Форум Демократического сетевого сообщества  

Вернуться   Форум Демократического сетевого сообщества > Золотой фонд общественно-политической публицистики

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 22.03.2021, 18:11
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 26,103
По умолчанию Non/fiction перебздел-с...

Название: 6058B63D2033D.jpg
Просмотров: 752

Размер: 62.7 Кб
Non/fiction отказался презентовать книгу Киры Ярмыш

Руководство книжной выставки-ярмарки Non/fiction отменило презентацию дебютного романа пресс-секретаря Алексея Навального Киры Ярмыш "Невероятные происшествия в женской камере №3". Об этом сообщают "Открытые медиа" со ссылкой на представителя ярмарки Виталия Когтева.

Причины отмены не сообщаются.

22 марта главный редактор издательства Corpus Варвара Горностаева сообщила в Facebook, что руководство Non/fiction негласно попросило издательскую группу "Эксмо-АСТ", в которую входит Corpus, отменить презентацию книги Ярмыш.

"Аргумент вечный: мы должны сохранить ярмарку любой ценой, а выступление на ней оппозиционеров, да еще пресс-секретаря Алексея Навального, ставит существование ярмарки, важной культурной институции, под угрозу", — рассказала Горностаева.

Открытые медиа

http://www.kasparov.ru/material.php?id=6058B1D66A117


Современная русская литература Полиция задерживает Аню на антикоррупционном митинге, и суд отправляет ее под арест на 10 суток. Так Аня впервые оказывается в спецприемнике, где, по ее мнению, сидят одни хулиганы и пьяницы. В камере, однако, она встречает женщин, попавших сюда за самые ничтожные провинности. Тюремные дни тянутся долго, и узницы, мечтая о скором освобождении, общаются, играют, открывают друг другу свои тайны. Спецприемник — особый мир, устроенный по жестким правилам, но в этом душном, замкнутом мире вокруг Ани, вспоминающей в камере свою жизнь, вдруг начинают происходить необъяснимые вещи. Ей предстоит разобраться: это реальность или плод ее воображения? Кира Ярмыш — пресс-секретарь Алексея Навального. "Невероятные происшествия в женской камере № 3" — ее первый роман.

Аудиовариант: https://kuchaknig.org/avtor/kira-yar...ere-3-2646077/

ИЗ КОММЕНТАРИЕВ:


Цитата:
Есть такие авторы, которые одним своим именем на обложке книги формируют определенные ожидания, и пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш, конечно, из их числа. Даже не открывая ее дебютный роман, читатель может без труда выдвинуть рабочую гипотезу о том, что ждет его внутри: конечно, политика, протесты, автозаки, задержания, насилие и властный произвол — о чем еще, в самом деле, может писать человек, находящийся в сердце российской оппозиции.

И хотя первые несколько страниц дебютного романа Ярмыш подобному прогнозу, в общем, соответствуют (девушку Аню, задержанную на антикоррупционном митинге, привозят в спецприемник отбывать десять суток), «Невероятные происшествия в женской камере № 3» — тот случай, когда любые наперед заготовленные оценки, ироническое негодование или, напротив, горячую поддержку лучше приберечь до лучших времен. Как бы вы ни относились к Алексею Навальному и его команде и чего бы в связи с этим ни ожидали от книги его пресс-секретаря, роман Киры Ярмыш про другое.

Двадцативосьмилетняя Аня оказывается сначала на митинге, а потом и в камере в результате цепочки довольно случайных и в то же время очень понятных событий. Сначала ее, абсолютно аполитичную студентку МГИМО, после института отказываются брать на работу в МИД — причиной тому становятся эротические фотографии, сделанные во время ночной оргии в общаге и опубликованные журналом «Афиша» аккурат перед самой защитой дипломов. Затем происходят выборы, и по-балетному легкая победа на них «партии власти», к которой у Ани не то, чтобы серьезные претензии — скорее просто надоела, заставляет героиню впервые задуматься о политике как таковой.

Первый поход на митинг, о котором Аня узнает едва ли не случайно, создает эмоциональную связь не с идеями даже, лежащими в основе оппозиционного движения, но с другими людьми, думающими и чувствующими схожим образом. Единожды испытав это объединяющее тепло и понемногу втянувшись, Аня начинает ощущать себя «бывалой оппозиционеркой» — теперь знамя борьбы бросить уже как-то неловко. Ну, и закономерный итог всего этого — очередной несанкционированный митинг, автозак, ОВД, суд и приговор: кого-то нужно посадить на десять суток, и этим кем-то случайно оказывается Аня.

Большую часть сказанного выше мы узнаем из флэшбеков — благо жизнь в камере оказывается не кошмарной, как ожидала Аня, а просто беспробудно скучной, и в силу этого располагает к воспоминаниям. Режим в спецприемнике не мучительный, еда сносная, работать не заставляют, матрасы удобные, полицейские — по большей части нормальные и незлые люди. Не слишком комфортно жить без душа, телефоны выдают всего на 15 минут в день, да никогда не затыкающаяся радиоточка под потолком бесит, но все остальное совершенно не соответствует паническим Аниным ожиданиям. Даже соседки (их образы Ярмыш конструирует с большой писательской щедростью и любовью) оказываются не мрачными уголовницами, а самыми обычными добродушными дурехами — трое сидят за езду без прав, одна не платит алиментов на дочь, и еще одна обматерила на улице мента.

Однако довольно скоро сквозь морок дремотного существования в камере начинает проступать сумрачная и мистическая подоплека. Аня видит странные сны, ее соседки — самые обычные, прозаические и безвредные — внезапно предстают в образах жутковатых и величественных, а в их тривиальных жизненных историях понемногу проявляется общий зловещий узор, неожиданным образом включающий в себя и Анину судьбу. Героиня мечется между двумя равно возможными вариантами: либо от безделья и изоляции она потихоньку сходит с ума, либо ее нахождение в камере № 3 неслучайно, и в ее руках в самом деле сосредоточено какое-то темное могущество.

Эта трансцендентная власть — то ли подлинная, то ли воображаемая — буквально на последних страницах романа взрывается мощнейшей метафорой, вновь возвращающей читателя к стартовой точке — к природе взаимоотношений человека и государственной машины в сегодняшней России. И суть их, по версии Ярмыш, состоит не в ненависти и антагонизме, как кажется многим, а в беспредельном взаимном раздражении и усталости. Тюрьма, в которую попадает героиня, оказывается своего рода моделью сегодняшней России, где вполне можно жить и пожаловаться, в общем, не на что (даже о походе в душ вне очереди можно договориться — конечно, если смена в этот день добрая), но только совсем нет воздуха, движения, света. И тот сомнительный с точки зрения традиционной этики порыв, которому Аня поддается в финале, великолепно иллюстрирует реакцию общества (по крайней мере, заметной его части) на застывшее существование в этом комфортном, сонном и затхлом пространстве.

Книга Киры Ярмыш без зазора укладывается в рамки, обозначенные понятием «актуальный роман». Даже если отвлечься от собственно политической тематики, на страницах «Невероятных происшествий» можно найти отражение проблем, которые сегодня считаются самыми важными и обсуждаемыми в публичном поле. Отношения в семье и травмы взросления (у Ани совершенно обыденная и при этом довольно грустная семейная история), сексуальная идентичность (в университете Аня переживает сложный и болезненный «роман на троих», а одна из ее соседок по камере не считает себя лесбиянкой, но живет в паре с девушкой), харассмент (на практике в МИДе к героине цинично и нагло пристает начальник) — все это так или иначе всплывает в ходе вынужденно неторопливых и обстоятельных размышлений героини в камере.

Однако то, что у многих других литераторов, деятельно отрабатывающих «актуальную проблематику», выглядит искусственным и натужным, у Киры Ярмыш получается словно бы само собой, естественно и органично. Подлинная актуальность всегда находится у автора внутри: только она может стать строительным материалом для по-настоящему яркого и целостного литературного высказывания. То, что для многих остается внешним, формальным, занятным (но и только), для Ярмыш — внутренняя непосредственно переживаемая реальность, важная, горячая и эмоционально наполненная. И именно это счастливое совпадение внешнего и внутреннего, общественной повестки и собственных интересов, позволяет ей переплавить сюжеты, словно бы заимствованные из досужих препирательств в социальных сетях, в текст одновременно очень личный, глубоко универсальный, очень увлекательный и подлинно актуальный — без всяких неловких кавычек.
Цитата:
Эта книга не нон-фикшн, а полноценное художественное произведение о нахождении в Спецприемнике, но написан роман по мотивам реального ареста Ярмыш за участие в митинге. Автора вдохновил на книгу Алексей Навальный, у которого Ярмыш работает (или работала) пресс-секретарем. После своего месячного заключения она рассказывала интересные истории, которые произошли с ней в женской камен и о судьбах женщин, с которыми она там познакомилась. Алексей предложил написать Ярмыш книгу, и она очень мудро поступила и не стала писать нон-фикшн, а превратила свою историю в роман с героиней по имени Аня в главной роли, добавила немного магического реализма. Я слушала книгу в аудиоформате в начитке самой Киры Ярмыш. Именно в этом формате я рекомендую знакомится с книгой, потому что Ярмыш очень выразительно и эмоционально читает, даёт всем своим героиням собственные голоса. Слушать книгу особенное удовольствие. Но финал книги меня не очень устроил. Осталось такое чувство, что должна быть ещё одна глава, хотя логически книга закончилась.
Цитата:
Волшебства не бывает, бывают проделки мозга. Шизофрения бывает. Честно говоря, когда увидела книгу в анонсе к изданию, то первая мысль — надо купить. И моего внутреннего читателя совсем не волновало, что тема не моя, это я еще внимание на автора не обратила... Не знаю, вот может из-за того, что выполз внутренний читатель и уперся, хотя он редко подводит, и приобрела роман. Знаете — не прогадала) Полиция задерживает Аню на антикоррупционном митинге, и суд отправляет ее под арест на 10 суток. Впервые оказавшись в спецприемнике, где, по общему заблуждению, сидят только пьяницы и наркомы, Аня сталкивается с суровой реальностью. Не, соседки попались вполне сносные, и даже в столь замкнутом пространстве они находят светлые, на сколько возможно, моменты. Увы, но дни тянутся целую вечность и сознание решило сыграть злую шутку... Магический реализм, который в начале немного воспринимался странно, (не вина Киры, у меня с магическим реализмом большие проблемы), в конечном итоге удачно вписался. Книге даже присущ юмор, который не такой деликатный, но — настоящий))) Короче, дело к ночи, для дебютной работы — очень хорошо!
Цитата:
Еще только берясь за книгу, я мысленно уже ставила ей 5 баллов. Почему-то присутствовала симпатия и уверенность в том, что автор не подведет. Однако все оказалось иначе. Прямиком с митинга Аня попадает в спецприемник. Место, которое многим кажется ужасным и невыносимым. На деле оказывается, что человек ко всему привыкает и в камере в принципе можно жить. "Санаторий"- так метко охарактеризовывает место одна из сокамерниц, сожалея, что ее срок подходит к концу и пора возвращаться домой. А теперь подробнее об обитателях камеры. Нас ожидает знакомство с самыми разными персонажами. Вот девушка с низкой социальной ответственностью, в общем-то безобидна, задержана за езду при аннулированных правах, это, кстати, одно из самых распространенных нарушений. Вот женщина, которая не платит алименты на своего ребенка. У нее нет возможности устроиться на работу, потому что алкоголь в ее жизни играет первостепенную роль. А вот другая девушка, она обматерила сотрудника полиции. Если мы выйдем из камеры, то познакомимся с другими обитателями. Они, как правило, тоже сидят за вождение без прав. Так, молодой человек со вздохом говорит, что всего-то поехал на машине до ближайшего магазина за "бухлом" и очень сокрушается, что остановили его, когда "островок безопасности" был уже так близок. Признаться, я удивлена выбранными персонажами. Они не представляются какими-то глубокими или интересными, а их дальнейшее раскрытие лишь подтверждает тезис о том, что случайность- частный случай закономерности и, что все происходящее в их жизни- результат собственных действий. И они оказались бы в спецприемнике не сегодня, так завтра, ну или через месяц. И я не хочу понимать или сочувствовать людям, сознательно идущим на нарушение, потому что безнаказанность в малом порождает вседозволенность в большом. Главная героиня Аня, которой ты поначалу сочувствуешь из-за абсурдности предъявляемых ей обвинений, в дальнейшем тоже не вызывает симпатии. Она выглядит незрелой, а ее рассуждения слишком поверхностны. Этот роман называют актуальным и современным. На мой взгляд, он настолько актуальный, что градус этой самой актуальности можно было бы и поубивать. Тут вам и гомосексуальность и наркомания вкупе с алкоголизмом и попытка изнасилования и приставания на работе и рассуждения о коррупции. Как там у Толстого? Все смешалось в доме Облонских. Так и здесь. Хотя проблема даже не в попытке объять необъятное, знаем-знаем произведения, в которых авторы умело рассуждают о самых разных вопросах. Но ключевое- умело. Рассуждения главной героини выглядят по-детски наивными и больше раздражают, нежели нацеливают читателя на диалог. По какой бы теме не высказывалась героиня, все заканчивается банальным провозглашением лозунгов. Коррупцию- победить, женщин- не бить, к женщинам на рабочих местах- не домогаться! Ну так себе прием в художественной литературе. Радости от прочтения не добавляет и слог. В ситуации, когда в принципе очевидно "о чем" будет писать автор, на первый план выходит "как" это будет описано. Топорно, вот как. Язык повествования слишком простой, до безобразия. Хотя кто-то говорит, что это даже хорошо, мол не отвлекает от знакомства с персонажами (будто эти две вещи не взаимодополняемые, а взаимоисключающие друг друга...) На моей памяти, это первая книга, в которой я не нашла ни одной мысли или фразы, ни одной авторской позиции, которая бы могла понравиться или нет, но которая точно бы обратила на себя внимание. Есть лозунги и есть прописные истины, большего не дано. Это особенно удручает, когда читаешь о том, что роман признают чуть ли не лучшим произведением ушедшего года, объективно показывающим современную реальность. Так и хочется спросить, а как же Ольга Славникова, как же Сергей Кузнецов, которые блестяще описали проблему столкновения человека с государственной машиной? Описали честно, жестко и без розовых очков. "Факультет ненужных вещей" Домбровского или трилогию "Дети Арбата" Рыбакова, наверное, вообще не стоило бы упоминать, если бы не одно "но". Как-то так получается, что произведения этих писателей живее и актуальнее только что изданных работ. Несправедливость, которую показывают авторы пробирает и парализует. Современность, показанная в этом романе раздражает и вызывает отторжение. Прежде всего из-за своей однобокости. Но каждому свое.
Цитата:
Россия в глазах современного автора Прочитав случайно в 6 классе "Записки из подполья" Ф. М. Достоевского, я приняла твёрдое решение никогда больше не браться за истории, связанные с заключением и тюрьмами. Совершенно случайно узнала о том, что Кира Ярмыш написала художественное произведение, и вот мы здесь. Завязка сюжета вполне простенькая: девушку Аню, выпускницу МГИМО, из приличной семьи, сажают на 10 суток административного ареста "за митинг", как она сама будет не раз объяснять. В камере она знакомится с пятью другими женщинами и узнаёт их историю, уживается с ними, попутно рефлексируя о своём прошлом. Мой страх длинных авторских отступлений о тягостях тюремной жизни не оправдался, потому что печальную обстановку и сюжет заполнили собой яркие женские образы, абсолютно разные, но в то же время такие близкие и знакомые, ведь хотя бы один из характеров, представленных в книге, мы узнаем в ближайшей подворотне, настолько собирательными они являются. Тем не менее, по этим образам можно составить не лучшее мнение о судьбе женщины в стране: они также спиваются и наркоманят, отдаются за копейки и алкоголь, встречаются с непониманием, вынуждены быть униженными полицейскими, быть "вещью" или товаром для мужчины, чтобы жить в богатстве. В книге Ярмыш есть нотка волшебства, она добавляет загадочности в историю и разбавляет монотонность изображенных дней в заключении. Было очень интересно по крупицам собирать информацию и пытаться понять, как это всё связано между собой. Главная героиня меня зацепила: умная, внимательная к деталям, нетерпимая к несправедливости, но и у неё в её прошлом много всего захватывающего. Не ждите, что это политическая книга, здесь ничего нет. Автор как может максимально обходит темы, связанные с митингами и коррупцией, но только для того, чтобы не пустословить, а нарисовать правдивую картину тюремной системы в нашей стране, которая для людей, умеющих анализировать, расскажет в несколько раз больше. Да и не только тюремной системы, впрочем. В целом, захватывающая книга, может не отпускать, тем более, что слог у К.Ярмыш легкий и пишет она ёмко и красиво.
Цитата:
у меня совсем нет веры в современную российскую прозу, совершенно. абсолютное ее большинство — уныло, дурно написано, пропагандирует хрень. плюс там сексизм, мизогиния, гомофобия и прочие вещи, которые я не очень не люблю, но могла бы потерпеть — если бы не вторая часть предыдущего предложения. когда же оно плохо что содержанием, что формой — тогда совсем смысла нет, конечно. исключение раз — прекрасный постмодерн ты так любишь эти фильмы, фигль-мигль. исключение два — эта книга. полиция задерживает аню на антикоррупционном митинге в москве. всех отпускают, а аню арестовывают и дают десять суток, которые ей нужно отбывать в спецприемнике. аня боится, что там будет жуткая жуть, но там скорее все похоже на детский лагерь, и полицейские не такие уж ужасные, и соседки — тоже, сиди себе, читай книжку и думай. этим аня и занимается — литературно вспоминает свою жизнь, размышляет о всяком, от феминизма до политики, болтает с соседками, слушает их истории, знакомится с непривычными взглядами на жизнь. еще это магический реализм. насчет него я не особенно уверена, не думаю, что он делает книгу лучше — но и хуже тоже не делает, так что по этому поводу мне нечего сказать. зато меня бешено впечатлило! что наконец! омфг, я уже думала, что такого не встречу! книга, где большинство — персонажки, и все они разные, проработанные, сложные — и нормальные!!! это не женщины из серии — о, смотрите, я наделала женских персонажей, дайте мне ачивку. это не эти жуткие внечеловеческие персонажки, которые все такие особенные и не такие. это не женщины, в которых столько мизогинии, что читать страшно. соседки ани и она сама — обычные, по меркам современных российских реалий, женщины, которые болтают на нормальные для них темы, думают о простых вещах и — серьезно, это настолько единороговое чудо, что нужно присесть — они относятся друг к другу с симпатией. все они разные — круги, общение, образование, возраст — их объединяет только пол, и он же и является связывающим элементом. (какой кошмар, а, что мне хочется умиляться, что в книжке о камере в спецприемнике женщины друг друга не ненавидят). они не подозревают друг друга из-за пола, это не вызывает ни конфликтов, ни неприязни, наоборот — другая женщина по умолчанию является симпатичной, даже если не особенно нравится, интересна, даже если становится предметом шуток. в героинях невероятных происшествий нет мизогинии — и как же это прекрасно! итого — куча годных персонажек в кадре плюс адекватная рос действительность миллениалов, правда, реалистичная — чудо расчудесное, обязательно надо брать. язык, темп, композиция — все нейтрально-адекватное, поэтому приятное. здесь нет никаких изысков формы, и это хорошо, будь они, отвлекали бы от персонажек, а не надо (и скорее всего портили бы дело, и так из-за композиции иногда проседает темп). второстепенные персонажи — славные. снова — они разнообразные, и среди них тоже нет никаких идеальных людей, но это не жуткий ад в духе дарьи бобылевой или глуховского, от которого омерзение охватывает. хорошие люди здесь — нормальные, плохие — тоже, средние — так вообще. и вещи, о которых говорят героини или вспоминает аня, — отношения с родителями, любовные, работа, насилие, дружба, политика, быт, все это — оно местами страшное, местами очень знакомое, грустное, или забавное, или удивительное, или возмутительное — и все время в пределах нормы. это не жуткий все-тлен, в который невозможно поверить. не идиллическая хрень, в которую поверить даже сложнее. это обычная жизнь — где случается всякое, но это всякое впервые не вызывает у меня сомнений. если со мной такого не было, то было с теми, кого я знаю, о ком читаю в новостях, кого читаю в соцсетях. реализм в содержании, не в форме — и очень славный реализм. я не хочу пересказывать фабулу, не хочу комментировать темы. мне сейчас, знаете, как когда долго общаешься исключительно с мудаками и как-то уже даже расстраиваться по этому поводу перестала, а тут встречаешь адекватную собеседницу, и хочется ей на шею броситься — мне от этой книги так. если нужно что-то вменяемое, про женщин и на русском — очень и очень рекомендую.
https://www.livelib.ru/book/10054622...3-kira-yarmysh

Последний раз редактировалось VladRamm; 22.03.2021 в 18:25.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 22.03.2021, 20:26
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 26,103
По умолчанию Non/fiction перебздел-с.2...

Название: Кира Ярмаш.1.jpg
Просмотров: 101

Размер: 126.3 Кб
Московская книжная ярмарка отменила презентацию романа пресс-секретаря Навального Киры Ярмыш

Руководство ежегодной книжной выставки-ярмарки Non/fiction отменило запланированную презентацию дебютного романа пресс-секретаря Алексея Навального Киры Ярмыш. Выставка должна состояться в Гостином дворе рядом с Красной площадью. Официальные причины отмены презентации не называются.

Об отмене сообщила главный редактор опубликовавшего книгу издательства Corpus Варвара Горностаева. По ее словам, сначала презентация должна была пройти на самой большой площадке Гостиного двора - Амфитеатре. В феврале организаторы ярмарки сообщили, что перенесли презентацию в маленький Авторский зал.

"А еще через несколько дней мне стало известно, что руководство ярмарки (не экспертный совет, что важно - я убедилась, что это было сделано через голову экспертного совета) негласно попросило руководство издательской группы Эксмо-АСТ, частью которого является Corpus, вообще убрать презентацию из программы, - написала Варвара Горностаева. - Я отказалась и сказала, что если ярмарка считает для себя невозможным участие Киры Ярмыш в программе, пусть напишет нам официальное письмо с объяснением причин такого решения. Разумеется, никакого письма мы не получили".

Факт отмены презентации подтвердил "Открытым медиа" представитель ярмарки Виталий Когтев, не уточняя причины случившегося.

Кира Ярмыш с конца января находится под домашним арестом по так называемому "санитарному делу" - следствие утверждает, что сторонники оппозиционного политика Алексея Навального создали условия для распространения коронавируса, призывая выйти на акции в его поддержку.

На страничке Киры Ярмыш в Facebook появилась запись от ее имени с комментарием отмены выставки. По словам Ярмыш, решение отменить презентацию было принято еще до того, как ей продлили домашний арест и стало понятно, что она не сможет принять участие в ярмарке.

"Самая известная и уважаемая книжная ярмарка в стране сняла мое выступление по политическим мотивам. Потому что я - пресс-секретарь Навального. При этом им, очевидно, стыдно в этом признаться, поэтому они постарались сделать это тайно, - подчеркнула Кира Ярмыш. - Цензура и самоцензура - одно из худших проявлений авторитаризма. Решение снять мою презентацию я считаю подлым и трусливым, и мне очень жаль, что руководство non/fiction выбрали для себя такой путь".

Варвара Горностаева также отметила, что книжная ярмарка non/fiction "создавалась на принципах гуманизма, интеллектуальной честности и независимости - в том числе и от государства". "То, что происходит сегодня, находится в прямом противоречии с ее прежним манифестом", - добавила она.

Книгоиздатель напомнила, что Кира Ярмыш и еще девять человек стали фигурантами "грубо состряпанного "санитарного дела". В связи с этим она "лишена возможности выходить из дома, ей запрещено любое общение, кроме встреч с адвокатами, она не может сама писать и получать письма, пользоваться интернетом и телефоном". "Она поражена в правах, в главном праве человека - праве на свободу. А свобода - это именно то, что и должна отстаивать культура. Книжное сообщество, которое по определению должно стоять на позициях гуманизма, уж тем более должно защищать писателя и отстаивать его право на свободу слова. А что делаем мы как цех? Мы молчим и судорожно ищем основания для своего молчания и соглашательства", - написала Варвара Горностаева.

Роман Киры Ярмыш "Невероятные происшествия в женской камере N 3" вышел в 2020 году. Книга рассказывает историю молодой женщины, которая была арестована после участия в митинге против коррупции.

https://www.newsru.com/russia/22mar2...yshnovela.html

https://www.facebook.com/photo?fbid=...04516332941901

Последний раз редактировалось VladRamm; 22.03.2021 в 23:54.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 23.03.2021, 00:05
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 26,103
По умолчанию

Название: image.jpg
Просмотров: 82

Размер: 96.1 КбВаря Горностаева:

"Эта история очень неприятная, писать об этом мне очень трудно, но я убеждена, что молчать о ней нельзя. У меня просто нет выбора.
Еще до того, как ярмарка non/fiction 2020 года из-за пандемии перенеслась с декабря на март, в ее программе была утверждена презентация романа Киры Ярмыш «Невероятные происшествия в камере №3». Она должна была пройти в Амфитеатре, самой большой площадке Гостиного двора. Примерно месяц назад мы подтвердили ярмарке нашу программу и получили ответ, что презентация Ярмыш перенесена из Амфитеатра в маленький Авторский зал. А еще через несколько дней мне стало известно, что руководство ярмарки (не экспертный совет, что важно – я убедилась, что это было сделано через голову экспертного совета) негласно попросило руководство издательской группы Эксмо-АСТ, частью которого является Corpus, вообще убрать презентацию из программы. Я отказалась и сказала, что если ярмарка считает для себя невозможным участие Киры Ярмыш в программе, пусть напишет нам официальное письмо с объяснением причин такого решения. Разумеется, никакого письма мы не получили.

Аргумент вечный: мы должны сохранить ярмарку любой ценой, а выступление на ней оппозиционеров, да еще пресс-секретаря Алексея Навального, ставит существование ярмарки, важной культурной институции, под угрозу. Я же убеждена, что подобные компромиссы, то есть, называя вещи своими именами – цензура, и есть главная опасность для любой культурной институции. Книжная ярмарка non/fiction, как мы хорошо помним, создавалась на принципах гуманизма, интеллектуальной честности и независимости – в том числе и от государства. То, что происходит сегодня, находится в прямом противоречии с ее прежним манифестом.

Но есть и еще одно соображение, которое кажется мне самым важным в нашей сегодняшней жизни. Речь ведь идет о человеческих жизнях и судьбах. Судьбах людей, незаконно обвиненных в том, чего они не совершали. Kira Yarmysh, как и еще девять фигурантов грубо состряпанного «санитарного дела», лишена возможности выходить из дома, ей запрещено любое общение, кроме встреч с адвокатами, она не может сама писать и получать письма, пользоваться интернетом и телефоном. Она поражена в правах, в главном праве человека – праве на свободу. А свобода – это именно то, что и должна отстаивать культура. Книжное сообщество, которое по определению должно стоять на позициях гуманизма, уж тем более должно защищать писателя и отстаивать его право на свободу слова. А что делаем мы как цех? Мы молчим и судорожно ищем основания для своего молчания и соглашательства. Потому что нам говорят – «Неужели вы готовы потерять лучшую ярмарку в стране? Вы погубить ее хотите? Мы же вне политики, мы культура, а культура вне политики, разве вы не знаете?»

Нет, культура не может быть вне политики, это ложный выбор – или политика, или культура. И чем охотнее мы будем идти на подобные компромиссы, тем вернее погубим то, что и составляет смысл и суть культуры. И погубим всеми нами любимую ярмарку, которая при нашем участии, а вернее при нашем молчании, неминуемо превратится в еще один книжный супермаркет.

Мне очень горько это писать, горько, что эту готовность взять под козырек проявляют люди, которых я знаю очень давно, которых когда-то я считала своими добрыми знакомыми, даже друзьями, и которые уж точно умели различать добро и зло. Но сейчас они способствуют тому, что зла в нашей жизни становится все больше."

https://www.facebook.com/people/%D0%...00001762579664

Последний раз редактировалось VladRamm; 24.03.2021 в 01:54.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 23.03.2021, 13:05
Михаил Михаил вне форума
Участник
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщений: 78
По умолчанию

Культура не может быть вне политики. Это верно. Именно поэтому она всегда находится внутри - по крайней мере, в обществах типа нашего. Разве в советские времена не запрещалось издавать множество книг, а то и целых авторов? И чего же удивляться, что в нынешней РФ политическое руководство страной постаралось воспрепятствовать презентации (всего-то лишь!) уже изданной (!) книжки? Удивляться надо инфантилизму и самобичеванию взрослых людей, рассчитывающих словесным протестом победить вооруженную силу властного произвола, еще далеко не достигшего тех высот своей мощности, на какие (см. историю СССР) он способен.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 24.03.2021, 01:03
VladRamm VladRamm на форуме
Совладелец
 
Регистрация: 20.01.2009
Адрес: Бостон
Сообщений: 26,103
По умолчанию Тамара Эйдельман: Коготок увяз, всей птичке пропасть...

Название: _____________________00002.jpg
Просмотров: 50

Размер: 63.9 КбНацисты не сразу начали депортировать и уничтожать евреев. В первые годы нацистской диктатуры евреям в Германии было жить неприятно, но возможно. Просто регулярно вводились все новые ограничения. Все они были унизительными и мерзкими, но, если рассматривать каждое по отдельности, то выяснялось, что оно не такое уж страшное.

Например, евреям запретили плавать в бассейнах вместе с арийцами. Неприятно? Конечно. Но не каждый же день мы в бассейн ходим. Запретили пользоваться велосипедами — что делать, можно и без них. Запретили держать домашних животных — грустно, но ведь не жизненно важно. И вот так шаг за шагом, уступка за уступкой, сотни тысяч людей покорно двигались к изоляции, погромам, депортациям, газовым камерам. Где бассейн, а где газовая камера — а оказалось, что не такое уж большое между ними расстояние…

Совсем другая история — в 1973 году Ян-Эрик Олссон попытался ограбить в Стокгольме банк и захватил в заложники трех женщин и одного мужчину. Преступник добился, чтобы из тюрьмы освободили его приятеля Кларка Улофсона, и в течение шести дней они не выпускали своих пленников. Когда же полиция наконец освободила заложников, то ни один из них не согласился свидетельствовать против Олссона, они даже начали собирать для него деньги. Так появилось понятие "стокгольмский синдром" — чувство симпатии, а иногда даже любви, которую жертвы начинают испытывать к палачу. Личность жертвы оказывается подавлена и в результате в поисках психологической компенсации люди начинают воспринимать своих мучителей как защитников или справедливых господ.

Говорят, в концлагерях были люди, которые пытались пресечь любую попытку сопротивления или побега — но не потому, что боялись наказания для себя, а потому, что никто не должен доставлять неприятности лагерному начальству. Террористы в Буденновске несколько дней держали в заложниках множество женщин, убивали на их глазах людей, а беременных ставили к окнам как живой щит. Когда заложники были освобождены, то рыдавшие женщины, выходившие из больницы, говорили журналистам: "Они хорошие, они просто хотят свободы для своей страны".

К чему я пишу все эти ужасы? Да очень просто — одна из самых страшных и трагических ошибок, которые могут допустить люди — это решить, что маленькие подленькие уступки помогут им выжить и продолжить жить как раньше. Сделав одну маленькую подлость — пусть ради своего выживания, или ради благородной цели, потом сделаешь еще одну, и еще, и каждую следующую совершать будет легче.

Потом в какой-то момент возникнет еще один психологический феномен — когнитивный диссонанс. Что это я делаю? Это же подлость… И тогда волей-неволей начнет разворачиваться какой-то вариант стокгольмского синдрома. Взбунтоваться и отказаться делать подлости уже трудно, а с самим собой надо жить — значит, проще поверить в то, что это разумное решение, что те, кто заставляли тебя так поступать — правы, уверовать в то, что вчера казалось гнусностью.

Наверное, сейчас руководители книжной ярмарки нон-фикшн недовольны издательством Corpus и Кирой Ярмыш. Ну зачем она написала свою книгу? Что ей не сиделось спокойно? Почему Corpus не согласился отменить презентацию книги Ярмыш? Зачем раздувают скандал? Так и представляю, как сидят приличные люди, морщатся и бормочут: "Ну что, они не могут войти в наше положение?" Сколько раз я слышала эти слова или читала их в молчаливом укоре.

Так просто сделать один маленький шажок, ну не очень страшный, неприятный, но не более того. Дорога в тысячу ли начинается с одного шага.

Тамара Эйдельман

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

http://www.kasparov.ru/material.php?id=6059E9E2C40D6
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 15:27.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot