Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Авторские форумы > Владимир Рамм

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 31.08.2015, 23:53
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию В.Рамм: Маруся Климова. Имморализм - эффективное решение...

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Я - середина апреля 2009.1c.JPG
Просмотров: 204
Размер:	28.6 Кб
ID:	16226
Маруся Климова.
Имморализм как эффективное решение проблемы оскотинивания
«Я писал, как думал, а в итоге...
то же, что в начале, ясно мне:...
лучше легкомысленно – о Боге,
чем высокопарно – о хуйне»......

И.Губерман «Гарики предпоследние»

Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно;.....
легко в скотину нас вернуть,...
поднять обратно очень сложно.

Он же «Гарики на каждый день»

Вы знаете, читатель... Минуточку!.. Может, Вы не знаете... Или знаете неточно, что такое «имморализм», - так я сейчас расскажу Вам (напомню тем, кто знает неточно). Сначала хотел сказать об оскотивании... Я-то полагаю, что предположение об «оскотивании», т.е., о превращении в скотов – слишком благородное предположение, когда речь идёт о населении России... Ну, скажем не о всех, а лишь о 86 или сколько там?.. 89%... Я-то писал о «тараканизации» – в тексте «Как хорошо быть тараканом!». И даже готов согласиться, что мои соображения чересчур «экстремальные» (или экстремистские?).

Максим Кантор говорит о не столь «глубокой эволюции», не о «превращении» а-ля Кафка – у него в книге-сборнике “Медленные челюсти демократии” есть маленькое (хотя и разбитое на главы) эссе “Цивилизация хомяков”. Это люди, населяющие Россию, постепенно превращаются… не в носорогов, как у Э.Ионеско, а в хомяков. Я приведу несколько последних строк из этого эссе:

Цитата:
Воспользуемся же преимуществами, которые даёт нам цивилизация хомяков! Мы научились хорошо жевать, умеем кусаться, растянули защечные мешки до размеров чемодана. Теперь мы умеем делать карьеру; умеем расталкивать себе подобных локтями. Теперь мы умеем служить сильным и пинать слабых.
И так мы будем жить и впредь – ожидая хозяйской подачки. Мы останемся потешными грызунами, будем развлекать хозяев, огрызаться на себе подобных, рвать в клочья маленьких. Это то немногое, что от нас постоянно требуется.
И так будет продолжаться до тех пор, пока хомяк не станет опять человеком.
Эссе это, конечно же, стоит прочесть целиком (оно, к счастью, есть в сети). Но я хочу лишь воспользоваться образом. На загородных дорогах порой видишь бренные останки сбитых машиной грызунов: хомяков, опоссумов, скунсов, белок… Они, вообще-то, звери осторожные; но их никто не научил правилам перехода дороги в условиях существования транспорта: сначала посмотрите налево… Никто не научил их ориентироваться по сигналам светофора. Они не подозревают об их существовании. Так и россияне… Они не нарушают правил движения, подобно итальянцам – они просто не подозревают об их существовании. Они в большинстве своём не являются законопослушными (чтущими УК РФ) или законопренебрегающими (плюющими на закон) – они просто не включают законы в свою картину мира. Закон – это просто некий инструмент в руках власти, в руках сильных… Его не надо знать – это не поможет. В крайнем случае, от него можно откупиться (если денег хватит). И совершенно прав М.Кантор, говоря о превращении в хомяков. Ведь Закон (если говорить об исходном значении этого слова) – это инструмент обеспечения человеческих прав, прав человека. А та же Ханна Арендт (почему-то трудно переводимый на русский специалист по тоталитаризму) говоривала бывало: «Потеря человеческих прав тотчас же совпадает с превращением личности в биологическую особь». Пожалуй, «биологическая особь» – примирительная формулировка: не обязательно носороги, не обязательно хомяки, не обязательно и тараканы... Тем более, что речь-то идёт всё время о метафорах... Так что вернёмся к величественному «оскотиниванию». Думаю, что после того как Вы согласились с Ханной Арендт, читатель... А уж лишение жителей России каких-либо прав... Не только 86%, не только 100 – 86 = 14%... Нет, всех жителей!.. Или у Вас этот тезис всё ещё вызыввает сомнения?.. После этого можно без всяких преувеличений говорить о том, что «оскотинивание» определённо является задачей (или сверхзадачей?) путинской власти. И потому-то я и стал писать о Марусе Климовой, что она, судя по её сочинениям, является мастером этого актуальнейшего дела... И, заметьте! Я вовсе не ёрничаю, говоря об актуальности «оскотинивания». Вот, что пишет Дмитрий Глуховский в статье «Всё возможно»:

Цитата:
Помню, всего два года назад я любил порассуждать: вот как, интересно, немецкий народ, который не просто гордился – кичился своей сложнейшей культурой, утонченной и мудрой литературой, передовой философией, гуманистической традицией – своей великой, без лести, цивилизацией – смог за два десятка лет всего совершенно озвереть и превратиться сначала в толпу, а потом в стаю, разучиться думать – с готовностью, со страстью разучиться – поверить необаятельному людоеду, произвести его в свои национальные вожди, и приняться с немецкой систематичностью и любовью к порядку истреблять живых людей другой крови?
Мне интересен был тут не Гитлер, а простые немцы: почему добропорядочные граждане готовы оскотиниться, зачем им нужно сдавать соседей в концлагеря, и почему им так легко оказывается возить своих детей в присланных из Биркенау опустевших детских колясках?
Я старался, но никак не мог понять, какие детали человеческой души тут в ответе. Моя собственная страна тоже прошла через тоталитаризм, через репрессии; но в сталинском Союзе, мне кажется, какой-то другой механизм действовал: там, за счет массовости и непредсказуемости репрессий людям внушался животный ужас, они совершенно теряли способность здраво рассуждать и сопротивляться, и покорно ждали, кого Молох сожрет следующим.
И вот год назад мне показали, как это бывает. Как народ, который двадцать лет, вроде бы, жил свободно, которому дозволялось (впервые за всю его тысячелетнюю историю) вольнодумство и возможность выбирать себе веру и идеологию, может за несколько месяцев скатиться не просто обратно во времена советские, диктаторские – а дальше, глубже – в какое-то уже и вовсе Средневековье.
От Ленина и Гитлера... через Марусю Климову – к новому имморализму!..

Сейчас-сейчас про имморализм расскажу. Сначала о морали. Я давно размышляю о роли морали в социуме... Не как философ (изучающий смыслы) или как филолог (изучающий, подобно Марусе Климовой, не пойми что), а как системщик, пытающийся понять, какова функция морали в человеческом сообществе, как она способствует его выживанию?.. Лет десять назад даже сочинил об этом текст: «Да кому она нужна, эта Ваша порядочность?!..»; а в прошлом году подверстал к нему статью Александра Зеличенко «Опасные игры со словом "мораль" (О том, что пытаются навязать в качестве морали обществу сегодня)». Маруся Климова о морали (и красоте!) высказывается в своих «Растоптанных цветах...» вполне определённо:

Цитата:
Красота – едва ли не последнее напоминание людям, что они являются частью природы, а не только социума, где всячески насаждается выдуманная ими мораль. В животном мире ведь нет никакой морали!
По моему убеждению, это полная чушь. Но необыкновенно опасная. Именно из-за способности эффективно служить оскотиниванию российского социума... О красоте – чуть позже, а о морали... О глубокомысленном утверждении «в животном мире ведь нет никакой морали!». Я не скажу, что это глупость, – скажу, что это передёргивание. И передёргивание это объясняется не глупостью или невежеством автора «Цветов...»; нет, её источником является злонамеренность. Так как «злонамеренность» – слово из сферы морали, чтобы не создавать «порочного круга», пора для дальнейшего разговора уточнить, что такое «мораль». Вот из Википедии (там огромная и очень интересная статья):

Цитата:
Мора́ль (лат. moralitas, термин введён Цицероном от лат. mores — общепринятые традиции, негласные правила) — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений. Иногда термин употребляется по отношению не ко всему обществу, а к его части, например: христианская мораль, буржуазная мораль и т. д.

В тех языках, где, как, например, в русском, помимо слова мораль употребляется слово нравственность (в немецком — Moralitat и Sittlichkeit), эти два слова чаще выступают в роли синонимов или каким-то образом концептуализируются для обозначения отдельных сторон (уровней) морали, причём концептуализации такого рода носят по преимуществу авторский характер. Мораль изучает отдельная философская дисциплина — этика.
Можно сказать, что «в животном мире ведь нет никакой морали», если только слово «мораль» Вы намерены использовать исключительно для описания человеческих сообществ. В животном мире есть то, что можно назвать «общепринятыми традициями и негласными правилами». Хотя это и можно отнести к сфере инстинктов. И так как на Земном шаре представителей животного мира в тысячи раз больше, чем людей, а если принимать во внимание ещё и насекомых (позже Вы увидите, зачем мне эта оговорка), то в миллионы, если не в миллиарды, раз больше! О бактериях уж не будем говорить!.. Да если взять одних только муравьёв, о которых (о взаимоотношениях которых с людьми) молодой французский классик Бернард Вербер написал целую трилогию (слава Богу, есть ещё переводчики с французского, помимо Маруси Климовой с её имморализмом... скоро, скоро! Не торопите меня!), если взять одних только муравьёв, уже надо будет говорить о сотнях миллионов раз... Т.е., можно сказать, несильно погрешив против истины, что это мы, люди, живём на их планете. С этой «позиции» Маруся Климова и те, кто взялся издавать её книги, конечно правы, вынеся на переднюю обложку этих «Цветов...» забойную сентенцию: «Этим миром правят инстинкты, а не идеология!» Но мы оставим пока в покое идеологию – я, интересующийся «идеологиями» несколько десятилетий и сочинивший несколько лет назад текст «Миф об идеологии» вовсе не говорю, что она правит миром... Как не правит миром вода или воздух... Но про инстинкты... мм-м... хочу уточнить. Давайте отделим пока насекомых. Животные. В той самой давней статье «Да кому она нужна, эта Ваша порядочность?!..» я пересказывал соображения Конрада Лоренца (и опирался на них):

Цитата:
Конрад Лоренц писал о трёх уровнях инстинктов у животных. Я кратенько перескажу тут некоторые его мысли - после этого будет легче говорить... Да-да, о порядочности.

Итак, три уровня. Первый - самосохранение. Рефлексы, связанные с явлениями, воспринимаемыми как опасность; рефлексы, связанные с ощущениями голода, жажды, температурных изменений: охотиться, прятаться, защищаться, ориентироваться и пр.

Второй уровень - выживание рода. Во-первых, это всё, что касается взаимоотношения полов, воспроизводства и сохранения потомства. Это не только брачные танцы, битвы самцов, построение гнёзд, высиживание яиц и обучение детёнышей. Это ещё и такие сложные (на мой взгляд) формы поведения, как охота волков (самцов) за сусликами, проглатывание этих сусликов целиком (со шкурой), доставка их - до десятка - домой в животе (ну, не в рюкзаке же!), и отрыгивание всей добычи по возвращении домой, чтобы обеспечить правильный, а главное, сбалансированный рацион "супруге" и детям, и вновь убегание в ночь "на охоту", в которой товарищам по работе и признаться-то стыдно. Во-вторых, это защита семейных ценностей и непосредственно потомства. Защита не только от равнодушной природы, но и от весьма неравнодушных хищников (включая двуногих), для которых эти детёныши - самый деликатес.

Обратите внимание, читатель, что уже инстинкты второго уровня находятся в некотором противоречии с инстинктами первого. Действительно, животные, заботящиеся о семье и, особливо, о потомстве не только растрачивают жизненные ресурсы, необходимые им для собственного выживания, но прямо подвергают свою жизнь опасности, как петляющий заяц или куропатка, уводящая охотников от гнезда, или воробьиха, бросающаяся перед кошкой на защиту своего, выпавшего из гнезда воробьишки. Разные виды разрешают это противоречие по-разному. Львица или медведица на всякий случай просто убьют того, кто подойдёт к детёнышу или плохо на него посмотрит. А селёдка там или кто... вымечет миллион икринок, да и дело с концом. А иные ещё и сами свой помёт поедать начнут. Природа приспособится.

Но что важно - внутри одного вида те особи, у которых инстинкты второго уровня подавлены, вроде как, "эгоисты" - имеют больше шансов на выживание. Правда, эгоисты не так счастливы в семейной жизни, да и дети у них частенько не становятся утешением в старости, но зато... Зато жизнь их приобретает некоторые иные преимущества. То же долголетие, например.

А теперь, читатель, самое интересное. Третий уровень. Инстинкты, направленные на выживание вида. Этакие - "социальные" инстинкты. Лоренц рассказывает, вышел, мол, как-то из дому, держа в руках чёрные перчатки, и стая галок внезапно кинулась на него, ошибочно приняв эти перчатки за своего сородича. А стая обезьян (наверное, правильнее говорить о стаде обезьян, но мне милее стая), если видит тигра, притаившегося в засаде у водопоя, может покричать, покричать, да и наброситься на него все-вдруг. Я уж не говорю о своре собак или рое пчёл. И такой социальный инстинкт гораздо отчётливее и сильнее противоречит инстинктам первого (а частично, и второго) уровня. Не знаю, как пчёлы и собаки, а обезьяны (те самые, что "не захотели превращаться в людей"), по-видимому, прекрасно осознают, что означает стычка с тигром; тем более, что в такой стычке 3-4 обезьяны (а то и больше) обычно-таки погибают.

И здесь уже совершенно прозрачно: обезьяна, которая за этими ужасными событиями - схваткой её стаи с тигром - наблюдает из-за куста или с дерева, безусловно сочувствуя справедливому делу своих сородичей и даже гордясь своим кровным родством с отдельными отважными соплеменниками, но не вмешиваясь, ибо угрозой себе лично (первый уровень) она бы ещё решилась пренебречь, но обязательства перед семьёй и, главное, потомством (второй уровень) не дают ей права... и т.д., - она выживет.

Те, у кого социальные инстинкты подавлены, заведомо и очевидно имеют больше шансов на выживание. Конечно, наблюдать со стороны приходится скрытно (не от тигра - ему-то, может быть, и не до того, а от товарищей по стае) - в противном случае всякие наивные, не знающие жизни, крикуны и демагоги, не понимающие, что "плетью обуха не перешибёшь", и, если ты обезьяна, то против тигра не попрёшь, - все они могут настроить общественное мнение неправильно. Вплоть до обструкции или остракизма...
Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1456083_original.jpg
Просмотров: 405
Размер:	94.6 Кб
ID:	16227Я опустил около десятка сносок, которые приводил тогда, – интересно? – Прогуляйтесь по ссылке, она приведена вверху.

Инстинкты третьего уровня – это и есть прородитель и прообраз морали. Они – инстинкты и мораль – вовсе не противостоят друг другу. Я-то, вслед за Лоренцом, говорил только о том, что «социальный инстинкт» (третьего уровня) отчётливо противостоит инстинктам второго и первого уровня... А Маруся Климова, пытаясь говорить (с трудом себя удерживаю от употребления слова «вякать»!) об инстинктах в животном мире, вообще, никакого третьего уровня (сохранение вида) не признаёт... Подобно духовному лицу, не желающему смотреть в телескоп... Да, по-моему, и в существовании инстинктов второго уровня (сохранение рода) не уверена – только безграничная и всепоглощающая любовь к себе... А я-то готов говорить и о четвёртом – об инстинктах связанных с выживанием биоценоза... Не буду пояснять – просто покажу Вам эту картинку, которую приводил, рассказывая, «как хорошо быть тараканом!» :

Мало того. Напомню и о феноменне, который описывал не так давно в тексте «Дисциплина» (пост # 4); описание это моё называется так: Касательно «происхождения видов»:

Цитата:
Внезапно, уважаемый читатель, появилась у меня гипотеза (даже две, альтернативные!), касающиеся одним боком нашей темы (в части именно самоорганизации), а другим – такой неожиданной научной сферы, как «происхождение видов». Натолкнуло меня на эту гипотезу чтение книги Джона Брокмана. «Будущее науки в XXI веке». Это – собрание очерков; и я говорю про очерк «Пересаженный разум», написанный Марком Д.Хаузером. Вот 3 абзаца:

Цитата:
В середине 1960-х годов две группы ученых начали эксперименты на макаках-резусах с целью выяснить, как они будут реагировать, если увидят, что другая макака получила электрошок. Приблизительно в это же время социопсихолог Стэнли Милгрэм начал эксперименты на людях с целью изучить их отношение к авторитетам, а именно: подчинятся ли они требованию руководителя ударить электрошоком другого человека. В одном из экспериментов с макаками обезьяну обучили тянуть за рычаг, чтобы получить еду. Когда обезьяна поняла задачу, в соседнюю клетку посадили другую обезьяну. Теперь, когда первая макака тянула за рычаг, другая получала сильный удар током. Удивительно: первая не только переставала тянуть за рычаг, но и воздерживалась от этого в течение нескольких дней, хотя и не получала пищи. Обезьяна голодала, но не причиняла страданий соплеменнице. При этом изучаемая макака чаще отказывалась тянуть за рычаг, если в соседней клетке сидела знакомая ей обезьяна, и немного реже — если незнакомая макака или животное другого вида, например кролик. Наконец, та обезьяна, которая сама посидела в соседней клетке и испытала электрошок, дольше отказывалась тянуть за рычаг, чем та, которая такого опыта еще не получила.

Результаты этих экспериментов особенно удивительны в свете диаметрально противоположных результатов, полученных Милгрэмом в опытах на людях, которые он описал в 1983 году в книге «Подчинение авторитету». Когда авторитетная фигура, такая как экспериментатор в белом халате, приказывала испытуемому тянуть за рычаг, чтобы ударить током другого человека, испытуемый покорно подчинялся и многократно тянул за рычаг, даже если жертва (актер, которого реально, конечно, током не били) каждый раз болезненно реагировала на шок. Если бы на Землю прилетел марсианин, он бы мог заключить на основании этих экспериментов, что макаки способны понять чужую боль, а люди — нет.

Конечно, макака-резус сочувствует ближним и волнуется об их благополучии, что подтверждается экспериментами. Но возможна и другая интерпретация результатов. Допустим, обезьяне, которая должна была тянуть за рычаг, не нравилась реакция соседней макаки на шок, и она отказывалась от возможности получить банан, лишь бы избежать неприятных эмоций. Или она опасалась, что соседка отомстит ей за боль, когда они окажутся в одной клетке. В таком случае макака руководствовалась не состраданием, а собственным интересом. Но при любой интерпретации эти эксперименты показывают особую социальную чувствительность обезьян, подтверждают, что макаки имеют эмоции и цели, которым способны следовать.
Можно ли говорить об описанном поведении макаки-резуса, избегая слова «мораль» и пользуясь только термином «инстинкт», ещё и с редуцированным (на уровне марусиного разумения) его толкованием?.. Возможно, можно... Но я бы не взялся... А можно ещё говорить о лебединых парах, о животных, живущих не большими стадами, а маленьким (скажем, 6 особей) группами... Но, думаю, фотографии собаки, выносящей из огня котёнка, Вам достаточно...

Но, обращу Ваше, читатель, внимание, что Маруся вовсе не о наличии-отсутствии морали у животных рассуждает... Она Вам бросает это (тысячи раз опровергнутое утверждение) об отсутствии морали в животном мире, как аксиому, опираясь на которую, рассуждает о неуместности морали (да и простой эмпатии) в мире людей. Завершая свои рассуждения (неважно о чём и неважно чем) великая Маруся Климова ставит последнюю точку:

Цитата:
...Поэтому я и считаю, что весь этот гуманизм – иллюзия, доставшаяся современным людям в наследство из тяжелого прошлого. Лично я уже давно никому не сочувствую.
Дополнение от 23 августа 2016 года: В книге Его Святейшества Далай-ламы и Пола Экмана* «Мудрость Востока и Запада. Психология равновесия» в главе «Сострадание с эволюционной точки зрения» один из авторов рассказывает:

Цитата:
Экман: Еще один отрывок из Дарвина: «По мере того как человек подвигается в деле цивилизации и малые племена соединяются в более крупные общины, простейшие разумные побуждения указывают каждому члену общества, что он должен распространить свои социальные инстинкты и симпатии на всех членов данной нации, хотя бы и ему лично неизвестных. Раз этот пункт достигнут, остается лишь искусственный барьер, препятствующий распространению его симпатий на людей всех наций и племен. Действительно, если многие люди отделены от нас большими различиями в наружном виде или в привычках, то опыт, к несчастью, показывает, как много проходит времени, прежде чем мы начнем смотреть на них. как на наших ближних. Что касается симпатии за пределами человеческого рода, то есть человечности по отношению к низшим животным, она. по-видимому, представляет одно из самых позднейших моральных приобретений. Эта добродетель, одна из благороднейших, какими только одарен человек по-видимому, возникла как побочный результат того, что наши симпатии становятся все более нежными и распространяются все шире, так что наконец включают всех чувствующих существ».
Конец дополнения от 23 августа 2016 года:
__________________________________________________ ____________________________________________

* Тенцин Гьяцо (Tenzin Gyatso) — Его Святейшество Далай-лама XIV, лауреат Нобелевской премии мира. Является светским и духовным лидером тибетского народа. Автор многих книг, в том числе и «Искусства счастья». Возглавляет тибетское правительство в изгнании. Проживает в Дарамсале (Индия).

Пол Экман (Paul Ekman) — крупнейший в мире специалист по выражениям эмоций на лице, является почетным профессором психологии медицинского факультета Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Автор четырнадцати книг. Проживает в Калифорнии.

Последний раз редактировалось VladRamm; 04.09.2016 в 19:35.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 01.09.2015, 00:27
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Маруся Климова. Имморализм - решение... Продолжение 1.

Заключительный раздел её «Цветов...», написан, как объясняет автор, «Вместо эпилога», и назван, в подражание Ницше: «Так когда-то говорил Заратустра» Там, помимо отдельной россыпи блистательных самостоятельных афоризмов, есть ещё несколько глубокомысленных афористических наборов, собранных в группы и объединённых общим названием. Кстати, один из «злободневных афористических шедевров», почерпнутый мною в группе «простейшее из искусств» и глубоко меня тронувший, Вам, читатель, приведу:

Цитата:
В этом мире не осталось никакой другой религии, кроме поклонения красоте. Поэтому люди, чьи эстетические предпочтения не совпадают с вашими, молятся совсем другим богам. Не верьте тем, кто пытается вас убедить, будто «все это неважно» и «о вкусах не спорят». Давно пора учредить инквизицию и сжигать неверных на костре.
Ну, почему это «злые люди» не хотят издавать таких «великих мыслителей», как Гитлер и Геббельс!?.. Может, как раз из эстетических соображений (в рассуждении красоты) они, похоже, рассуждали о подобных «идеях» не столь складно, как Маруся Климова!..

Там, в этом марусином «Заратустре...» есть и специальная нравоучительная глава «Мораль разъедает культуру подобно ржавчине». Мораль, оказывается, не наводит сон, присутствуя в романе (по-Пушкину - я напомню в начале следующей главы), а прям-таки разъедает эту самую культуру... Многие «мысли» из сей главы достойны обсуждения. Но отложим это на потом... Пока, мне сдаётся, и названия достаточно.

И давайте, наконец, об имморализме, который прошу Вас не путать с аморальностью. Аморальная личность знакома с нормами морали (того сообщества, с которым себя идентифицирует: морали того или иного класса, общества, семьи и пр.), но сознательно нарушает эти нормы – может, надеясь, что никто не узнает (и различая свои представления о «нормативном» поведении и поведении, к которому эту (аморальную) личность вынуждают (или побуждают) обстоятельства; кстати, ощущение этого «двоемыслия» (a-la Оруэлл) и некоторой дистанции между «realpolitic» и признаваемыми нормами морали иногда называют «совестью»). Но у этой (аморальной) личности может быть и иной мотив, Не исключено, что она признаётся в своих как хороших, так и в дурных поступках, проникнутая тщеславием, из чувства превосходства (быть может, мнимого) ©, о каковом чувстве превосходства писал (по французски!) Пушкин в эпиграфе к своему роману в стихах, и каковым Маруся Климова (вместе с Татьяной Кондратович) обладает, как мне представляется, в избытке. А имморалист (в отличие от аморальной личности) не нарушает норм морали – он просто не знает о них... Лучше сказать: нормы какой-либо морали не включены в его картину мира... Хомяк или суслик, перебегающий шоссе, попадает под автомобиль не потому, что он пренебрёг ПДД... Впрочем, чем долго объяснять, я приведу Вам маленький «рассказик» Даниила Хармса, которого неподражаемая Маруся, походя, как всех прочих писателей России (кроме себя и «третьего Толстого»), обливает дерьмом. Рассказик называется: «Реабилитация»:

Цитата:
Не хвастаясь, могу сказать, что, когда Володя ударил меня по уху и плюнул мне в лоб, я так его схватил, что он этого не забудет. Уже потом я бил его примусом, а утюгом я бил его вечером. Так что умер он совсем не сразу. Это не доказательство, что ногу я оторвал ему еще днем. Тогда он был еще жив. А Андрюшу я убил просто по инерции, и в этом я себя не могу обвинить. Зачем Андрюша с Елизаветой Антоновной попались мне под руку? Им было ни к чему выскакивать из-за двери. Меня обвиняют в кровожадности, говорят, что я пил кровь, но это неверно: я подлизывал кровяные лужи и пятна - это естественная потребность человека уничтожить следы своего, хотя бы и пустяшного, преступления. А также я не насиловал Елизавету Антоновну. Во-первых, она уже не была девушкой, а во-вторых, я имел дело с трупом, и ей жаловаться не приходится. Что из того, что она вот-вот должна была родить? Я и вытащил ребенка. А то, что он вообще не жилец был на этом свете, в этом уж не моя вина. Не я оторвал ему голову, причиной тому была его тонкая шея. Он был создан не для жизни сей. Это верно, что я сапогом размазал по полу их собачку. Но это уж цинизм - обвинять меня в убийстве собаки, когда тут рядом, можно сказать, уничтожены три человеческие жизни. Ребенка я не считаю. Ну хорошо: во всем этом (я могу согласиться) можно усмотреть некоторую жестокость с моей стороны. Но считать преступлением то, что я сел и испражнился на свои жертвы, - это уже, извините, абсурд. Испражняться - потребность естественная, а, следовательно, и отнюдь не преступная. Таким образом, я понимаю опасения моего защитника, но все же надеюсь на полное оправдание.
Я не знаю, придерживается ли Татьяна Николаевна Кондратович каких-либо норм какой-либо морали, но что Маруся Климова, «напоминающая людям, что они являются частью природы, а не только социума, где всячески насаждается выдуманная ими мораль», явно навязывает читателям имморализм. И зачем?..

А вспомните, что в названии главы я обещал поговорить о движении к имморализму от Ленина и Гитлера. И что я, по-Вашему, имел в виду?.. А Ленин, помните?.. говорил, что нравственно, мол, то, что служит делу всемирной революции. А что служит этому делу-то?.. А то, что скажут те, кому положено, в силу своего «крайнего разумения» (как герои «Дня опричника» Владимира Сорокина). Ленин презирал... а лучше сказать: с ненавистью отвергал такие «буржуазные» (или даже «мелкобуржуазные»?) понятия, как «совесть», «порядочность», «верность слову» и прочие мерлихлюндии, мешающие построению счастливого послезавтра, а уж соблюдение договоров – ни в грош не ставил!.. Да что я Вам образ нынешнего великого Пу буду тут рисовать?!.. А Гитлер? Гитлер делал роскошный подарок влюблённым в него подданным (наверное, их было тогда и поболее, чем 86%!) – он говорил: «я освобождаю вас от химеры, называемой “совестью”!», и все плакали от счастья. Я уже рассказывал как-то, что Гитлер был более последовательным ленинцем, чем Сталин, а Й.Геббельс, глава пропагандистского ведомства в III Рейхе, не зря говорил, что многому научился у большевиков, а Ленина он... Вы не поверите, читатель!.. наизусть заучивал (в переводе, конечно). Рассказывая про «Памятник Гитлеру», я писал:

Цитата:
Вот что я Вам скажу. Сталин, как и Гитлер, оба были крепкими ленинцами. Причём, Сталин-то как раз в меньшей степени! Пока Ленин был жив... Нет, лучше сказать: пока он был дееспособен... В этот исторический период Иосиф Джугашвили, выбравший ещё в далёком 1898-м, после первого № «Искры», Ленина как светоч и учителя, а его идеи, как свои собственные, сменивший псевдоним «Коба» на псевдоним «Сталин» (несколько созвучный с псевдонимом учителя), он, практически, следовал за Лениным «след в след», не очень-то и размышляя... Будучи не просто «исполнительным чиновником», а исполнителем, который «порвёт пасть» любому... Это-то и ценил в нём Ленин больше всего! Именно эту его способность добиваться выполнения заданий, поручений, пожеланий и пр., не стесняясь средствами, совестью, всякими интеллигентскими мерлихлюндиями, законами, нежеланием принести вред (а то и просто убить: взорвать, отравить, расстрелять) невиновным и непричастным (как в каком-нибудь Беслане или «Норд-Осте»), именно за это так симпатизировал Ленин «этому симпатичному грузину»... А собственные мнения... Как Маяковский-то писал (по поводу другого персонажа): «Если старший сменит мнение, он усвоит мненье старшино – мненье это не имение, потерять его не страшно!» <…> Гитлер в том, что касается политической борьбы, был столь же непреклонен, сколь и Ленин: единственное, что необходимо – это захватить власть; лишь только она будет завоёвана, можно предпринимать следующий шаг.
Да, и маневрированию, компромиссам (вместе с предательством и разгромами вчерашних союзников) и Сталин, и Гитлер учились у Ленина…
Нацлидер, конечно же, крепкий сталинец… Мстительность, злопамятность, малограмотность, лицемерие, жестокость... Гитлеровцем его назвать никак нельзя – во-первых, это слово уже используется и в совсем ином смысле, а во-вторых… Даже плакаты уже, помню, появлялись: «Путин лучше Гитлера!»
Так что, с идущим на полных парах насаждением имморализма ничего особенно нового не происходит, вне зависимости от того снимается это «кино» при поддержке «Госфильмофонда» или министерства культуры РФ, или на средства, выделенные лично влиятельнейшим (и, небось, мудрейшим!) человеком мира – нацлидером России (живым воплощением русского народа), или всё это изображается исключительно за счёт духовного богатства Маруси Климовой – без разницы, знаете ли: те же яйца, только вид сбоку...

Маруся, как последователь Байрона (со слов А.Пушкина)

Вот строфа XII из Главы III пушкинского романа (с шестью примечаниями* к одной только этой строфе)... А позвольте, я приведу её вместе с предшествующей XI строфой (уж больно вкусно):

Свой слог на важный лад настроя,
Бывало, пламенный творец
Являл нам своего героя
Как совершенства образец.
Он одарял предмет любимый,
Всегда неправедно гонимый,
Душой чувствительной, умом
И привлекательным лицом.
Питая жар чистейшей страсти,
Всегда восторженный герой
Готов был жертвовать собой,
И при конце последней части
Всегда наказан был порок,
Добру достойный был венок.

А нынче все умы в тумане,
Мораль на нас наводит сон,
Порок любезен — и в романе,
И там уж торжествует он.
Британской музы небылицы{1}
Тревожат сон отроковицы,
И стал теперь ее кумир
Или задумчивый Вампир,{2}
Или Мельмот,{3} бродяга мрачный,
Иль Вечный жид,{4} или Корсар,{5}
Или таинственный Сбогар.{6}
Лорд Байрон прихотью удачной
Облек в унылый романтизм
И безнадежный эгоизм.


О культурах и их взаимодействии. Пять лет назад у нас в разделе «Внутренняя политика» (я в то время ещё не имел модераторских полномочий в этом разделе) появилась тема «Своя колея», открытая главным редактором газеты "Чугунка" (г. Солнечногорск). По словам редактора, в которых я не пытаюсь усомниться, «именно его изданию в его лице был присуждён "Особый диплом" премии имени Андрея Сахарова "За журналистику как поступок". Жюри писала (возможно, «писало» - В.Р.) тогда, что оно "отмечает заслуги Владимира Михайловича Чугунова главного редактора газеты "Чугунка". Жюри отмечает мужество в отстаивании гражданских прав и свобод человека, опыт персональной журналистики, основанной на принципах гласности, и личное бесстрашие в доведении дела своей жизни до конца». Владимир Михайлович, выступая у нас на форуме под скромным ником chugunka, вывешивал у нас на портале свой полит-экономический бред, «низвергающийся стремительным домкратом»©, а я пытался если не остановить поток этого бреда, то попробовать ему противодействовать, хотя и огорчал этого самодовольного малограмотного хама... Ээ-э... Что я говорю?!.. этого великого человека своими ироническими замечаниями. Но дело не в этом редакторе и не в моих с ним пререканиях. Мне удалось перевести разговор с обсуждения идиотских идей В.М.Чугунова, лауреата "Особого диплома" премии имени А.Сахарова, на обсуждение идей Гюстава Лебона, автора «Психологии масс» (сегодня в теме «Своя колея» 325 сообщений и 51 861 просмотр – возможно, Вам, читатель, будет интересно с нею ознакомиться). Но я отсылаю Вас не к началу темы и даже не к началу разговора о бессмертном творении Г.Лебона, а к своему замечанию в середине темы (пост # 155):

Цитата:
Освальд Шпенглер в своём "Закате Европы" обратил внимание на то, что культуры не выстроены в иерархию, что развитие различных культур не представляет из себя линейной "истории" - отнюдь! Они развиваются параллельно, но не независимо; они влияют друг на друга... И развитие культур вовсе не обязательно идёт по восходящей!.. Порой заметен и регресс... Ну, да не сегодня об этом говорить! Достаточно обратить внимание на некогда великую персидскую культуру...

Сегодня очевидно, что и общественный строй вовсе не обязательно развивается в жанре "прогресса": Капиталистическая (товарная) организация дела вовсе не обязательно сменяется "прогрессивной" (бестоварной) социалистической организацией. А там, где сменяется, хотя бы на время, нужны титанические усилия, чтобы придумать критерии, по которым эта социалистическая организация таки лучше капиталистической. Так ведь мало того! При этой суперпередовой социалистической организации оказываются прекрасно существуют жизнеспособными ростками и капиталистическая (теневая экономика городов и приусадебное хозяйство при производстве "чего бы покушать"), и феодальная (и в России тоже, но особенно наглядно в тёплых бывших Сов.Соц.Республиках) и рабская форма организации труда (она сейчас стала развитой и распространённой - это, в первую очередь, гастарбайтеры на стройках; но и в нестроительном бизнесе это достаточно распространённая форма отношений - особенно на Кавказе; а уж про набирающие силу структуры сексуального рабства я и не говорю!), и даже мощная система дорабовладельческих (в основном, племенных) отношений (если в советское (особенно сталинское) время так был организован ГУЛАГ, то сейчас примеров множество - это и организация "госбезопасности" (тайной полиции), милиции и всей системы "правоохранительных" органов с судами, прокуратурой, службой исполнения наказаний и службой "внесудебных расправ" (осуществляющих, скажем, "работу" с такими "клиентами", как Политковская, Маркелов, позже Бекетов и Кашин, а нынче - Немцов), это и армейская "дедовщина"... Мы просто часто не называем эти вещи своими именами, а ищем что-то новое, там, где всё давно изучено и описано!). Может, ещё какие формы есть - не думал... Речь-то я веду о том, что они не сменяют друг друга, а сосуществуют, порой борются между собой за жизненое пространство, за человеческий, пространственный и финансовый ресурс... А то и за правовой...

Я к чему об этом завёл разговор?.. У меня впечатление, что Г.Лебон совершенно по-делу разглядел различные психологические типы (их особенности, их перспективы и влияние этих типов на складывающуюся биографию, на поступки "носителей"). Конечно, как с чистыми металлами – проблемы, так и чистых психических типов не бывает,... Всё перемешано! Так и эти психологические типы, Лебон, как мне представляется зря отнёс к нации, как к некоей цельной сущности. Эти психологические типы - это люди, типы людей... Если речь и идёт о нации, то мы имеем дело со статистикой, а не с имманентно присущей нации особенностью. Система воспитания, взаимовлияния и т.п. чрезвычайно важны, но речь идёт, тем ни менее, о влиянии людей друг на друга, а не о характеристике нации в целом, как единого объекта. Хотя для описания характеров удобно говорить о "характере британца", "характере серба", "характере китайца" (очень смешными мне показались лебоновские 120-летней давности рассуждения о "характере японца") или "характере еврея", надо представлять себе (стоит представлять!), что это всего-навсего удобный ярлык... В советское время мне представлялись совершенно бессмысленными разговоры о "характеристике советского человека", а уж идея "советского простого человека" представлялась просто необыкновенно трогательной, но совершенно бессмысленной - только для гордости, опирающейся на идиотизм "гордеца". Мне представляется с этих позиций уместным внимать рассуждениям Лебона о высших и низших психологических типах, но относить эти рассуждения не к нациям вцелом, а к статистически значимым подмножествам на множестве тех, кто иденцифицирует себя, как представителя данной нации.
__________________________________________________ __

* Примечание (пушкинское):
1 "Британской музы небылицы" - Вымыслы новейших английских писателей, Байрона и его последователей.
2 "Задумчивый Вампир" - Герой романа "Вампир" Полидори, который ошибочно приписывался Байрону.
3 Мельмот - герой романа английского писателя Чарлза Роберта Метьюрина "Мельмот-скиталец".
4 Вечный жид - герой романа "Амврозио, или Монах" Мэтью Льюиса.
5 Корсар - герой одноименной поэмы Байрона, морской разбойник.
6 Сбогар - герой романа "Жан Сбогар" французского писателя Ш. Нодье.

Последний раз редактировалось VladRamm; 05.10.2015 в 20:21.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 01.09.2015, 00:44
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Маруся Климова. Имморализм - решение... Продолжение 2.

Феномен Маруси Климовой через призму быковских разговоров о литературе

«Pétri de vanité il...»* так начинает Пушкин свой длинный (не имеющий, как утверждают специалисты, иных источников, кроме его собственного воображения) эпиграф к своему роману в стихах.

«Было время, когда многие даже гордились тем, что никогда обо мне не слышали, но в какой-то момент это стало неприличным» - замечает Маруся Климова, рассказывая о «теории литературы» и «растоптанных цветах», и лёгкими движениями (подобно герою А.Миронова в «Бриллиантовой руке», превращающему брюки в изящные шорты) разбрасывая во все стороны жемчужины своей мудрости, на лету становящимися непререкаемыми истинами...

Дмитрий Быков недавно начал вести на «Эхе Москвы» беседы о литературе – ответы на вопросы плюс разговор о каком-либо писателе. В первой части передачи этой недели, посвящённой ответам, он, говоря о отношении Горького к герою своего последнего (главного?) романа Климу Самгину, высказал такое соображение (как я понял, принадлежащее Горькому): «Вот это Самгин: искусство быть всегда правым, омерзительное искусство ничтожества быть всегда правым». Значит, Маруся, несмотря на испепеляющую, переходящую в безоглядное обожание, любовь к себе, вовсе не представляет собой нечто новое и оригинальное... Подобно Сальвадору Дали, написавшему «Дневник одного гения», она, конечно, гений (во всяком случае, в собственных глазах). Она же называет себя прозаиком (литератором), как я её понял, единственным в России (помните, я приводил её восхитительное «кроме меня, разумеется»?), и отвечает на вопросы интервьюера:

Цитата:
– Можно ли быть писателем, не являясь при этом гением?
– Вряд ли. Уже само слово «писатель» кажется обывателям чересчур претенциозным, так что это фактически синонимы.
А парой страниц ранее поясняет:

Цитата:
Гении, увы, встречаются только в простейшем из искусств – литературе. Тоже не так часто, конечно. Но это, как с рыбой: в других местах этот редкий вид вообще не водится, так что там и ловить нечего.
Если смотреть на деятельность и творчество Маруси Климовой, прислушиваясь к её самооценке (оставим суждение Льва Толстого о дробях и бессмысленные чьи бы то ни было восклицания о скромности), то... Я вот наткнулся недавно на мысль (афоризм) Чарльза Калеба Колтона (английского литератора, ум. в 1832 г.): "Вот в чём разница между счастьем и мудростью: тот, кто считает себя самым счастливым, действительно самый счастливый; но тот, кто считает себя самым мудрым, скорее всего самый большой дурак". Ну, что мне тут стараться?!.. Мастера улучшать?.. Лучше всё равно не скажешь!..

Для меня сюрпризом... приятным сюрпризом прозвучало в быковской передаче презрительно-негативное отношение к «открытиям»-суждениям Льва Гумилёва о «пассионарных» и «непассионарных» нациях и вообще о его «теории пассионарности». Дмитрий Быков высказывается так:

Цитата:
Я вообще, не фанат Льва Гумилёва, и теория пассионарности представляется мне демонстративно антинаучной, подчёркнуто, нарочито антинаучной. Известно его презрение к официальной науке. Он был скорее такой очень интеллектуальный, очень образованный социальный фантаст, создатель одной из тех всеобщих теорий всего, какие в России в лагерях для объяснения этой нечеловеческой реальности продуцировались во множестве.<...> Ещё раз говорю: Гумилёв не историк. Он того же жанра, что Даниил Андреев с „Розой Мира“ или Панин со своими пустотами и густотами. Это ещё одна всеобщая теория всего, очень талантливая, конечно, но я не могу к этому относиться серьёзно, потому что это совершенно антинаучно — вот эта идея космических вспышек, приводящих к пассионарности. Масса фактов, которые в это не укладываются. <...>

Но естественно, что наши сторонники Гипербореи, арийских теорий ухватились за Гумилёва двумя руками: „Мы — молодая раса. Мы дикие, мы необузданные. Нам культура враждебна и цивилизация враждебна. Мы — творцы новой культуры“. Понимание дикости как пассионарности и хамства как пассионарности тоже сейчас очень распространено.
Вот Маруся Климова, по моему убеждению, и есть такой, очень из себя видный, «творец новой культуры». А я-то давно отношусь к попыткам рассмотрения наций и этносов, как субьектов исторического процесса, мягко говоря, без энтузиазма. Не потому, что считаю сына Анны Ахмановой и Николая Гумилёва недостойным человеком, а потому, что убеждён: народ правосубьектом не является и любой разговор о попытках «осчастливить» человечество, ведущийся в терминах наций и народностей («народов» в каком бы то ни было смысле) неминуемо приведёт к «гармонии», для которой можно, конечно, придумывать новые названия... Можно осмысливать-переосмысливать пушкинские пророчества о счастливом будущем, «когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся» или светлые мечты Маяковского о том, «чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем»... Но я-то полагаю, что все эти «пассионарные разговоры» прекрасно (а то и исчерпывающе) описываются изрядно уже зарекомендовавшим себя словом «нацизм» (если кто не помнит, это национал-социализм). И даже в нескольких текстах я пытался развивать эти соображения – один из них так и называется «Через тоталитарные очки. 2. Народ правосубъектом не является» (пост # 2).

И наконец, главное – о сверхчеловеке... Вернее, о сверхлюдях, к коим Маруся Климова явно относит себя (заслуженно) любимую.

Цитата:
Вот очень хороший вопрос: «Разъясните противоречие. В прошлой программе Вы сказали о Ницше, что выход за пределы человеческого обнаружил только холод и мрак. Но ведь людены** — это как раз выход за пределы человека?»

Понимаете, есть две породы сверхчеловеков, две породы сверхлюдей. Человеческое, безусловно, надо превышать. Простите меня за автоцитату: «…Не хочу гусей дразнить, — но выход в том, чтобы его превысить, а не в том, чтобы его упразднить»… «Я не хочу врагов окрысить, я не хочу друзей дразнить, — но выход в том, чтобы его превысить, а не в том, чтобы упразднить». Дело в том, что сверхчеловек может быть отрицанием человека, а может быть в высшей степени человеком. Это особенно наглядно показано у Толстого.

В «Войне и мире» есть два сверхчеловека. Есть считающий себя сверхчеловеком Долохов, который вышел за все пределы, за все запреты человеческого. Его двойником на другом уровне романа — государственном — выглядит Наполеон.
А я (В.Рамм), оторвавшись от Толстого, сказал бы: «...и Путин». Но слушаем Быкова:

Цитата:
Это человек, который себе разрешил бесчеловечность. А есть Пьер Безухов, который как раз классический люден, который страшно опережает своё время. И Толстому вечно ставили в вину антиисторизм этого образа, потому что человек, мыслящий так, точно так же не мог бы появиться в 1805 году, как не мог бы появиться, скажем, Веденяпин в «Докторе Живаго» в 1905-м. Это люди, которые уже после целого века войн, кровопролитий и противоречий пришли к такому. Но Толстой поместил Пьера туда.

Пьер колоссально опережает своё время, при этом Пьер вообще превышает. Это такое любимое толстовское превышение, избыточность: он избыточно толст, избыточно, страшно силён, он огромного роста, он невероятно умён, фантастически добр. При этом он очень грозен в гневе, обратите внимание, и в сцене поединка с Долоховым, и в последующей сцене, когда он отрывает мраморную столешницу, любуясь своим гневом, своей силой и яростью. Да, конечно, и в ненависти, и в любви люден являет собою человека в квадрате, человека в высшей степени, а не расчеловеченного человека, такого как Долохов. Знаете, слишком легко было бы считать себя сверхчеловеком, но при этом быть, ну, просто свиньёй, живя с женой друга и пропивая его деньги. Хороша сверхчеловечность: «А посади меня на стол, и я ноги положу на стол».
И вопрос-замечание, на который Быков отвечать не стал, ввиду огромности и очевидности проблемы: «У меня одна из самых больших претензий к российской власти даже не в том, что она гробит экономику страны. Плохо, но это поправим. Больший и долгосрочный вред наносит развёрнутое ею масштабное, не имеющее аналогов в истории, промывание мозгов населению»/ Я привёл «вопрос» не для того, чтобы предложить «ответ», а с тем, чтобы обратить Ваше, читатель, внимание – это вопрос про Марусю Климову (и Татьяну Кондратович), хотя имена их и не были названы... Да, небось, ни слушатель-вопрошатель, ни Быков-отвечатель и не думали о них... Хотя, как я понял великую Марусю, это стало неприличным!..
______________________________________________

* Pétri de vanité il avait encore plus de cette espèce d’orgueil qui fait avouer avec la même indifférence les bonnes comme les mauvaises actions, suite d’un sentiment de supériorité peut-être imaginaire.
Tiré d’une lettre particuliére.


Проникнутый тщеславием, он обладал сверх того еще особенной гордостью, которая побуждает признаваться с одинаковым равнодушием в своих как добрых, так и дурных поступках, — следствие чувства превосходства, быть может мнимого. Из частного письма (франц.)

** ЛЮДЕНЫ (от «хомо люденс» — «человек играющий») — «Мы — не люди. Мы — людены. Не впадите в ошибку. Мы — не результат биологической революции. Мы появились потому, что человечество достигло определенного уровня социотехнической организации. Открыть в человеческом организме третью импульсную систему могли бы и сотню лет назад, но инициировать ее оказалось возможным только в начале нашего века, а удержать людена на спирали психофизиологического развития, провести его от уровня к уровню до самого конца... то есть в ваших понятиях воспитать людена — это стало возможным совсем недавно. Третья импульсная обнаруживается с вероятностью не более одной стотысячной. Мы пока не знаем, откуда она взялась и почему. Скорее всего это результат какой-то древней мутации. Нас мало. И девяносто процентов люденов совершенно не интересуются судьбами человечества и вообще человечеством. Но есть группа, которая не может забыть, что мы плоть от плоти вашей и что у нас одна родина, и уже много лет мы ломаем голову над тем, как смягчить последствия... Ведь фактически все выглядит так, будто человечество распадается на два вида. И никуда вам не деться от этого ощущения при мысли о том, что один из вас ушел далеко за предел, не преодолимый для ста тысяч. И самое страшное, что трещина проходит через семьи, через дружбы...»; синоним термина «людены» — метагом, то есть «за-человек».
(А. и Б. Стругацкие, "Волны гасят ветер")

из СПРАВКИ о гpуппе «ЛЮДЕHЫ» (http://www.rusf.ru/abs/ludeni.htm): создана исследователями твоpчества бpатьев Стpугацких на «Аэлите-90» в Свеpдловске с целью удовлетвоpения своих моpальных и матеpиальных потpебностей и наклонностей.


Дополнение от 4 мая 2016 года: Я-таки, хотя и интуитивно, но правильно назвал эту главу... Прочитал у Дм.Быкова о М.Горьком и сообразил... убедился, что имморализм таки органически присущ строителям социализма - никакого "человеческого лица" тут не может быть в принципе!.. Вот две фразы из этого быковского текста:

Цитата:
Каприйская школа Горького, развивавшая идеи рукотворной религии и социализма с человеческим лицом, была раздавлена Лениным большинство рабочих-активистов он переманил к себе в Лонжюмо, где тоже учил, но уже без всякой религии; религия у него была одна борьба, и Горький в десятые годы с ним из-за этого крепко ссорился, но никогда не рвал до конца. Они были друг другу необходимы: Горький был крупнейшим моральным авторитетом в России и Европе, он придавал большевикам необходимый вес, а Горький интуитивно чувствовал, что из всех политических сил России будущее есть, пожалуй, только у большевиков, поскольку в стране, где закон никогда не работает, побеждают те, у кого меньше моральных ограничений.
Страна, где закон никогда не работает - вот, что такое Россия! Ну, как же тут без имморализма?!.. Конец дополнения от 4 мая

Последний раз редактировалось VladRamm; 04.05.2016 в 20:33. Причина: Дополнение
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 05.10.2015, 20:15
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Валерий Соловей: По ту сторону морали и рациональности

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Валерий Соловей.1.jpg
Просмотров: 180
Размер:	18.1 Кб
ID:	16464Две беды России - имморализм и дефицит здравого смысла

Приятель спросил меня, что я думаю о нашумевшем "письме Кашина".

Думаю, что оно верное по содержанию и смешное по амбиции. Попытка российского журналиста предстать в роли моралиста выглядит столь же смехотворной, что и претензии актера на искренность.

К сожалению, в стране вообще отсутствуют моральные авторитеты. За исключением, да и то в незначительной степени, церкви.

Но эти авторитеты нам излишни. Россия - страна победившего имморализма. Она не аморальна, а вне морали, моральные категории значительной части общества попросту не внятны, да и не нужны. И это очень хорошо заметно по массовому отношению к войне на Украине.

Подобные общества могут безбедно существовать и даже процветать. Если бы не другая беда - острый и вопиющий дефицит здравого смысла. Что наглядно воплотилось в массовом отношении к войне в Сирии.

Незаметно для себя мы оказались по ту сторону морали и рациональности. И выбираться из этой пустыни нам придется очень долго.

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=56128CB286E79
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 18.10.2015, 22:24
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Евгений Ихлов: Кому нужно мракобесие?

Нажмите на изображение для увеличения
Название: portraits_0203_Ihlov_min.jpg
Просмотров: 182
Размер:	52.7 Кб
ID:	16554Нажмите на изображение для увеличения
Название: 5623B251113F4.jpg
Просмотров: 179
Размер:	50.9 Кб
ID:	16555 Политическим группировкам, монополизировавшим власть, защищающим их монополизм силовикам и вовсю пользующимся этим монополизмом предпринимателям, мракобесие (культурная изолированность, агрессивная архаичность и вульгарность) ПОЛЕЗНО для удержания господства. Такое свойство "закатных" режимов - большевики* двадцатых и реформаторы девяностых, напротив, очень успешно правили, поощряя самые смелые интеллектуальные и художественные эксперименты и новации.

А НУЖНО мракобесие простым и бедным, убогим людям, которые хотят сохранить иллюзию стабильного мира (они видять его исключительно в классициских образов). Они - социально предельно атомизированные недоличности - жаждут найти себя в слиянии с Государством, Нацией, Церковью... Но главное - они хотят остановить историческую динамику, которая беспощадно разрушает их маленькие привычные миры, лишает их существование смысла. Они очень боятся презрения своей убогости и пошлости со стороны своих детей и внуков.

Они - эти "простецы" инстинктивно понимают, что если в культуре Вадим Сидур считается гением, то статуй киевского кагана между домом Пашкова и Кремлем - оскобляющее столицу убожество. А если этот статуй - символ национальной сакральности и государственного величия, то работы Сидура - разрушающее ценности идеологическая диверсия.
__________________________________________________ ____

* Большевики преследовали два направления - апологию добольшевистской патриархальной жизни, сделанную в форме, понятной простым людям; и попытки создать интеллектуальную лабораторию для выращивания русского фашизма - единственной на тот момент актуальной альтернативы коммунизму.

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5623A99A68F30

Последний раз редактировалось VladRamm; 19.10.2015 в 01:51.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 13.11.2015, 06:31
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию

Читая... без преувеличения можно сказать: "великую"... книгу Уильяма Ширера "Взлёт и падение Третьего Рейха" (особенно страницы, непосредственно связанные со становлением фюрера: философия, декларации, идеи и т.п.), всё более и более убеждаюсь, что эта книга очень полезна для понимания великого Пу и его "соловьёв". Вот из книги первой "Приход Гитлера власти", последняя глава "Воззрения Гитлера и истоки Третьего Рейха" (стр. 137-138):

Цитата:
В высказываниях Гитлера сквозит мысль, что лидер, наделенный высшей властью, выше морали ординарной личности. Тех же взглядов придерживались Гегель и Ницше. Мы приводили уже довод Гегеля, что "личная добродетель" и "неуместные моральные устои" не должны стоять на пути великих правителей и никого не должно коробить, если герои, выполняя свой долг, сомнут или "раздавят" множество невинных цветков. Ницше с присущим ему выразительным преувеличением идет дальше: "Сильных людей, владык в душе обуревают чувства хищных зверей; радость переполняет чудовище, когда приходится сталкиваться с убийством, поджогом, насилием и пытками, и это вселяет в сердца не меньшую радость, а в души - не меньшее удовлетворение, чем обычная студенческая шутка... Если человек способен командовать, если он от природы "хозяин и владыка", если он неистов в своих поступках и жестах, что значат для него писаные законы?.. Чтобы правильно оценить мораль, ее надо заменить двумя понятиями, заимствованными из зоологии: укрощение животного и выведение особой породы".

Подобные учения, доведенные до крайности Ницше и восторженно встреченные многими немцами, судя по всему, оказали сильное влияние на Гитлера. Гений, выполняющий предназначенную ему миссию, выше закона; его не может связывать "буржуазная" мораль. Таким образом, когда настало время активных действий, Гитлер уже знал, чем оправдать такие жестокие, леденящие кровь деяния, как подавление свободы личности, грубая практика рабского труда, ужасы концентрационных лагерей, кровавая расправа над своими сторонниками в июне 1934 года, убийства военнопленных и массовое истребление евреев.
Это же чистая Маруся Климова!.. Причём, я подозреваю, что это не Гитлер позаимствовал свои "идеи" у бесподобной Маруси - с одной стороны, ему хватало Гегеля, Ницше и нескольких других философов (У.Ширер рассказывает о них, а я воздержусь), а с другой - Гитлер закончил свой жизненный путь до того, как Т.Н.Кондратович (не говоря уж о Марусе Климовой!) родилась... Как-то всё было иначе...

Последний раз редактировалось VladRamm; 13.11.2015 в 07:08.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 22.07.2016, 20:01
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Эмпатия у животных

В подтверждение беспомощности... и даже убогости "идеи" Маруси Климовой об отсутствии эмпатии (морали) у животных; и как следствие "природного имморализма" целесообразности отмены каких-либо моральных ограничений для людей, нашёл я (наткнулся на) следующую статью (автора не установил):

Эмпатия у животных

Раздается 30-секундный гудок. В этот момент по лапам лабораторных мышей бьет электрический ток. Бьет в течение всего двух секунд и не очень сильно - 0,5 миллиампера, - но ощутимо. И так несколько раз. У мышей развивается условный рефлекс: они начинают бояться гудка. Услышав его, мыши замирают на месте, а вшитые датчики показывают, что даже сердца у них бьются медленнее. За мучениями своих сородичей из соседней клетки наблюдают мыши двух разновидностей: белые и темно-серые. Они слышат сигнал и писк, но их самих током не бьет. Потом окажется, что серым этого достаточно, чтобы у них тоже выработался условный рефлекс. Белым - нет.

Мыши этих двух разновидностей различаются не только окрасом. Известно, что серые общительнее белых. Эта особенность, как и цвет шерстки, передается по наследству. Эмпатия - способность к сопереживанию - тоже отчасти имеет генетическую природу, утверждает профессор Гарет Лахвис из Университета Висконсин-Мэдисон. Его опыты с мышами и током стали первым экспериментальным подтверждением этого тезиса. В статье Лахвиса, только что опубликованной в журнале PLoS ONE, речь идет только о мышах. Но логично предположить, что эмпатия зависит от генов и у других млекопитающих, в том числе у человека. «Пока мы не знаем, какие гены влияют на способность сострадать и сколько их, - говорит Лахвис, - но наши данные доказывают: эмпатия наследуется».

Если Лахвис прав, значит, сострадание выгодно с эволюционной точки зрения. Иначе бы естественный отбор стер эту способность. «Теория эволюции предсказывает успех самым конкурентоспособным, - говорит Лахвис. - А животному, которое способно понять чувства другого, проще быть конкурентоспособным». Ему проще решить, как поступить: вступать с этим другим животным в борьбу, помочь ему, игнорировать.

Для тех видов, которые живут группами, это умение особенно важно. Внимание к чужим чувствам повышает сплоченность группы и ее выживаемость. Профессор Университета Колорадо Марк Бекофф приводит в пример стаю волков. Эффективность координации и общения между членами стаи - залог успешной охоты, воспитания молодого поколения и защиты территории. А для всего этого полезно знать, что чувствуют другие.



Впервые тот факт, что к сочувствию способны не только высшие приматы, но и другие животные, опытным путем доказали два года назад ученые из Лаборатории генетики боли канадского Университета Макгилла. Руководитель лаборатории Джеффри Моджил вводил мышам раствор, который вызывал тридцатиминутный приступ боли в желудке. Оказалось, что, если мучить двух мышей одновременно, они страдают сильнее, чем если колоть их поодиночке. Тот же эффект наблюдался и при нагревании пола клетки: мыши, наблюдавшие за муками соседа, быстрее реагировали на ожог.

Генетик Моджил доказал, что каналом передачи информации в этом случае является зрение. Эффект наблюдался, если мыши были глухими, если они были искусственно лишены обоняния и не могли дотронуться друг до друга. Эффект исчезал, когда мышей разделяли непрозрачной перегородкой. Сопереживание иногда достигало такого уровня, что у мышей, которых не кололи, возникали рефлекторные подергивания, когда вводили раствор соседу. Впрочем, для этого нужно было мышей «познакомить» - держать их в одной клетке на протяжении как минимум двух недель.

«Это крайне важный результат, - писал тогда Франс де Вааль, биолог из Университета Эмори, - он откроет глаза тем, кто думает, что эмпатия свойственна только нашему виду». Но не все согласны с такой трактовкой эксперимента. Например, Наталья Кудрявцева из Института цитологии и генетики РАН считает, что в этих экспериментах животные реагировали скорее не на страдания партнера, а на стрессовую ситуацию. «У мыши, которой причинили боль, меняется поведение, от нее исходят звуки боли, а они сигнализируют об опасности, - говорит она. - Приборы фиксируют страх и тревогу наблюдателя, но не сопереживание». Впрочем, в январе этого года результаты экспериментов Моджила подтвердили итальянские ученые.

Де Вааль описывает случаи сочувствия и у слонов. В одном из заповедников Таиланда местные жители застали как-то утром следующую картину: повредившая ногу слониха лежала в грязи, а другая безуспешно пыталась помочь старшей подруге. Люди попробовали отогнать здоровую слониху, чтобы та не мешала им поднять веревками пострадавшее животное, но ничего не получалось. Наталья Кудрявцева находит другое объяснение и этой истории. «Есть ведомый и ведущий, это закреплено в поведенческом стереотипе, - говорит она. - Ведущий упал. Ведомый не знает, что ему делать, стоит и ждет. Когда-то он видел, что в таких случаях помогали подняться, и делает то же самое. Это сопереживание? Скорее стремление разрешить ситуацию для себя».

Но есть ведь и примеры бескорыстной помощи. Один такой случай описала директор Центра спасения койота в Индиане Сеанн Ламберт. Она увидела, как две мыши попали в ловушку и не могли выбраться. Ламберт положила мышам крышечку с водой и кусочек еды. Одна смогла доползти до пищи, а вторая была настолько истощена, что даже не встала. Тогда более сильная подруга пододвинула к ней крышку и поделилась едой.

По мнению профессора психологии Университета Мичигана Стефани Престос, эмпатия развилась благодаря конструкции нервной системы, которая, в свою очередь, предопределена генетически. Состояние того, за кем мы наблюдаем, активирует подобное состояние в нашей собственной нервной системе. Это самый экономный способ анализировать свои и чужие действия. «Когда я вижу, что вам больно, у меня активируется часть мозга, ответственная за субъективное ощущение боли», - объясняет Престос. Это приводит к тому, что мы можем буквально чувствовать состояние другого человека как свое. Например, матери очень чутко воспринимают эмоциональное состояние детей и реагируют на младенческий крик или изменение мимики ребенка.

В конце января этого года французские ученые под руководством Николаса Данцигера из парижского госпиталя Питье-Сальпетриер выяснили, что человек может сострадать, даже не имея болевого опыта. Они пригласили тринадцать пациентов с врожденной нечувствительностью к боли. Это редкий и опасный недуг: не ощущая боли, люди не замечают порезов и ожогов, не чувствуют начала кариеса, могут откусить себе часть языка и вообще плохо защищены от увечий.

И этим пациентам, и здоровым людям показывали пугающие фотографии. На одних палец отрезался садовыми ножницами, на других лицо искажалось гримасой боли. Мозговую активность обеих групп отслеживали с помощью магнитно-резонансной томографии. И у обычных людей, и у тех, кто боль не чувствует, активировались области мозга, ответственные за боль. У людей с генетическими отклонениями «включались» еще и другие участки мозга. Вероятно, эти дополнительные участки играли роль посредника, помогая нечувствительным к боли людям реагировать на чужие страдания почти так же, как реагируют здоровые.

«Мы не единственные носители морали», - говорит Марк Бекофф из Университета Колорадо. Он вспоминает про опыты, в которых мышь отказывалась нажимать на рычаг, видя, что другая мышь получает при этом удар током. «Животные тоже невероятно искусные общественные личности. Они могут создавать сложные сети отношений и жить по правилам, которые поддерживают социальный баланс», - считает ученый. Если выводы Гарета Лахвиса верны и эмпатия у людей и животных действительно имеет генетические корни, это подтверждает, что наши нравственность и мораль тоже имеют естественное происхождение.

источник: http://www.runewsweek.ru (Это Daily Beast. Там по-английски)

http://scisne.net/a-146
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 04.12.2017, 21:30
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 21,964
По умолчанию Яков Кротов: Милосердие а ля рюсс

Название: Яков Кротов.1.jpg
Просмотров: 186

Размер: 63.4 КбЕсть добро, есть зло, а есть сатанинское добро. Вот это и есть суть ленинизма. Превращение жизни в чёрную дыру. Всё отобрать, сосредоточить все ресурсы в руках начальника концлагеря и начать распределять. Точнее, начальник концлагеря не распределяет. Он начальствует над распределением. Распределяет же пахан в камере. Бывают хорошие паханы, правильные, они по совести делят, бывают жадные. Но они одинаково — паханы. Распределяют, но внимательно следят, чтобы распределение шло не за счёт начальника концлагеря, а за счёт ботаников, очкариков, умников, слишком прытких, вякающих, непокорных.

Это во времена Христа детишки ели за столом и проказничали, бросая хлеб — святое! — поганым, нечистым собакам под столом. В России нашего времени за столом — надзиратели с овчарками, и они из своих мисок подкармливают пьяниц, блудниц, воров. По мере необходимости подкармливают и учёных, и учителей, и врачей, но — нехотя, эти ведь им по духу чужие, потому что дух надзирателей есть дух насилия и невежества, как и дух пьяниц, блудниц, воров. Чтобы в России иметь право на подкормку, надо быть идиотом, пьяницей, вандалом, бомжом. Нельзя быть диссидентом, правозащитником, да просто честным и умным человеком, таковые — иностранные агенты, наши люди так не живут. Страшное дело — российское милосердие. Танкист расстреливает дом с чеченской семьёй, все погибают, только котёнка вышвыривает под гусеницы танка. Танкист останавливается и заботливо отряхивает котёнка. Котёнок ему не страшен — отличный объект для милосердия.

Конечно, при этом всё время растёт разруха, дефицит, нищета — для нечистого всё нечисто, и для этих алярюссов рост нищеты отличная причина ещё на кого-нибудь напасть, чтобы было, что распределять. Чёрная дыра стремится заглотить всю планету.

http://krotov.info/
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 03:36.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot