Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #11  
Старый 26.06.2016, 23:21
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Шотландия грозит наложить вето на выход Британии из ЕС

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 160626111002_sturgeon_624x351_reuters_nocredit.jpg
Просмотров: 118
Размер:	88.4 Кб
ID:	18934Нажмите на изображение для увеличения
Название: PFAeVoKL.jpg
Просмотров: 126
Размер:	15.7 Кб
ID:	18935Первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила, что шотландский парламент может наложить вето на выход Великобритании из состава Европейского союза.

В интервью Би-би-си она сказала, что парламент Шотландии должен официально согласиться на выход Британии из ЕС, и что она будет призывать шотландских парламентариев голосовать против этого.

ЕС разъяснил, как будет происходить выход Британии из Евросоюза

Петиция за повторный референдум собрала уже более трех миллионов подписей

Бунт в рядах лейбористов по итогам "брексита"

Почему британский референдум закончился так, как он закончился


Подавляющее большинство избирателей Шотландии проголосовали за то, чтобы остаться в составе ЕС.

По словам Стерджен, она хочет защитить народ Шотландии от негативных последствий "брексита".

"Шотландия ясно и решительно проголосовала за то, чтобы остаться частью Евросоюза", - подчеркнула лидер Шотландской национальной партии (SNP).

Ранее она отмечала, что "брексит" может стать предлогом к проведению второго референдума по вопросу о независимости Шотландии.
___________________

Может ли Шотландия заблокировать "брексит"?
.................................................. ..............Брайан Тейлор, Би-би-си, Шотландия

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 160624151152_scotland_in_640x360_bbc_nocredit.jpg
Просмотров: 112
Размер:	37.5 Кб
ID:	18936....Принятие шотландским парламентом вето в отношении "брексита" маловероятно. С политической точки зрения, это привело бы к разрыву отношений с Лондоном.

....Если бы, например, на референдуме 2014 года шотландцы проголосовали за независимость, а британский парламент попытался бы заблокировать выход Шотландии из Соединенного Королевства, это ....вызвало бы политическую бурю с непредсказуемыми последствиями.
....____________________________________

....Утром в воскресенье Никола Стерджен сообщила, что она и ее коллеги на следующей неделе приступят к консультациям в Брюсселе по поводу возможности сохранения Шотландии в составе ЕС.

Ранее Стерджен заявляла, что вопрос о проведении второго референдума по вопросу о независимости Шотландии будет в ближайшие дни обсуждаться в правительстве.

http://www.bbc.com/russian/news/2016...cotland_brexit
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 27.06.2016, 00:28
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию В.Пастухов: Прошлое Британии проголосовало против будущего

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1466859296_789112_5.jpg
Просмотров: 101
Размер:	76.2 Кб
ID:	18937Ранним пятничным утром после бессонной ночи у телевизора мой сын вылетал из Лондона в Верону. Рейс был битком забит английскими пенсионерами, спешащими на открытие оперного фестиваля на чуждой им Арене ди Верона, символично стартующего в этот день барочной постановкой «Кармен» 92-летнего Дзефирелли. Два престарелых джентльмена впереди поздравляли друг друга с победой — как мы их (Европу) сделали! Но ведь будет «кирдык» (в переводе со староанглийского) — сказал один. Да, конечно, будет, — ответил другой, — но мне всё равно, у нас с женой дом в Майами, мы уедем и будем там жить.

В отличие от них, у моего 23-летнего сына пока нет дома в Майами, и поэтому ему и таким, как он, не всё равно. Поэтому они отдали голоса за то, чтобы остаться…

Англия голосовала сердцем. Именно Англия, потому что выбор в пользу Brexit предопределили возрастные небогатые англосаксы, не имеющие высшего образования. Хотя, конечно, статистические данные не стоит абсолютизировать — не только возрастные и не только малообразованные. Эмоции были продиктованы подавленным страхом и неуверенностью значительной части населения в своем будущем. Евросоюз — одна из многих случайных жертв этих комплексов и далеко не последняя.

По своей пассионарности кампания за выход Британии из Евросоюза напомнила мне эпопею «Голосуй или проиграешь» и не только ее одну. Это был выброс политических гормонов на фоне стресса, вызванного несколькими годами кризиса и ростом иммиграции. Итог референдума — абсолютно иррациональная реакция людей на непонятные им явления в окружающем мире, практически инстинктивное стремление ударить по тормозам на крутом повороте истории.

Ни у сторонников «выхода», ни у апологетов status quo не было ни четкой концепции, ни внятного объяснения, почему надо поступать тем или иным образом. Массовая дискуссия была предельно примитивной. Никаких последствий никто всерьез не просчитывал, да и вряд ли есть во всей Британии мозг, способный их просчитать и выдать спасительный рецепт. Подавляющее большинство с первого дня кампании знало, как будет голосовать, и любые аргументы «за» или «против» были лишь способом обосновать уже сформированное мнение. С самого начала было понятно, что нация расколота пополам, и все решат 1—2% голосов. Это соотношение практически не менялось в течение всей кампании.

Страх перед будущим заставил сплотиться вокруг прошлого — вряд ли в этой реакции есть что-то специфически британское. Многие русские смогут это понять.

Мне как русскому британцу или, если вывернуть наизнанку, британскому русскому в течение последних двух месяцев было очень трудно избавиться от ощущения дежавю: все время казалось, что я где-то уже видел эти одухотворенные и преисполненные надеждой лица. Не сразу вспомнил, когда и где… В 1991 году в Москве, боровшейся за выход из СССР…

Вообще результат был предсказуем, если по совету Михаила Жванецкого отключить воображение и ориентироваться только на то, что видишь. Кампании за то, чтобы остаться в Евросоюзе, практически не было. На выходе из метро каждый вечер меня встречали «активисты-уходисты» со взором горящим. Одновременно жена каждое утро выгребала из-под двери тонны макулатуры, будившей во мне все низшие и злобные инстинкты, какие только есть в человеке: нас обирают, нам не докладывают, мы тратим на них то, что могли бы поделить и съесть сами…

И лишь за неделю до выборов пришел жалкий фиговый листок в поддержку официальной позиции. На нем красовался сомнительно популярный в массах бывший премьер Браун и цитатка в духе «на переправе лошадей не меняют». А потом вдруг ни с того ни с сего — не надо помогать Фараджу (лидер местных националистов)!

Видимо, автор листовки всерьез полагал, что при слове «националист» добропорядочный бюргер должен сказать «фу». Они забыли, что во все времена, услышав слово «националист», бюргер кричит «ура». И по-немецки, и по-русски, и по-английски.

Короче, не имея в своем распоряжении ни Дмитрия Киселева, ни Владимира Соловьева, правительство Кэмерона выглядело жалко — надо было не санкции вводить, а дать двум этим почтенным господам гражданство, и тогда все в Британии было бы иначе…

В беспрецедентной левацкой и при этом замешанной на густом национализме кампании по выходу Британии из Евросоюза я вдруг увидел почерк российских младореформаторов, гнавших Россию из СССР под лозунгом «Хватит кормить всех!». Я хорошо помню этот остервенелый гайдаровско-бурбулисовский энтузиазм, с которым демократические большевики доказывали, что России надо как можно скорее выйти из всех обязательств по отношению к своим же собственным колониям. Тогда не то что Крым, а полстраны были готовы отдать за радость «освобождения от Украины». Беловежский синдром нашел воплощение в праздновании дня независимости России от самой России.

Нечто подобное происходит сегодня в Британии.

Оказалась забыта причина, по которой изначально Британия вошла в ЕС: возможность влиять на то, что происходит вокруг тебя.

Кстати, не думаю, что Германия до такой степени расстроена выходом Британии из Евросоюза, как это утверждается в официальных бюллетенях. Система сдержек и противовесов «потсдамского мира» (а именно частью его и было участие Британии в Евросоюзе) продолжает разрушаться вот уже который год подряд.

Но, похоже, британские элиты этим не очень озабочены, они увлеклись внутренней борьбой. Резкое ослабление лейбористов, возглавляемых после поражения на выборах электорально неприемлемым Корбиным, привело к разброду и шатаниям в среде консерваторов, утративших необходимость держать себя в постоянном политическом тонусе. Евросоюз, по сути, стал разменной монетой внутрипартийной борьбы тори. Набирающий политический вес, сверхпопулярный в массах бывший мэр Лондона Борис Джонсон не согласился с уготованным ему соратниками месте в политическом склепе для ветеранов партии и решил воспользоваться референдумом как рычагом в борьбе за власть.

Похоже, Борис был не прав, но Британия поймет это уже не скоро. И это все я тоже видел не раз, русского этим не удивишь. Слишком свежи пока воспоминания о том, как другой Борис сделал ставку на развал СССР как метод устранения Горбачева и прихода к власти. Технология, бесспорно, эффективная, но последствия оказались весьма спорными.

Конечно, не стоит переоценивать роль Британии в деле развала Евросоюза. Это симптом, но не причина. Если ему суждено развалиться, он развалится в любом случае, а если суждено устоять — устоит. Британия просто первой покидает корабль… Но не надо путать Евросоюз и идею европейского единства. Она найдет свое воплощение в будущем в каком-нибудь новом формате. Европа платит за бездумное и неоправданно быстрое расширение на Восток. Сейчас она может сделать шаг назад, и союз восстановится в своей естественной форме и в более естественных границах в ареале романо-германской культуры. А на освободившееся пространство придет Россия и станет донором интеграции вместо Британии. Пока деньги совсем не кончатся…

http://www.novayagazeta.ru/comments/73602.html



Бернар-Анри Леви: Странный провал в Лондоне

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Le-Monde-cover-editorial-001.jpg
Просмотров: 107
Размер:	143.9 Кб
ID:	18943Нажмите на изображение для увеличения
Название: Бернар-Анри Леви.1.jpg
Просмотров: 114
Размер:	54.1 Кб
ID:	18944В статье, опубликованной в Le Monde 25-26 июня, французский журналист и философ, глава La Règle du jeu Бернар-Анри Леви анализирует исторический смысл "Брекзита".

"Брекзит" - это победа не народа, а популизма. Не демократии, а демагогии. Это победа жестких правых над умеренными правыми, радикальных левых - над либеральными левыми", - уверяет автор.

"Другими словами, это победа самых замшелых сторонников независимости и самого тупого национализма. Это победа заплесневелой Англии над Англией, открытой миру и прислушивающейся к своему славному прошлому", - говорится в статье.

За рубежом это победа Дональда Трампа (который первым, или одним из первых, приветствовал это историческое голосование) и Путина (для которого распад Евросоюза - мечта, и, вероятно, один из его проектов).

Во Франции, это победа Ле Пенов и прочих Меланшонов, которые мечтают о французском варианте "Брекзита", - продолжает Леви.

В Испании это победа "Подемос" с их наигранным возмущением, а в Италии - победа "Движения пяти звезд" и их клоунов.

"В Центральной Европе это победа тех, кто получил дивиденды от Европы, а теперь готов ее ликвидировать", - говорится в статье.

"Повсюду это победа тех, что только и дожидался случая выпутаться из европейских неприятностей, выйдя сухим из воды, это лишь начало процесса распада, и теперь никто уже не знает, что может его остановить", - продолжает Леви.

"Это вечная победа невежества над знанием. Всякий раз совершается победа мелкого над великим, идиотизма над рассудком", - рассуждает философ.

И "великие" британские друзья - это отнюдь не "плутократы" и "бюрократы"! Великие - это друзья и вдохновители истинного величия народов.

Великие - это выдумщики сияющей, несбыточной мечты, которую вскармливали Данте, Гете, Гуссерль, Жан Монне, - той мечты, что зовется Европой.

И эта Европа сейчас находится в процессе распада из-за ничтожности вашей злобы. Эта Европа приняла участие и процессе собственного умерщвления, пишет автор.

"Этот странный провал, - продолжает Леви, - напоминает картину, когда обескровленное тело насмехается над своей душой, над своей историей, над своим призванием. Эта агонизирующая Европа долгие годы воплощалась в образе бесцветных и уже ставших призрачными политиков.

"Брекзит" означает не победу "другой" Европы, а "отсутствие Европы как таковой!" Ее руководители оказались малодушными и ленивыми
", - утверждает автор.

"Кто безропотно покорился тому, что мир погрязнет в мусорной корзине "великой Америки" Трампа, или находится в ослеплении путинизма, который изобретает новые слова о диктатуре, сегодня утром скорбно наблюдает, как Великобритания отворачивается от собственного величия" - считает Бернар-Анри Леви, призывая европейцев взять себя в руки.

http://www.inopressa.ru/article/27ju...onde/levi.html

Последний раз редактировалось VladRamm; 27.06.2016 в 14:11. Причина: Добавил сообщение от "Le Monde"
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 27.06.2016, 07:00
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Лилия Шевцова о парадоксе Brexit...

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1448109997_046442_75.jpg
Просмотров: 113
Размер:	117.3 Кб
ID:	18940Победа на референдуме в Великобритании сторонников выхода Соединенного Королевства из Евросоюза оказалась для всей заинтересованной части мира сюрпризом — для кого-то радостным, а для кого-то крайне неприятным. О том, к каким последствиям для Британии, России и всей цивилизации может привести запущенная накануне процедура "развода" британцев с остальными европейцами, изданию Newsader рассказала политолог Лилия Шевцова (беседовал Александр Кушнарь, Newsader). Она далека от апокалиптических прогнозов и уверена, что нынешний кризис, как и предыдущие, выведет Запад на новый виток развития, а для Кремля "брэксит", скорее всего, не сулит тех выгод, которые рассчитывает получить авторитарный российский режим.

NA: Лилия Федоровна, каких последствий для Соединенного Королевства Вы ожидаете в результате проведения референдума по выходу Великобритании из ЕС?

Л.Ш.:
Первое, что лично меня волнует: читая серьезную западную прессу — потому что пресса на русском языке скорее реагирует на западные медиа, — поражаешься драматизму и эмоциональной оценке восприятия ситуации. История "брексита" и начинающийся теперь этап борьбы за его последствия — в какой степени это апокалипсис для западного мира? Превалирует оценка этого как "домино": за "брекситом" последуют "фрэнксит", "итальянскситы", "испанскскситы" и так далее.

Между тем, в семидесятых годах Запад переживал очередной кризис, как переживал он очередной кризис и в двадцатых-тридцатых годах. Возгласы в те времена были еще более устрашающие, чем сегодня. И оказалось, что те кризисы — кризисы основ моральной жизни, семьи и экономики — привели к новому подъему западного мира. Получается так, что Запад, как и Россия, не может развиваться умеренными темпами и тоже должен проходить встряску и разрыв сухожилий. Очевидно, что это — формула и его прогресса, к которому, впрочем, он не еще не готов.

Однако я бы не стала использовать метафору "домино" или известного нам фильма "Карточный домик". Метафора должна быть скорее анатомической. Сейчас, оставшись без Великобритании, Европейский Союз стал, конечно же, хромать, лишившись одной из ног. Британия давала ЕС очень мощный хребет — во-первых, прагматизма, во-вторых, британской рациональности, в-третьих традиций либерализма, в-четвертых, связи с Америкой, с которой ЕС взаимодействует не через Германию, Францию или нордические страны, а прежде всего — через United Kingdom. Отрыв этой ноги, конечно же, ослабит евроатлантическое взаимодействие с Соединенными Штатами. Но и сама Британия теперь тоже ослабла — ослабла именно потому, что потеряла сейчас скучное модерирующее влияние через многочисленные десятки и сотни регулирующих постановлений. Она оказалась на периферии Европы, став гораздо более провинциальной.

Это первый момент. Он о том, что кризис, по сути, является единственным фактором оживления Запада, который оказался сейчас в тупике, прострации и деморализации. Мы видим лишь начало кризиса, и вопрос не в том, почему он только сейчас начался, а почему так долго не было встряски и не лихорадило. А теперь температура пошла вверх, и эта температура — признак осмысления процесса.

Второе. Что демонстрирует "брексит"? Конечно, в рамках Великобритании он демонстрирует неэффективность лидерства Кэмерона, а также паралич двух ведущих партий — тори и лейбористов.

Третье. "Брэксит" показывает глубинный склероз европейского сообщества и, прежде всего, Брюсселя — неспособность брюссельского аппарата и руководства увидеть серьезность проблемы, неспособность предложить Европе видение дальнейшего развития, неспособность разрешать кризис и полная потеря доверия со стороны населения в отношении Европы. Ведь, собственно, если только тридцать-сорок процентов европейцев доверяют Брюсселю, это значит — кризис.

Четвертое. Гораздо более серьезен кризис западной модели демократии: Запад, лишившись оппонента в лице мировой системы социализма, оказался беззубым и неспособным к самообновлению. Налицо факт отсутствия оппонирующей идеологии как источник этого кризиса. Фукуяма в последней статье прямо пишет, что трампизм — это результат дисфункциональности и кризиса американской демократии.

Пятое. Оказалось, что глобализацией последних 25 лет, которой мы, либералы, так гордились, воспользовался золотой миллион в ущерб остальному населению. Произошло вымывание среднего класса везде — от Америки до Германии. Население обеднело, элита обогатилась, финансовый капитал стал совершенно агрессивным и беспардонным, и западное общество на своем среднем и низшем уровне стало жертвой упрощенно-примитивного либерализма.

Шестое. "Брексит" демонстрирует разрыв поколений. Он всегда существует и всегда приводит к революциям и потрясениям. Сейчас молодое поколение европейцев и британцев выступают за сохранение единства Европы, а поколение среднего возраста — за суверенитет, за закрытие, за возврат к привычному, традиционному, за жизнь в национальных квартирах.

NA: Как, по-Вашему, отразится на судьбах мира отделение Британии от Европейского союза?

Л.Ш.:
Когда возникает паралич ведущей цивилизации мира, образуется вакуум, пустота, а пустоту всегда что-то заполняет. И мы видим взрыв активности антилиберального интернационала. Конечно же, это Россия как первопроходец, Китай, Турция, Иран и маленькие авторитарные карлики, которые бегут следом. Запад своевременно не оценил возникновение достаточно влиятельного и безрассудного внутризападного антилиберального популизма, который теперь оседлал волну — "Альтернатива для Германии" в ФРГ, "Национальный фронт" во Франции, "Партия независимости Соединённого Королевства" в Британии, "Подемос" в Испании, "Сириза" в Греции, австрийские фашисты, наконец "трампизм-сандризм" в США. Естественно, эта волна антизападного интернационала говорит о кризисе модели, о неспособности элит управлять, о том, что население не получает представительства, что самое важное для западного общества. Лозунги этого интернационала очень традиционны и похожи на лозунги российского, китайского, турецкого авторитарных лидеров: это "суверенитет", это "поднимаемся с колен", это "закрыть границы", ксенофобия, протекционизм — естественно, "против свободной торговли".

Странно, как им удалось деморализовать население даже Великобритании, этой колыбели всемирной либеральной цивилизации, ведь их аргументы — это, например: нельзя верить Международному валютному фонду, потому что — внимание — его главой является француженка Кристин Лагард! Еще один: если не освободимся от Европейского союза, то нас зальют турки. Казалось бы, какие турки — при жестких-то ограничениях на въезд? Но ведь поверили! Смотрю сегодня Youtube: лондонские таксисты разъезжают, поддерживая "брексит". Надеются, что будет лучше.

Британия, что интересно, искала свои роли внутри Европейского Союза, несмотря на сомнения и скепсис. Маргарет Тэтчер, стоявшая у истоков этого процесса, не любила ЕС, не доверяла Брюсселю, единой Европе — прежде всего потому, что она не любила Францию. Она считала её чересчур дирижистской — что правильно. Она считала, что Франция приведет к бюрократизации управления — что правильно. Но Маргарет Тэтчер ошиблась в одном: она подозревала Германию. Подозревала в том, что та скроет свои чрезмерные амбиции, а затем при помощи Великобритании сможет захватить управление ЕС. Однако Британия долгое время хотела оставаться политическим карликом, а тот факт, что сейчас Меркель и Берлин взяли на себя лидерство в Евросоюзе, является лишь результатом того, что ЕС с управленческой точки зрения оказался попросту неэффективным.

Тем не менее, для Британии очень важно было оставаться в ЕС для того, чтобы получить новую идентичность — пост-колониальную, пост-имперскую, новую. Теперь она возвращается в национальную квартиру, и мы не знаем, какой будет ее идентичность. Мы не знаем, каким будет новый баланс сил, потому что развод между ЕС и Британией будет продолжаться еще два-три года. Очень важно и то, в какой степени Сити сохранит за собой ведущую финансовая роль в мире.

Но здесь возникает еще один момент: Запад может понять, что ослабление его скреп очень опасно для него, тем более когда международный авторитарный интернационал танцует свой танец. В Варшаве на саммите НАТО начнется новый процесс — процесс дальнейшего усиления Альянса как балансира и компенсатора ослабления ЕС. Североатлантический блок будет заинтересован в том, чтобы сохранить серьезную роль Британии и вернуть Соединенные Штаты в Европу. И те, кто сейчас ослабил ЕС, могут получить НАТО как компенсацию.

И последнее. Что означает начавшаяся драма? Стартовал процесс, который охватит все европейские страны — процесс осмысления себя, процесс понимания новых вызовов, процесс борьбы между поколениями, между изоляционизмом и открытостью, что приведет новый эшелон лидеров. Несомненно, в следующие пять лет мы увидим новые лица, новых лидеров, новые концепции, новый Запад, новую Европу.

В то же время этот процесс означает серьезные последствия для нашего региона, потому что, пока Запад занят зализыванием ран и поиском новой идентичности, сохраняется серая зона. Конечно же, Россия, Китай, Турция и Иран будут играть на этом поле. Это искушение и для таких стран, как Польша. Сейчас читаю доклад о новой политике Польши и просто ужасаюсь: новая администрация уже собирается противопоставлять себя не только России, но и ЕС. Конечно же, это будет и искушение для Москвы — активизировать свою агрессивность, свой экспансионизм. Хотя любопытно, что Москва старалась не афишировать свою позицию по "брекситу", старалась не делать на этом акцент, старалась не провоцировать Великобританию и не определять свою позицию, потому что, очевидно, Кремль еще не решил, что это означает для России.

Нужно иметь в виду и закон обратного действия, который состоит в том, что даже ослабленный Запад будет вынужден реагировать на внешние угрозы, и любая беспардонность, любой экспансионизм и любая непродуманная политика России будет лишь консолидировать Запад — так же, как это произошло в случае с НАТО. Москва своей аннексией Крыма и агрессией против Украины по сути вернули НАТО к жизни и придвинули Альянс обратно к границам России. Любая безрассудная политика авторитарного интернационала будет фактором, который приведет в действие закон непреднамеренных обстоятельств, то есть усилит на Западе те силы, которые захотят консолидироваться и объединиться на фоне сдерживания.

NA: Каким образом "брексит" может отразиться на общеевропейской политике в отношении России?

Л.Ш.:
Во-первых, сейчас трудно сказать, в какую сторону Европа и Запад повернут после "брексита", потому что конкретные его последствия могут быть не только неоднозначными, но и противоречивыми. Они могут привести к усилению трансатлантического партнерства, потому что в некоторых западных, в том числе нордических столицах и странах Балтии, возникнет желание увидеть больше Америки в Европе. В то же время в Европейском союзе, который останется без Великобритании, могут усилиться антипатии к США. А ведь от степени участия США в европейской жизни зависят и отношения с Россией.

Но сейчас, как мне кажется, вырисовываются определенные контуры — контуры не западной политики в отношении России, а, скорее, контуры поиска. И эти контуры включают стремление либо попытку найти определенный баланс между сдерживанием России и диалогом с Москвой по определенным вопросам — прежде всего вопросам энергетики и безопасности. Этот дуализм был и раньше, во времена СССР, но сегодня западная политика ищет новую форму в ситуации, когда на Западе понимают, что Россия перестала быть страной-статус-кво и что она становится страной-ревизионистом. Это продолжит приводить к усилению недоверия к России, в том числе в странах, которые относились к России весьма дружелюбно на протяжении предшествующих 25 лет. Скажем, Германия была очень пророссийской страной, но сейчас только 14 процентов немцев говорят о том, что они благожелательно относятся к россиянам. Этот факт будет влиять на официальное отношение Берлина к Москве. Естественно, политика партнерства и объятий с Москвой будут отторгаться германским общественным мнением. Этот фактор недоверия европейского общества к Кремлю будет, разумеется, влиять на формирование общей западной траектории.

Но ясно и то, что Запад не хочет загонять Россию в угол, опасаясь изоляции ядерной державы с непредсказуемым политическим лидерством в ближайшей перспективе. Поэтому Запад будет пытаться найти способ и площадки для диалога с Москвой, однако такого диалога, который не означает возвращения к прежней стратегии отношения с России. Запад будет искать новую форму сдерживания и диалога, понимая, что Россия — это не Советский Союз, и эта новая формула "двойного эшелона" будет уже иной, нежели политика Запада в отношении Советского Союза. Но сейчас идет эксперимент, и "брексит" повлияет на результаты этого эксперимента.

NA: Правильно ли я понимаю, что, по-Вашему, санкционная политика и стратегия сдерживания РФ со стороны НАТО с участием, в том числе, Великобритании, не претерпит существенных изменений в результате "брексита"?

Л.Ш.:
Думаю, что контуры этой стратегии, основанной на сдерживании и диалоге, останутся прежними, а вот баланс между сдерживанием и диалогом будет прощупываться постепенно — путем методом тыка, эксперимента.

Кстати, Chatham House (британский аналитический центр в области международных отношений — Newsader) недавно опубликовал комментарий Джеймса Никси (Глава программ по России и Евразии Chatham House — Newsader), который говорит, что не исключает, что выход Великобритании из Европейского Союза приведет к тому, что ЕС сохранит определенную жесткость, и эта жесткость гарантируется канцлером Меркель, а вот Великобритания, особенно при новом руководстве, может смягчить свою позицию в отношении к России по вопросу санкций. Это может произойти в силу одного обстоятельства: хотя экономические связи между Великобританией и Россией не столь развиты, все же есть три сферы, где Британия и Россия весьма взаимосвязаны и даже зависимы друг от друга. Это сфера энергетики, это сфера финансового сотрудничества — лондонский Stock Exchange является основным хабом для российского капитала, — и это сфера инвестиций, а также, как мы знаем, Лондон — это место пребывания российского класса рантье. Поэтому Великобритания в этом смысле является очень важным для России контрагентом. Более того: именно Британия контролирует — и это очень важно — основные оффшорные сферы, в том числе британские Виргинские Острова, где, судя по опыту "панамагейта", может оказаться очень много российских денег, и их судьба будет во многом зависеть от политики британского правительства. И не исключено, что в новой ситуации Британия может оказаться более мягкой в отношении России.

NA: Вы предположили возможное ослабление связей между США и Европой из-за выхода Британии как главного связующего звена. Но разве этот аспект будет зависеть не от политики конкретных правительств скорее, нежели от юридической включенности Британии в ЕС?

Л.Ш.:
Вы правы: конечно, отношения между государствами основаны в первую очередь на взаимодействии между политическими лидерами и элитами, а оно, в свою очередь, определяется пониманием потребностей избирателей и роли своих стран на мировой арене. Но в то же время нельзя не учитывать фактор традиционных отношений. Великобритания и Штаты всегда были историческими партнерами — очень близкими государствами — по культуре и укорененности либеральных ценностей. Именно на них основывался диалог Рейгана и Тэтчер, а также всех остальных британских и американских лидеров. И сейчас Британия очень переживает из-за того, что Америка перестает интересоваться Британией, перестает уделять внимание старой форме их сотрудничества, ведь Британия всегда была младшим братом США. А Обама теперь потерял интерес и к Европе, и к Британии.

Если Клинтон окажется в Белом Доме, то, несомненно, возродится былое сотрудничество между Британией и США. Именно Британия как младший партнер всегда была проводником американских интересов внутри Европейского Союза — не только через лидеров, но и институциональный фактор. Естественно, американское влияние может уменьшится в ЕС после "брексит", если только — и здесь вступает в силу, опять же, закон обратной силы — если только Европа не почувствует угрозу со стороны России, и, не исключено, со стороны Турции, где Эрдоган пытается сейчас играть с идеями возрождения "османского мира". В этих условиях Европа, которая не желает сама себя обезопасить, не желает сама трать деньги на национальную оборону, не желает увеличить свой оборонный бюджет, будет вынуждена прибегнуть к помощи США — единственной глобальной ядерной сверхдержавы, — преодолев антипатию к Америке и пригласив ее обратно. Не исключаю, что, когда окончится обамовский период пренебрежения к Европе, Клинтон и другие американские лидеры поставят задачу возвратиться в Европу.

NA: Вы согласны с рядом экспертов, включая экс-посла США в РФ Майкла Макфола, что "брексит" выгоден Путину? Или же, как Вы уже сказали, в Кремле до сих пор не сформулировано внятной позиции по этому вопросу?

Л.Ш.:
Я пытаюсь внимательно следить за риторикой Кремля по вопросу "брексита" и пока что видела исключительную сдержанность по этому вопросу. Там нет ясности понимания "брексита", в том числе с точки зрения последствий для России. Вероятно, в Кремле осознают, что очень многие интересы российского правящего класса завязаны на Сити и оффшорной зоне, поэтому Москве не выгодно раскачивать лодку. В то же время не исключаю, в Кремле есть люди, которые полагают, что можно воспользоваться дезориентацией европейской сцены в своих интересах, тем более, что Кремль имеет очень продуманную и достаточно успешную политику "троянского коня" — политику охмурения отдельных государственных деятелей и даже целых режимов, политику "разделяй и властвуй".

Но Кремлю придется подумать и о следующем: даже в нынешних условиях поддержка право-левого популизма с надеждой на дружбу в будущем вряд ли имеет шансы на успех. Почему? Да потому, что право-левый популизм, как мы уже обсудили ранее — это, прежде всего, предубеждение к окружающему миру, подозрительность в отношении всех других акторов, ужесточение антиэмигрантского законодательства, и именно закрытость, протекционизм и предубеждение ко всему чужому может сыграть злую шутку, прежде всего, с самой Россией, потому что она очень сильно завязана на Европу, а право-левый популизм может создать очень враждебную и разрушительную для России систему. Надеюсь, что в Кремле это рано или поздно поймут.


http://newsader.com/specialist/liliy...xit-oslablenn/
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 27.06.2016, 13:46
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Британский эксперт: Сторонников Brexit ввели в заблуждение

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 0,,19356912_303,00.jpg
Просмотров: 109
Размер:	78.8 Кб
ID:	18942Многие британцы голосовали за выход из ЕС, руководствуясь искаженными фактами. Ответственность за это несут ведущие политики страны, считает эксперт по вопросам миграции Кристиан Дустман.

Одним из главных аргументов евроскептиков, который звучал в ходе кампании за Brexit, стала неспособность британского правительства контролировать иммиграцию из других стран ЕС. Но обвинения в адрес европейских мигрантов совершенно необоснованны, подчеркнул в интервью DW эксперт по вопросам миграции, профессор Университетского колледжа Лондона Кристиан Дустман (Christian Dustmann).

DW: Мог ли референдум в Великобритании завершиться иным результатом, если бы канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) в 2015 году не проводила политику "открытых дверей"?

Кристиан Дустман:
Я так не считаю. Проблема беженцев для Великобритании в любом случае не актуальна. Кэмерон согласился принять 20 тысяч сирийцев в течение следующих пяти лет: это очень небольшое количество в сравнении с другими европейскими странами. Так как Великобритания находится на острове, беженцам крайне сложно туда добраться. Пока этот вопрос в контексте референдума не обсуждался. Центральной темой в преддверии голосования стала неспособность британского правительства осуществлять контроль над иммиграцией из других стран ЕС. Это и было главным аргументом активистов кампании за Brexit.

- Согласно недавно опубликованному опросу, 52 процента британцев в первую очередь озабочены ростом миграции. Ростом преступности обеспокоены лишь 14 процентов, а уровнем зарплат - 12 процентов респондентов. Однако есть ли на самом деле связь между количеством мигрантов и экономическими проблемами в стране?

- В Великобританию эмигрируют люди с гораздо более высоким уровнем образования, чем, к примеру, в Германию. Однако в ходе дискуссии (в контексте референдума. - Ред.) этому факту не было уделено ни малейшего внимания. Чтобы понять настроение британцев, нужно посмотреть на ситуацию в стране в целом. Великобритания очень сильно пострадала от экономического кризиса. Бюджетный дефицит резко увеличился и до сих пор составляет около четырех процентов ВВП: это один из самых высоких показателей в ЕС. К тому же, консервативное правительство Кэмерона уже несколько лет проводит политику жесткой экономии. Это повлекло за собой резкое сокращение государственных расходов - в некоторых областях до 30 процентов.

В это же время население страны продолжает расти - с одной стороны, благодаря миграции, с другой (этим Великобритания отличается от ФРГ) - вследствие повышения рождаемости. Это, к примеру, привело к росту расходов на здравоохранение. Увеличилось время ожидания приема в частных врачебных практиках и больницах, существенно уменьшились социальные выплаты. Кризис затронул даже сферу общественного транспорта. Кроме того, значительно снизились реальные доходы населения. Последние несколько лет оказались очень тяжелыми, особенно для тех, чей заработок находится в самом низу шкалы доходов. Многие из этих людей проживают в северной части Великобритании.

Правительство Кэмерона частично возложило ответственность за эти события на ЕС. Эту позицию в свою очередь решительно поддержала британская пресса: за Brexit выступило более 70 процентов британских СМИ. Когда вам в течение пяти-шести лет твердят об одном и том же - а СМИ критиковали политику ЕС и до рецессии, - то у вас складывается крайне негативное представление о Европе.

Этим в полной мере воспользовались представители лагеря евроскептиков, не гнушаясь при этом и откровенной лжи. Несомненно, призывы Дэвида Кэмерона и министра финансов Джорджа Осборна голосовать за сохранение Великобритании в составе ЕС после того, как они сами годами крайне негативно отзывались о Евросоюзе, выглядели весьма неубедительно.

- Причины такой психологической реакции можно понять. Но о чем говорят объективные факты - выгодна ли миграция Великобритании, или же совсем наоборот?

- Рациональные экономические аргументы не играли в ходе референдума никакой роли. Это было эмоциональное решение. Многие голосовали за выход страны из ЕС, тем самым протестуя против политики правительства. В случае Великобритании иммиграция из Евросоюза оказывает положительное влияние (на экономику страны. - Ред.), но это не интересует людей, они не хотят этого слышать. Приведу конкретный пример: сумма налоговых отчислений с зарплат мигрантов, прибывших в страну после 2000 года (в первую очередь это касается мигрантов из Евросоюза), превышает сумму выплаченных им государственных пособий.

- Почему британцы так зациклены на восстановлении полного контроля над своими границами?

- Тема миграции вызывает у людей очень сильные эмоции. Кроме того, в последние годы дискуссию сильно подогревала бульварная пресса и (правопопулистская. - Ред.) Партия независимости Соединенного королевства (UKIP). Люди следят за ежегодной статистикой: в данный момент число иммигрантов превышает количество эмигрантов на 300 тысяч человек. Целью Дэвида Кэмерона было сократить этот показатель до 100 тысяч. Однако до этого еще далеко. Это беспокоит людей, прежде всего жителей экономически отсталых регионов, где зарплаты годами оставались прежними, а фактически даже снизились. Во всех этих проблемах обвиняют мигрантов.

http://www.dw.com/ru/%D0%B1%D1%80%D0...10093-xml-mrss
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 30.06.2016, 02:20
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Юри Вендик: Митинг против "брексита" собрал несколько тыс.

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 151_small.1.jpg
Просмотров: 112
Размер:	50.3 Кб
ID:	18972Нажмите на изображение для увеличения
Название: _90149557_img_1849.jpg
Просмотров: 107
Размер:	84.1 Кб
ID:	18973В центре Лондона во вторник прошел первый большой полустихийный митинг против выхода Британии из Евросоюза, на который собрались несколько тысяч человек. Протестующие собрались на Трафальгарской площади, а затем пошли к парламенту.

"ЕС, мы любим тебя", - скандировали cобравшиеся, занявшие постамент Колонны Нельсона на Трафальгарской площади и практически все пространство вокруг нее.

Нарисованные и написанные вручную плакаты в руках демонстрантов гласили, например: "Нам всем врали", "Иммигранты, добро пожаловать", "Лондон - европейский город", "Я не выйду из моей Европы".

Участники митинга скандировали и ругательство в адрес лидера кампании за выход из ЕС, экс-мэра Лондона Бориса Джонсона.

Нажмите на изображение для увеличения
Название: _90149559_img_1722.jpg
Просмотров: 105
Размер:	83.2 Кб
ID:	18974"Это не страна Найджела Фараджа. Это наша страна!" - провозгласил один из первых ораторов, когда на площади вокруг него собрались ещё только несколько десятков человек.

Инициаторы митинга, объявившие о нем в "Фейсбуке", позже отменили его по соображениям безопасности. На страничке митинга в "Фейсбуке" они написали, что, поскольку на него записались 50 тыс. человек, а Трафальгарская площадь вмещает всего 10 тысяч, мэрия и полиция при всей симпатии к идее митинга, не могли гарантировать порядок и безопасность.

Тем не менее, митинг состоялся. В назначенное время, в 5 часов вечера, на площади появились десятка два демонстрантов с плакатами, но затем народ постоянно прибывал, и уже через полтора часа на площади под дождём стояли несколько тысяч человек, в большинстве молодёжь.

В восьмом часу демонстранты отправились к парламенту, который находится в нескольких сотнях метров от Трафальгарской площади. Там, на газоне напротив парламента, митинг продолжился выступлениями ораторов. В 9:20 вечера снова пошёл дождь, и остававшиеся к тому времени на площадке несколько сотен протестующих решили пока разойтись.

Нажмите на изображение для увеличения
Название: _90149561_img_1955.jpg
Просмотров: 95
Размер:	84.9 Кб
ID:	18975В субботу противники выхода из ЕС планируют провести в столице большой марш протеста к зданию парламента.

Большинство жителей Лондона голосовали против выхода Британии из ЕС.

http://www.bbc.com/russian/features-36652626
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 03.07.2016, 18:08
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Виктор Александров: Brexit. Что дальше?

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 576CF0BF60EF3.jpg
Просмотров: 102
Размер:	30.8 Кб
ID:	18998
Часть I. Великобритания

Мои постоянные читатели (искренне надеюсь, что таковые есть) наверняка знают о моём крайне негативном отношении к Евросоюзу: о многочисленных недостатках этого бюрократического монстра я уже писал ранее и, видимо, буду писать ещё не раз. Соответственно, я очень рад за граждан Великобритании, которые на прошедшем референдуме проголосовали за освобождение от диктата брюссельской евробюрократии. В рамках данного текста мне хотелось бы поделиться с уважаемым читателем своими соображениями относительно того, что ждёт в будущем Соединённое Королевство, а в следующей статье – поразмышлять о перспективах "усечённого" Евросоюза.

Накануне референдума и сразу после оглашения его результатов не было недостатка в алармистских прогнозах, предрекающих Британии за пределами ЕС весьма печальное будущее. Попробуем разобраться, насколько эти прогнозы обоснованы.

Первая группа таких негативных прогнозов связана с экономикой. В краткосрочном плане, действительно, принятое на референдуме решение неизбежно повлечёт за собой определённую турбулентность на рынках (минувшая пятница уже ознаменовалась историческим по своим масштабам падением курса британского фунта стерлингов) и даже создаёт риск рецессии. Однако в долгосрочной перспективе ситуация выглядит гораздо оптимистичнее. В самом деле, ЕС – на сегодняшний день – крупнейший внешнеторговый партнёр Великобритании. Потеря доступа на континентальный рынок стала бы серьёзным ударом по британской экономике, вот только далеко не факт, что Британия этого доступа лишится.

В ближайшее время начнутся переговоры между Великобританией и ЕС об условиях "развода" и принципах, на которых будут основаны их дальнейшие взаимоотношения. Весьма вероятно, что эти отношения будут напоминать отношения ЕС с Норвегией и Швейцарией – странами, не входящими в состав Евросоюза, но при этом пользующимися режимом свободной торговли с ним. Многие наблюдатели полагают, что Великобритании подобный режим свободной торговли предоставлен не будет, поскольку евроэлиты захотят показательно наказать "бунтовщика", дабы у других европейских государств не возникло желания последовать примеру британцев. Мне лично данное предположение представляется сомнительным, ведь, поступая подобным образом, европейцы накажут не только Британию, но и самих себя: в конце концов, торговля – дело обоюдовыгодное, и всякое ограничение свободной торговли между Британией и континентом также ударит по обеим сторонам.

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель уже успела заявить, что "Евросоюз не должен быть груб и высокомерен по отношению к Британии на переговорах о выходе страны из ЕС". Иными словами, сценарий мести отступнику выглядит не особо вероятным, и Великобритания, скорее всего, сохранит после выхода из Евросоюза свободный доступ на европейский рынок.

Даже если Евросоюз и Британия не договорятся о режиме свободной торговли, для последней это будет означать не только новые проблемы, но и новые возможности. Во-первых, отсутствие режима свободной торговли не равнозначно полному прекращению торговли как таковой. Британия и Европа всё равно смогут торговать друг с другом, хотя торговля эта и будет обременена таможенными пошлинами и барьерами.

Во-вторых, европейский рынок – не единственный в мире. В условиях, когда внешнеторговая политика Великобритании будет определяться не в Брюсселе, а в Лондоне, эта самая политика может быть более гибкой, создающей лучшие условия для борьбы британского бизнеса за другие, неевропейские, рынки. Учитывая исторически сложившиеся связи с США и Канадой, Великобритания вполне могла бы присоединиться к Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Бывший кандидат в президенты США от Республиканской партии, сенатор Тед Круз уже высказался за немедленное начало переговоров о подписании американо-британского соглашения о свободной торговле. Возможны и другие варианты.

Кроме того, не стоит забывать, что сегодня британская экономика несёт колоссальные издержки в связи с избыточным регулированием со стороны брюссельской бюрократии. Если британское правительство, не теряя времени, оперативно предпримет необходимые меры по дерегуляции экономики, выигрыш от таких мер вполне может перекрыть возможные издержки "развода" с Европой. Таким образом, несмотря на вероятные в краткосрочной перспективе трудности, выход из Евросоюза открывает перед Соединённым Королевством блестящие возможности в долгосрочной перспективе.

Вторая группа алармистских прогнозов касается проблемы территориальной целостности Великобритании. Острее всего эта проблема стоит в Шотландии. Следует признать, что она не является надуманной. Совсем недавно – в сентябре позапрошлого года – шотландцы уже голосовали на референдуме об отделении от Великобритании. При явке 84,59% от общего числа избирателей за то, чтобы остаться в составе Соединённого Королевства, высказались 2001926 человек (55,3% проголосовавших), 1617989 человек (44,7%) предпочли независимость. Тем не менее, по результатам состоявшихся в мае этого года выборов в Парламент Шотландии право сформировать правительство вновь (в третий раз подряд) получила сепаратистская Шотландская национальная партия.

На референдуме о выходе Великобритании из ЕС шотландцы разошлись во мнениях со своими согражданами, проживающими в южной части острова. При явке в 67,2% от общего числа избирателей за выход проголосовали 1018322 человека (38%), за сохранение членства в ЕС – 1661191 человек (62%). Ссылаясь на нежелание шотландцев покидать ЕС, шотландское правительство уже потребовало проведения повторного референдума о независимости, дабы независимая Шотландия могла остаться в составе ЕС (шотландское правительство и Парламент Шотландии сами не обладают необходимыми для назначения и проведения такого референдума полномочиями, назначить его может только Парламент Великобритании).

Существует вероятность, что на повторном референдуме о независимости большинство шотландцев выскажется за отделение, но я бы не стал эту вероятность преувеличивать.

Исходя из приведённых выше результатов голосования шотландцев на двух референдумах, мы не можем сделать сколько-нибудь однозначный вывод о том, как соотносится разделение на еврофилов и евроскептиков с разделением на юнионистов (сторонников сохранения единой Великобритании) и националистов. Есть, однако, основания полагать, что эти две линии разделения не вполне совпадают. Так, если верить данным опроса, проведённого в день референдума, среди голосовавших за выход из ЕС были и сторонники Шотландской национальной партии, а среди сторонников членства в ЕС – избиратели юнионистских партий. Иными словами, проецировать результаты прошедшего референдума о членстве в ЕС на результаты возможного повторного референдума о независимости Шотландии было бы некорректно.

Более того, ещё накануне предыдущего референдума о независимости многие специалисты в области международного права предупреждали, что не существует никаких правовых гарантий того, что Шотландия, став независимым государством, автоматически "унаследует" членство Великобритании в Евросоюзе. Подобных прецедентов в истории ЕС ещё не было, поэтому решение о том, как поступать с Шотландией, предстоит принимать государствам-членам ЕС, а они могут решить, что Шотландия, как новое государство, должна заново пройти всю процедуру вступления в ЕС. Кстати, процедура эта предусматривает право любого из действующих членов ЕС наложить вето на принятие в состав Евросоюза нового государства-члена. В частности, Испания давала понять, что может воспользоваться таким правом вето (у самой Испании есть проблемы с каталонским и баскским сепаратизмом, поэтому создавать пример успешной реализации сепаратистского проекта не в её интересах). Короче говоря, на возможном повторном референдуме о независимости шотландцы, весьма вероятно, будут стоять не перед выбором между Шотландией в составе Великобритании и независимой Шотландией в составе ЕС, а перед выбором между Шотландией в составе Великобритании и независимой Шотландией, которую, может быть, примут (а может и не примут) в Евросоюз.

Нельзя, также забывать, что Шотландия очень тесно связана с остальной Великобританией множеством связей: экономических, культурных, даже родственных. Если бы Великобритания оставалась членом Евросоюза, то граница между ней и независимой Шотландией оставалась бы совершенно прозрачной, однако после выхода Великобритании из ЕС граница между Великобританией и независимой Шотландией будет одновременно внешней границей ЕС, она, по определению, не сможет более оставаться прозрачной. Таким образом, если шотландцы, отвергшие независимость в 2014-м году, проголосуют за неё на повторном референдуме, эта независимость достанется им гораздо более дорогой ценой. Сейчас они этого, может быть, ещё не понимают, но за то время, что пройдёт до возможного повторного референдума, у них будет время разобраться во всех нюансах. Не факт, что, разобравшись, они захотят платить такую цену за независимость.

Наконец, ещё один крайне важный фактор. Шотландия – страна, в которой очень популярны левые идеи. В ходе агитационной кампании накануне референдума 2014-го года Шотландская национальная партия утверждала, что в случае отделения Шотландия больше не будет вынуждена делить с другими частями Соединённого Королевства налоговые поступления от добычи нефти в Северном море, а весь этот поток нефтедолларов можно будет потратить на социальные расходы. Ещё тогда многие экономисты предупреждали, что план этот не отличается реалистичностью, так как отчисления, которые Шотландия получает из бюджета Великобритании (и которых она неизбежно лишится в случае отделения), существенно превосходят возможный выигрыш Шотландии от нефтяных доходов.

Сегодня, в условиях гораздо более низких цен на нефть, утопия "шотландского нефтяного социализма" выглядит ещё менее реалистичной, а потеря отчислений из британского бюджета будет ещё более болезненной.

Характерно, что глава шотландского правительства (она же – лидер Шотландской национальной партии) Никола Стёрджен, не успев потребовать повторного референдума о независимости, внезапно сменила тему, заявив, что Парламент Шотландии наложит вето на выход Великобритании из ЕС. Очевидно, что совместить эти две вещи: отделение Шотландии от Великобритании и наложение Парламентом Шотландии вето на выход Великобритании из ЕС – невозможно (не говоря уже о том, что у Парламента Шотландии просто нет права накладывать такое вето). Можно предположить, что столь непоследовательное поведение связано с тем, что националисты и сами понимают, что их шансы на победу в ходе повторного референдума будут не очень высоки.

Подводя итог, можно сказать, что прогнозы катастрофы, будто бы ожидающей Великобританию в результате выхода из ЕС, мягко говоря, несколько преувеличены. Разумеется, это не означает полного отсутствия рисков. Возможно, шотландцы, вопреки всем рациональным доводам, всё же захотят отделиться от Соединённого Королевства. Возможно, британское правительство, которое будет сформировано преемником уже объявившего о намерении уйти в отставку Дэвида Кэмерона, окажется некомпетентным и не сможет минимизировать связанные с выходом из Евросоюза проблемы, а также воспользоваться всеми открывающимися возможностями.

В этой жизни не существует абсолютных гарантий безопасности, жизнь неотделима от рисков, а свобода принятия решений – от ответственности за их последствия. Тем не менее, за британцев можно порадоваться уже хотя бы потому, что отныне их судьба зависит от их собственного выбора и их собственных решений. В отличие от брюссельских чиновников, никем не избираемых и никому не подотчётных, британские политики зависят от своих избирателей. Если новый кабинет министров не справится со своими задачами, на следующих выборах британцы доверят управление своей страной другим лидерам, в этом и состоит суть демократического процесса.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5770E90FE1315
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 03.07.2016, 18:25
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Brexit. Что дальше? Окончание

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 576EB6C584D47.jpg
Просмотров: 108
Размер:	36.8 Кб
ID:	18999
Часть II. Евросоюз

Прежде, чем перейти к обещанному анализу перспектив Евросоюза после выхода из его состава Великобритании, отмечу, что один из моих прогнозов, изложенных в прошлой статье, похоже, уже начал сбываться. Глава шотландского правительства и лидер сепаратистской Шотландской национальной партии Никола Стёрджен, отправившись в Брюссель, чтобы договориться о членстве Шотландии в ЕС, получила от ворот поворот. Еврочиновники сочувственно выслушали её, после чего развели руками и вежливо объяснили, что помочь ничем не могут, поскольку Евросоюз – объединение суверенных национальных государств, а Шотландия, будучи составной частью Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, таковым не является и, соответственно, не обладает необходимой для получения членства в ЕС правосубъектностью. Прямее всех высказался премьер-министр Испании Мариано Рахой: "Если Соединённое Королевство уходит... Шотландия уходит".

Разумеется, Шотландия может добиваться независимости от Великобритании, но, поскольку статусом члена ЕС обладает только Великобритания в целом, а не её составные части, в случае обретения суверенитета Шотландия не сможет автоматически "унаследовать" британское членство в ЕС, а вынуждена будет заново подавать заявку на вступление в союз, не имея при этом никаких гарантий того, что эта заявка будет удовлетворена, ведь, как уже было сказано ранее, любое из государств-членов Евросоюза сможет наложить вето на принятие в ЕС нового члена. Учитывая, что многие из этих государств, включая вышеупомянутую Испанию, сами имеют проблемы с сепаратизмом в отдельных своих регионах, представляется сомнительным, что они положительно отнесутся к шотландской заявке. Куда как вероятнее, что они предпочтут обойтись с Шотландией максимально жёстко, дабы её печальный пример отбил у их собственных сепаратистов стремление к независимости. Повторюсь: в случае проведения повторного (первый состоялся в 2014-м году) референдума о независимости Шотландии шотландцы, скорее всего, будут стоять не перед выбором между Шотландией в составе Великобритании и независимой Шотландией в составе ЕС, а перед выбором между Шотландией в составе Великобритании и независимой Шотландией, которую, может быть, примут (а может и не примут) в Евросоюз.

Перейдём теперь собственно к Евросоюзу. Британский политик, бизнесмен, бывший функционер Консервативной партии, владелец влиятельного интернет-ресурса ConservativeHome лорд Эшкрофт, объясняя своё решение голосовать на референдуме за выход из ЕС, утверждает: "Последние 40 лет показали, что Европейский союз — это не столько организация, сколько процесс". Говоря о сорока годах, лорд Эшкрофт имеет в виду историю членства Великобритании в Европейском экономическом сообществе и выросшем из него Европейском союзе. На протяжении этих лет неизменно происходило перераспределение полномочий от национальных правительств государств-членов к наднациональным административным органам, постоянно усиливалась централизация. Цель построения "ещё более тесного союза" официально закреплена в базовых документах ЕС.

Главный вопрос на сегодняшний день состоит в том, сохранится ли эта тенденция к дальнейшей централизации после выхода Великобритании или нет? На первый взгляд, она должна не только сохраниться, но и усилиться, ведь именно Британия была всё это время основным критиком концепции "ещё более тесного союза", соответственно, теперь, в её отсутствие, ничто не сможет помешать дальнейшей интеграции. Тем не менее, при ближайшем рассмотрении всё не столь однозначно.

Интеграционистские устремления Франции и Германии всегда вызывали некоторую тревогу у ряда более мелких государств, включая, прежде всего, членов так называемой Вишеградской четвёрки, объединяющей Польшу, Чехию, Словакию и Венгрию, предпочитающих видеть ЕС в большей степени экономическим объединением, а не федеративным супергосударством. Ранее они видели в Великобритании своего рода противовес франко-германскому альянсу, сейчас же, лишившись влиятельного союзника, эти страны явно обеспокоены возможным чрезмерным усилением континентальных лидеров, что может в перспективе привести к дестабилизации всей объединённой Европы.

Впрочем, есть и другая, гораздо более серьёзная проблема, заложенная в самой природе Евросоюза: это объединение принципиально несовместимо с демократией. Некоторые сторонники евроинтеграции считают, что всевластие брюссельской бюрократии можно сравнительно легко обуздать, для этого, по их мнению, достаточно лишь перераспределить полномочия от неизбираемой и неподотчётной избирателям Европейской комиссии в пользу избираемого на всеобщих выборах Европейского парламента. Подобный подход выдаёт фундаментальное непонимание его сторонниками феномена демократии.

Отношение таких людей к демократии напоминает своего рода карго-культ: они видят в демократии лишь внешнюю, процедурную, сторону (кстати, подобное отношение очень распространено среди российских "демократов", именно отсюда их стремление по любому поводу проводить разного рода интернет-голосования, праймериз и т. п.). Однако эта процедурная сторона, при всей своей важности, составляет лишь "оболочку" демократического процесса, она теряет содержание там, где отсутствует "политический организм".

Житель процветающей Баварии может порой выражать недовольство, когда собранные с него налоги направляются германским федеральным парламентом в менее благополучную Тюрингию, но в его глазах такое решение, как бы он к нему ни относился, выглядит легитимным, потому что и жители Баварии, и жители Тюрингии – это всё немцы (аналогичный пример можно было бы привести, скажем, с жителями благополучного Техаса и депрессивной Западной Вирджинии). Это один народ, и у разных представителей этого народа есть чувство общности и определённое понимание общенациональных интересов. Именно это чувство общности и наличие общих интересов и формируют нацию – тот самый "политический организм", без которого демократия выхолащивается.

Совсем иная ситуация складывается, когда тому же баварцу, равно как и жителю любой другой германской земли, предлагают раскошелиться на то, чтобы помочь Греции – чужой стране, загнавшей себя в долговую яму неумением жить по средствам и нежеланием работать, жители которой периодически устраивают массовые акции, сопровождаемые сожжением наряженного в эсэсовскую форму чучела германского федерального канцлера Ангелы Меркель. Нетрудно догадаться, что подобная трата денег будет выглядеть в глазах трудолюбивых немцев гораздо менее легитимной. Именно поэтому евроэлитам так важно, чтобы подобные решения принимались инстанциями, неподотчётными избирателям.

Соответственно, чем дальше будет заходить процесс евроинтеграции, тем менее демократичной будет становиться Европа.

Космополитично настроенные левые либералы, в большинстве своём, мечтают выбросить национальное государство на свалку истории. Проблема в том, что вместе с национальным государством там окажется и демократия, нормальное функционирование которой только в рамках национального государства и возможно. Именно эта ликвидация демократии вызывает сегодня серьёзное отторжение у граждан многих европейских стран.

Сейчас, когда напуганные результатами британского референдума евроэлиты всерьёз опасаются "эффекта домино", в результате которого граждане других европейских государств могут последовать примеру британцев (а подобные призывы уже раздаются в разных странах континента), существует отличный от нуля шанс на то, что Евросоюз сможет эволюционировать в более свободное, децентрализованное объединение демократических национальных государств с общеевропейским рынком, но без общеевропейского суперправительства. Если этого не произойдёт, и дальнейшая централизация продолжится, то рано или поздно реализуется один из двух гораздо менее благоприятных сценариев. Либо система евроинститутов будет сметена стихийным взрывом недовольства европейских избирателей, которые в отчаянии, видя, что "системные" политические силы игнорируют их интересы, начнут голосовать за популистов, либо леволиберальным элитам всё же удастся реализовать свой проект построения централизованного европейского супергосударства, в котором для демократии просто не останется места.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5778F1BC38E20
Ответить с цитированием
  #18  
Старый 05.07.2016, 02:34
VladRamm VladRamm вне форума
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,879
По умолчанию Кямран Агаев: В чужом пиру похмелье

Нажмите на изображение для увеличения
Название: pu_2016eu77.jpg
Просмотров: 102
Размер:	53.9 Кб
ID:	19010...российские сценарии "похорон" ЕС смешны и жалки

Эйфория и нескрываемое злорадство, которыми охвачены многие в России, прежде всего псевдопатриоты из пропагандистско-экспертно-журналистской бочкотары кремлевского разлива по поводу результатов референдума о выходе Великобритании из ЕС не вызывают недоумение. Скорее они только демонстрируют морально-нравственное состояние большей части российского общества, его истинные христианские "ценности" и "дополнительную хромосому", только хромосому злобы.

В действительности, а как еще охарактеризовать гнилую, протухшую смесь вытекаемую из этой бочкотары на головы и без того травмированных обывателей в виде: "Евросоюз – наш враг, пусть разваливается напрочь", "бессмертных союзов не бывает", "ЕС – Титаник, рано или поздно он пойдёт на дно", "будущее Евросоюза – распад, закат и ничего хорошего", "мы ждём референдумы в других европейских странах" и т.д. в подобном духе.

Можно было бы не обращать внимания на эти похмельные отрыжки, опьяневших от наглости и безнаказанности, пропутинских недоэкспертов и недожурналистов, однако это "копание ямы другому" сопровождается уже не на шутку построением сценариев распада Евросоюза. А это уже, не выглядит безобидным, а является ничем иным как показателем нескрываемой враждебности не только к проекту европейской интеграции, но и к Европе в целом, противопоставляя ее цивилизационно России, с её "особым путем развития".

Причем, эти, с позволения сказать, сценарии "разброда", "несостоятельности", "вырождения" Евросоюза пекутся не только для бездарного и авантюристического Кремля, но на них пытаются ещё учить студентов(!), что свидетельствует о долговременности и опасности антиевропейского курса путинской России.

Вот как переворачивает мозги своих студентов директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, директор евразийской программы МДК "Валдай" некий Тимофей Бордачев, "высмеивая" отечественных либералов за их пристрастие к европейским ценностям.

"Такое ощущение, что тот агрессивный и антироссийский тон, который характеризует отношение Евросоюза к России после распада СССР, русофобская риторика и практика большинства европейских стран, унижение русского населения бывших советских окраин как раз и устраивает этих представителей "российской элиты", – бессовестно пишет он, поставив все с ног на голову.

Соответственно, полагает этот "воспитатель нового поколения российских антиевропейцев", вопрос – какой путь развития или упадка выберет Евросоюз – для России весьма актуален по очень многим причинам, в том числе, и военно-политического характера.

По "авторитетному" мнению этого валдайского специалиста по европейским проблемам, у ЕС сегодня есть дескать только три варианта будущего:

1. продолжение стагнации нынешнего проекта;

2. полный распад Евросоюза на отдельные государства со своей внутренней и внешней политикой, валютой, налогами, вооруженными силами и так далее;

3. формирование двухъярусного ЕС (подвариант – усеченного ЕС во главе с Германией и Францией, и остальной (восточноевропейской, в основном) частью нынешнего ЕС, которая не войдет в новый ЕС).

Больше никаких вариантов нет, категорически заявляет Бордачев. И исходя из этого, беспардонно "анализирует" ни много ни мало "основные плюсы и минусы" каждого сценария для ЕС, и, соответственно, плюсы и минусы России от каждого из данных сценариев.

Ну что же, студентам НИУ ВШЭ на очередном молодежном "Валдае" их патроном-преподавателем будет доложено, что России удобно и выгодно иметь своим партнером Европу и по второму, и по третьему сценарию, так как это будет, видите ли, национально ориентированная Европа, лишенная ненужных и чужих геополитических амбиций, о чем он сделал "открытие" в своём антиевропейском опусе под претенциозным названием "Публичная порка".

А в заключении в "валдайском" поучительном тоне высокомерно предсказывает, что неравнодушных наблюдателей политических реалий важнейшего торгового партнера России, оказывается, ожидает новая серия войны европейских тронов. "После драматических постановок на тему конституции для Европы, Лиссабонского договора, потрясений зоны евро, греческой трагедии и миграционного обвала начинается новый этап системного кризиса европейского проекта,"- выносит окончательный диагноз "растерявшейся" Европе директор евразийской программы Тимофей Бордачев.

А между тем этому евразийцу, сценаристу-фатазеру по делам Европы факультета Мировой экономики и мировой политики уважаемого учебного заведения следует напомнить о том, что путинский проект под названием Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС) полностью слизан с модели Европейского Союза, фактически является ремейком этого уникального интеграционного объединения. Структура ЕАЭС, Таможенный союз, евразийская комиссия , другие его подразделения, процесс принятия решений полностью повторяют теорию и практику ЕС.

Тем не менее, главное отличие этих организаций состоит в том, что, если ЕС объединяет государства с развитыми демократическими институтами, основанными на сменяемости власти, верховенстве закона, то ЕАЭС – это сборище авторитарных пожизненных режимов в лице России, Казахстана, Беларуси и экономически обреченных стран в путинских "намордниках" – Армении и Киргизии.

Абстрагироваться от этого неоспоримого факта ремейка, объективной сравнительной реальности, а также жалких результатов деятельности ЕАЭС, выразившихся лишь в торговых войнах между его членами, в выдумывании сценариев гибельной эволюции ЕС не только лживо по сути, но и просто абсурдно.

Как и все, чем характеризуется научно-преподавательская среда путинской России, это – абсурдно.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=577A9B3F12D30
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
оппозиция, британия, европа, референдум

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 21:46.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot