Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 25.09.2018, 23:32
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,884
По умолчанию Юрий Фельштинский: Операция "SALT"

Название: _____________________00001.jpg
Просмотров: 520

Размер: 119.6 Кб
Операция "SALT"

Кто такой Антон Федяшин и чему он учил Марию Бутину

Недавно я опубликовал статью, разъясняющую читателям, что директор центра The National Interest ("Национальный интерес") и издатель одноименного журнала The National Interest Дмитрий Саймс (Симис) является агентом Кремля. Последней каплей, переполнившей чашу моего терпения и побудившей меня прервать многолетнее молчание по этому вопросу, стала информация о том, что арестованная 15 июля 2018 года в Вашингтоне Мария Бутина назвала своими российскими кураторами в США двух человек: Дмитрия Саймса и Антона Федяшина.

Публикация статьи привела к драматическим событиям. Саймс немедленно покинул США и вылетел в Москву, где с 3 сентября (о чем сообщает его русская страничка в Википедии, но умалчивает английская) ведет политическую программу "Большая игра" на российском "Первом канале". Вторым ведущим этой программы является Вячеслав Никонов. Это очень важный момент – что подельником Саймса в пропагандистской программе российского правительства стал именно Никонов. На личном уровне они давно знакомы. Никонов часто бывал в США, и прилетая в Вашингтон, он прежде всего отправлялся к Саймсу. Кто кого тут курировал и кто кому подчинялся, сказать трудно. Они, в общем-то, в кремлевско-ФСБшной иерархии стояли на одном уровне.

Вячеслав Никонов – внук Вячеслава Молотова, верного соратника Сталина, наркома иностранных дел и председателя советского правительства. Отец Никонова – Алексей Никонов (1917–1992) – был сотрудником НКВД, партсекретарем КГБ СССР, профессором МГИМО (Московского государственного института международных отношений) и редактором журнала ЦК КПСС "Коммунист".

Вячеслав Никонов, поступивший на истфак МГУ в 1973 году, вступил в КПСС и стал секретарем парткомитета факультета, а после окончания университета в 1978 году был заведующим отделом КПСС. В 1991 году по линии КГБ он стал помощником Вадима Бакатина – председателя КГБ. С 1993 года Никонов – еще и депутат Государственной думы, член президиума генерального совета партии "Единая Россия". В 2007 году указом Путина Никонов был назначен исполнительным директором правления фонда "Русский мир", а с 2011 года стал председателем правления фонда. Фонд "Русский мир", с филиалами примерно в 100 странах мира, является основным пропагандистским и вербовочным инструментом российского правительства за рубежом.

Как сказал один наш общий с Никоновым знакомый, "Никонов очень опасен". Вот вместе с ним Саймс сейчас и ведет пропагандистскую политическую программу на главном "Первом канале" российского телевидения.

О Федяшине, откровенно, в тот момент, когда о нем упомянула Бутина, я услышал впервые. Тем с большим интересом я решил заглянуть в душу этого человека.

Федяшин, как и Саймс, как и Никонов, – историк по образованию, занимается российской историей. На сайте вашингтонского American University (Американского университета), где он преподает, описан типичный для американского профессора путь, приведший Федяшина на историческую кафедру столичного вуза.

Конечно, в своей автобиографии Антон Федяшин скромничает и указывает далеко не все. Он не пишет о том, что сам он родился в СССР и приехал в США ребенком вместе с отцом Андреем Федяшиным. Андрей Федяшин был выпускником советского МГИМО и корреспондентом ТАСС – сначала в Лондоне, затем в Вашингтоне, куда приехал с Антоном в середине 1980-х годов. Тем, кто знаком с советскими реалиями, понятно, что в МГИМО – Московский государственный институт международных отношений – брали на учебу только детей советской номенклатуры высокого уровня. А работа за границей в качестве корреспондента ТАСС в "капиталистических странах", особенно в Великобритании и США, поручалась лишь самым проверенным советским журналистам, как правило, являвшимся и членами Компартии, и, по совместительству, сотрудниками КГБ. Если к этому прибавить, что Андрея Федяшина в командировку отпустили с ребенком, следует сделать вывод, что доверие советского правительства к Андрею Федяшину было безгранично и что доверие это он заслужил.

Чтобы по телу читателя побежали холодные мурашки или потек холодный пот, уточним, что корреспонденту ТАСС Андрею Федяшину при возвращении из Вашингтона в Москву разрешили оставить своего сына в Америке для продолжения образования, в результате чего Антон Федяшин в конце концов с двумя родными языками – русским и английским – взошел на историческую кафедру вашингтонского Американского университета.

Возможно, не последнюю роль во всей этой почти фантастической истории сыграл дедушка Антона, отец Андрея Федяшина – Георгий Федяшин. Он был генералом Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР, то есть генералом в самом главном управлении КГБ, занимавшемся внешней разведкой. Как позже Антон, как до него Андрей, Георгий Федяшин тоже работал за границей, пока наконец не был изобличен в качестве советского разведчика и отослан на родину, где с 1965 года работал в Агентстве печати "Новости" (АПН). В АПН он служил заместителем Бориса Буркова, главного редактора отдела стран Западной Европы, и одновременно являлся куратором этой редакции со стороны КГБ.

Опять же, все знакомые с советскими реалиями знают, что АПН фактически являлось филиалом КГБ, куда отправлялись продолжать свою службу отозванные из-за границы или просто вышедшие в отставку КГБшники, ГРУшники и СВРщики. Впрочем, из АПН Георгий Федяшин снова вернулся на службу в КГБ.

У Антона Федяшина в Вашингтоне есть своя ниша. Он является директором "Института российской истории и культуры", известного в США как The Initiative for Russian Culture (IRC), или как "Институт Кармел" – the Carmel Institute. Вот что писал об этом учреждении в своей статье журналист Илья Заславский:

"Кармеловский институт русской культуры и истории при Американском университете (AU) финансируется вашингтонской светской персоной Сьюзан Кармел Лерман, близкой к бывшему российскому послу Сергею Кисляку и российским дипломатам. Институт спонсирует кинопоказы советских классических и современных российских фильмов в посольстве Российской Федерации в Вашингтоне и устраивает крупные мероприятия: гала-концерты, праздники, приемы, вечера и встречи. Кроме того, Сьюзан обеспечивает основное финансирование Американо-Российского фонда культурного сотрудничества (American-Russian Cultural Cooperation Foundation – ARCCF), который также спонсирует большие и разнообразные общественные события, например, концерты, выставки. Почти все они проходят при поддержке российского посольства.

Исполнительный директор ARCCF Александр Потемкин – бывший советский дипломат. Поскольку он работал советским культурным атташе в США, высока вероятность, что он либо являлся офицером КГБ, либо был с КГБ как-то связан. Он ушел на пенсию в 1990 году и решил остаться в Вашингтоне. В 1997-м он уже был директором Американо-Российского фонда культурного сотрудничества. […] Важнейшей чертой деятельности ARCCF и IRC в Вашингтоне было то, что они неизменно привлекали исключительно стойких сторонников Путина. […]


Антон Федяшин, видимо, был увлечен темой необходимости отказа США от духа холодной войны по отношению к режиму Путина. В частности, МГИМО, которое традиционно очень близко с российским МИД, благодарило Антона за его участие и помощь в проведении серии лекций на эту тему в 2012 году. Та же тема часто поднималась им в его многочисленных телевизионных выступлениях и в программах, где он был приглашенным американским экспертом. […] Когда Федяшин привозит в Россию американских студентов, то им тоже обычно приходится встречаться только с приверженцами Путина".

В скептических высказываниях Заславского не было преувеличений. Скандалы, связанные с попытками российских дипломатов вербовать американскую молодежь, время от времени потрясали американскую столицу и проникали в прессу. В октябре 2013 года ФБР обвинило российского дипломата Юрия Зайцева, являвшегося главой Российского культурного центра, входящего в Россотрудничество – находящуюся в Вашингтоне структуру российского МИД, известную также как “Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству”, в том, что он вовлечен в вербовку американских граждан как потенциальных источников разведданных.

По мнению ФБР, Юрий Зайцев был "офицером российской внешней разведки и профессиональным шпионом, занимавшим должность директора Российского культурного центра в Вашингтоне только для того, чтобы иметь возможность жить в США". ФБР предполагало, что миссия Зайцева заключалась "в отправке молодых профессионалов из США в рамках культурных программ в Россию, где те изучались и оценивались на предмет использования российской разведкой". Иными словами, Зайцев занимался в США подбором потенциальных агентов для российских спецслужб".



Российская двухгодичная молодежная программа коротких образовательных поездок в Российскую Федерацию действительно больше всего напоминала известный анекдот о том, что "бесплатный сыр бывает только в мышеловке". "Россотрудничество оплачивало питание, транспорт, жилье и все прочие расходы, связанные с поездкой, вплоть до визового сбора. В 2012 году во время поездки в Санкт-Петербург участники останавливались в Sokos Hotel Palace Bridge, роскошном отеле, который принимал участников саммитов "Большой восьмерки" и "Большой двадцатки", – писало одно из изданий. – Участники той поездки встречались с руководителями Москвы и Санкт-Петербурга, и с Александром Трошиным, высокопоставленным членом партии "Единая Россия". С 2011 года Россотрудничество организовало шесть таких поездок".

Целью программы для молодых профессионалов, проходившей два года назад, рассказывал Зайцев, было продемонстрировать американской молодежи культуру современной России. "Первая группа из 50 человек отправилась в Россию в декабре 2011 года и провела две недели в Москве и Санкт-Петербурге, полностью за счет Российской Федерации. В 2012 году нам удалось организовать две группы по 25 человек. На этот раз одной из групп удалось посетить не только Москву, но и Казань. 6 августа еще одна группа имела возможность побывать в Москве и Калуге, – говорил Зайцев. – Средний возраст участников – 25–35 лет. […] Интересно, что большинство из них до этого не имели ничего общего с Россией. Многие из них были помощниками мэров, сенаторов, работали в администрациях городов и штатов. […] Отбор участников проводился, исходя из их заявок на участие. После поездки центр обращался к ним с просьбой рассказать о своих впечатлениях о России".

По сведениям российского МИД, с 2011 года по этой программе Россию посетило более 1000 молодых людей из 50 стран.

Программой заинтересовалось ФБР. С сентября 2013 года сотрудники ФБР проинтервьюировали в общей сложности 12 молодых американцев, которые участвовали в российских государственных программах культурного обмена под руководством Зайцева. Впрочем, Зайцев, имевший статус дипломата и дипломатический иммунитет, еще целый год продолжал в США свою деятельность, раздавая прессе недовольные интервью о подозрениях ФБР.

Помимо "молодых профессионалов", Российский культурный центр привозил в Россию "победителей" различных конкурсов. "Некоторое время назад мы объявили конкурс на тему "400 лет династии Романовых". Девять лауреатов конкурса и профессор Американского университета отправились в Санкт-Петербург, где могли своими глазами увидеть места, связанные с историей царской семьи", – говорил Зайцев.

Это тот самый университет, где преподает Антон Федяшин. Кто бы мог быть этим профессором?

На тех, кто соответствующим образом себя зарекомендовал, российская сторона, по сведениям ФБР, заводила дела как на потенциальных агентов. В 2014 году Зайцеву все-таки пришлось из США уехать. Однако новый директор того же центра – Олег Жиганов – был выслан по тому же обвинению из США в самом конце марта 2018 года в числе 60 российских дипломатов, обвиненных в шпионаже.

Джоэл Бреннер, служивший главным инспектором Агентства национальной безопасности, высказал гипотезу, что Жиганов привлек внимание американских спецслужб своей активностью в области вербовки, или "поиска талантов". "Такие люди, как он, должны отыскивать потенциальных агентов – людей, готовых скомпрометировать свою должность и в итоге стать изменниками, – говорит Бреннер. – Такие, как он, […] обретают влияние, встречаются с людьми в, казалось бы, безобидных ситуациях, склоняя их затем на свою сторону". Использование Жигановым служебного положения в целях шпионажа было возможно благодаря имевшемуся у него дипломатическому статусу и “не имело ничего общего с номинальной должностью", – рассказывал Скотт Олсон, два десятилетия проработавший в ФБР, где в том числе руководил контрразведывательными операциями. "Дело в том, что он не оказался бы в списке 60 высланных, если бы не был известен как действующий офицер разведки".

Впрочем, как заявило российское агентство "Спутник", Российский культурный центр в Вашингтоне продолжит свою работу, несмотря на высылку Жиганова. Безусловно, продолжит, поскольку на самом деле является (по словам одного бывшего советского разведчика, ныне проживающего в Вашингтоне) центром для вербовочной работы российских спецслужб.

Тем не менее, одно "доброе дело" перед своим отъездом Жиганов успел сделать: он "засветил" Марию Бутину, с которой встречался несколько раз. Точной информации о количестве и периодичности этих встреч пока что нет. Несколько встреч Жиганова с Бутиной состоялись в Российском культурном центре и в российском посольстве в Вашингтоне, где Жиганов служил первым секретарем. По крайней мере одна из встреч, в январе 2018 года, состоялась не в российском посольстве, а во французском бистро, куда Бутина пришла по приглашению Жиганова и где собеседники были засняты ФБР.

Жиганов при этом не рисковал: у него был дипломатический статус. У Бутиной этого статуса не было. При аресте ей было предъявлено обвинение в том, что с 2015 года она находилась в США "как кремлевский агент, которым руководил высокопоставленный российский чиновник и сотрудник Центрального банка". Этим "чиновником” и “банкиром" был не кто иной, как Александр Торшин, с которым Бутина была хорошо знакома и по России, и по совместной работе в США, – тот самый Торшин, к которому отсылал в Россию для вербовки американскую молодежь предшественник Жиганова на посту главы Российского культурного центра Юрий Зайцев.

Не удивительно, что 29-летнюю Бутину, у которой при обыске и аресте 15 июля 2018 года были конфискованы 12 терабайт данных, эквивалентных 3 миллионам документов, равно как и ее дневник, в настоящее время содержат под арестом в Вашингтонском центре предварительного заключения. Ей есть что рассказать и объяснить следствию. Она оказалась связующим звеном между абсолютно всеми: своим российским куратором Тopшиным и посылавшим к нему в Россию для вербовки американцев Зайцевым; с руководителем Российского культурного центра, сменившим Зайцева, Жигановым; с Дмитрием Саймсом, организовавшим через свой Центр национальных интересов 7 апреля 2015 года встречу Торшина и Бутиной со Стэнли Фишером, вице-председателем Федеральной резервной системы, и Натаном Шитсом, заместителем министра финансов США по международным делам. Торшин, которого Бутина сопровождала во время его поездки в США, занимал тогда должность зампредседателя российского Центробанка (и параллельно являлся куратором Бутиной).

Среди конфискованных у Бутиной материалов есть, безусловно, и публикация Антона Федяшина от 6 апреля 2017 года на сайте Американского университета. Дело в том, что именно там, у Федяшина, в Школе международной службы [SIS] формально была оформлена аспиранткой на магистерской программе Бутина, которой как могли находили связи и делали карьеру и Торшин (таскавший Бутину на высокопоставленные встречи в качестве переводчицы), и Саймс (публиковавший примитивные тексты Бутиной в своем журнале "Национальный интерес", где Бутина подписывалась вводящим читателя в заблуждение титулом “основатель и председатель общественного объединения "Право на оружие", российского аналога Национальной стрелковой ассоциации США), и Федяшин, вместе с которым Бутина, похоже, занималась в том числе подбором потенциальных кадров из числа американских студентов для последующей вербовки в качестве российских агентов.



Вот эти ничего не подозревающие студенты, и на всех фотографиях – Федяшин и Бутина. На первой они стоят по краям – слева Федяшин, справа Бутина. На нескольких Бутина запечатлена в аудитории вместе со своим куратором Федяшиным и остальными студентами. Впрочем, не пытайтесь "кликать" на эту ссылку. Войти в "альбом" с фотографиями Бутиной уже нельзя. Интернет-адрес этой публикации закрыт. Так как мною фотографии из этого "альбома" были скопированы заранее, прилагаю их к этому тексту.



Из публикации Федяшина от 6 апреля 2017 года "Восток и Запад встречаются в Геттисбурге" тоже все постепенно стало исчезать. Сначала исчез написанный Федяшиным текст про Бутину. Мною он был скопирован еще до исчезновения. Он выделен для удобства читателя жирным:

"Геттисбург, живописный город в Пенсильвании, занимает особое место в традиции преодоления глубоких противоречий. 11–12 февраля 2017 года здесь проходил примечательный диалог между двумя разными мирами – американским и постсоветским. Институт Эйзенхауэра при колледже Геттисбурга пригласил студентов Института Кармел на уик-энд семинаров и культурных мероприятий, организованный мисс Сюзен Эйзенхауэр, почетным председателем института. Доктор Антон Федяшин, директор Института Кармел российской культуры и истории, и мисс Эйзенхауэр вели семинары. Встреча молодых мыслителей была попыткой разрушить, казалось бы, непроницаемую стену стереотипов, которая выросла между Россией и Америкой в последние годы.

[…]

Студентка магистерской программы SIS [The School of International Service / Школа международной службы] Мария Бутина сформулировала это так: "Наша поездка была похожа на машину времени, которая пронесла нас сквозь настоящее, будущее и прошлое отношений США, России, Украины, Беларуси, Азербайджана. Мы многое узнали друг о друге – студентах из всех этих стран (и из двух американских университетов!), представителях разных поколений и культур. Это помогло нам сосредоточиться на том общем, что нас объединяет, более, чем на различиях, которые разделяют".

Анна Руд, уроженка Украины, студентка начальных курсов, удачно сформулировала, подводя итог: "Если мы будем общаться друг с другом и по-настоящему познавать культуру друг друга, не останется причин, из-за которых мы не могли бы достигнуть компромисса и прийти к соглашению по глобальным вопросам. Будущее принадлежит нам, и наше поколение решительно настроено изменить отношения между Россией и США к лучшему. Я уверена, что мы сможем этого добиться".


Позже цитату Бутиной заменили на другую:

"Юлия Мельникова, студентка по обмену из МГИМО, отметила следующее: "Поездка в Геттисбург стала для меня первым и совершенно захватывающим американским опытом. Сам факт, что мы можем спорить об одном и соглашаться в другом; слушать, понимать и учиться друг у друга, – заставил меня поверить в возможность улучшения взаимоотношений между нашими странами. В конце концов, все мы люди, все мы живем похожими проблемами, стремлениями и мечтами; и конференции, подобные этой, подтверждают, что это именно так.

Анна Руд, уроженка Украины, студентка начальных курсов, удачно все сформулировала, подводя итог: "Если мы будем общаться друг с другом и по-настоящему познавать культуру друг друга, не останется причин, из-за которых мы не могли бы достигнуть компромисса и прийти к соглашению по глобальным вопросам. Будущее принадлежит нам, и наше поколение решительно настроено изменить отношения между Россией и США к лучшему. Я уверена, что мы сможем этого добиться".


На промежуточном этапе исчез просто весь абзац – и о Бутиной, и об украинской студентке Анне Руд. Затем Руд вернули, а Бутину заменили на Мельникову. А сопровождавшая публикацию фотография Федяшина с Бутиной исчезла "с концами".

Вот эта исчезнувшая фотография, вовремя скопированная мною из публикации Федяшина еще до исчезновения. Бутина отмечена стрелочкой, Федяшин – второй слева. Рядом – эта же фотография, еще до исчезновения, скопированная кем-то в Twitter.

Из подробнейшего (на 20 листах) резюме Федяшина, покрывающего период его академической деятельности до декабря 2017 года, где запечатлен каждый его академический шаг, публикация от 6 апреля 2017 года тоже исчезла. В списке опубликованных работ Федяшина ее нет. Зато там указано, что в марте 2015-го, 2016-го и 2017 года Федяшин был приглашенным лектором в Москве в институте МГИМО, том самом привилегированном российском вузе, который окончил в свое время его отец Андрей Федяшин.

Несколько слов о российском кураторе Бутиной Торшине. В американскую политику его ввел в 2010 году еще один кремлевский агент в Вашингтоне, Эдуард Лозанский, "главный российский лоббист в США", как писала о нем российская пресса. Первая зафиксированная прессой встреча Лозанского с Торшиным состоялась в Москве 6 ноября 2009 года, о чем поспешила сообщить интернет-страница российского Федерального собрания:

"На встрече первого заместителя председателя Совета Федерации Александра Торшина и президента Всемирного русского форума Эдуарда Лозанского обсуждалась возможность совместных мероприятий, посвященных 65-й годовщине победы в Великой Отечественной войне и Второй мировой войне. В частности, Э. Лозанский сообщил, что уже 28 лет в Соединенных Штатах в честь Дня Победы проводится "встреча на Эльбе" для ветеранов, которые принимали участие в этом историческом событии. Он предложил организовать такую встречу в Вашингтоне 25 апреля 2010 года с участием российских официальных лиц. […] В свою очередь, Александр Торшин поддержал эту идею и пообещал обсудить возможность российского участия в проекте с организационным комитетом Дня Победы".

С 2010 года, с легкой руки Лозанского, Торшин из США уже "не вылезает"....

Разумеется, для первой поездки кремлевского агента Торшина в США можно было найти и какую-то другую причину: не обязательно было привязывать его визит к 65-летию "встречи на Эльбе". Но так уже устроен менталитет российских спецслужб и кремлевских пропагандистов, что однажды утвержденный бюрократической машиной России трафарет (в данном случае – "встреча на Эльбе") становится стандартом и проторенной дорожкой последующей агентурной деятельности (и идя по этой дорожке, можно буквально отлавливать "вражескую агентуру" – российских агентов). Через пять лет, 25 апреля 2015 года, уже после российской аннексии Крыма и вторжения в Восточную Украину, по случаю 70-летия "встречи на Эльбе" российское посольство снова организовало мероприятие, одним из главных участников которого стал теперь уже Антон Федяшин. Вот отчет об этом "активном мероприятии" Кремля, опубликованный российским информационным агентством ТАСС:

"ВАШИНГТОН, 15 мая. В столице США появился еще один мемориальный знак "Встреча на Эльбе", посвященный братству по оружию между советскими и американскими солдатами в годы Второй мировой войны. В четверг вечером он был передан Фондом американо-российского культурного сотрудничества в дар Кармеловскому институту российской культуры и истории, созданному недавно в Американском университете в Вашингтоне.

Передача небольшой бронзовой скульптуры состоялась на торжественном приеме в посольстве России в США, посвященном 70-летию победы над фашистской Германией. Работая над ней, известный московский скульптор Александр Бурганов использовал фронтовую фотографию, запечатлевшую встречу советских и американских войск на Эльбе близ немецкого города Торгау 25 апреля 1945 года. […] Cкульптура работы Бурганова будет находиться не в публичном месте, а в Американском университете. "Это хороший подарок, поскольку он символизирует дружбу между народами двух стран и служит напоминанием о том периоде, когда они были союзниками", – сказал в беседе с корреспондентом ТАСС директор института Антон Федяшин, возглавлявший до недавнего времени в столице США "Инициативу по продвижению российской культуры".

О взаимопомощи союзников по антигитлеровской коалиции в годы войны говорил, выступая на приеме, и посол России в Вашингтоне Сергей Кисляк. […] Завершился прием в посольстве РФ праздничным концертом […]. Одними из самых громких аплодисментов […] были награждены Антон Федяшин и глава Фонда американо-российского культурного сотрудничества Джеймс Саймингтон, спевшие песню композитора Джимми Макхью на слова Гарольда Адамсона "Дошли на крыле и молитве", ставшую популярной в Советском Союзе в конце войны благодаря Леониду Утесову. В русском переводе она получила название "Бомбардировщики", но всегда была больше известна по первой строчке припева: "Мы летим, ковыляя во мгле". Федяшин и Саймингтон исполнили ее на двух языках".


Так что Федяшин еще и поет, на двух языках.

Эксплуатировать потери советского народа в годы Второй мировой войны – любимое занятие как советских, так и нынешних кремлевских пропагандистов:

"Вторая мировая война, конечно, стала самым разрушительным конфликтом в истории человечества. Забыть Вторую мировую, забыть советский и русский вклад в победу союзников – значит радикально пересмотреть большую часть истории ХХ века, особенно второй его половины," – объяснял Федяшин в связи с визитом в Москву генерального секретаря китайской компартии, видимо, забыв в этот момент про помощь союзников, о которой помнил и пел, когда ему вручалась скульптура Александр Бурганова.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 25.09.2018, 23:39
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 22,884
По умолчанию Операция "SALT". Окончание

Нельзя сказать, что деятельность Федяшина в США не вызывала подозрений и критики. В феврале 2009 года, после российского вторжения в Грузию, одно из изданий опубликовало статью, обвинив Федяшина в намеренной лжи и прокремлевской пропаганде. Поскольку авторы статьи провели серьезную работу по подбору соответствующих цитат из публикаций Федяшина, воспользуемся плодами их труда. Для удобства читателей цитаты из статей Федяшина даны жирным курсивом:

"С 2003 года Белый дом сделал ставку на грузинского президента Михаила Саакашвили и украинского президента Виктора Ющенко в ущерб отношениям с Москвой. Однако прошлогодняя война с Грузией и недавний газовый конфликт между Москвой и Киевом продемонстрировали, насколько усложнилась ситуация. Картина отношений России с соседями не выглядит черно-белой, как изображают ее американские СМИ. Саакашвили и Ющенко показали себя не просто как разочарование, но и как обуза. Администрация Обамы теперь имеет шанс выбрать более надежных партнеров в регионе".

[…] Не ставила ли Россия на оппозиционеров в Грузии и Украине в ущерб отношениям с США? Очевидно, нет. Не пыталась ли Россия убить Ющенко при помощи диоксина? Если и так, этот "профессор", вероятно, не слышал об этом. Не рисуют ли российские СМИ настолько же "черно-белую" картину, когда речь идет о Грузии и Украине? Если да, то "профессор" не призывает их изменить тактику, а скорее требует безоговорочной покорности от американцев.

[…] "К сожалению, Ющенко спутал украинский патриотизм с антироссийской политикой, что удачно сочеталось с политикой сдерживания администрации Буша в отношении России. Верно то, что Москва использовала свои природные энергоресурсы в качестве политического рычага. Однако, поскольку Россия субсидировала украинскую экономику, поставляя газ по цене ниже рыночной, она была вправе рассчитывать на ответное сотрудничество. К сожалению, президент Ющенко уравнял вестернизацию и членство в НАТО, чему способствовала администрация Буша и против чего возражала Москва".

Вся эта обличительная речь не содержит ни единого слова критики в адрес российского диктатора Владимира Путина, в то время как "профессор" отчаянно критикует Ющенко, выставляя его варваром, несмотря на то, что Ющенко был избран на реальных состязательных выборах при реально функционирующей оппозиции, а это нечто, чего Путин не сделал ни разу в жизни. И не была ли Украина вправе искать защиты в рамках НАТО, если Россия решила использовать свои энергоресурсы как оружие?

[…] "Но вряд ли препятствование вступлению соседней страны в военный альянс можно считать империализмом или запугиванием. Тем более, Россия никогда не возражала против участия Украины в ЕС, ОБСЕ и других не-военных западных институтах. Саакашвили также был вашингтонским кандидатом на вступление в НАТО. Но он потерпел неудачу, когда необдуманно атаковал отколовшийся регион Грузии, в котором присутствовали российские миротворцы с международным мандатом".

Москву полностью устраивает, что Грузия отягощена двумя спорными территориями и спор этот кажется бесконечным, а НАТО не примет страну с неурегулированными территориальными конфликтами. Выходит, [...] когда Россия противодействует вступлению Украины в НАТО, вмешиваясь в выборы и покушаясь на жизнь Ющенко, это нормально? Кто, какие страны одобряли мандат российских миротворцев? Какие страны признали российскую аннексию Абхазии и Осетии? Кто кого "необдуманно атаковал"? Вот уж действительно, этот безумец погружает нас в перевернутый мир Зазеркалья в лучших традициях советских времен. Cреди нас – изменник.

[…] “До тех пор, пока Ющенко пытается определить геополитическую позицию Украины путем "движения на Запад" через НАТО, а не через функциональную и платежеспособную экономику, – до тех пор будет сохраняться газовая проблема. Россия готова сотрудничать с Украиной, интегрированной в европейские политические и экономические структуры, но не при правительстве, не уважающем геополитические интересы благодетеля / старшего брата. Отказавшись от прямой поддержки членства Украины (и Грузии) в НАТО, администрация Обамы заручилась бы более надежным союзником в лице России.

Интересам Вашингтона больше отвечала бы поддержка Тимошенко. Тимошенко использовала газовый спор для формирования имиджа украинской патриотки, политика, ориентированного на Европу, и одновременно способного вести переговоры с Москвой. […] Тимошенко, вероятнее всего, смягчит позицию по вступлению в НАТО и возобновит стабильные и выгодные отношения с Россией. Она уже вела переговоры о российских кредитах. Окончание газового кризиса сигнализирует о старте украинской президентской предвыборной кампании, в которую Тимошенко включается с самого начала. Остается надеяться, что в Грузии появится настолько же прагматичный политик. […] Этой весной президенту Обаме и госсекретарю Клинтон представится шанс восстановить отношения с Россией, если они поддержат более надежных политиков в Грузии и Украине. Тимошенко – жесткий переговорщик, но она не приравнивает украинские интересы исключительно к антироссийской политике, которая создает больше проблем, чем решает. Учитывая планы увеличения американского присутствия в Афганистане, Белый дом и Госдеп должны быть заинтересованы в восстановлении сотрудничества с Москвой".


[…] Считается ли подобное "научным исследованием" в Американском университете в наши дни? Выступает ли в данном случае "профессор" в качестве агента Кремля, пропагандирующего его позицию?


Ответ на этот риторический вопрос очевиден: Да, Федяшин "выступает в качестве агента Кремля”, пропагандирующего позицию Путина.

Название: _____-__.jpg
Просмотров: 145

Размер: 107.6 КбВ публикациях Федяшина вы не найдете ни одного (это не риторическое утверждение, а фактическое) критического слова в отношении Путина, Кремля, российской внешней и внутренней политики. Про Путина – только хорошее. Например, что в 2000 году он произвел хорошее впечатление на Александра Солженицына (Федяшин публиковал статью в 2009-м):

"20 сентября 2000 года Солженицыны принимали в своем доме под Москвой президента Путина с супругой, после чего Солженицын отметил в телеинтервью, что его впечатлили "активный ум и находчивость" президента. Также он хорошо отзывался об искренней заботе Путина о судьбе страны, а не "личной власти".

В отношении российской оппозиции и Алексея Навального в тех тяжелейших условиях, боровшихся во время выборов мэра Москвы в сентябре 2013 года с кандидатом Кремля Сергеем Собяниным, у Федяшина, наоборот, добрых слов не нашлось:

"Антон Федяшин – профессор российской истории в Американском университете в Вашингтоне. Он – коренной москвич, и это лето он провел в Москве, наблюдая за ходом предвыборной кампании. Он говорит, что это был полезный опыт для обеих сторон, показавший сторонникам Навального, что одно дело – протестовать против существующей системы, и совершенно другое – обращаться к широким массам, встречаться с избирателями на местах. Этого либералы не делали никогда".

На начальном этапе российской оккупации Крыма, в конце февраля 2014 года, Федяшин призывал разобраться в ситуации и не делать скоропалительных выводов:

"Президент Барак Обама сказал в пятницу, что он "глубоко обеспокоен" сообщениями о том, что Россия перебрасывает войска в украинский Крым, и предупредил, что любое военное вмешательство "повлечет за собой последствия". "Я не думаю, что кто-либо понимает, что именно происходит, – сказал Антон Федяшин, эксперт, который руководит Русской культурной инициативой при Американском университете в Вашингтоне. – Они проявляют инициативу, не зная, что на самом деле происходит".

Когда все-таки оккупация Крыма и война в Восточной Украине стали фактом и фактором, Федяшин нашел происходящему удобное объяснение, "уходящее корнями в тысячелетнюю историю".

Реакция Запада на украинский кризис удачно вписывается в систему аргументации Федяшина. "Мы наблюдаем возврат к языку холодной войны во имя политической целесообразности," – говорит он. Но риторика российского президента Владимира Путина имеет гораздо более древние корни: "Искать истоки текущего кризиса в эпохе холодной войны было бы грубым упрощением реального состояния отношений между Россией и Украиной, уходящих корнями на тысячу лет назад. Украинская ситуация – это геополитический диспут вечных соседей". Теория "советской реставрации" стала очень популярным прочтением путинского Евразийского экономического союза. Киевское временное правительство в полной мере воспользовалось им для обоснования своей "антитеррористической операции" в Восточной Украине, и вновь избранный президент продолжил эту традицию. Западные СМИ изображали Россию как воинственного захватчика, стремящегося к экспансии. В качестве подтверждения часто приводят высказывание Путина в 2008 году о том, что "распад СССР был крупнейшей геополитической катастрофой века". Но мнение не есть программа.

Кремлевские обоснования тактических действий в отношении Украины были оборонительными. Присоединение Крыма было превентивной мерой против расширения НАТО и изгнания Черноморского флота из его исторического родного порта. Российская поддержка идеи федерализации Украины была контрмерой тому, что Кремль видел как государственный переворот, свержение демократически избранного правительства. Москва аргументировала свои действия тем, что, поддерживая и затем признавая смену легитимного правительства, западные подписанты Будапештского меморандума уже нарушили свои обязательства 1994 года "уважать независимость и суверенитет" Украины.

Было много попыток доказать присутствие российских спецподразделений на востоке Украины, однако факты пока не поддерживают эти заявления. На самом деле в Украине действуют спецслужбы всего мира. Россияне всего лишь активировали свои источники информации, как и МІ6. Джон Бреннан из ЦРУ посещал Киев. Но фантомные российские воинские части стали просто удобным оправданием для игнорирования глубокого этнолингвистического раскола Украины и ее социально-экономических затруднений. Обвинение Москвы и Кремля во всех украинских проблемах стало банальной стратегией Запада.

Представление конфликта на востоке Украины как срежиссированного Кремлем привело к введению санкций против России – и сохранило видимость попыток Запада помочь Украине – но в действительности ничего не было сделано, чтобы остановить экономический распад, который был настоящей причиной нынешнего кризиса Украины. Кроме того, противостоять России дипломатически и наносить ей вред экономически – значит тормозить (а может, даже и исключать) восстановление экономики Украины, которое неизбежно будет зависеть от участия и доброй воли России. В то время как Вашингтон был ключевым инициатором санкций, он предложил Украине наименьший объем финансовой и экономической помощи среди всех иностранных участников украинской драмы. […]

Для Европы, таким образом, демонизировать Кремль становится верным способом поддерживать заинтересованность США в НАТО, и такой подход нашел приверженцев среди американских неоконсерваторов. Нынешний украинский кризис предоставляет уникальную возможность начать успешную кампанию против стереотипов холодной войны".

Заниматься разбором и анализом высказываний Федяшина не имеет смысла, как не имело смысла анализировать речь Геббельса по еврейскому вопросу или выступления Молотова в 1939 году в Верховном Совете СССР после оккупации Польши. Мы имеем дело с профессиональным кремлевским пропагандистом, привычно переворачивающим все с ног на голову и легко доказывающим читателю или слушателю, что черное на самом деле белое, а белое – черное. Так, после оккупации Крыма и введения санкций против России Федяшин в марте 2014 года указывал, что санкции ударят прежде всего по европейской экономике (а потому вводить их не следует?):

"У европейцев больше возможностей нанести урон российской экономике, – сказал Антон Федяшин, эксперт Американского университета, – но прибегнут ли европейские лидеры к таким мерам, несмотря на все их жесткие заявления, если это навредит их собственной хрупкой экономической ситуации? Я сомневаюсь, что большинство европейских стран готово сказать: Да, мы поддержим этот план".

Затем он стал объяснять, что в России санкции приносят Путину лишь популярность (а потому, дабы "навредить" Путину, санкции следует отменить?):

"Антон Федяшин, директор Института Кармел при Американском университете, отмечает, что экономические санкции в действительности укрепили популярность Путина внутри страны, позволив ему обвинять в экономических проблемах Запад, а не реальные системные недостатки. И хотя замедление экономики во многом определило снижение цен на нефть, санкции позволили Путину укрепить рейтинг, выставляя Запад виновником российских затруднений, а себя – единственным лидером, способным противостоять такой агрессии. Таким образом, снятие санкций не отвечает интересам Путина, поскольку сделает его уязвимым перед слабеющими российскими рынками, и обвинить в этой слабости будет уже некого".

Касательно НАТО Федяшин объясняет, что угрозу европейцам представляет не сговор Путина с Трампом, а сами европейские страны, не платящие (как нам сообщил президент Трамп) 2% ВВП в бюджет организации:

"Политические аналитики также заявляли, что встреча двух лидеров может иметь негативные последствия среди членов НАТО, поскольку и Трамп, и Путин не раз высказывали недовольство трансатлантическим альянсом. Такие заявления основаны на идее, что многие европейские государства, граничащие с Россией, воспримут как угрозу для себя чрезмерное сближение Соединенных Штатов с Путиным, что подорвет роль НАТО как гаранта безопасности. Доктор Антон Федяшин, однако, считает такие заявления необоснованными. На данный момент неясно, на какие именно уступки России мог бы пойти Трамп, чтобы это ослабило Альянс, и, кроме того, основной вызов для НАТО сейчас исходит изнутри, от стран, которые не выделяют оговоренных 2% ВВП на оборону. Если американские союзники хотят продемонстрировать, что искренне опасаются за свою безопасность из-за Москвы, то им следовало бы инвестировать в общую оборону и участвовать в финансировании защиты НАТО".

В негладких российско-американских отношениях виновата прежде всего американская сторона, которая не старается их улучшить:

"Россия, которая изначально была "совершенно довольна" идеей перезагрузки, предложенной Обамой, со временем утратила иллюзии, поскольку американские чиновники трактовали перезагрузку как навязывание позиции США без учета российских интересов. Была большая надежда на перезагрузку, но в действительности она не оправдалась, – говорил Федяшин. – Ожидания были нереалистичными. Планка была поднята слишком высоко. Администрация не уделяла России столько внимания, сколько ожидали россияне, и это задевало их гордость".

В ухудшении российско-американских отношений при Трампе виноват американский Конгресс, а не Путин, вмешавшийся в американские выборы на стороне Трампа, о чем Федяшин вообще не упоминает, говоря лишь о "подозрениях", высказываемых американскими "законодателями", и одновременно сетуя, что у Трампа нет диктаторских полномочий в вопросах внешней политики:

"Трамп испытывает большие проблемы с Конгрессом США, который блокирует любые попытки наладить отношения с Кремлем. Решение Сената об ужесточении санкций – это сигнал Белому дому, что администрация находится под пристальным вниманием в преддверии встречи "Большой двадцатки" и любые непубличные договоренности с российским президентом не будут значить ничего без одобрения Капитолийского холма. Впервые в американской истории законодательная ветвь власти претендует на право надзора за внешней политикой президента," – сказал в интервью газете профессор истории в Американском университете Антон Федяшин. "Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа состоится, но за закрытыми дверьми и без особой суматохи, принимая во внимание обвинения американских законодателей против президента США".

Но у всех есть свои слабости. Антон Федяшин испытывает огромный комплекс неполноценности перед недостижимым образом своего великого антигероя, победить которого должен был он, Антон Федяшин, внук генерала КГБ Федяшина, но так и не победил – перед Джеймсом Бондом. В статье, посвященной Федяшину, один из авторов пишет:

"Он свободно чувствует себя и в российской, и в американской культурной среде, без акцента говорит на американском английском, признается в юношеской одержимости фильмами о Джеймсе Бонде – черта, которая сохранилась и в зрелом возрасте. […] На его взгляд, бондиана – скорее о борьбе с международной преступностью, а не с КГБ. […] Для Федяшина шпионские фильмы – это исторические документы. В ранних книгах о Бонде, где действие происходит в 50-х, "далеко не очевидно, что Запад победит в холодной войне", говорит он. "Китай становится коммунистическим, Вьетнам побеждает французов, Советы вторгаются в Венгрию и запускают спутник, Фидель Кастро приходит к власти на Кубе". В 1957 году в пятой книге серии "Из России с любовью" Ян Флеминг изображает Советы "располагающими всем необходимым для мирового доминирования, в то время как у британских спецслужб нет ничего, кроме горстки преданных героев".

"Какое место занимают книги Яна Флеминга о Джеймсе Бонде? Федяшин рассказывает, что включил их в свой университетский курс, потому что они иллюстрируют взаимное непонимание, которое принимало угрожающие масштабы во время холодной войны. "В "Из России с любовью", вышедшей в 57-м году, Бонд жалуется, что советские спецслужбы лучше вооружены, укомплектованы и профинансированы, чем он и его британские коллеги, – говорит Федяшин. – Когда Флеминг стал писать в начале пятидесятых, ему и его современникам казалось, что Советский Союз побеждает в холодной войне и коммунизм одерживает верх по всей планете". И поэтому хотя привлекательность западной демократии, воплощенная в роскошном, героическом образе жизни Бонда, сегодня считается самоочевидной, в то время многих искренне привлекал коммунизм советского толка. "Мои студенты часто спрашивают: как кто-либо мог верить в коммунизм?" – говорит Федяшин.

Есть много вариантов ответа на этот вопрос. Можно рассказать про сталинский террор и советскую пропаганду. Можно рассказать про советских родителей, воспитывающих соответствующим образом своих детей (Федяшин мог бы рассказать об этом на примере кагэбэшного дедушки и ТАССовского папы). Можно, в конце концов, рассказать о наивных идеалистах, верящих в красивую сказку, или о прирожденных революционерах, мечтающих разрушить "мир насилия"... Федяшин и здесь находит вариант ответа, при котором первопричиной веры в коммунизм оказывается капиталистический мир, пренебрежительно относящийся к "развивающимся странам":

"Откровенный расизм в "Живи и дай умереть" отражает общее отношение к афроамериканцам и другим неевропейским этническим группам в США в то время. Если помнить о коммунистической пропаганде расового и этнического равенства, то становится понятно, почему коммунизм часто привлекал общества третьего мира, проходящие через стадию деколонизации".

Вопрос студента был: "Как кто-либо мог верить в коммунизм?". Я бы считал, что профессор Федяшин на заданный вопрос не ответил.

Для профессионала, занимающегося вербовкой среди американских студентов, курс по Джеймсу Бонду – "Холодная война и книги о шпионах", – который рассматривает холодную войну через призму шпионской литературы, открывает невероятные возможности. Через обсуждение шпионских триллеров можно безошибочно определить политические наклонности и психологические слабости всех участников дискуссии. После этого какой-нибудь Зайцев, Жиганов или Торшин могут брать кандидатов в агенты голыми руками.

Дался им этот Джеймс Бонд... Когда Дмитрию Саймсу в декабре 2006 года, после отравления в Лондоне Александра Литвиненко, в рамках операции по минимизации ущерба поручили написать статью о том, что Литвиненко мог отравить кто угодно, только не Путин, Саймс прибег к помощи Джеймса Бонда, написав статью "Дело Литвиненко – заговор Кремля или Блофельда?". В ней он убеждал читателей, что "ситуация вокруг убийства Литвиненко выглядит списанной с фильма "Живешь только дважды", где главарь организации СПЕКТР Эрнст Блофельд провоцирует конфронтацию между СССР и США, создав впечатление у каждой из сторон, что другая сторона планирует захват чужих космических кораблей". "В этом же случае, – писал Саймс, – Березовский, действуя за кулисами, пытается столкнуть Запад и Великобританию с одной стороны с Путиным с другой. У него есть и мотив, и средства подставить российского лидера, используя убийство Литвиненко. Каждому, кто знаком с историей деятельности Березовского в России, известно, что он располагал воображением, ресурсами и беспощадностью, достаточными, чтобы пожертвовать своим бывшим протеже ради успеха своего антипутинского проекта".

Годы спустя Федяшин осуществлял подобную же операцию – по минимизации нанесенного Путиным ущерба – в связи с отравлением в Англии Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Отдадим Федяшину должное. Он прекрасно понимал, что никто, больше, чем сам Путин, нанести России ущерб не может. "На вопрос о врагах России во время Олимпиады, – писал в одной из своих статей Федяшин, – президент Владимир Путин ответил, что чаще всего Россия – сама свой худший враг. Ответ – жестокий, честный и точно просчитанный – в то же время намекал на проблемы самосознания, которые Путин пытался уничтожить".

Так как одобренный в Москве в 2006 году для публикации Саймса трафарет допускал использование тематики Джеймса Бонда, Федяшин не стал изобретать велосипед и тоже прибег к помощи Флеминга. Но в кризисе, вызванном отравлением Скрипалей, Федяшин обвинил премьер-министра Великобритании Терезу Мэй.

Правда, если после аннексии Крыма и российского вторжения в Восточную Украину экскурс в историю российско-украинских отношений профессору Федяшину пришлось делать на 1000 лет назад, в случае отравления Скрипалей все ограничилось отступлением к 1950-м годам прошлого века:

"За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение холодной войны. Освещение СМИ "дела Скрипалей", химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на нее – все это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

Замещающая психологическая ценность "фактора Бонда" возвращает нас в эпоху стремительного упадка Британской империи в 1950-х годах. […] Запад много рассуждает о нарушающей международный порядок России, но историки еще долго будут спорить о том, как его действия по изменению границ (Косово), свержению неугодных режимов (Ливия, Украина) и вторжения на территорию других государств (Ирак) вызвали распад послевоенного миропорядка, установленного самим Западом.

Параллели с бондианой слишком очевидны, чтобы их не заметить. В трактовке Лондона российский президент Владимир Путин, отдавая приказ о ликвидации бывшего шпиона, не представляющего угрозы для России, тем самым решил бросить вызов всему миру. Натянутый и надуманный сюжет. По некоторым сведениям, боевое отравляющее вещество было нанесено на ручку входной двери (и это в стране, известной своей дождливой погодой), но сработало только спустя несколько часов после того, как предполагаемая жертва вступила с ним в контакт. Как правило, подобные яды действуют мгновенно, чтобы не дать противнику возможности сражаться после отравления. В конце концов, покушение не удалось, но британская разведка восстановила и разоблачила заговор на глазах у изумленной аудитории. Обе жертвы смогли благополучно оправиться от яда, более опасного, чем VX. Настоящий счастливый конец (happy ending)"
.

Так что, если верить Федяшину, конец оказался счастливым. Правда, для каких-то случайных англичан этот "ending" оказался не очень "happy" (один из них умер). Да и о состоянии здоровья Скрипалей мы еще не все понимаем. Но какие у нас могут быть претензии к Антону Федяшину, если он кадровый и потомственный российский разведчик?

Мне тоже, вслед за Саймсом и Федяшиным, хочется напомнить читателям об одном шпионском боевике. Он называется SALT – о засланных в США еще детьми российских разведчиках. Студенческая программа, которой руководит Антон Федяшин в Американском университете (по отправке в Россию для потенциальной вербовки американской молодежи) так и называется – SALT Strategy And Leadership in Transformational Times ("Стратегия и лидерство во времена трансформации"). Сокращенно: SALTT. Правда, с двумя Т, чтобы не было прямых и неправильных ассоциаций, и для конспирации, потому что разведчики всегда должны о ней думать.


gordonua.com

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5BA91CD36E650
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 15:02.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot