать лет назад считали в мире самой читающей!

https://ehorussia.com/new/node/16744

Последний раз редактировалось VladRamm; 16.08.2018 в 15:52.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 09.08.2018, 20:00
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Дарина Шевченко: Они как крысы приходят в 6 утра

Название: Сергей Соколов.1.jpg
Просмотров: 233

Размер: 152.8 Кб
Репрессии методом тыка. Статья УК и совет уехать из России для инвалида

СК РФ по Тверской области возбудил уголовное дело по ч.1 ст. 282 "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" на 46-летнего Сергея Соколова. По версии следствия, посты и картинки, которые Соколов разместил на своей странице в социальной сети "ВКонтакте", содержат "языковые признаки направленности на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы по признакам расы, национальности, языка, происхождения".

20 июля полицейские провели обыск в квартире Соколова в подмосковном городе Люберцы, изъяли ноутбук, телефон, планшет и смартфон. Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

– В 6 утра в дверь моей квартиры начали стучать какие-то люди и кричать: "Впустите водопроводчиков". Я открыл дверь. Полицейские ворвались в квартиру и заставили меня встать лицом к стене. У них, видимо, так принято себя вести. Я спросил, по какому поводу визит. Полицейские показали постановление, что картинки и статьи на моей странице в социальной сети "ВКонтакте" попадают под статью об экстремизме. Затем полицейские провели обыск. Забрали всю технику. Полицейских еще заинтересовала книга Алины Витухновской. Они хотели эту книгу изъять. После обыска полицейские сказали мне: "Если вам не нравится жить в России, то уезжайте". Затем меня повезли в Тверь, в отдел полиции. Там мне предложили написать явку с повинной. Я согласился только с тем, что постил картинки.

Почему вы признали это?

– Я на самом деле публиковал картинки. Я от них не отказываюсь. В этих изображениях нет ничего ужасного. Сарказм, юмор на политические темы, сатира, но никак не экстремизм. Я, как и любой человек, имею право искать интересную мне информацию из источников, альтернативных федеральным телеканалам. Я имею право делиться этой информацией. А кто не хочет, пусть не читает. Покушаться на это право, значит покушаться на свободу слова и получения информации. И на свободу мысли даже.

Какие именно картинки из вашего аккаунта пытаются признать экстремистскими?

– Полицейские показали мне предварительную экспертизу, которую сделал Юрий Николаевич Варзонин, преподаватель филологического факультета Тверского государственного университета. У этого преподавателя я когда-то учился. В экспертизе рассматривали статью журналиста Аркадия Бабченко, песню группы "Ансамбль Христа Спасителя", изображение Путина со свастикой. А также мою личную фотографию, где я запечатлен в 2009 году в Швеции на фоне достопримечательностей. На фотографии я поднял руку вверх. Следователи усмотрели в этом жесте нацистское приветствие.

А что это было?

– Я просто друзьям махал рукой. Я не имею к фашистской идеологии никакого отношения.

Что написал в экспертизе ваш бывший преподаватель?

– Он решил, что картинки возбуждают ненависть по отношению к русским людям и сторонникам Путина. Фотография, где я машу друзьям рукой, это, с точки зрения эксперта, поддержка нацизма. Сейчас следователи отправляют материалы на еще одну экспертизу в Нижний Новгород. А мой адвокат Ильнур Шарапов отправит на альтернативную, независимую экспертизу.

Вы, когда выкладывали картинки на своей странице в интернете, не предполагали, что можете стать обвиняемым по делу об экстремизме?

– Откуда я знал, что именно следователи сочтут экстремизмом? Никто этого не знает. Я у полицейских спрашивал, по каким критериям они определяют, что такое экстремизм. Четкого ответа не получил. Полиция, если захочет, найдет экстремизм в любом тексте и изображении. Если все время бояться стать подозреваемым по экстремистской статье, то лучше ничего не делать и вообще не существовать.

Понимаете, почему вы стали подозреваемым по 282 статье?

– Я обычный человек, менеджер младшего звена с очень скромной зарплатой, инвалид 3 группы. Я стал жертвой репрессий методом тыка. Больше никаких версий у меня нет. Я живу в России и готов к чему угодно. Все мы сейчас находимся в зоне риска. Преследования меня и других обвиняемых по 282 статье – это произвол власти, которая закручивает гайки, чтобы напугать народ. Нельзя человека преследовать за оценочные суждения. Полиция вместо поиска настоящих преступников несется в другой город на деньги налогоплательщиков, чтобы арестовать меня за посты в социальных сетях. Кстати, предварительная экспертиза картинок на моей странице была проведена осенью прошлого года. Следователи пытались меня найти в Твери, но безуспешно, так как я уже давно живу и работаю в Москве. В феврале мне позвонил участковый из Твери и потребовал, чтобы я приехал в полицию. Я попросил его объяснить, зачем. Участковый ответил, что это не телефонный разговор. Я сказал, что в таком случае никуда не поеду.

Следствие пытается вас обвинить в возбуждении ненависти по отношению к русским людям. Что вы можете возразить на это?

– У меня нет никаких национальных предрассудков. К русским я отношусь по-разному. Зависит от каждого конкретного человека. После войны с Украиной мое мнение о россиянах ухудшилось. И я имею право на это оценочное суждение. Я – за здоровый патриотизм: за развитие российской науки, языка и культуры. Нездоровый патриотизм – махать триколором и вопить, что Крым наш. Я бы хотел, чтобы наша страна шла по пути демократизации и либерализации, чтобы в СМИ был плюрализм мнений. А Россия брала пример с развитых стран, например, Норвегии. Я не то чтобы патриот, скорее, космополит. Но России я желаю только добра. А вот к российской власти я отношусь негативно и не скрываю этого. Так и сказал на допросе в отделе полиции. Мне не нравится внешняя политика российской власти. В процессе присоединения Крыма было много нарушений с точки зрения международного права. Мне не нравится узурпация власти одним человеком, отсутствие конкурентной борьбы в политической сфере, репрессии за лайки и репосты. Не нравится, что оппозицию давят на корню и обнищание людей. В Твери, например, средняя зарплата 15-20 тысяч рублей. На эти деньги сложно выжить.

Вы ходили на антикоррупционные митинги? Навального поддерживали?

– Я был на митингах 2012 года, но нас тогда разогнали и больше в митинги я не верю. Я не вижу результатов последних митингов. Моя политическая активность проявляется лишь в постах в интернете. Я заинтересовался политикой после конфликта в Грузии. И с тех пор все больше и больше убеждался, что российские власти поступают неправомерно с точки зрения международного права. Нельзя действовать только с позиции силы. Есть же еще и закон.

Как возбуждение уголовное дела против вас восприняли ваши близкие?

– Близких у меня почти нет. С одной стороны, это плохо – некому меня сейчас поддержать. С другой, хорошо – некому из-за меня переживать, – говорит Сергей Соколов.



Комментарий дал адвокат международной правозащитной организации "Агора" Алексей Бушмаков. Он защищал видеоблогера Руслана Соколовского, которого в марте прошлого года осудили за оскорбление чувств верующих на 3,5 года условно. Сейчас Бушмаков представляет интересы Марии Мотузной и консультирует Антона Ангела, Даниила Маркина, Андрея Шашерина. На каждого из них возбудили уголовное дело по 282 статье за репосты и сохраненные картинки в интернете.

В последнее время мы чуть ли не каждый день узнаем о возбуждении нового уголовного дела по статье 282. Как вы думаете, с чем это связано?

– Либо таких дел стало больше, либо обвиняемые по экстремистским статьям перестали бояться рассказывать о том, как их преследуют. Возможно, оба варианта верны. Поведение силовиков расходится с политикой, которую пытается проводить Госдума. Законодательная власть желала бы смягчить наказание по статье 282 или вовсе декриминализировать эту статью. Многие депутаты видят полный абсурд обвинений. А правоприменитель, видимо, желает зарабатывать себе палки, получать звездочки и изображать бурную деятельность. Никакая это, конечно, не борьба с экстремизмом. Потому что картинки, за которые мои подзащитные находятся под следствием, не несут в себе экстремистских идей. Например, на картинках, которые размещал Сергей Соколов, нет никаких призывов к возбуждению ненависти или вражды. Мой опыт показывает, что дела за экстремизм возбуждают с массой процессуальных нарушений.

Кто больше рискует стать обвиняемым по 282 статье за посты и лайки в интернете?

– В первую очередь, люди, критикующие власть, РПЦ, политику президента. Следователи так и пишут в обвинительных заключениях: "Критиковал президента Путина и патриарха Кирилла". Чаще всего внимание полицейских привлекают граждане с активной жизненной позицией. Оперативники начинают мониторить социальные сети активистов. И находят некие якобы содержащие экстремистский смысл картинки или высказывания. На самом деле мою подзащитную Марию Мотузину, Сергея Соколова и других обвиняемых преследуют за инакомыслие и право выражать собственное мнение. Хочу заметить, что чаще всего уголовные дела по 282 статье возбуждают против незащищенных деньгами и связями людей. У некоторых из них нет даже возможности нанять адвоката.

Вы понимаете, по каким критериям полицейские отличают экстремистские мемасы, фотографии и посты от неэкстремистских?

– Ответа на этот интересный вопрос не знают ни правоохранители, ни эксперты, ни уж тем более обычные пользователи интернета. Правоохранители советуют на всякий случай ничего не публиковать. Но такой подход нарушает право на свободу слова, которое охраняется Конституцией. Сотрудники полиции загребают из интернета все картинки с Путиным и патриархом. Затем показывают добычу экспертам. Те уже на свой вкус выбирают то, что соответствует понятию "экстремизм". Раз нет четких границ, что попадает под статью 282, то гражданин не может прогнозировать свое правомерное поведение. Несмотря на то, что строгих научных критериев экстремизма в интернете не существует, представление следователей о допустимом с каждым годом меняется в сторону ужесточения. Сейчас рассматривается как экстремизм то, что казалось безобидным в 2014 году. Срок давности по делам об экстремизме – шесть лет. Все это очень страшно, потому что под статью об экстремизме может попасть любой человек. Недавно профессор, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Северо-Кавказского федерального университета Алексей Кибальник рассказал, что его научную статью проверяют на экстремизм по заявлению РПЦ. Даже преподаватель, у которого учатся будущие следователи, попал в такую ситуацию.

Расскажите, как себя лучше вести человеку, к которому в шесть утра пришли полицейские с обыском из-за постов в интернете?

– Часто полицейские запугивают и заставляют писать явку с повинной. Никто не знает, как он поведет себя в такой стрессовой ситуации. Я понимаю, что под давлением и угрозами силовиков можно испугаться и сделать все, что угодно. Но постарайтесь справиться со страхом, не торопитесь оговаривать себя, не подписывайте каких-либо документов без адвоката. И имейте под рукой телефон юриста или правозащитника, с которым можно быстро связаться. Марию Мотузную, например, застращали и заставили подписать признательные показания.

Явку с повинной и признательные показания можно оспорить?

– В деле Мотузной явка с повинной была подписана без адвоката. Марии не разъяснили последствия составления такого документа. Это нарушает российское законодательство. А значит, явка с повинной может быть признана недействительной.

https://www.svoboda.org/a/29420638.html

https://ehorussia.com/new/node/16762
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 10.08.2018, 00:21
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Елена Рачева и Анна Артемьева: «Аргументы не найдены»

«Аргументы против содержания под стражей судом не найдены»

Суд продлил на месяц арест 18-летней фигурантки дела «Нового величия» Анны Павликовой

— Возьми меня за руку. Заранее возьми. Не рискуй, вдруг упадешь. —
Правозащитница Алла Фролова берет за руку Юлию Павликову, маму Ани. Юля неуверенно протягивает руку, во второй — трость. У Юли — рассеянный склероз, без нее она не может ходить. В коридоре Дорогомиловского суда — толпа.



Очередь пришедших на суд по продлению ареста Ани Павликовой и пытающихся пройти внутрь тянется через двор суда. Это первое заседание суда, на который привезли Аню — все предыдущие она смотрела по видеотрансляции из СИЗО. Приставы обступили железную дверь, через которую девушку должны завести в коридор суда, двое встали прямо перед Юлей, загородив от нее коридор.

— Расступитесь, дайте посмотреть на дочь маме. Она не будет бежать, прорываться… — уговаривает спины приставов Алла.

— Она бежать не может… — говорит старшая дочь Юли Настя.



Дверь открывается, за спинами приставов в бронежилетах видна Аня. С бесцветным лицом, перекинутыми на плечи косичками, в наручниках. Заходится в кашле, закрывает лицо платком. Родителей она не видит. Толпа в коридоре аплодирует.

Бледная такая — потому что жара, — уже за спиной Ани убеждает Юлю Алла Фролова.

Она болеет, ее простудили, — машет головой Юля.

На заседание почти никого из журналистов не пускают: суд проходит в зале, где помещается человек 20.

Аня сидит в стеклянном аквариуме, смотрит в пол. Все заседание она кашляет, трясется, нервно перебирает пальцы, иногда начинает плакать. В начале заседания родные кричат: «Дайте ей воды, она задохнётся». «Не положено», — отвечают приставы. Потом все же передают Ане бутылку, дают сделать глоток. Забирают воду назад.

Адвокат Ольга Карлова просит судью выпустить обвиняемую из «аквариума»: ее виновность не доказана, она не представляет опасности. Прокурор и следователь возражают, что это нарушит судебный процесс. Судья соглашается с ними. Три месяца назад эта же судья Дорогомиловского суда Юлия Рудакова вынесла решение о содержании Павликовой в СИЗО.



Следователь, парень лет на пять старше Ани, просит продлить срок ареста на месяц в связи с тем, что Павликовой предъявлено тяжкое обвинение, обвиняемая не замужем и не имеет семьи, не трудоустроена. Долго перечисляет следственные действия, для которых нужно, чтобы обвиняемая осталавась в СИЗО: допросы, очные ставки, экспертизы. Как раньше рассказывали родители Ани, за пять месяцев содержания под стражей их дочь не водили ни на один допрос.

Прокурор соглашается, что Павликова должна оставаться под стражей: причастность ее к преступлению подтверждена показаниями свидетелей и оперативной работой Центра «Э». Оба заявляют, что у Павликовой нет серьезных заболеваний, которые бы помешали ей находиться под стражей. Аня в аквариуме, кажется, даже не слышит это, смотрит в пол, теребит руки, всем телом дрожит.

Посмотрите на нее, — выступает адвокат Ольга Карлова. — Я хожу к ней, и вижу, что ребенок погибает.

У нее появилось столько болезней, которые мы не знаем, как лечить. Я хочу узнать у следователя, что будет, если она будет сидеть дома? Наденьте ей браслет. Зачем содержать ее в СИЗО?



Карлова передает судье пачку медицинских справок, перечисляет болезни Павликовой.

Судья долго читает список материалов дела, протоколы допросов, характеристики обвиняемой из школы и с места работы… Голос едва слышно, кажется, что она просто бормочет себе под нос.

Если моя дочь умрет, кто будет за это отвечать? — начинает свое выступление отец Ани Дмитрий Павликов. — У нее очень сложное положение по сердцу, гинекологии, которую застудили и не лечат, панические атаки, тремор рук. А она девочка — 18 лет. Я прошу, ваша честь, отправить ее под домашний арест, чтобы мы ее хоть как-то подлечили. У нас всех есть дети. Ваша честь, я прошу вас проявить гуманность.

Судья уходит для подготовки решения. Журналистов запускают в зал. Один из них кричит Ане: «Держись, девочка, все будет хорошо», огрызается на замечания приставов. Глава службы судебных приставов подходит к пресс-секретарю суда, наклоняется к уху: «Проверьте, уверен, у этого аккредитации нет. Выведем его».

Дмитрий показывает дочери обложку «Новой газеты» с ее фотографией, рассказывает, что петиция за ее освобождение набрала больше ста тысяч подписей за несколько дней. Аня улыбается. Передать газету приставы запрещают.



«Этот процесс — лакмусовая бумажка правосудия, — говорит правозащитник Лев Пономарев. Его поручительство за Аню Павликову есть среди материалов дела. — Верховный суд говорит, что необходимо чаще выпускать арестованных под домашний арест. Если Аню не выпустят — не будут выпускать никого».

Судья возвращается через полчаса. Опустив голову, едва слышно, начинает читать решение. Вкратце: суд считает обоснованным довод следователя о необходимости проведения следственных мероприятий. Учитывая роль обвиняемой в деле, можно предположить, что она может скрыться от следствия и суда. Аргументы против содержания под стражей судом не найдены. Изменение меры пресечения суд считает нецелесообразным.

Содержание под стражей продляется до 13 сентября.

Аня, застыв, стоит посреди аквариума. Левая сторона ее лицо вдруг начинает дергаться в нервном тике, пальцы судорожно сгибаются.

Держись, моя хорошая, я с тобой, — кричит Юля. В распахнувшиеся двери зала слышно, как в коридоре скандируют «Позор!» Приставы хватают одного из скандирующих, парня в майке с надписью «Команда Навального».

— И меня тогда заберите, и меня, — кричат женщины вокруг него, физически оттесняют от него приставов. Те отступают.

Аню выводят, как и привели: в наручниках, в окружении людей в бронежилетах, почти бегом. «Свободу!» — скандируют все. Юля опускается на скамью в пустующем коридоре и начинает рыдать.

Давайте, давайте, на выход, — молодой судебный пристав грубо толкает к выходу толпу. — Справедливость все равно восторжествует.

Смеется.


СБОР ПОДПИСЕЙ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Отпустите Аню к маме!

100 000 человек уже потребовали этого

«Новая газета» с согласия родителей Ани Павликовой разместила петицию с требованием выпустить дочь из СИЗО, где здоровье 18-летней Ани уже серьезно пострадало.

Дело фигуранток «Нового величия» уже истребовал Верховный суд, но городские суды пока продлевают арест этого циничного и жестокого дела, в основе которого — провокация спецслужб. Надо помочь!

Отправьте ссылку на петицию www.change.org/freeanya своим друзьям и знакомым.

Аня должна вернуться к маме! 100 тысяч человек уже требуют этого.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

https://www.novayagazeta.ru/articles...tm_source=push
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 10.08.2018, 01:11
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Тюрьма не санаторий

Название: Судья Юлия Рудакова.1.jpg
Просмотров: 248

Размер: 79.8 КбСудья Дорогомиловского райсуда Москвы Юлия Рудакова вновь продлила 18-летней фигурантке дела "Нового величия" Анне Павликовой срок содержания в СИЗО до 13 сентября. Об этом сообщает "Медиазона".

26 июля судья Мосгорсуда Наталья Боева, рассмотрев апелляционную жалобу политзаключенной на продление ареста, сократила его срок на месяц - с 13 сентября до 13 августа. После этого следователь СКР и вышел с ходатайством о новом продлении Павликовой срока содержания в СИЗО до прежнего срока. До этого же числа - 13 сентября - продлены сроки пребывания в изоляторе и домашние аресты всем другим фигурантам дела.

В начале заседания судья Рудакова отклонила ходатайства о фото- и видеосъемке, поданные целым рядом СМИ - как независимых, так и прокремлевских. Она разрешила снимать лишь оглашение постановления. Свое решение судья мотивировала тем, что съемка "будет мешать процессу". При этом ни следователь, ни прокурор против ходатайств СМИ не возражали.

Отклонила Рудакова и ходатайство о переносе слушаний, заявленное защитой. Адвокаты Ольга Карлова и Николай Фомин сослались на то, что их коллега Генри Резник, 31 июля согласившийся войти в дело, на заседание в четверг прибыть не смог. Следователь и прокурор заявили протест, указав, что на нынешних слушаниях у Павликовой уже есть два защитника; судья заняла сторону чиновников.

Адвокаты настаивали на выборе своей подзащитной любой меры пресечения, кроме содержания в СИЗО. Они указывали на наличие у Павликовой серьезных болезней, которые в заключении усугубились, а также на отсутствие у следователя и прокурора достаточных аргументов для ареста обвиняемой.

Дмитрий Павликов - отец политзаключенной, допущенный в процесс как общественный защитник, - в своем выступлении заявил: "Моя дочь очень сильно больна. У нее действительно очень сложное положение по сердцу. Если она умрет, кто будет за это отвечать?! Плюс гинекология, которую застудили и не лечат. А она девочка - 18 лет! Это ужасно. Я вас прошу, ваша честь, отправить ее под домашний арест, чтобы мы ее хоть как-то подлечили. У нее все действительно очень серьезно: панические атаки, тремор рук. Ваша честь, у нас у всех есть дети. Я вас прошу проявить гуманность".

Однако Рудакова все доводы в пользу смягчения Павликовой меры пресечения проигнорировала.

Именно эта судья в марте арестовывала Павликову, а в мае продлевала ей срок в СИЗО как раз до 13 сентября.

В перерыве заседания, когда Рудакова ушла выносить постановление, Павликов сообщил дочери, что петиция "Новой газеты" за ее освобождение и освобождение еще одной фигурантки дела - 19-летней Марии Дубовик, - адресованная председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, собрала уже больше 100 тысяч подписей.

3 августа стало известно, что Верховный суд истребовал материалы слушаний об аресте Павликовой. Адвокат Карлова не исключала, что жалобы ее и Фомина будут переданы в коллегию ВС для пересмотра решений об отправке обвиняемой в СИЗО.

В деле "Нового величия" 10 фигурантов. Всем им вменена часть 1 статьи 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации), предусматривающая от 6 до 10 лет колонии. Задержания прошли в середине марта; по крайней мере часть - 15-го числа. Шестерых фигурантов дела, в том числе Дубовик и еще несовершеннолетнюю на тот момент Павликову, отправили в СИЗО, четверых - под домашний арест.

Дело было сфабриковано в результате провокации ФСБ и уголовного розыска. Фактическим основателем организации был агент спецслужбы Александр Константинов (Руслан Д.). Именно он написал устав "Нового величия" и оплачивал аренду помещений, в которых проводились собрания группы. Двумя другими свидетелями обвинения являются внедренный в "Новое величие" старший оперативник угрозыска капитан полиции Максим Расторгуев и военный инженер Рустам Кашапов, который принес на одно из собраний "Нового величия" оружие и патроны. Все трое были допрошены за несколько дней до обысков и задержаний по делу, и именно на их показаниях основывается обвинение.

Известно, что по крайней мере одного из фигурантов - Руслана Костыленкова - пытали. Павликовой после задержания также угрожали побоями. Кроме того, первые сутки она провела в невыносимых условиях: ее весь день не кормили и не поили и несколько часов продержали в неотапливаемом автозаке.

Первые две недели в московском СИЗО-6 "Печатники", до совершеннолетия, Павликова находилась в одиночной камере. В это время ее посещали незнакомые мужчины и женщины, которые требовали: "Давай признавайся, а то сгниешь". Адвокат Карлова убедила политзаключенную не поддаваться на угрозы.

В начале мая администрация "Печатников" вынудила Павликову отказаться от ранее поданных жалоб на условия содержания в изоляторе. "Сказали, что либо она подписывает ее (бумагу об отсутствии претензий к условиям содержания. - Ред.), либо всем в камере будет плохо", - рассказывала Карлова.

Вскоре после этого Павликову перевели из "Печатников" в больницу СИЗО-1 "Матросская Тишина", где она остается до сих пор. В первой половине июля Павликову вывозили из "Матросской Тишины" на обследование в гражданскую 20-ю горбольницу Москвы, в которой есть специальное отделение для содержания арестантов. Несколькими днями позже стало известно, что у политзаключенной серьезные проблемы с почками и яичниками, которые требуют срочного лечения.

Фсиновские врачи сообщили Павликовой, что детей иметь она, вероятно, не сможет. "Четвертый месяц у девочки нет месячных, - рассказывала мать политзаключенной "Новой газете". - Это же явный гормональный сбой. Скачет давление, головные боли мучают, вес она очень набирает, а аппетита нет, ест мало. - В 6-м СИЗО после ледяной машины (пребывания в неотапливаемом автозаке после задержания. - Ред.) она писала кровью, у нее воспалительный процесс идет, никто особо не лечит". Одна из фсиновских врачей прямо заявила Павликовой: "Тюрьма стерилизует".

На днях стало известно, что серьезные гинекологические проблемы есть и у Дубовик. Сообщалось, что у нее опухоль непонятного происхождения, требующая срочной операции. Во вторник появилась информация, что Дубовик также переведена из "Печатников" в больницу "Матросской Тишины".

https://graniru.org/Politics/Russia/.../m.272040.html
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 14.08.2018, 04:00
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Сергей Давидис: Про два подхода

Название: 37628996_242756689883400_3517433788558737408_n.jpg
Просмотров: 195

Размер: 178.1 Кб
Про два подхода

Спор вокруг "Марша Матерей" вовсе не про то, можно ли проводить несогласованные акции в защиту узников.

Это столкновение двух подходов: грубо говоря, несмотря на очевидную условность такого разделения, подхода просительного и подхода требующего.

Оба эти подхода применительно, по крайней мере, к Павликовой и Дубовик, имеют свою логику и аргументы.

Просительный подход апеллирует к гуманизму, "бьет на жалость":
"Не важно, виновны ли обвиняемые, правомерно ли преследование, законно ли и обоснованно ли содержание их под стражей, но посмотрите на этих несчастных больных девочек, которым только исполнилось 18. Сжальтесь над ними, проявите человеколюбие".

Этот подход может иметь эффект в определенных случаях. Есть не один пример, когда такого рода публичные кампании в поддержку обвиняемых женщин давали результат. Не случайно в его парадигме высказается не только Маргарита Симоньян, но и адвокат Максим Пашков.
Есть не один пример, когда такого рода публичные кампании в поддержку обвиняемых женщин давали результат. Не случайно в его парадигме высказается не только Маргарита Симоньян, но и адвокат Максим Пашков.

Руководствуясь таким подходом, мы принимаем реальность массовых репрессий и просим лишь о снисхождении к наиболее трогательным и беззащитным их жертвам.

В частном случае "Нового Величия" мы просим за двух девочек и оставляем за скобками всех остальных фигурантов, не говоря о жертвах преступной репрессивной практики, проходящих по другим уголовным делам.

Требующий (пусть даже требующий очень сдержанно и мягко, в тех узких рамках, которые заданы в современной России границами между административным и уголовным преследованием требующих) подход исходит из того, что дело "Нового Величия" создано полицейской провокацией, его фигуранты не представляют сколько-нибудь значимой общественной опасности, они не сделали ничего такого, что заслуживает уголовного преследования, и уж точно нет оснований держать их под стражей. Молодость, пол и болезни тут выступают важными, но дополнительными аргументами.

Не исключаю, что вероятность освобождения Павликовой и Дубовик в такой ситуации несколько снизится. У общества недостаточно сил, чтобы принудить власть к исполнению требований, а неподкрепленное силой требование может только разозлить хищника.

В то же время в долговременном плане альтернативы давлению нет. Просьбами можно добиться снисхождения в исключительных ситуациях, но нельзя прекратить или хотя бы ограничить преступную практику. Скорее наоборот, прося об исключении, мы признаем правильность правила.

Боюсь, что однозначного и универсального правильного выбора, которого можно было требовать от каждого сочувствующего жертвам, не существует. Каждому приходится делать его самому.


Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5B71B4838DDE2
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 14.08.2018, 21:52
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию В. Шендерович: Они боятся, что у них перестанут спрашивать..

Название: 108_96_1089606_1534268524.jpg
Просмотров: 172

Размер: 60.6 Кб
Они боятся, что у них перестанут спрашивать разрешения


По поводу "Марша матерей" и некоторой очевидной истерики по этому поводу с той стороны.

Больше всего они боятся, что у них перестанут спрашивать разрешения. И что начнут просто спрашивать, с них.

Как же их колбасит от перспективы, что на улицы снова выйдут свободные люди. Как же они сразу высылают дюжинами разводчиков и запугивателей: сидите тихо, вы только все испортите! Там, наверху, все сделают по уму, если вы не будете их раздражать. А будете раздражать, сгноят девочек специально, чтобы вам не повадно было! Они такие обидчивые и ранимые там, наверху. И главная наша задача сейчас - не задеть их своей бестактностью, не оскорбить плохим словом или, не дай бог, несогласованным действием...

Да, надо поклониться им в ноги и смиренно попросить. Ну вот как про Сенцова. Попросить и смиренно подождать. И еще раз попросить, спросив отдельного разрешения и извинившись за беспокойство. А лучше еще и полизать профилактически. И тогда в должный час к вам выйдет Сам и как маленьким объяснит, что правосудие у нас независимое, и не надо на него давить, а надо подождать приговора.

А девочки посидят в СИЗО. Ничего страшного. Главное - стабильность. Не надо сотрясать государство несогласованными матерями. Матерей у нас как собак, а государство - одно. Вот с этим конкретным человеческим лицом. В ноги, в ноги ему - и выть! Авось поможет.

Ну, как с Сенцовым.

https://www.facebook.com/permalink.p...00001762579664
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 15.08.2018, 19:03
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Ольга Романова: Их превосходительства в задумчивости

Название: 370762.jpg
Просмотров: 152

Размер: 34.7 Кб
Их превосходительства в задумчивости


"Дорогие друзья. То, что следствие обратилось в суд с ходатайством об изменении меры пресечения Павликовой и Дубовик, не значит примерно ничего в процессуальном смысле, и значит многое в плане разводки", - пишет на своей странице в Facebook журналистка и руководитель организации "Русь сидящая" Ольга Романова.

Поясню. Следователь имеет полное право самостоятельно отменить стражу и избрать подписку. Почему он этого не сделал? Перекладывает ответственность на суд? Начальство велело самому не связываться?

Можно подумать, что судье звонят другие люди и рекомендуют решения. Те же самые, что звонят начальнику следователя. Те, о которых говорила Симоньян. Вот они и есть наши судьи, следователи и прокуроры в одном флаконе. Их превосходительства в задумчивости - вот что сообщает нам этот жест, ничего больше.

"Нууу... они хотели девочек... намекните там, что они могут получить их обратно... не насовсем, конечно, под арест дома, посадить всегда успеем да и новых наловим, не будут же они из-за каждого и каждой ходить..."

https://www.facebook.com/Ooo.Romanov...87297937971102

https://blog.newsru.com/article/15aug2018/marsh
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 16.08.2018, 04:11
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Они засуетились, но вовсе не от пробудившейся совести

Они засуетились, но вовсе не от пробудившейся совести


Следователь по делу "Нового величия", якобы, ходатайствовал о переводе Анны Павликовой и Марии Дубовик под домашний арест. Об этом сообщил адвокат Дубовик Максим Пашков. Это произошло в день запланированного марша в защиту девушек.

"Речь идет об обеих девушках. Мне позвонил следователь, сказал, чтобы завтра были готовы [прийти на рассмотрение ходатайства]", сказал Пашков.

Дело в отношении членов "Нового величия" возбудили в марте 2018 года. По версии следствия, участники "Нового величия" собирались совершить в России государственный переворот и захватить власть (!!!). Шестеро фигурантов были арестованы.

Среди них оказались две девушки - Анна Павликова (на момент ареста ей было 17 лет) и 19-летняя Мария Дубовик. Они не признали свою вину.

Защита Павликовой, как и защита некоторых других фигурантов, полагает, что обвиняемые стали жертвами провокатора, связанного с правоохранительными органами.

По словам адвокатов, после заключения под стражу состояние здоровья обеих девушек серьезно ухудшилось. Уполномоченная по правам человека при президенте Татьяна Москалькова, якобы, выступила за их перевод под домашний арест. Верховный суд запросил материалы дела Павликовой.

Тем не менее 9 августа Дорогомиловский районный суд Москвы в очередной раз продлил девушке арест на месяц.

После этого группа журналисток, телеведущих и актрис инициировала "Марш матерей" в защиту Павликовой, Дубовик и других фигурантов дела.

15 августа в 19:00 в Москве состоялся «Марш матерей» с требованием освободить из СИЗО фигуранток дела «Нового величия» 18-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик.

Участники акции намерены пройти от Новопушкинского сквера к зданию Верховного суда на Поварской улице. «Мы предлагаем держать в руках любимые игрушки наших детей», — пишут организаторы марша в фейсбуке.

Акция не согласована с городскими властями.

Марш должен состояться сегодня, он не санкционирован московскими властями. В среду утром организаторы марша получили предостережение от прокуратуры о несогласованности акции.

Утром 15 августа в квартиру актрисы Яны Трояновой пришли представители уголовного розыска. Актрисы дома не оказалось, поэтому предостережение прокурора вручили ее супругу режиссеру Василию Сигареву.

Вскоре о визите полиции также сообщил муж Анны Наринской - еще одного организатора акции.

Сама Наринская сообщила, что "Марш матерей" состоится, несмотря на изменение позиции следователей и предостережение полиции.

"На выход нас восьмерых это не повлияет. Мы мирно идем с игрушками-единорогами, а также со своими сжатыми в комок сердцами. Никто же пока не сказал, что дела "Нового величия" больше нет. У нас две вещи на повестке одна вещь - это судьба этих детей и молодых людей, а вторая - это то, что если такие методы применять к юным людям и подросткам, то в стране ни одного подростка не под подозрением не останется вообще", - сказала Наринская.

Она также добавила, что следствие пока только обратилось с ходатайством об изменении Павликовой и Дубовик меры пресечения, однако суд его пока что не удовлетворил.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков вчера сказал, что Кремль следит за этим делом и назвал его "резонансным".



UPD:

В центре Москвы прошел "Марш матерей", участники которого потребовали освободить из-под стражи обвиняемых по делу "Нового величия". Полиция не стала мешать участникам несогласованной акции, а следствие в день марша ходатайствовало о переводе 18-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик под домашний арест.

Люди начали собираться в Новопушкинском сквере примерно за полчаса до начала акции, многие принесли с собой мягкие игрушки. Организаторы подчеркивали, что на акцию не нужно брать политические плакаты и какую-либо символику.

Участники акции прошли от Новопушкинского сквера до Верховного суда России, под стенами которого скандировали "Свободу, свободу!" и "Детям не место в тюрьме".

В шествии по бульварам приняли участие по меньшей мере несколько сот человек, передавали корреспонденты Би-би-си. В пресс-службе столичного управления МВД Интерфаксу сообщили, что в несогласованном мероприятии приняли участие около 200 человек.

Участники марша под проливным дождем прошли по Тверскому и Никитскому бульварам к зданию Верховного суда России на Поварской улице. На проезжую часть они не выходили, дорогу старались переходить по пешеходным переходам.

Дойдя до Верховного суда, некоторые участники "Марша матерей" положили мягкие игрушки у одного из подъездов суда и начали скандировать: "Свободу!" (на колени, правда, не опускались - ЭР)

Когда началось скандирование, Наринская призвала собравшихся у суда расходиться: "Очень просим не испортить марш какими-то безобразиями".

После этого люди начали кричать "Свободу политзаключенным!" и "Отменить 282!" (282-ю "экстремистскую" статью УК). Дождь не прекращался, и вскоре люди начали расходиться. Остались только игрушки.

Полицейские говорили, что не станут никого задерживать, если не будет баннеров и плакатов, сообщал проект "ОВД-Инфо". По его данным, задержанных в итоге не было.

Цитата:
Andris F. Paraudzins

Российское общество безнадёжно рабское: просят отпустить девочек под домашний арест. А нужно требовать прекращения дела и отставки генерального прокурора и начальника следственного комитета. Как минимум!

Страна с таким мировоззрением безнадёжна. У них предел мечтаний - заменить плохого царя на хорошего.
https://ehorussia.com/new/node/16796
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 16.08.2018, 15:49
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию "Власть берет на мушку детей"

Название: бабушка читает газету.jpg
Просмотров: 134

Размер: 70.3 Кб(Обзор прессы. Тема дня)

В среду сотни участников "Марша матерей" прошли по центру Москвы, протестуя против растущего числа арестов молодых россиян по обвинениям в экстремизме из-за репостов в соцсетях. По словам протестующих, ФСБ ведет провокационную кампанию, заманивая молодежь в ловушки в интернете. Подобная тактика многим напоминает методы начала 1950-х годов, отмечает западная пресса. Наступление властей на молодежь усилилось с 2017 года, когда подростки стали массово выходить на протесты, организованные Навальным.

"Власти России заманивают молодых критиков в ловушки в интернете, заявляют протестующие" - таков заголовок статьи в The New York Times.

"В среду сотни демонстрантов прошли по центру Москвы, протестуя против растущего числа арестов молодых россиян по обвинениям в экстремизме из-за репостнутых или сохраненных материалов в соцсетях", - сообщают журналисты Нил Макфаркуар и Иван Нечепуренко.

Демонстранты присоединились к "Маршу матерей". Они опасаются, что не смогут защитить своих детей-подростков от того, что некоторые считают обширной провокационной кампанией ФСБ в сети. Многим протестующим провокация в отношении подростков напоминает методы начала 1950-х.

"Имеется общий курс на усиление репрессий, подавление любой гражданской и политической деятельности в стране", - сказал один из участников акции. "Многие демонстранты принесли мягкие игрушки в виде животных, особенно единорогов, чтобы обозначить, что их марш посвящен защите детей", - поясняют авторы статьи.

"Участники шли порознь, не использовали плакаты и по большей части воздерживались от скандирования, чтобы предотвратить попытки полиции обвинить их в участии в незаконной демонстрации. На этот раз полиция держалась в стороне и не пыталась сорвать протест", - сообщают журналисты.

Поводом для демонстрации стал арест в марте двух девушек из Москвы, 18-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик по обвинению в экстремизме. "Согласно обвинителям, девочки входили в небольшую ячейку, которая планировала свергнуть правительство. Арестованы также восемь мужчин. Их родители и адвокаты обвиняют власти в фабрикации дела таким образом, чтобы девушки стали нарушительницами закона об экстремизме", - пишут Макфаркуар и Нечепуренко. По мнению адвокатов и членов семей обвиняемых, загадочный свидетель, давший показания на членов группы "Новое величие", - это агент ФСБ.

За несколько часов до марша чиновники обратились в суд с просьбой поместить девочек под домашний арест. Однако многие участники назвали этот шаг уловкой, призванной заставить их остаться по домам.

По словам правозащитников, наступление на подростков всерьез началось в 2017 году, когда молодежь стала массово выходить на протесты, организованные Навальным. "Как только кого-то арестовывают по подобным обвинениям, его имя появляется в национальном реестре экстремистов и террористов, что по сути разрушает ему жизнь. Часто он не может наниматься на работу, получать кредиты или иметь свободный доступ к банковским счетам", - указывают авторы статьи.

"Они хотят запугать молодежь, вот и все", - приводит издание мнение участницы марша Юлии Нестеровой.

В Москве на акцию в поддержку освобождения 18-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик, задержанных по обвинению в экстремизме, вышли на улицы сотни человек, сообщает корреспондент немецкого издания Der Standard.

Участники акции требовали заменить содержание девушек в изоляторе на домашний арест, говорится в статье.

"Российские власти обвиняют девушек и других подозреваемых в том, что они якобы принимали участие в деятельности "экстремистской организации" - в момент задержания подозреваемым было от 17 до 30 лет. В случае вынесения обвинительного приговора им грозит до 12 лет лишения свободы", - передает издание.

"Я шокирована тем, что власть дотянулась своими грязными лапами уже и до детей", - цитирует Der Standard 48-летнюю участницу демонстрации.

Как сообщают адвокаты находящихся в изоляторе девушек, состояние их здоровья заметно ухудшилось: Анна Павликова страдает от панических атак, воспалений и частичной потери слуха, а у Марии Дубовик диагностировано новообразование, передает издание.

"В последнее время молодые люди и девушки в России все чаще обвиняются по статье "экстремизм". При этом власть берет на мушку, прежде всего, высказывания в соцсетях", - говорится в заключение.

"Сотни россиян, несмотря на грозу и возможный арест, приняли участие в несанкционированном митинге против вызвавшего острую реакцию тюремного заключения группы молодых анархистов", - пишет Independent.

"Анархисты, называвшие себя "Новое величие", согласно обвинениям, замышляли насильственное ниспровержение российской системы. Но подробности дела неясны", - говорится в статье.

"На встречах в McDonald's группа, предположительно, решила провести революцию через соцсети и распространение листовок. Полиция арестовала 10 членов группы в марте", - пишет издание.

Членов группы обвиняют в том, что они обучались пользоваться оружием. Однако главные источники этой информации - сотрудники служб безопасности, внедрившиеся в их сеть. По крайней мере, один из них играл важную роль в управлении деятельностью группы, отмечает издание.

Журналистка Анна Наринская, одна из организаторов протеста, сказала Independent, что у митинга две цели: привлечь внимание к "несправедливости" этого дела и потребовать отпустить двух самых младших членов группы, имеющих проблемы со здоровьем.

Решение о судьбе девушек прояснится в четверг, на утреннем заседании московского Дорогомиловского суда, говорится в статье.

https://www.inopressa.ru/article/16a...rch_obzor.html
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 16.08.2018, 23:30
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 21.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 23,184
По умолчанию Редакционное (от «Новой газеты»): ...под домашний арест

Название: content________1.jpg
Просмотров: 126

Размер: 175.2 КбДорогомиловский суд Москвы отпустил из СИЗО под домашний арест 19-летнюю фигурантку дела «Нового величия» Марию Дубовик. Об этом сообщает корреспондент «Новой» из зала суда.

Суд удовлетворил ходатайство следствия о переводе Дубовик из СИЗО под домашний арест, с которым накануне обратился следователь Антон Малюгин. Поручителями Дубовик выступили экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков, депутаты Госдумы Сергей Шаргунов и Валерий Рашкин и другие.

Дубовик не разрешили совершать прогулки и ходить в медучреждения несмотря на то, что за время пребывания в СИЗО ее здоровье стремительно ухудшилось: у нее резко испортилось зрение, а потому ей требуется УЗИ и МРТ головного мозга. Кроме того, за время ареста у нее нашли опухоль неизвестного происхождения, в связи с чем ее экстренно перевели в больницу «Матросской тишины».

Несколькими часами ранее суд перевел под домашний арест другую фигурантку дела «Нового величия» — 18-летнюю Анну Павликову. Суд не нашел оснований для содержания ее под стражей.

Видео: «Дети едут домой». Анну Павликову и Марию Дубовик отпустили под домашний арест (1 мин. 39 сек.)
Съемка: Надежда Мироненко / «Новая газета», монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»

Накануне в Москве прошёл «Марш матерей» в поддержку Павликовой и другой фигурантки дела 19-летней Марии Дубовик. По данным полиции, в акции приняли участие от 200 до 500 человек: они прошли маршем и возложили игрушки у входа в здание Верховного суда.
Петиция с требованием освободить девушек собрала около 170 тысяч подписей.

Напомним, фигуранты дела «Нового величия» были заключены под стражу 16 марта решением Дорогомиловского районного суда Москвы. Их обвиняют по ст. 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества). Обвинение против молодых людей построено на показаниях троих сотрудников силовых структур, внедренных в группу в рамках оперативных действий.

Согласно показаниям обвиняемых, человек под ником «Руслан Д." предложил активистам преобразовать оппозиционный чат в политическое движение, сам написал политическую программу «Новому величию» и арендовал помещение для проведения «учредительных собраний». Позже выяснилось, что это был агент спецслужб.

https://www.novayagazeta.ru/news/201...omashniy-arest
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 00:07.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot